Тугачинский лагерь как отделение Краслага и его жертвы

Тугачинский лагерь как отделение Краслага и его жертвы


XX ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНКУРС ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ
«ЧЕЛОВЕК В ИСТОРИИ. РОССИЯ - XX ВЕК»
2018-2019 год

ТЕМА КОНКУРСА: ЧЕЛОВЕК И МАЛАЯ РОДИНА
НОМИНАЦИЯ: ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА

Выполнила: Козловская Анна Викторовна, ученица 11 класса МКОУ Тугачинской СОШ Саянского района Красноярского края


Адрес: 663595 Красноярский край Саянский район пос. Тугач ул.Антонова д.25-1
Телефон: 83914239191
E-mail: tugach1@yandex.ru

Руководитель: Алтухова Татьяна Ивановна, учитель русского языка и литературы
МКОУ Тугачинской СОШ Саянского района Красноярского края

Саянский район, пос. Тугач, 2019г

АННОТАЦИЯ

В работе «Тугачинский лагерь как отделение Краслага и его жертвы» представлены материалы об условиях содержания заключённых в лагере, а также краткие сведения о судьбах отдельных узников лагеря (причина ареста, место жительства до ареста, срок заключения, дальнейшая судьба после освобождения). К работе приложены фотографии бывших заключённых, эмблема лагеря, карта командировок Тугачинского лагеря, фотография памятника, установленного в посёлке на территории бывшей зоны.
В конце 30-х годов на территории посёлка Тугач был организован Краслаг. Это страшное, горькое время в истории нашей страны, время изломанных судеб, разрушенных помыслов, несбывшихся надежд. Лучшие люди нашей страны, осуждённые по различным пунктам статьи 58, образованные, интеллигентные, носители культуры и традиций, «без вины виноватые» оказались в застенках сталинских лагерей, стали «лагерной пылью». Это были годы тяжёлого труда, нравственных испытаний, серьёзных потерь, но люди верили в завтрашний день, в торжество справедливости. Сегодня мы должны знать правду, какой бы горькой она ни была.

В основу данной работы положены сведения из архивных документов Саянского района, материалы из книги Л.К. Миллер «Из Сибири в Сибирь», а также воспоминания жертв политических репрессий и их родственников, живших и живущих на территории посёлка Тугач. Материалы были получены в ходе личной беседы с теми, кто в настоящее время проживает на территории поселка, и отправлены по электронной почте теми, кто выехал за пределы территории бывшего лагеря.

Литературные источники:

1. Архив Саянского района
2. Личные воспоминания А.Г. Курикиной, Б.Е. Маркова, В.Х. Амировой, Г.Н.Бякова,
И.Ф. Тычинина, К. Якоби, Л.В. Турлаковой, Л.Г. Слепец, Л.К. Миллер.
3. Л.К. Миллер «Из Сибири в Сибирь»

Собранный мною материал послужил основой для доклада, прозвучавшего на мероприятии, посвящённом памяти жертв политических репрессий, проведённом 30 октября 2016 года, куда были приглашены представители администрации района, а также гости из края, заинтересованные данной темой. В настоящее время моя работа передана в краеведческий музей, который создан в нашей школе. Сегодня на территории посёлка создаётся интерактивный музей под открытым небом «Совершенно секретно - Тугачинский Краслаг». Моя работа – один из значимых документов в осуществлении данного проекта.

СОДЕРЖАНИЕ

I. Введение
II. Основное содержание
1. Образование Тугачинского Краслага и условия содержания в нём заключённых
2. Судьбы политических заключённых, осуждённых по 58 статье
3. Посёлок после закрытия лагеря
III. Заключение
IV. Список литературы
V. Приложение

I. ВВЕДЕНИЕ

Сколько веры и леса повалено,
Сколь изведано горя и трасс..
В. Высоцкий

Я живу на легендарной земле, окроплённой кровью и потом моих соотечественников, пострадавших от тоталитарного режима, осуждённых тройкой НКВД, приговорённых стать врагами народа в стране своей родной. И я, к сожалению, почти ничего об этом не знаю.

