На горе колхоз, под горой совхоз

На горе колхоз, под горой совхоз


Авторы работы: Сергиенко Наталья, Медянцев Александр, Каблукова Алина.

 МБОУ «Синеборская СОШ», 11, 9 класс, кружок «Музееведение» школьного музея

Информация о работе: Коллективизация в сибирских деревнях в форме колхозов и совхоза на территории Дубенского сельсовета в сравнительном разрезе. Рассмотрены страдания и лишения при создании колхозов и секреты успешности совхозной жизни.
Номинация Человек и малая родина.

Руководитель Котенок Любовь Дмитриевна
 МБОУ «Синеборская СОШ», учитель истории, руководитель краеведческого кружка «Поиск».

Ветки березы пахнут Россией,
Тихо уводят в бескрайнюю ширь.
В сказочной дымке, ласково-синей,
Родился «Ермаковский», а потом и «Сибирь».
Совхоз и село стали чудесные:
Сосновый бор, берёзы, тополя.
И славится трудом и песнями
Наша Синеборская земля.

Содержание

Введение стр.
Основная часть
1. Сердцу милый уголок
2. «На горе колхоз»
2.1. На дубенской стороне
2.2. «И жизнью правили Советы…»
2.3. Аршинными шагами в новую жизнь
2.4. Столбовой дорогой под суд!
2.5. Сделай выбор: колхоз или «шагай мужичок в чужой уголок…»
2.6. По протоколам Дубенского сельского Совета
3. 3. Под горой совхоз
3.1. «Шумел вокруг сосновый бор
3.2. От ТОЗа до совхоза
3.3. На зависть колхозному народу
3.4. «Общей колотушкой и тебе по макушке»
3.5. «А жизнь продолжается..»
4. «А жизнь продолжается..»
5. Приложение
6. Примечания

1. Введение

Актуальность: посёлок Синеборск приближается к своему столетнему юбилею со дня основания. Он пережил наименования: Первомайский, Пробуждение, ферма №1 совхоза Ермаковский и «Сибирь». В процессе государственной политики коллективизации первых пятилеток был создан совхоз Ермаковский в его состав вошли: выселки Пробуждения - ферма № 1, Весёлый Ключ, Балдаштык. Скоро исполнится совхозу девяносто лет, и хозяйство функционирует сегодня в сегменте рыночной экономики – ЗАО «Сибирь». В тридцатые годы прошлого столетия казённое поселение Дубенск было административным центром, на своей территории имел четыре колхоза «Вторая пятилетка» в деревне Золотой Ключ; в Дубенске «Ворошилова», «Красных партизан» и «Жданова» - сегодня их нет. С 1969 года Синеборск является административным центром населённых пунктов села Дубенск, деревни Весёлый Ключ. К этому времени число ферм в совхозе тоже сократилось в результате политики укрупнения хозяйств. Цена коллективизации на нашей земле была высокой: социальные конфликты, политические репрессии, раскулачивание и расстрелы земляков.

Почему так назвали свою работу? Синеборск, где образовали совхоз, расположен между склонами гор в Минусинской котловине. Колхозы же дубенской стороны стоят намного выше. Пашни находились в предгорье Саянских хребтов. Две формы коллективизации под руководством сельского Совета постоянно соревновались в своей жизнеспособности, выполнении плана перед государством. Мы хотим оставить правдивую историческую память потомкам нашей малой родины.

Проблема: отсутствует исследовательская работа по истории реализации государственной политики коллективизации двумя формами на нашей территории.
Цель: написать работу пути развития совхоза Ермаковский и колхозов Дубенского сельского Совета

Задачи:

Методы: анализа, интервьюирования, сравнения, научной объективности и системности.

Изученность

1. Владимиров Е. Аракчеевские казенные поселения. Справочник по Минусинскому, Хакасскому округу и Урянхайскому краю, прочитав справочник, мы посмотрели на село с позиции автора по казенным поселениям и нашли сходство в застройке села.

2. Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Том 14. Красноярск, Офсет 2016. Среди тысячи имён пострадавших в период коллективизации пяти районов края, мы выбрали крестьян Дубенского сельсовета. Страницы 218-428.

3. Сафронов В.П., Мешалкин П.Н., Очерки истории Красноярской партийной организации, т.2,с.63, где мы узнали о ходе коллективизации в крае

4. Фомина К.Ф. Крестьянское восстание. Ноябрь 1918 г. из трёх последних источников узнали о событиях в родном селе и юге края в далекие годы по становлению Советской власти.

5. Шекшеев Александр «Черные партизаны». Автор раскрыл причины и последствия «крестьянских саботажей» против проводимой хлебной политики государства в Каратузском и Ермаковском районах в конце 20-х годов прошлого столетия.

6. Энциклопедия Красноярского края. Юг. Издательство «Буква С», Красноярск 2008. На странице 496 использовали статистические данные по площадям колхозов Дубенского сельсовета. Страница 424 поведала этапы становления Дубенска.

Основная часть

1. Сердцу милый уголок

«Все мы живём в огромной стране название, которой Россия – самая большая страна на свете. Я хочу рассказать о своей малой Родине: это малая частица необъятной страны; это мои любимые перелески, улицы, моя школа; здесь живут самые дорогие люди - семья, друзья, учителя. Я родился в селе Дубенске, а Алина в поселке Синеборске, Наташа приехала в наше село в 2010 году, где учимся и взрослеем, краше его не надо. Каждый уголок нам дорог.

Малой речки плавные изгибы,
Даль в туманной дымке чуть видна,
Малой капелькой в величии России -
Милая для сердца сторона.

Я очень люблю дубенские улицы, старые дома из бревен, новые строения. В своём большинстве дома стоят при хозяевах ухоженные и здорово, что нет домов, о которых в народе говорят: «Доживает». Разговаривая с моими сверстниками, я сделал вывод, что каждый из них по - своему любит наше село и дорожит его настоящим и прошлым. Нам интересна история малой Родины. Мы внимательно пересмотрели материалы школьного музея, научные и художественные источники и представляем сказания о селах, их экономическом развитии.

2. «На горе колхоз»

2.1. На дубенской стороне

«…Предписываю оному правлению немедленно исправить дороги по рекам Ое и Суетуку для проезда Его Превосходительству Господину Енисейского гражданскому губернатору (А.П.Степанову) к обозрению мест, назначенных для новых поселений под названием деревень по Ое «Ермаковой», а по Суетуку «Дубенской», из коих Дубенская должна образоваться по правую сторону реки Суетуку, Ермакова же по левую реки Ои». [1] 1829 год рождения села Дубенское - заложено военное поселение казарменного типа. Автором создания, по образцу Аракчеевских военных поселений, был Александр Петрович Степанов. Поселения формировались из числа ссыльных мужчин из европейской части России.

Первые поселенцы прибыли в мае 1833 года. Свое наименование селение получило от крестьянина хозяина заимки села Казанцева – Дубенцева.

Согласно проекту, казна выдавала пособие на ведение хозяйства, удобные участки земли, сельхозинвентарь, семена, закупили у хакасов 460 лошадей за счет казны по 25 рублей за голову. А.П. Степанов предложил крестьянам – старожилам окружных селений выдавать своих дочерей замуж за поселенцев за вознаграждение в 50 рублей. «Семейным поселянам от казны выдавалась лошадь с упряжью, телегой, корова и домашняя утварь. Во дворе строили амбар и сарай. Пахали столько земли, сколько могли осилить. В поселениях были кустарные мастерские и мельницы. До 1850 года казенные поселения управлялись надзирателями из числа казаков Саянской станицы. В 1842 году Дубенск был переведен в статус села и стали управляться сельскими старостами, совместно с казаками. В последствии поселяне сживались со старожилами и жили по уставу сельских общин».[2] Из выше сказанного, напрашивается вывод: губернатор Cтепанов А.П. способствовал росту крепких поселенческих хозяйств, а значит заселению суровых просторов Сибири.

«По исследованиям переписи 1916 - 1919 г. г.» узнали, что в Дубенске проживало уже 1298 человек, было 500 дворов. Советскую власть приняли спокойно со словами «Что ни власть, то кому – горько, кому - всласть». На требования казаков от имени власти Колчака уплатить налоги за два года, отдать по лошади от двора, отправить мужчин в состав войск адмирала, дубенцы ответили отказом и изгнанием отряда из села. Это был серьёзный вызов властям. Бунтари трезво оценили свои действия и приняли решение отправить посыльных в соседние деревни и идти на Минусинск, чтобы свергнуть власть от Колчака. На 21 ноября назначена атака Минусинска. Взять город 15 тысячам повстанцам не удалось, началась расправа. Дубенск был жестоко наказан: каратели подожгли улицу: сгорело 52 дома, заживо сгорели семьи Сильченко и Камышева, расстреляно 16 человек, погибло в бою 3, остальные скрылись в лесу, а позднее влились в партизанскую армию Кравченко и Щетинкина. (приложение1) Мы считаем, что исходом Гражданской войны стала победа Декрета о земле, где было начертано «Земля – крестьянам», которую они реально уже обрабатывали и получили свой первый урожай.

2.2. «И жизнью правили Советы…»

Как новая линия НЭПа реализовалась на малой Родине, мы не нашли за эти годы в архивах документы. Но себе позволим считать, что результатом реализации новой экономической политики партии и советского правительства, сибирской хозяйской хватки - село продолжало расти и богатеть.

Из анализа «Списка населённых пунктов Енисейской губернии и Урянхайского края, часть 1, Красноярск 1921 г. По данным Всероссийской сельхоз переписи и городской переписи 1917 года и по другим исследованиям 1916-1919 годов». На странице 80 сделали выборку по селу Дубенск в такую таблицу. (приложение 2 )

В качестве вывода вписываем: в селе основная масса населения старожилы, которые владеют крепким хозяйством. В каждом дворе был набор животных для обеспечения семьи продуктами питания. Приведённого количества лошадей было достаточно, чтобы добротно обработать посевные площади, управиться с покосами. Приписные – это жители заимок и мельниц вне села из числа выходцев из Дубенска. Вновь прибывшие составляют 1\11 часть. На их долю и выпадает количество безлошадных, и не имеющих крупно рогатого скота. Они же были наёмными батраками. Селяне выращивали рожь, яровую пшеницу, овёс, ячмень, гречиху, просо. Огородничество развивалось с конца 19 века: выращивали картофель, огородину. Излишки продавали в селе Ермаковское каждый четверг на базаре. В ноябре, с 8 по 15, ежегодно в Ермаковском проводилась Михайловская ярмарка. С открытием сахарного завода Гусевой в деревне Ивановка стали выращивать сахарную свёклу для продажи.

Развивалось ремесло: гончарное, кирпичное, верёвочно - канатное, бондарно - туесковое, кожевенно - скорняжное, сапожное, мыловаренное, вязание сетей, изготовление капканов. Из таблицы видно, что часть населения занималось ещё охотой в окрестных лесах и у склонов Саянских гор. Село было крепким, работящим. Байновские держали кузницу, которая обслуживала потребности села и округи в изделиях из кованого металла. Большая часть крестьян жили зажиточно, обрабатывали более 10 десятин пашни, имели коров, лошадей и даже сельхозмашины - сеялки, жатки, молотилки. Жители держали много овец и в селе открыли шерстобитку, пимокатную мастерскую. Крестьянин Лали(ме)кин имел свою лавку, где торговал ситцем, сатином, водкой, сахаром формы. Ткань мерили аршином -75 см. Занимала лавка 2-х этажный дом: на первом этаже хозяин жил с семьей, а на втором торговали. Крестьяне Романов, Калинин и Туркин торговали керосином и гвоздями, Булонский - гончарными изделиями.

В селе задумывались о грамотности жителей, и в 1921 году открылась вечерняя школа для взрослого населения. Из Энциклопедии Красноярского края- юг узнали, что в 1924 году в Дубенском с\с была только школа 1 ступени на 1844 человека населения, при 399 хозяйствах. Явно нужно было увеличивать количество классов в школе, но оставалась проблема с помещением и кадрами.[3] Статистический отчет школы 1 степени на 01.04.1928 года позволяет судить об изменении положения: «Учителей -2, неполное среднее образование имеет -1, средне специальное -1, стаж 1-3 года-1, 3-5 лет- 1». В начальной школе обучалось: «Мальчиков-55, девочек – 24, 1 группа (класс) – 40, 2-26, 3- 8, 4-5. Крестьян – 73, русских – 77, татар -1». Значит, малокомплектная начальная школа увеличила охват детей, но не имела достаточно квалифицированных учителей, и опыт их работы небольшой. Наполняемость классов высокая, до 40 человек, а возможно и были занятия в две смены. Социальный состав учащихся, довольно, однородный.

Случались в селе и уголовные потрясения. В газете «Власть труда» № 100 от 23 сентября 1923 года мы прочитали: «В с. Дубенск Восточинской волости убит Никита Щербаков. Убийцу не нашли». [4] По воспоминаниям детей старожил убийство было жестоким. Прискакали на лошадях два молодых эстонца из Верхнего Суэтука, вытащили Щербакова из дома к торговой лавке и на ступеньке крыльца отрубили голову, и умчались в гору. Мы решили узнать причину преступления: перечитали исследовательскую работу ребят прошлых лет «В горах стояла деревенька». И нам, кажется, удалось понять мотив убийства. По речке Золотой Ключ в склоне берега жил эстонский дед с внуками из Каменного Брода, они потихоньку мыли золотой песок. Двое из Щербаковых приехали, убили деда, забрали золотишко, а внуки сумели убежать. Это произошло в начале 20 века. Возможно, повзрослевшие внуки, рассчитались за своего кормильца.

«На 1926 год в Дубенске было 375 дворов с 1702 жителями (муж. 811+ жен. 891), сельсовет -1, лавка -1» [5] Это объясняется тем, что некоторые жители расселились на заимках Похомово, Рульюс, Алксина, работали 7 мельниц. В селе и совсем рядом работали мельницы: Паташева, Мишина на улице Зеленовка, на речке Шанешка – Галичевых, у Жукова стояла на пруду за улицей Туруханской, Нохриных за улицей Кача, в бору (Каменная гора) Каблукова мельница, недалеко «Царева мельница» - хозяин Попцев. При мельницах жили работники. Данные по мельницам и заимкам мы взяли по материалам переписи 1926 года. (Приложение 3)

В уездной газете «Власть труда» мы обнаружили критическую статью по поводу санитарного состояния на деревенских мельницах. «В самом селе Дубенское расположены 3 мельницы, которые сильно загрязняют село. Зиму мельники валят на плотину навоз, всякий хлам и даже дохлых собак. Мельники говорили, что придёт лето. То завалим землёй – и посейчас не завалили. Скот пропадает, а на кладбище мало кто возит. Вывезет на назьмы, шкуру сдерут, а падаль там оставят. Дороги проехать нельзя, лошади ноги ломают. Сельсовет никаких мер не принимает». [6]

Дубенцы имел всё необходимое для ведения деревенского хозяйства. Байновские держали кузницу, которая обслуживала потребности села и округи в изделиях из кованого металла. Большая часть крестьян жили зажиточно, обрабатывали более 10 десятин пашни, имели коров, лошадей и даже сельхозмашины - сеялки, жатки, молотилки. Жители держали много овец и в селе открыли шерстобитку, пимокатную мастерскую.