Актуальность темы высока. Нельзя воспитать гражданина и патриота без знания истории своей семьи, села, района, без знания культуры и традиций своего народа.

В конце 30-х годов на территории посёлка Тугач был организован Краслаг. Это страшное, горькое время в истории нашей страны, время изломанных судеб, разрушенных помыслов, несбывшихся надежд. Лучшие люди нашей страны, образованные, интеллигентные, носители культуры и традиций, «без вины виноватые» оказались в застенках сталинских лагерей, стали «лагерной пылью». Это были годы тяжёлого труда, нравственных испытаний, серьёзных потерь, но люди верили в завтрашний день, в торжество справедливости. Забывать об этом нельзя; мы, подрастающее поколение, просто не имеем права на забвение.

Кто-то из великих сказал, что история – это единственная наука, которая ничему не учит. На наш взгляд, если даже и так, то в памяти поколений она сохраняет события, факты, действия правителей, и никакая тема не может быть табуирована. «Никакие соображения – политические, идеологические или личные – не должны помешать познанию, извлечению из-под спуда и истолкованию фактов, особенно когда факты долго и умышленно утаивались в секретных архивах и в глубинах угнетённого сознания»

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Цель:
познакомиться с историей Тугачинского Краслага и судьбами заключённых, осуждённых по различным пунктам 58 статьи.

Задачи:

В ходе работы были использованы следующие методы исследования:

1.Образование Тугачинского Краслага и условия содержания в нём заключённых

К середине 30-х молох «ежовщины» набрал таких невиданных размахов, что в центральной части бывшего СССР стало не хватать мест для содержания «врагов народа». Вот тогда-то и появились первые лагеря ГУЛАГа на территории Красноярского края. В начале 40-х годов правительство стало создавать лагеря в Сибири, т.к. здесь было очень много ценной древесины. Государство использовало дешевую рабочую силу - заключенных.

В феврале 1938 года приказом №020 НКВД СССР был создан Красноярский исправительно-трудовой лагерь (Краслаг), как одно из отделений Гулага. Место, где расположен посёлок Тугач, выбрано не случайно. У главного управления исправительно-трудовых лагерей к тому времени уже был опыт использования бесплатной рабочей силы заключённых при постройке Беломорканала. В те годы молодой развивающейся республике нужны были электроэнергия, топливо, стройматериалы, а значит, нужны лес, древесина.

Здесь, в километре от небольшого поселения охотников Капитоново и начали возводить бараки. Первыми жителями посёлка Тугач стали политические заключённые, конвоиры и их семьи. Построенные бараки огородили высоким забором, обнесли рядами колючей проволоки, поставили вышки для охраны, и стали по этапу перегонять партии осужденных по 58 статье. Данное учреждение именовалось У-235 (приложение 2)

По меркам ГУЛАГа лагерь был небольшим, в нём по разным источникам отбывали чуть больше тысячи заключённых. Среди них большинство было «политических», но в годы войны стали здесь отбывать срок и бандиты: «лесные братья» (националисты из Прибалтики), бандеровцы с Западной Украины, воры и убийцы. Отношения между политическими заключёнными и уголовниками сразу не сложились, и чтобы их как-то разрешить, метрах в трёхстах от зоны был построен БУР (барак усиленного режима), куда переводили особо провинившихся заключённых.

Сеть лагерей Краслага расположилась на территории Саянского и Ирбейского районов. Это поселки Тугач, Улье, Кан-Оклер, Марьин Клин, Жидорба, Верх-Кужо, Шамки, Орье, Мамза, Сквозное, Усть-Кужо, Самсоновка и множество других, печально известных своей историей, существующих ныне и исчезнувших уже с карты Саянского района. (приложение1) Основное промышленное назначение трудовых лагерей – лесозаготовки и производство, связанное с переработкой древесины. Работали здесь заключенные, в том числе политические. Ворочали неподъемные бревна, укладывали гати и лежнёвки через практически непроходимые болота и топи. Трудились в любую погоду до потери сил – и в снег, и в дождь, под жарким летним солнцем и в жгучий мороз. Техники не было: дороги строили собственными руками. И сегодня невозможно точно сосчитать, сколько людей сгинуло в тех лесах и болотах, сколько их захоронено «без креста» товарищами по несчастью.