Мы сравнили количество Дубенского населения и Саяского, казаки из Саянска в прошлом надзирали их. Учитывая заимки и мельницы, куда отселялись дубенцы, население Дубенска превышает в два раза. Можно сделать вывод о положительном влиянии НЭП для развития частного сельского хозяйства. (Приложение 4)

Шло формирование органов местного самоуправления с участием жителей с целью приобщения к решению политических вопросов в деревне. «В Дубенском сельском Совете был создан Красный уголок 15.12.1927 г., где 12 членов». [7] Интересовался Совет и вопросами обслуживания населения торговой точкой на селе. Газета «Власть труда» разместила материал «…приказчик Дубенского общества потребителей Брантов уволен за «перевес» и «недовес». [8]

До 1929 года в селе сохранялось единоличные ведения хозяйства. Социальный состав жителей Дубенска, позволяет говорить о высокой концентрации земельных угодий, техники у единоличников, которые составляют 20% от общего количества хозяйств.
Работа по найму 208 человек из числа батраков произвели 30715 пудов зерна = 68% товарного хлеба села. (Приложение 5)

В 1920-х годах на территории района стали возникать первые коллективные хозяйства и товарищества обработки земли. Только за 1926 г. было организовано 11 товариществ по совместной обработке земли, а в 1928 г. их уже насчитывалось 55. По примеру соседних поселений дубенцы организовали Красную Коммуну, председателем была Зварыгина Фекла Иннокентьевна. На двор Коммуны сдавали молотилки, жнейки, машины-сложки, сохи, бороны, а заведовал хоздвором Зварыгин Федор и Мальков Андрей Никитич. Появилась большевистская партийная ячейка из 2-х человек - муж и жена Зварыгины. [9]

Всё выше сказанное, лишний раз подтверждало, что нэп дал серьезный толчок к подъёму сельского хозяйства. Это стало материальным фундаментом для создания колхозов.

2. 3. Аршинными шагами в новую жизнь

Советское государство сменило шкалу приоритетов в пользу развития промышленности, где наблюдалось отставание от ведущих стран Запада.

Внутренняя экономическая линия развития «новая экономическая политика» - НЭП, выходила на новый виток – плановой экономики государства. Нужны были дополнительные финансовые источники, которые можно было получить от продажи сельхоз продуктов за границу, для приобретения техники. Страна нуждалась не только в деньгах на строительство объектов промышленности, но в дешевой рабочей силе. Рабочих в государстве было в четыре раза меньше, чем сельских жителей: 19% к 82% - это и стало ключом в решении проблемы. Позицию государства мы нашли в отражении принятых документов.

1927 г. ХV съезд партии дал старт для коллективизации. Что стало заглавной буквой начального этапа аграрной «кровавой революции». Двухлетний кризис хлебозаготовок привёл к принятию Закона об общих началах землепользования и землеустройства в 1928 году. Постепенно на смену ТОЗам, коммунам и сельхозартелям приходили колхозы. В 1927 г. появились первые колхозы. Если в 1925 году в Ермаковском районе не было ни одного колхоза, то в 1926 году уже насчитывалось 11 товариществ; 1927 год – 28; 1928 год – 55 товариществ, а в 1929 году – 105 товариществ, 7 коммун, 14 колхозов, и на 1 марта 1930 года колхозов стало 27, коммун – 12, сельхозартелей – 17, хозяйств – 2761. Всего площадей для колхозов отведено 38550 десятин. [10]

Все коллективные хозяйства возникали не на пустом месте. В границе густонаселённых районов Каратузский и Ермаковский не было не освоенных площадей, за исключением лесных и подтаёжных. Все площади земли, что можно было освоить, они уже принадлежали собственнику. Рассматривая архивные документы этого периода, мы не увидели процесса освоения новых земель, корчёвки лесных угодий. Напрашивается выход: у хозяев надо отрезать, забрать часть или весь надел пашни. Выходит и Дубенский колхоз рождался по предполагаемому алгоритму.
Рождение коллективных хозяйств по стране сподвигло появлению статьи И.В. Сталина в газете «Правда» (07.11.29). Там вещали о наступлении Года великого перелома, где предусмотрен переход от индивидуального к коллективному хозяйству. Надо понимать как долгожданное, добровольное событие в деревне. Произошло закрепление данной мысли в Постановлении ЦК ВКП (б) от 15 января 1930 года. В Красноярском округе к марту образовалось 366 колхозов. [11]

2.4. Столбовой дорогой под суд!

На практике не было добровольного объединения в колхозы, кроме бедноты, которой нечего было нести на общий двор. Но ведь вскоре колхозы стали владельцами материальной собственности, каким путём? Работая над восстановлением имён репрессированных жителей в процессе коллективизации Дубенского сельсовета, у нас возник ещё один вопрос: «Колхоза ещё не было, а почему люди попадали под каток лишения политических прав – избирательных?» Понять первый этап «раскрестьянивания» нам помогла книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. В первый «вегетарианский» этап, что проходил с 1926 по 1929 год, попадали хозяева, которых власть определила «жил нетрудовыми доходами». До 1928 года было не запрещено использовать труд батраков, но это ставили в основание вины. Включили и тех, кто сеял и пахал, да ещё торговлей успевал заниматься. Не избежали лишения владельцы сельхоз техники, если давали её в аренду. Не обошли и владельцев объектов по обработке продуктов труда крестьян – круподёрки, мельницы. Вот и ответ на вопросы. Из 137 репрессированных по дубенской территории были лишены избирательных прав 117 членов поселений. Мы их выбрали по дате наказания. Самым массовым был 1928 год – 25, 1930 – 44, 1929 и 1931 по 12, 1932-7, 1933-9 человека. Людей полностью не допускали к общественной жизни односельчан. Можно сравнить только со средневековым отлучением от церкви. Лишенцы были самодостаточными хозяевами, но имели собственное мнение по вопросу коллективизации не в её пользу. В предыдущие годы это был народ свободолюбивый. Потомки казённого поселения ранее получали поддержку государства в развитии хозяйства. Не знали прежде наказаний за результаты добросовестного труда на земле. Они уже были коренными сибиряками с вольным духом, смелыми действиями.

Выводы Шекшеева о спровоцированной государственной политикой чрезвычайных хлебозаготовок и налоговых изъятий, мы считаем справедливыми. Это следует из анализа раскулаченного населения по Дубенску. В результате крестьяне, которые землю для посевов отвоевывали тяжелым трудом у тайги, во избежание голода было вынуждено в декабре 1928 года закупать хлеб.

Естественно, что крестьяне противились сбору налога, который ставил их хозяйства на грань выживания. Уже в налоговую кампанию 1928 г. власти получали хлеб, используя административно-судебные рычаги. За саботаж по сдаче хлеба было осуждено согласно ст. 58-14 -7 человек. Среди них: Кокорин Петр Васильевич. 1891 г.р., Обухов Василий Миронович1881, брат Кокорин Кузьма Васильевич 1912, Фрей Ян Карлович. 1900 г.р., из эстонцев.

Аргументом для раскулачивания и высылки, и даже расстрела была «злостная неотдача» объектов эксплуатации: молотилки, мельницы, кузниц, крупорушки, маслобойки. Приводим конкретные фамилии пострадавших по названному обвинению: Афанасьев Петр Афанасьевич. 1884 г.р. выслан в Томскую область вместе с семьёй. Ермаковского района, что нам поведали документы из Ермаковского архива фонда 1, описи 3, дела 44, 57, 111, 116, 127, 162, 301. Афанасьев Федор Петрович. 1904 г.р., раскулачен и в мае 1931 г. выслан с женой и дочерью 3 лет на спецпоселение за пределы района. Состав семьи: жена Мария Егоровна 1904 г.р., дочь Таисья 1926 г.р.[12]

Вахрушев Александр Александрович. 1906 г.р. В мае 1931 выслан с семьей из села. Состав семьи: жена Пелагея 1905 г.р. С места ссылки мобилизован в тылоополчение на Анжеро-Судженске угольные копи. В 1937 семья вернулась из ссылки. Работал плотником в Ермаковском совхозе. Арестован 07.07.1937. Обвинение в АСА. Осужден 25.10.1937 тройкой УНКВД КК на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 30.12.1958 Красноярским крайсудом (П-10411). [13]

Нохрин Никита Савельевич. 1866 года рождения раскулачен и в июле 1931 года выслан с семьей на спецпоселение в северные районы. В июне 1934 прибыл в Усть-Можарскую трудовую колонию в Зырянский район Томского округа. Состав семьи: жена Анастасия Андреевна 1880 г.р. [14] Нохрин Николай Никитич. 1903 г.р. за эксплуатацию молотилки, батраков. Раскулачен и в мае1931 г.. выслан с семьёй на Артёмовский рудник (ныне Артёмовск Курагинского района): жена Евдокия Дмитриевна, сын Алексей 1934г.р. мать Дарья Григорьевна. [15] «Нохрин Кузьма Никитич. 1892 г.р. Раскулачен в 1931. выслан в пос. Ольховка Артёмовского района с семьёй : жена Анастасия Даниловна 1894 г.р, дети - Ирина 1917 г.р, Иван 1919 г.р, Клавдия 1922 г.р, Настасья 1925 г.р, Валентина 1927 г.р, Павел 1928 г.р. Реабилитирован 11.11.2008 прокуратурой КК (П-5458) (АРУ ФСБ России по Красноярскому краю д. П-5458»;[16] Обухов Василий Миронович1881 г.р. Выслан как кулак и в мае1931 г. эксплуатировал молотилку, батраков. Выслан с женой и четырьмя детьми на спецпоселение в Симоновский поселок Ново-Кусковского района ныне Томской обл. Состав семьи: жена Пелагея Степановна 1874 г.р., дети Егор 1926 г.р., Илья 1928 г.р., Анна 1929 г.р., Семен 1930 г.р... Погиб в ссылке не позднее 1936. [17] Подшивалов Трифон Семенович. 1863 г.р. Кустарь-сапожник. Арестован 24.05.1938. Обвинен в АСА. Приговорен 10.06.1938 тройкой УНКВД КК к ВМН. Расстрелян 08.08.1938 в г. Красноярске. Реабилитирован 03.06.1989 прокуратурой КК (П-18121).

Строев Евсей Иванович 1889 г.р.. Крестьянин-пимокат выслан за пределы района в 1931 [18] Шульмин Фёдор Христофорович,1883 года рождения, за эксплуатацию маслобойного завода и батраков. Раскулачен и в апреле 1931 г. выслан с семьёй из села на спецпоселение по постановлению президиума РИКа. Дальнейшая судьба неизвестна. Состав семьи: жена Ирина Александровна 1887 г.р., дети Евдокия 1916 г.р., Егор 1926 г.р.; Михаил 1908 г.р., его жена Варвара Васильевна 1908 г.р., их дочь 4 мес. [19]

Байновский Тимофей Иванович 1887 г.р. Поляк. Малограмотный. Работал кузнецом в колхозе. Арестован 28.11. 1938. Осужден 18.03.1939г. выездной сессией Красноярского крайсуда на 8 лет ИТЛ. Реабилитирован 20.12. 1992 прокуратурой КК (ПП-9969). Мы узнали, что он кузницу отдал в колхоз и продолжал в ней работать в качестве колхозника.

Отношение крестьян к взиманию налога в 1929 году сначала было выжидательным. Оно изменилось с началом работы комиссии по выявлению объектов налогового обложения. Начался «поиск кулака», что вызвало раздражение даже у части сельских коммунистов. Члены партийной ячейки Зварыгины говорили: «Сидят руководители в кабинетах, выдумывают новые определения кулаков, и нас насильно к этому принуждают. Приехал бы уполномоченный и сам всё посмотрел, а то создаст ссору в деревне и уедет, а мы здесь - расхлебывай, скандаль, что делать дальше, не знаем». [20]

В Минусинском округе с октября по 7 ноября 1929 года проводили «неделю коллективизации». В селе Черемушки она была встречена воззванием следующего содержания: «Товарищи крестьяне, не торопитесь сдавать хлеб, не молотите его, не держите на руках деньги, продавайте облигации, держитесь за хлеб, долой коммуну, да здравствуют красные партизаны». Привёз кто-то из родственников такое воззвание и в Дубенск. Открытого выступления не было, а тихо ему следовали.

Массовая коллективизация еще более расколола крестьянство. Многие бедняки рассуждали так: «Налог не плачу, в хлебозаготовках не участвую, семена мне дают, если увеличу посевную площадь, попаду в середняки, тогда придется платить налог». Иждивенческие настроения у бедноты сменялись её озлобленностью по отношению к успешным соседям.

Самообложение, которое крестьяне считали вторым налогом, не было принято в Дубенске. Хлебозаготовительный нажим был встречен крестьянством с ненавистью: появилось воззвание с призывом «бить коммунистов и свергать Советскую власть», в селах Дубенске и Верхний Суэтук изъятие хлеба сопровождалось угрозами членам сельсоветов.

В связи с репрессиями, направленными против «кулачества», из села бежали 4 человека. Один из них Кокорин Иван Васильевич, 1903 г. р. Вначале 1930-х гг. уехал на Артемовский рудник. Не принял политику коллективизации и спас семью от раскулачивания. Работал вольным старателем в пос. Тинсук. Но, как говорят «От сумы, да от тюрьмы не зарекайся». На новом месте Иван Васильевич попадает в разряд врагов народа. 21.11. 1937 г. решением тройки НКВД осужден на 10 лет лишения свободы.[21]

Переход к коллективизации в тридцатых. привел к массовым злоупотреблениям, в ходе которых под раскулачивание попадали середняки. Середняки, из числа бывших партизан, платили и по «личным счетам». 6 марта 1930 г. были привлечены в качестве «кулаков» и осуждены 8 человек. Из них 3 — обвинялись по искам батраков и были оштрафованы. За агитацию против коллективизации аресту подверглись 5 человек, дела их поступили в окружной отдел ОГПУ. Приводим некоторые имена борцов за советскую власть: Кокорин Петр Васильевич. Родился в 1891; Корсак Ян Ольгердович. 1885 г.р. поляк. Потомок сын польского повстанца 1863 г., сосланного в с. Лугавское. Уроженец с. Дубенского Ермаковской вол., образование среднее, член ВКП/б с 1917 г., участник партизанского движения. Это породило стихийное сопротивление крестьян, вылившееся летом 1930 г. в восстание, которое охватило ряд сел Ермаковского, Минусинского и Каратузского районов. Повстанцы ликвидировали Советы, восстановили земские управы, громили магазины, школы, расправлялись с сельскими активистами. Восстание было подавлено. В Дубенске активных выступлений не было, но зажиточные крестьяне поддерживали повстанцев материально и морально. На своих отдалённых заимках и мельницах укрывали убежавших от преследования, помогали их тайно переправить в таёжные охотничьи избушки или в Туву к саётам. Как в народе говорят «Шило в мешке не утаишь», и односельчане сдавали властям сочувствующих. За организацию и подготовку антисоветских действий по статье 58-10 было осуждено 11 человек.

«Согласно информации, заключенной в милицейских сводках, летом 1930 г. на территории Каратузского и Ермаковского районов Минусинского округа Сибирского края вспыхнули и были подавлены обособленные, не связанные между собой крестьянские «восстания». Однако органы госбезопасности, привычно мистифицируя, как правило, сгущали политическую окраску крестьянского повстанчества, направленного против советской власти». [22]

Ситуация в Ермаковском районе осложнялась еще и вселением туда «кулаков» из Бейского района, которые, не желая осваивать земли и строить жилье на отведенном им участке, обрели пристанище в д. Вознесенке. Здесь они, как считали власти, «разлагали население». По воспоминаниям коммуниста И.А. Быковникова, весной 1930 г. в районе стали распространяться листовки, авторы которых требовали установления советской власти без колхозов и коммунистов. По свидетельству С.А. Красильникова, например, листовка, обнаруженная 2 марта 1930 г. абаканским крестьянином по дороге в г. Минусинск, была им частично использована на курево. 5 марта такая листовка была наклеена в красном уголке с. Дубенского. Обвинили в этом Дроздова Емельяна Васильевича, его жену Анастасию Терентьевну и сына Иван Емельян с семьей выслали из деревни.