По национальному признаку в У – 235 отбывали наказание осужденные из всех республик СССР: русские, украинцы, латыши, литовцы, эстонцы, таджики, казахи и другие. Во время войны здесь отбывали наказание и граждане Польши, Германии, Японии, Китая, Румынии, Греции, Турции

Условия содержания заключённых были невыносимыми: зимой в лютые морозы из одежды только телогрейки, в бараках заедали клопы, летом в лесу - комары, мошка, гнус. Хлеба - 400 грамм в сутки, жидкая баланда, каша на воде, продолжительность рабочего дня, хоть и была предусмотрена законом девятичасовой, никогда не соблюдалась. Чтобы выполнить план, работали по 10-12 часов. Недовольных сразу переводили в БУР, где условия содержания были и вовсе нечеловеческие. Смертность в таких лагерях доходила в разные годы от 8% до 26%.

Особое место в крупных лагерях, таких как Тугач, Мамза, Степановка, занимал БУР (барак усиленного режима). Он выполнял роль карцера. Отправляли туда нарушающих режим, отказывающихся от работы, готовящих побег, совершивших насилие над себе подобными. Ведь в зонах Краслага были не только осужденные по политической 58 статье, но и уголовники. Уводили в БУР на усмирение крепких парней, а назад вели ослабленных, качающихся от голода полукалек. Содержали в БУРе людей без света.

2. Судьбы политических заключённых, осуждённых по 58 статье

В свое время подтаежные населенные пункты Саянского района были одним огромным пятном ГУЛАГа, куда попадали как уголовные преступники, так и политические. В этих лагерях было достаточно бандитов, воров, бандеровцев, лесных братьев, разбойников, убийц. Но было там много и глубоко порядочных людей, направленных по этапу в Сибирь по политическим мотивам. Удивительные люди прошли через Тугачинский Краслаг.

Амиров Ходжа – уйгур по национальности. В 1937 году Тройкой НКВД был осужден на 10 лет за контрреволюционную националистическую деятельность. До ареста работал инструктором обкома коммунистической партии Казахстана, ранее преподавал высшую математику в Алма-Атинском университете. Знал 8 языков, среди них арабский письменный, играл виртуозно на скрипке. В заключении подружился с начальником лагеря Щебляковым Александром Ивановичем, а после освобождения женился на его дочери Марии – учительнице начальных классов. Работал бухгалтером в Орьинском лесопункте Тугачинского леспромхоза (там тоже в 40-50-е годы был лагерь). Приглашали его в Красноярск работать переводчиком с арабского языка, но он категорически отказался сотрудничать с властью. Умер от туберкулеза, заработанного в лагерях, и похоронен на кладбище поселка Орье. Имел двух детей. Родившись на лагерной земле, они так и не покинули землю бывших лагерей. Дочь Валентина – учительница, живет в Ирбейском районе, а сын Анатолий – бывший моряк-подводник вышел в отставку и живет в селе Агинском, Саянского района. Родственники Ходжи Амировича после его ареста выехали из Алма-аты в спешном порядке в Кульджу (в Китай). Уехала туда и его первая жена, оставив маленького сына чужим людям. Мальчика усыновили, дали другую фамилию, чтобы тень репрессированного отца не сломала ему жизнь. После реабилитации Амиров Х.А. долго искал сына, но не нашёл. Нашли его дети от второго брака, они же наладили связь с вернувшимися в Алма-Ату родственниками, которые в 70-е годы приезжали на могилу сына и брата, поддерживали связь со второй семьей. Эта связь утратилась после распада СССР. (Приложение № 1)

Земля Саянская помнит до сих пор бывшего зека, врача – чеха Новотного Генриха Иосифовича, прибывшего в Тугач этапом из Тулы. (приложение 3) Он работал врачом- гинекологом в г. Симферополе, там был арестован, осуждён по доносу. Статья 58. Якобы он говорил, что немецкие танки лучше советских. Хотя, по словам Г.И. он ничего в военной технике не понимал и сказать такого не мог. И тем не менее 10 лет ИТЛ. Срок отбывал сначала в Решётах, затем был переведён в Тугач. Здесь он совмещал должности терапевта, хирурга, гинеколога. Это был врач от Бога. Он единственный мог противостоять начальству лагеря. При низкой зимней температуре он запрещал выводить бригады на лесоповал, говоря : « Я напишу в оперчасть , что вы специально людей гробите, чтобы не выполнять план». И его боялись. Лечил всех, кто к нему обращался. Ехали к нему со всего Красноярского края. Делал полостные операции, лечил переломы, распознавал рак кожи. После освобождения его оставили на поселении в поселке Тугач, он женился на Чайкиной Софье Трофимовне, бригадире из Гладково, удочерил её дочь Валентину, жену обучил всем секретам мастерства операционной сестры, и впоследствии она ассистировала ему во время операций. Генрих Иосифович руководил больницей, вел прием больных как терапевт, оперировал как хирург, принимал роды как акушер и гинеколог. Цены ему не было. Вплоть до 1970-го года жил и работал в Тугаче, после травмы плечевого сустава уехал в Красноярск. С ним в участковой больнице работала моя бабушка Курикина Анна Герасимовна. По её словам, Новотный был очень требовательным и строгим, добивался от медперсонала абсолютной стерильности в стационаре. Никогда не ругал провинившихся при посторонних. К тяжело больным спешил по первому звонку в любое время дня и ночи и оказывал необходимую помощь.

Февраль 1964. Ночь. Мороз страшный. Тяжёлые роды. У роженицы большая кровопотеря. Акушерка сделала всё, что могла, но безрезультатно. В отчаянии она звонит Г. И. Через считанные минуты в распахнутом пальто поверх пижамы, в комнатных тапочках, без шапки, запыхавшийся, он был на пороге родильного отделения. Сделав всё необходимое, спас женщину. А ему было 68 и жил он не рядом с больницей. Вот таким доктором и человеком был Г.И. Навотный.

В 1939 году в лагерь по этапу прибыл врач-ветеринар Судаков Ф.П. он родом из Забайкалья, работал в колхозе помощником ветеринара. Случился падёж скота, 40 человек предстали перед судом, 35 из них были расстреляны, пятеро отправлены по этапу. Один из них Фирс Петрович. В 1941 году построили лечебницу, необходимо было лечить лошадей, которых в лагере было 200 штук, ведь все работы выполняли на лошадях. После освобождения он остался в Тугаче, женился, жил с семьёю в бараке, с одной стороны которого и была лечебница. Более грамотного и знающего специалиста в посёлке не знали. В 1971 году уехал к дочери в г. Шевченко. (приложение 4)

Носов Савелий Николаевич родился в с. Богородское Екатеринославской губернии (Днепропетровской области) в 1908-ом году в крестьянской семье. Его отец имел лошадей и занимался извозом, растил пятерых детей. Савелий был самым смышлёным из них, хорошо учился, рисовал, играл на пианино. Работал в Наркомземе. Отправили его на сельскохозяйственную выставку в Читу. Понравилось ему в Сибири, остался, стал работать учителем в школе. Собрал большую библиотеку. Кому-то очень понравилась эта библиотека, на него написали донос, и учитель стал заключённым, оказался в Краслаге как «немецкий шпион». 10 лет лагерей провел в Тугаче и Мамзе. Учитель, художник, музыкант, он с 1937-го по 1947-й год валил лес в сибирской тайге, потом еще 8 лет жил на поселении в поселке Орье. Там женился, у него родились 3 дочери. Жили очень бедно, хотя держали хозяйство: корову, свиней, кур. В леспромхозе работы для женщин не было, поэтому жена Савелия Николаевича ухаживала за детьми и за скотом. Сам же он работал кладовщиком за мизерную зарплату. Зарплата была высокой только у тех, кто работал в лесу, а он этого делать не мог: болен был туберкулёзом. В доме, кроме кроватей, не было никакой мебели. Да и необходимости в ней не было, так как не было лишней одежды, зато был четырёхтомник Владимира Даля. Н.А.Попова вспоминает: « Дом Носовых был очень приветливым, мы детьми обычно зимой собирались у них, читали книги, и особенно любили рыться в «Толковом словаре» В.Даля. Такой словарь был только в их семье. Его не было даже в школьной библиотеке. И самое странное – одеяла на кроватях были с двумя отверстиями. Я не понимала, для чего нужны в одеяле тщательно обработанные по краю две дыры. Оказалось всё просто: это не одеяла, а стежёные покрытия для капотов автомобилей «Урал» (ими укутывали моторы во время сильных морозов), отверстия нужны для фар. Савелию Николаевичу из жалости разрешил взять их со склада начальник лесопункта И.С.Димитров, чтобы было чем укрываться детям».
Только в 1955 году, как свидетельствуют документы, был освобожден за недоказанностью вины.