В декабре 1930 года начался переход к политике ликвидации кулачества как класса. Не сумели хозяева страны найти «бескровного» пути, и пошел гулять по крестьянским судьбам процесс «раскулачивания». Результат исполнения можно оценить как умопомрачительный: по стране выслано 265795 семей. К маю 1930 г. в Ермаковском районе «раскулачили» 850 хозяйств, из них 280 при проверке оказались середняцкими. Дубенский сельсовет представил по статье раскулачивания в 1930-31 годах более 40семей.
Предлагаем воспоминание Попцевой Нины Кузьминичны 1929 г.р. Член колхоза имени « Жданова». Записала Чиркова Наташа уч-ся 11 класса 12.12.2013 г. «Сама я не помню, как сгоняли в колхозы, но в семье разговоры слышала в детстве. Все жили единолично, в 30-е годы начали собирать в колхоз. Кто не хотел, тех раскулачивали: Бочурин Александр жил на заимке, имел пашни, скота, работал сам на себя, никого не нанимал, но попал под раскулачивание. Не стал ждать, всё бросил и уехал с семьёй на Север, потом вернулся в г. Минусинск. Раскулачили Осипа Попцева, у него были пашни, крепкое хозяйство, выстроил мельницу, её почему-то звали «Царёва мельница». Марию Васильевну Мастакову раскулачили. Гончаров Андриян очень крепко жил и тоже попал под раскулачивание». [23]

Наш руководитель кружка «Резьба по дереву» Рулис Александр Иванович рассказал историю своей семьи и доверил полученные документы. По линии отца Рулиса Ивана Юлисовича. Он получил ответ из УФСБ по Красноярскому краю 16.04.2013 года. Прадед - Рульюс Юлис Яковлевич - ранее ссыльный литовец, в возрасте 66 лет был арестован 1 марта 1938 года по обвинению в участии в антисоветской националистической группы. Приговор Комиссии НКВД был самым жестоким - высшая мера, которая была приведена в исполнение в городе Минусинске 1 августа, а в феврале 1959 года Верховный Суд РСФСР признал отсутствие состава преступления. Без отца росли дети: 11 летняя дочь Эмилия, 3 младших брата, которым ничего не говорили об отце - «враге народа». Только внуки смогли получить свидетельство о смерти деда, справку о реабилитации и положить цветы на место массового расстрела «без вины виноватых». (приложение 6) По линии матери Александра Ивановича, Рулис – Суходоевой Нины Емельяновны, крестьянин Суходоев Емельян Андриянович - отец 4-х подростков, был арестован 21 июля 1931 года. Статья обвинения – участие в контрреволюционной организации, за что осудили на 3 года заключения в концлагерь, отбывал наказание на Беломор - канале, где и сгинул навсегда. (приложение 7) От 5 сентября 1989 года была выписана справка о реабилитации Суходоева Е.А., за необоснованностью вины, за подписью старшего помощника прокурора края советника юстиции – Г.И. Матвеева. Суходоев Емельян Андрианович. Родился в 1876. Уроженец и житель с. Дубенское Ермаковской вол. Минусинского округа Енисейской губернии. Русский, неграмотный. Зажиточный крестьянин. Работал к колхозе имени Ворошилова. Арестован 21.07.1931. Обвинение по статье 58-11 УК РСФСР. Осужден 13.02.1932 особой тройкой ПП ОГПУ ЗСК на 3 года концлагерей. Отбывал срок на Беломорско - Балтийском канале. Реабилитирован 09.09.1989 прокуратурой КК( П-16360). [24] Что же поимел колхоз от хозяйства «врага народа»? Согласно справки по оценке имущества Суходоева Е.А.- триста пятьдесят два рубля и пять копеек в виде: 2-х лошадей, саней, сбруи, борон, плуга, 9 голов овец, амбара, одной свинки, жеребчика, надворных построек и 87 десятин пашни. (приложение 7) Двоюродные братья Емельяна Андриановича Суходоевы так же оказались в числе лишенцев и раскулаченных: Гавриил Семенович в возрасте 60 лет раскулачен и выслан, но сбежал домой. В колхоз не пошел, а устроился разнорабочим на ферме №4 Ермаковского совхоза на выселке Веселый Ключ. Старался меньше говорить, но всё равно попал в антисоветские агитаторы. Арестовали 07.07.1937. Осудили 14.09.1937 тройкой УНКВД КК на 8 лет ИТЛ. Реабилитирован 03.07.1989 прокуратурой КК (П-15358).

Егора Семёновича в возрасте 43 лет так же раскулачили в 1931 и выслали на Артёмовский рудник с семьёй. Жена Феодора 1892 г.р, дети Илья 1911г.р, Семён 1913г.р, Нина 1923г.р, Вера 1928г.р, Екатерина 1925г.р, внуки Виталий Семёнович 1937г.р, Валентина 1944г.р. [25]

Приводим воспоминание Кокориной ( Малышевой) Евдокии Ивановны. 12 июня 2018 г. Записал внук Медянцев Саша. «Из истории семьи: Малышевы жили в Казахстане, их раскулачили: забрали паровую мельницу. 6 братьев отца сбежали в Узбекистан, а мы приехали в Дубенск, нам дали дом раскулаченного Строева. По возвращению хозяина домой, мы перешли в дом ранее раскулаченного Кемова. Работали всей семьёй в Ермаковском совхозе, отец уехал в Весёлый Ключ и мы за ним».[26]

Поделилась семейными воспоминаниями с нами Фефелова Зинаида Дмитриевна: «Семью моего деда, по материнской линии, Малькова Андрея Никитича раскулачили за отказ вступить в колхоз, сослали в Енисейск, и только к 1940 году семья вернулась в Дубенск, а дом раскатали и куда-то вывезли. Семья ютилась в съемной избушке. Брат Дмитрий Никитич получил родовой дом от отца в наследство, имел свое небольшое хозяйство. Забрал коня из Коммуны, а корову не отдали - перевели в колхоз. Дом забрали под молокозавод, только в 1964 году моя мама Валентина Андреевна выкупила его у Шушенского молокозавода. По линии отца Тимофеева Дмитрия Григорьевича тоже есть лишенцы: старший брат Данил Григорьевич имел мельницу - ее отобрали, но в доме оставили с семьей. Моя бабушка по маме Варвара Даниловна Ендальцева родилась уже в Дубенске и прожила до 93 лет. Её брат Евстегней был участником 1 мировой войны в союзнической армии Франции, вернулся домой в 20-х годах, хозяйство не завел большого, вступил в колхоз и работал на скоте». [27]
Работая ранее над темой исследования, Виолетта Лазарева использовала письмо Хорева и оно нас заинтересовало: «Из переписки моего дедушки Хорева (Фарувского) Андрея Малахиевича (Малофеевича, Макаровича) и его сестре Варваре Малахиевне (Малофеевне, Марковне) …«А нашего отца, тятеньку из Барнаульской тюрьмы отправили этапом в Минусинскую тюрьму. Там он по прибытии в Минусинск, встретил своего друга и сослуживца Соловьева по царской и Красной армии, который был в его отряде. А в Минусинской тюрьме был начальником и помог отцу тюрьму заменить на высылку в Ермаковский р-н. …И тятенька нас вызвал к себе. Где то в конце мая 30 года, мы приехали к нему в село Дубенское Ермаковского р-на. А там только началась коллективизация и нас поселили в дом раскулаченного. Вскоре отца устроили мельником. Мельница то же была отобрана у хозяина и перешла в колхозную собственность. Эта мельница была где то по речке в 5 (6,5?) км. от села в лесу и там был домик - вот на зиму нас и перевез отец к себе. Тятенька купил лошадь и корову. …На зиму отвез меня в Дубенск в школу. Жил я у председателя сельсовета. В 32 г. плотину на мельнице прорвало от большого наводнения. Тогда мы переехали в Дубенск. Отец пошел в колхоз сторожить скотный двор. Там он был, и плотник и столяр и на лесоповале работал». [28]

Нас заинтересовала их история. Мы просмотрели ранее выполненные работы по истории села Дурова Д.. После прочтения письма Хорева, Денис узнал от землячки Вероники Живоглядовой историю из её родословной: «Мой прадед, Паташев Александр Матвеевич держал мельницу, недалеко от Похомовской заимки - в 5 киллометрах от села на речке в лесочке, а в 1931 году его раскулачили и направили на поселение в Курагинский район поселок Тунсук, Вскоре он сбежал в свое село и продолжал работать. Получается, что Хорева отправили работать мельником на мельницу моего предка, а может и жили они в доме моих родных». Дениса заинтересовало, у кого жил мальчик на квартире, как сказано в письме. Выяснил, что председателем сельского Совета в это время был кто-то из большой родни Ощепковых.