В книге «Из Сибири в Сибирь» Л.К. Миллер рассказывает о замечательных людях, отбывавших срок в Тугачинском Краслаге, а впоследствии работавших учителями в средней школе посёлка Тугач: « Клавдия Григорьевна Гурьянова (Лямкина) - родилась в 1925г в Джамбульской области. Училась в Джамбульском педучилище. В 1939 году по обвинению в КРА ст. 58.10 была арестована, осуждена особым составом НКВД по Джамбульской области на срок 10 лет ИТЛ. Эта умная, порядочная, высоконравственная молодая женщина прибыла в Тугачинский лагерь в 1940 г по этапу. Клавдия Григорьевна могла, казалось, делать абсолютно всё: шить, вышивать, хорошо готовить и так далее. А главное - она никогда не повышала голоса, не ругалась. Эта женщина прошла через жестокости лагерей. Больше всего удивляло меня тогда то, что она не озлобилась, и это не смотря на все испытания, выпавшие на ее долю. Тогда-то я поняла, что злобу вырабатывать в себе нельзя, а главное - ее нельзя копить. Реабилитирована в 1958 г, проживала в Тугаче до 1979 г, работала учителем в Тугачинской школе. Судьба ее впоследствии сложилась благополучно. Она мечтала стать учительницей—и стала ею. Вышла замуж за бывшего фронтовика Бориса Гурьянова, родила двоих детей. После смерти мужа уехала на свою родину в г. Джамбул, где и умерла. (приложение 5)

Шевцова Елена Федоровна, учительница начальных классов Тугачинской школы, родилась в Краснодарском крае, приехала вместе с мужем (выслан под надзор комендатуры) техноруком лесопункта. После его смерти 1959, продолжала работать в школе учительницей начальных классов. «Учитель от БОГА»- так ее называли родители. В конце 60-х годов выехала в Краснодар к своей сестре, где и умерла в конце 80-х. В начале войны в Краслаг стали поступать поволжские немцы. Большие испытания выпали на долю Николая Сергеевича Пробста (Готлиба Людвиговича, немца по национальности) - учителя труда, всеми уважаемого в селе механика. Вместе с женой и дочерью он прибыл в Тугачинский Краслаг, вначале проживал в посёлке Марьин Клин, работал на электростанции, а затем поселился в Тугаче. Репрессирован был в 1937 году в Поволжье, где работал учителем в школе. Пришли и арестовали прямо во время урока, обвинив в антисоветской агитации, т.к. Г.Л. Пробст был грамотный и образованный человек, много читал, в том числе и статьи Бухарина. На него донесли, ждать долго не пришлось. У этого человека были золотые руки, он отличался немецкой педантичностью и аккуратностью, его дом был самым необычным и аккуратным в посёлке, все деревья и кустарники в саду подстрижены и побелены, клумбы разбиты со знанием дела, цветы цвели всё лето. Зачастую к нему обращались жители посёлка с просьбой что-то изготовить, починить. Умер в 1990 году, похоронен на кладбище посёлка Тугач. (приложение 5)

Слепец Лидия Герасимовна с болью и горечью вспоминает о судьбе своего отца Берсенёва Герасима Александровича, родившегося 17 марта 1915 года. «... В 1937 году он работал в Алтайском крае водителем, возил председателя колхоза и председателя сельского совета по их служебным делам. По анонимке арестовали этих руководителей по ст. 58 и «прицепом» был арестован мой отец: возил их, значит соучастник. Был осуждён тройкой НКВД сроком на 10 лет и переведён в Тугачинский Краслаг без права переписки. Жизнь заключённых не была сладкой. Работали на лесоповале, валили лес вручную и вывозили к эстакадам на лошадях, надрывались сами и гробили лошадей тяжёлой работой. Готовые брёвна на мшинах-газгенах вывозили на берег реки Кан. Лес заключённые скатывали в реку и сплавляли вручную, работая по 7-8 часов, а то и весь световой день, стоя в воде по пояс. Ноги в ботинках от воды и набившегося в них песка растирали до крови, а завтра вновь в эту же воду. Питание было отвратительное, от голода приходилось воровать еду из корыта у поросят, которых держали для нач. состава. Если сажали за провинность в карцер на сутки, давали 200граммов хлеба и кружку воды, а также 8 килограммов дров для обогрева. Что можно было обогреть этим топливом зимой? Если заключённые всё это выдерживали и освобождались из карцера, их качало ветром, и соломинка под ногами казалась бревном. Большинство из охранников издевались над заключёнными, но были среди них и порядочные. При попытке побега был приказ: оказывающих сопротивление расстреливать на месте. Хоронили осуждённых в начале их поступления в отдельных гробах, но люди так часто умирали, что для них не успевали делать гробы, увозили одного в гробу, вываливали в общую яму и ехали с этим гробом за следующими. Позднее отца посадили на машину, и он возил лес по лежнёвке. Это очень сложное сооружение из брёвен, а поверху настил из досок, ширина которых чуть шире колеса машины. Это очень опасная езда, особенно в дождливую погоду, а зимой в гололёд. Эта дорога загубила немало жизней и водителей, и строителей данной дороги. Папа трижды подавал прошение отправить на фронт в военные годы, но получил отказ, по причине того, что армия пока справляется с врагом. Освободили отца по окончании срока в1947. в Капитоново папа встретил мою маму, солдатку-вдову с тремя детьми, и остался у нас в районе до конца своей жизни. По запросу отца из органов НКВД Восточно- Казахстанской области пришёл ответ , где было сказано, что Берсенёв Герасим Александрович реабилитирован за отсутствием состава преступления но десять лет ГУЛАГа не прошли бесследно. Папа умер от инфаркта миокарда 19 ноября 1981 года в возрасте 66 лет». (приложение 4)
Старшим зоотехником при штабе или конторе У-235, где была сельхозчасть (на втором этаже), работал политический ссыльный Лютов Василий Иванович В одном кабинете находилась сельхозчасть, а в другом гужчасть (гужевой транспорт). Василий Иванович приезжал, жил 2-3 дня, проверял и объяснял по животноводству. Он еще ездил на второе подсобное х-во в отделении дер. Самсоновка в 40 км от Тугача. Жил там он 2-3 дня. Не любил находиться в конторе, в кабинете. А был больше в самом животноводстве. По словам заключённых, это был серьезный, выдержанный, вежливый человек. Но часто грустный. После работы в свободное время видели часто его с книжкой, все читал. Мало разговаривал. Жил он в последнее время в пос.Тугач в школьном доме в маленькой комнатушке. Заболел туберкулезом легких. Умер осенью 1950 г. Гроб с его телом находился в клубе в пос.Тугач, где с ним прощались жители поселка и те, кто с ним работал. Похоронен в пос.Тугач (кладбище жителей поселка). Могила Василия Ивановича осталась безымянной, с годами старожилы забыли, где он был похоронен, и когда в августе 1989 года в Тугач приехала его дочь Лютова Ирина Васильевна, могилу отца ей показать не смогли. Ирина Васильевна с помощью жителей посёлка, насыпав земляной холмик на сельском кладбище, установила памятник с фотографией Василия Ивановича Лютова. Отныне это была могила её отца, за которой до конца своих дней ухаживала Хархунова Мария Павловна. Во время своего приезда Ирина Васильевна Лютова, будучи членом координационного Совета Новосибирского общества “Мемориал”, встретилась с Бяковым Г.Н. и Тычининым И. Ф., бывшими заключёнными, осуждёнными по 58 статье и отбывавшими срок в Тугачинском Краслаге, и опубликовала их воспоминания.