В архиве редакции «Ленинская искра» Шушенского района за 1992 год есть подборка материала сотрудника Леонтьева Н.В.. Им были составлены списки раскулаченных, по данным Минусинского музея имени Н. Мартьянова. Мы проанализировали обнаруженный материал. Под корень выкосили хозяев-тружеников земли – 110 единоличников, 22 члена колхоза и рабочих Ермаковского скотоводческого совхоза, даже попал под наказание Гончаров Д.И. - бригадир колхоза имени «Ворошилов» и управляющий Аносов К.Д. фермы № 1 Ермаковского совхоза.

Основная масса осуждённых достигла самого рабочего возраста: до 40 лет –53 человек, до 50 лет –47 и даже старше 60 лет-21 земляк. После ареста попали под реабилитацию в 1931 и 1934 году 9 человек. Повторно пострадала 41 семья сосланных на новое место жительства, в основном на Артёмовский золотой прииск Курагинского района, а на втором месте Томская область. Канули в лагерях ГУЛАГа - 67 хозяев. Высшую меру - расстрел применили к 19 жителям Дубенска. Исполнение приказа ВМН проходило в основном в Минусинске, кроме Канска и Красноярска. После смерти «Отца народов» в первое десятилетие было реабилитировано 11 репрессированных.

Мы рассмотрели пострадавших по родственным связям. По 6 семей лишились наработанного добра: Гончаровых, Попцевых, Щербаковых. Пошли по чужим краям по 5 семей из Агафонцевых, Кокориных, Шульминых и Вахрушевых. 4 семьи под фамилией Лалетины были «раскрестьянены». Встретили трижды фамилии – Афанасьевых, Жуковых, Кокориных, Нохриных, Ощепковых, Суходоевых. Самые массовые раскулачивания прошли в 1930 году - 17, а высылка выпадает на 1931 год - 33 семьи. Практически до 1934 года основная масса дубенского крестьянства была уничтожена как класс. С 1937 по 1939 год под чистку прошли ещё 4 семьи. Из прочитанных протоколов заседаний Дубенского Совета за 1935 год, мы не увидели ни одного имени из числа репрессированных, принимавших участие в жизни сельсовета.
Анализируя расшифровку статей, по которым были осуждены работники земли - оторопь берёт. Неужели крестьяне так были вовлечены в политические контрреволюционные процессы, что это могло угрожать судьбе страны. Когда же крестьянину совместить круглогодичную работу на земле и ещё участвовать в повстанческих мнимых организациях юга края, поддерживать связь с Японией и Германией? Вызывает жуть и страх и то, что осуждённые давали показания против себя, тем самым подписывали свой смертный приговор. Знать не сказки им говорили и не по головке гладили, когда снимали допрос. Потеряла земля-матушка тех, кто её любил и лелеял.

Извели хозяина земли
На сибирской милой стороне,
Со двора скотину вывели,
Самого «угробили» в тайге.
По команде в колхозы согнали
На пролитых потом полях,
Добро, молотилки собрали
И свезли на кулацких санях.
Земля скучала долго и стонала:
Всё хозяина тайно ждала.
С каждым годом она остывала-
Не хватало любви и тепла.
Колхозник «ковырял» её грубо,
Кормилицей ни разу не назвал.
Приказы «государевы» сугубо
Он нехотя, тихонько исполнял.

2.5. Сделай выбор: колхоз или «шагай мужичок в чужой уголок…»

Напуганные, наученные прошлыми годами разгула коллективизации, дубенцы искать выход. Страшно было покидать обжитую землю, родной угол, родственников. «Репрессии, направленные против крестьян, способствовали тому, что определённая часть их стала активно проявлять лояльность к советской власти». [29]

Крестьяне стали отказываться от своих земельных наделов в Дубенской черте, уходить в соседний совхоз или вступать в колхозы имени «Ворошилова» и «Жданова». (Приложение 8)

Коллективизация - это был трудный, сложный и болезненный период в жизни советской деревни. Ведь в ходе него стояла задача: ликвидация кулака как класса. Кулаки всеми путями пытались этому помешать.

Но, несмотря на трудности, уже к 1 июля 1936 года в пределах границ существующего (без Араданского и Усинского сельских Советов) Ермаковского района (в то время в состав района входили и все населенные пункты Шушенского района), было создано 96 колхозов. Они объединяли 6647 колхозников, что составляло 95,8 от общего количества крестьян района. Единоличных хозяйств на тот период было - 282. Полностью была завершена коллективизация в Дубенском сельском Совете – 98,2%.

12.03.1930 года дубенская Коммуна преобразовалась в колхоз «Имени Ворошилова» из 12 единоличных хозяйств, а к посевной вошло 50. Большая часть лишенцев была ещё и выслана, а их земельные наделы, орудия труда плавно перешли на колхозный баланс. Те, которых не высылали, подчинялись выражению «Против лома – нет приёма». И смиренно вошли со своими пожитками в колхоз. На территории Дубенского с\с были организованы колхозы: имени «Ворошилова» с площадью земли 6117,7 га, «Жданова» 1701 га, «2-я пятилетка» 1029,4 га, и совхоз Ермаковский 9.5 тыс. га. [30] В протоколах сельского Совета 1935 года идёт упоминание о колхозе «Красный партизан», а площадь их земель мы нигде не увидели.

По воспоминаниям Попцевой Нины Кузьминичны мы составили рассказ о колхозной жизни дубенцев. Первым председателем колхоза имени «Ворошилова» был избран Пашкин Фома. Колхоз имел 100 лошадей, 30 коров, около 30 телят. Доярками работали Ирина Иванова и Лиза Агафонцева, телят выращивала и лечила Фрося Суходоева. Пахали и боронили на лошадях и быках, бороны были деревянные. Сеяли вручную: зерно насыпали в мешок, вешали его на шею через плечо и разбрасывали зерно, а потом заборанивали. Скашивали урожай тоже вручную: косили литовкой с грабками и жали серпом. Составляли в суслоны, а как те подсохнут, складывали в скирды. Молотили в холодные, морозные ночи ручными и конными молотилками. С гектара собирали по 10-15 центнеров зерна. Сеяли рожь, пшеницу, овес.

С первых лет жизни колхоза люди работали не покладая рук: Зварыгина Елизавета, Кобякова Анастасия, Измаилов Илья, Пашкин Спиридон. Пестрикова Анастасия выжинала серпом по 25-30 соток в день. Молодые комсомольцы тоже работали хорошо: Глумов, Похабов, Евгафов - их отправляли в Москву на выставку.

Колхоз проживал не лёгкую свою историю, вместе с выбравшими крестьянами колхозную стезю своей жизни. К управлению колхозами пришли люди без опыта работы, только с житейской смекалкой. Не хватало экономической грамотности. Сопротивление зажиточных крестьян не играло положительной роли в строительстве новой деревенской жизни. В то же время власти форсировали процесс коллективизации. Много было недоработок, ошибок, непонимания. Сотрудница «Государственного этнографического Шушенского музея» Кикилова Т.М. подарила нам статью «Лицо Дубенска». Автор - Клешнин Р. - довольно жестко критикует работу сельского Совета за слабую культурно-просветительную деятельность: отсутствие избы-читальни, учитель Сазонов «пишет апелляции кулакам в РИК о неправильном отношении к ним и о восстановлении их в правах»; школа первой ступени охватывает лишь 35% детей, всего два учителя на 492 двора. И в хлебозаготовке Совет очень слабо действует: контрактацией охвачено всего 194 десятины села, а у середняков 0 десятин. Члены комиссии, по содействию, зажиточные: Кемов Г., Суходоев Егор - имея по 500 пудов излишков зерна, показали лишь по 250, а за остальные провели продажу через комиссию и получили обманным путём 1500 рублей. Была очень слабая материальная помощь: беднякам выделили в сумме 6700 рублей, что в среднем пришлось по 31, 45 рублей на хозяйство. Этих денег хватало на покупку штанов, ситца на рубаху и сатина на юбку, про покупку с\х техники и думать не приходится. (приложение 9) Рассматривая строки заметки, можно фиксировать резкое социальное расслоение населения. В то же время идёт бурный прирост посевной площади: по отношению к 1926 году, в 1929 году - на 680 десятин. Это произошло за счёт увеличения посева на 320 десятин из 195 хозяйств бедноты. Тяжелым бременем лежит уплата единого сельхозналога (ЕСНХ) - 8750 рублей. Особенностью дубенского землепашества была отдалённость полей и система трёхполья. Это требовало высокий уровень средств производства: в виде техники и не менее трёх лошадей - чего явно у бедноты не было. Руководство сельсовета подвергалось жёсткой критике за слабую организационно-хозяйственную и политическую работу среди населения, особенно хлебозаготовительную. Автор считает, что это усиливало расслоение, рост капиталистической эксплуатации бедноты. Надо отдать должное автору статьи за его экономическую осведомлённость, политическую бдительность, желание видеть территорию успешной.

В архивных документах читаем похвалу в адрес «ворошиловцев»: «10.05.32 - По Дубенскому сельсовету колхоз «Ворошилова» сеют на 1 га ярицы 1,8ц, овса 1,50, - норма 1,3 пшеницы 1,5 – это превышение нормы». [31]

По сводкам Ермаковского РЗО (районный земельный отдел) мы составили сравнительную таблицу по колхозам.

Сельсоветы 22.05.1932 Сев 24.05 27 мая 2 июня Рост за 5 дней
Дубенский 13 % 14% 14 24 10
Саянский 15 % 24% 24 24 0

Оба сельских Совета слабо справляются с объёмами посевной кампании 1932 года.

Государство ввело «добровольно-принудительно» приобретать граждан страны облигации. По курсу экономики мы разобрались что это такое. Все поселения были обязаны участвовать в реализации облигаций. За прошлый год жители Совета сдали к 1 января 1932 года 175 рублей, а возвратили облигацией 800 рублей. От местной власти требовали срочно активизировать работу. Итоги 1932 по выполнению займа 1 квартала Саянский с\с – план 7760 сдано – 1016 р., Дубенский с\с – 10425р. – 2864. [ 32]

В ноябре 1932 года Дубенский совет получил задание «Реализовать облигации 3-тьего займа на сумму 1038 рублей» [33] На 15 декабря 1932 года мы составили таблицу по реализации облигации 3-тьего займа

Хозяйство Рабочие служащие план Выполнено Колхозы план Выполнено
Саянск 7100 79.2% 13350 97.3%
Дубенск 32000 67.5% 4100 37%

1933 год в выполнении плана мобилизации средств был не легче предыдущего. В мае из 10425 выполнено 3742, что составило 26%. К октябрю сумели выполнить ещё на 12.5 %. [34]

Ермаковский райком партии пытался активизировать влияния сельских Советов на экономическое состояние территорий введением социалистических соревнований. Дубенский сельсовет проявил политическую сознательность и принял условия в соревновании сельских советов 13.10.1933.г.. Подписал договор соревнования председатель Дубенский с\с -товарищ Толстиков, от Саянского т. Спирина.[ 35]

По сбору паевого капитала и товарооборота: Дубенский с\с шёл впереди из плановых 45000р. собрали 3000р. Саянский с\с из 47000 р. выполнили 135р., что равно 0.5%, План мобилизации средств вкладов сбережений в 1933 году

с\советы план Рабочие и служащие колхозники единоличники
Дубенский с\с 5000 2000 1500 1500
Саянский с\с 1650 50 1500 100

В Протоколе от 6.09.33 года узнаём, что за невыполнение финансов с рабочих и служащих, недооценку добровольных платежей (займа, сберегательных вкладов) по Дубенскому с\с приняли решение снять товарища Гагарина.

В 1933 году число трудоспособных колхозников достигло 185 членов. Результаты были более успокаивающими: на трудодень получили по два килограмма хлеба и по 34 копейки, против – 37,2 копейки прошлого года. Это было много? Нет, наверное, но бедняк в руках держал заработанные деньги, а не натуроплату батрацкого труда. Были ли лёгкими эти заработки? Урожай с колхозных полей доставался большими усилиями. Зимой собирали навоз, золу из своих печей, увозили на поля на ручных санях, а там корзинами растаскивали по полю; весной все взрослые надевали на шею и плечо мешок с посевным зерном и руками сеяли будущий урожай, летом вручную пололи поля от сорняков вместе с детьми; серпом и литовкой косили урожай, не разгибаясь вязали снопы, ночами скирдовали, молотили цепами, сушили зерно, перекидывая деревянными лопатами, а потом на носилках стаскивали в амбары; из числа взрослых не хватало пастухов скота и это поручали подросткам, а спрос с них был как со взрослых. Итак, колхозники работали не покладая рук. (приложение 10)

В различных исторических источниках можно увидеть обвинения в адрес колхозников, из числа бедняков в пьянстве. Мы на эту тему побеседовали с бабушками, детьми первых колхозников. Да, «в семье не без урода»: были случаи пьянок, но они были единичными. Они даже не допускали мысли: обвинить своих родителей в таком пороке. Чаще можно было увидеть это среди семей раскулаченных, высланных глав семьи. Пили, сквернословили и буянили в адрес власти, колхозников. Это был социальный протест от обиды, горести от несправедливости. Большинство населения их как-то понимало. Но были и те, кто мстил за свой батрацкий труд, писали доносы на бывших работодателей и тех наказывали по второму кругу.

В имеющихся протоколах правления колхоза, сельсовета мы нашли записи о наказаниях, исключении из колхоза за различные виды нарушения трудовой дисциплины. Выходит, беднота работать умела, а вот грамотно вести хозяйство вряд ли – не было опыта руководителя. Частично этим можно объяснить неудачи в выполнении плана перед государством, сбора налогов, организации труда. Так или иначе, дубенцы делали выбор – вступать в колхоз. Доходили слухи о несладкой каторжной жизни высланных земляков. Страшно было оказаться в чужом краю с котомкой за плечами, без крыши над головой, без семьи. А ещё горше быть на высылке с малыми детьми, которых местные именовали «кулацкими выродками, отродьем», не допускали в своё социум. Под горой рос совхоз Ермаковский, где труд был более свободный и финансово оплачиваемый. Уйти туда были свои препоны: недостаток жилья, а тут своя халупа. Самое главное колхозники без решения Правления колхоза не имели права выйти из состава колхоза. Совершеннолетний колхозник был без удостоверения личности – паспорта, без которого не устроиться на работу в другом месте. Как это схоже с положением крепостного крестьянина царской России.

2.6. По протоколам Дубенского сельского Совета

Село стало административным центром – Дубенским сельским Советом Ермаковского района в 1935 году.

В Ермаковском госархиве мы работали с протоколами Дубенского сельского Совета 1935 года. Председателем с\с был Рогожин, секретарём Ефимов Д.

Мы проанализировали протоколы заседаний сельского Совета и выделили повестки дня: о Всероссийской переписи скота;

об утверждении секций и депутатских групп, куда вошло более 50 жителей села. (приложение 11)

В протоколе № 1от 02.02.35 поставлен вопрос о прошедшем 9-м районном съезде Советов. Документ принят к сведению и исполнению.