Бяков Геннадий Николаевич 1904 года рождения вспоминает. (Авторская стилистика сохранена). «Родился в Кировской области, Уржумский район, Селенурский с/совет, дер. Токари, из крестьян, русский. Образование - 4 класса. 2-го декабря 1937 года меня арестовали. Я работал в то время зав. базой межрайонной конторы заготскот. Предписывали мне вредительство - статья 58-ая. Потом сделали статью 111, как бытовая - злоупотребление служебными обязанностями, что будто бы корм скоту давался не в кормушки, а под ноги скоту бросали, от того будто бы не было привеса. Надо было меня в чем-то обвинить, так как просидел 6 месяцев без суда. Требовал я свидетелей, но никто меня из них не обвинил. Присудили 5 лет и с поражением в правах. И сослали в Красноярский край в Тугачинский лагерь. Это было в 1938 г. Был бесконвойным, как бытовая статья. Сначала работал коптером, десятником, а потом зав. конным парком. А после остался здесь на постоянное местожительство. Женился, пошли дети. (приложение 6)

« Тычинин Илларион Федорович, 1906 года рождения. Родился в Воронежской области, Землянский район, с.Долгое. Образование – 4 класса до революции. Из крестьян, русский.

В XII – 1925 г. вступил в комсомол. В 1927 году был избран председателем комитета взаимопомощи крестьянской бедноты. Затем поехал поступить в ФЗО, хотел выучиться на столяра. Начал учиться, но в 1929 г. отозвали в с.Долгое, как комсомольца и знающего односельчан; избрали секретарем с/совета и был избран не освобожденным секретарем комсомольской ячейки, был кандидатом партии ВКП(б).

В 1937 году в мае я прочитал в газете “Воронежская коммуна”, где было написано, что Ян Борисович Гамарник, являясь членом Политбюро ЦК ВКП(б), нач. политуправления рабоче-крестьянской Армии, якобы запутался в антисоветском преступлении и боясь разоблачения покончил жизнь самоубийством. Когда я почитал это в газете, то сказал, что я не верю, что этот старый большевик, выполняя такую ответственную работу, что он не мог быть антисоветчиком и преступником, он просто не стал плясать под дудку Сталина. Так как в это время были уже арестованы: Тухачевский, Убаревич, Блюхер и др. – и все люди об этом слышали. Все это я сказал в присутствии двух человек. Один из них был коммунист, а второй находился под следствием за растрату. Вот он и написал на меня в НКВД.

26-го июля 1937 г. приехал в сельсовет, забрали меня и увезли в Воронежскую тюрьму. Просидел я там десять месяцев. Судила спецколлегия, дали 8 лет лагеря и с поражением в правах по статье 58 п.10 (агитация), что оскорбил вождя. И этапом отправили в Красноярский край по лагпунктам. Последний лагпункт – в Саянский р-он, в пос.Тугач. В июле 1945 г. срок отбытия кончился, но без права выезда.

Когда я сидел в Воронежской тюрьме в камере № 32, в этой камере нас было 55 человек все по 58-ой статье. В основном замы начальников областных хозяйственных и партийных работников.

После освобождения выезжать не разрешали, а работу давали. В 1948 г. здесь в Тугаче женился на Марии Павловне, и прожили с ней всю последующую жизнь. Реабилитировали меня, никакой вины нет. (приложение 6)

Люди умирали, их хоронили, но нигде на территориях бывших лагерей нет кладбищ. Места захоронений не обозначены. Кладбище, где хоронили заключённых, отбывавших срок в Туглаге, находилось за территорией зоны. Могилы оставались безымянными, за ними никто не ухаживал, со временем холмики сравнялись, и данную территорию трудно было назвать кладбищем. (Приложение 7)

На месте кладбища, где хоронили заключённых, сегодня густой стеной стоит еловый лес. Под развесистой еловой кроной при желании можно увидеть неглубокие впадины, покрытые мхом и травой. Это могилы тех, кому суждено было навечно остаться в Саянской земле. На месте одной из могил сохранилась упавшая деревянная оградка и тяжёлый крест, сгнивший от времени и лежащий на земле. Когда-то эта могила находилась в ухоженном состоянии: приезжала женщина, родственница погребённого. Но прошли годы, и за могилой ухаживать стало некому. (Приложение 7)

Спустя семьдесят лет, 3 октября 2010 года рядом с сохранившимися постройками БУРа в посёлке Тугач был установлен памятник жертвам политических репрессий, погибшим во время заключения, как напоминание потомкам о тех полных страха, боли и крови годах, единственный исторический памятник в Саянском районе, посвящённый этому страшному периоду нашего прошлого. Инициаторами стали учителя и старшеклассники Агинской средней общеобразовательной школы №2, Тугачинская сельская администрация (глава сельсовета Н. Стариков) при поддержке депутата районного Совета А. Антонова. (Приложение 7) Каждый год 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, у памятного знака собираются все те, кому не безразлична судьба репрессированных земляков – саянцев.

27 октября 2016 года на месте захоронения политических заключённых был установлен православный крест, который впоследствии был освящён отцом Иоанном, настоятелем храма Святителя Николая Чудотворца с. Агинское. (Приложение 7) На территории кладбища он отслужил панихиду по усопшим.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Работа по данной теме стала для меня настоящим открытием: я узнала о создании и функционировании лагеря на территории посёлка Тугач.

На территории Саянского района было более десяти лагпунктов. Условия содержания в них политических заключённых были невыносимые: тяжёлая работа, нехватка продуктов питания, издевательства надзирателей.

Удивительные люди прошли через Тугачинский Краслаг. Среди них было много глубоко порядочных людей, направленных по этапу в Сибирь по политическим мотивам: учителя, врачи, инженеры, художники, музыканты, научные работники, комсомольские активисты, кадровые офицеры. Многие из них были лишены права вернуться на родину, они остались здесь, в Сибири, некоторые из них создали новые семьи, к кому-то приехали жёны, дети.

По национальному признаку в Туглаге отбывали наказание осужденные из всех республик СССР: русские, украинцы, латыши, литовцы, эстонцы, таджики, казахи и другие. Во время войны здесь отбывали наказание и граждане Польши, Германии, Японии, Китая, Румынии, Греции, Турции.
История Краслага навечно вписана в историю нашей страны. Это отдельная страница, горькая, жестокая, суровая, и, перевернув её, я уже никогда не смогу забыть тех, кто пострадал от тоталитарного режима, кто незаслуженно носил позорное клеймо «врага народа», кто валил лес, строил дороги, рыл каналы.

«Иногда нами овладевает тоска по чувствам, которые мы никогда не испытывали. Даже тоска по былой скорби».
Генрих Гейне

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архив Саянского района
2. В.Я. Оберман «О людях и немного о себе»
3. Личные воспоминания М.А. Щебляковой, В.Х. Амировой, Л.К. Миллер, Н.С. Носовой, Г.Н.Бякова, И.Ф. Тычинина, Д.И. Шерстнёва,Т.И. Перцевой, Н.Донец, А.Г. Курикиной, К Якоби, Л.Г. Слепец.
4. Л.К. Миллер «Из Сибири в Сибирь»
5. «Черная книга коммунизма» Москва. Три века истории. 2001.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Приложение 1


Карта расположения Тугачинского лагеря и его командировок


Амиров Ходжа после освобождения

Приложение 2


Учреждение – 235 (Эмблема Тугачинского лагеря)

Приложение 3


Фотографии из семейного архива Г.И. Новотного

Приложение 4


Судаков Ф.П.


Берсенёв Г.А.

Приложение 5

Репрессированные учителя


К.Г. Гурьянова


Н.С. Пробст


Е.Ф. Шевцова

Приложение 6


И.Ф. Тычинин


Г.Н. Бяков

Приложение 7


Памятник жертвам политических репрессий


Могила одного из заключённых


Православный крест


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»