Остро стоял вопрос о выборах при с\совете общественного суда 19 января 1935 года. Утвердили состав сельского суда под руководством Березина Н.С. и заместителя Чирковой Татьяны. В состав вошло 13 человек. Суд был призван разрешать все конфликтные ситуации по экономическим, бытовым вопросам, передавать материалы, в вышестоящие судебные инстанции. Вся судебная система преследовала цель не только наказания, но главное раскрестьянивания, что способствовало усилению коллективизации. (приложение 12);

Совет взял под контроль финансовую деятельность прошлого состава, утверждение годового отчета за 1934 год сельского бюджета и утверждение на 1935 года от 11 января. (приложение 13)

Очень конфликтно стоит вопрос о ходе выполнения плана лесозаготовок от 24.02.35 и дорожных работ. Участники этих работ должны были выезжать в тайгу или строительство дорог на продолжительное время от семьи. Направляли работоспособных, молодых женщин. Многие из них имели детей, но вынуждены были бросать их на старшее поколение. Работа физически очень трудоёмкая, бытовые условия слабые. Не доставало бань, качественного питания, места для просушки мокрой обуви и одежды. Люди не справлялись с заданием, за что следовало наказание. (приложение 14);

10 февраля 1935 года Гончарову Елену М. за отказ ехать на лесозаготовку и на дорожное строительство исключили из колхоза, решено удержать хлеб до выплаты задолженности колхозу пятидесяти рублей. Не принимать Гончарову ни в один колхоз в течение 2 лет. Встаёт вопрос: как же должна выживать семья? Власть это не тревожило, главное добиться подчинения во имя выполнения заданий. А Агафонцева Елена Александровна сама подала заявление о выходе из колхоза. Заявление удовлетворили, но по линии сельсовета направили на лесозаготовки на 1 год. Ещё 9 женщин за невыезд на лесозаготовку привлекли на сельский суд. (приложение 15) Исполком Совета пытался как-то мотивировать труд колхозников. Речь идёт о присуждении Красного и «рогоженного» знамени колхозам. (приложение 16)
В Постановлении с\совета от 21 апреля 1935 года фиксируется картина посевных дел, где к-з «Ворошилова» засеял 10.1 % от плана, «Жданова» 6.4% им вручается позорное «рогоженное» знамя. А «2-я пятилетка» выполнила план сева им вручить Красное знамя.
Государство активно внедряло займы и систематически требовало отчёта. Поэтому в повестке заседаний часто встречается информация «О займе 2-й пятилетки 3-го выпуска», где до Дубенского с\с доведена контрольная цифра: с рабочих и служащих 15445 рублей, с колхозников 12175, с единоличников 4550 – всего 32170 рублей – выполнили ли земляки задание по займу? В этих цифрах хорошо просматривается классовый подход, который преследует цель оставшихся единоличников разорить или подвести под наказания.

На территории Совета ещё существует сектор единоличников, который не вписывается в планы Совета. За что власть обещает очередным наказанием вплоть до привлечения к суду. Колхоз «2-я пятилетка» не справляется с подготовкой к севу и засыпки семян единоличниками. В случае невыполнения отдать председателя под суд. Создана комиссия по проверке и приёмке с\х инвентаря по всем колхозам и у единоличников. (приложение 17)

Такой прессинг единоличников приводит к решению отказа от земельного надела.
В колхозах не хватало рабочих рук, тягловой силы, а про технику и говорить не приходится. Партийные работники района изыскивают пути решения. В Постановлении от 18.07.35 № 178 президиума Ермаковского РИК идёт речь об оказании помощи хозяйствам в сеноуборочной компании, где обязали совхоз Ермаковский выделить технику, а Дубенскому сельсовету: «срочно провести вербовку колхозников и единоличников, а также трудоспособных кулаков». (приложение 18) Из Постановления видно, что в колхозах не было сеноуборочной техники т.к. купить было не на что. Совхоз постоянно пополнялся новой техникой за счёт государства. Правовой основой принуждения совхоза выделить технику была территориальная принадлежность к Дубенскому сельскому Совету.

Жизнь колхозов «черепашьими шагами» двигалась вперёд. В архиве школьного музея мы обнаружили воспоминания Попцевой Нины Кузьминичны 1929 г.р. от 12.12.2013 года записала Чиркова Наташа бывшая краевед. «Мы были в колхозе «Жданова» колхоз был бедный. Председателем до войны был Зварыгин Николай. Помню, был бригадиром ещё Агафонцев Пётр, Пестриков Иван. В 30-е годы в колхозе были тысячницы по вязанию зерновых снопов: Галичева Анна, Пестрикова Анастасия, а Иванова Ульяна лучшая доярка.

Второй колхоз имени « Ворошилова» был богатым хозяйством. До войны председателем был Шкарин Николай. Передовые телятницы: Кобякова Анастасия, Шкарина Екатерина. Ветеринарным врачём работал Простункин». [ 34]
Сельский Совет держал под контролем и засыпку зерна для посева 1936 года. (приложение 19 )

По всей стране шла активная борьба с «опиумом для народа». Не обошла эта капания и дубенскую землю. Церковь стояла в центре села, где сейчас стоит Дом культуры. Смотрелась деревянная церковь величаво: вокруг обнесена каменным забором, а по верху красивая витая железная изгородь. В ограде ещё была небольшая изба, красивый сад окружал церковь. В 1930-е годы сняли колокол и крест, сделал это Мальков Дмитрий Иванович, «старухи кричали на него и молились, чтобы он упал с колокольни». В здании разместили изба читальню, клуб. К 17 годовщине РККА (Рабоче Крестьянская Красная армия) торжественный митинг готовят Тимофеев К., Асессарова Ек., Зварыгин И. 1 февраля 1935 года президиум сельсовета, заботясь о повышении культуры населения, утвердил Совет изба-читальни под руководством Чирковой Т. в Совет вошло 9 человек. (приложение 20)

Среди репрессированых уроженцев Дубенска находим имена служителей православия, которое веками было морально-этической основой народа. Можно быстрыми действиями со свистом кнута согнать скотину со двора хозяина, вывезти нажитое добро, выселить, сломать хозяина. А веру, которая вошла в душу христианина с материнским молоком, было невозможно выкорчевать по приказу. Вот имена священнослужителей связанных с дубенской землёй. Щербаков Андрей Иванович. Проживал в с. Дубенское Лишен избирательных прав в 1930 как служитель религиозного культа церковный староста, реабилитирован крайсудом (П-6341). [35]

Герасимов Виктор Иванович. 1870 г.р. Родился в с. Дубенское Ермаковской волости Минусинского округа. Окончил Курагинскую духовную семинарию. Некоторое время служил в дубенской церкви. Далее проживал в Канске. Священник кладбищенской церкви. Арестован 30.10.1937. Обвинен как член к.- р. организации, вел ПТА. Приговорен 12.11.1937 тройкой УНКВД КК к ВМН. Расстрелян 16.11.1937 в г. Канске. Реабилитирован 03.03.1969 Красноярским крайсудом. (П-14675).

Мухин Павел Иванович. Род. в 1903 в Тверской губ. До 1930 священник в с. Дубенское Ермаковского р-на и г. Красноярске. Проживал в г. Красноярске. Работал старшим бухгалтером на фаянсово-фарфорной фабрике. Арестован 08.04.1938. Обвинен в КРПОБ АСА. Приговорен 15.04.1938 тройкой УНКВД КК к ВМН. Расстрелян 27.04.1938 в г. Красноярске. Реабилитирован 16.03.1957 . Как видим, Мухин покинул место служения и не вернулся в лоно церкви, но власти помнили, что он сеятель «опиума для народа».

Народ же тайно жил по церковным канонам. Убрали из переднего угла иконы, а в сумерках омывали их слезами прощения и просьб. Попцева Н.К. с нами поделилась воспоминаниями из своего детства, как мамы прятали им в карманы крашеные яйца в Пасху. Ребятишки собирались на лесной горке катали их, бились. А если на улице встречались, то чуть показывали из под полы рубахи цвет яйца, и, сомкнув кружок бились. Битые яйца несли домой для еды, а скорлупу тайно хранили в узелке. Чтобы весной закопать в огороде для хорошего урожая.

В 1937 году колхоз умудрился купить комбайн. Государство выделило под будущий урожай две грузовые машины, колесный трактор. По совести сказать – это была многолетняя «удавка» на шее колхоза. На сумму стоимости техники колхоз был обязан отдать продукцию вне плановой. Первая женщина – трактористка Иванова Ульяна Харитоновна. [36]

3. Под горой совхоз

3.1. «Шумел вокруг сосновый бор»

В школьном музее оформлена экспозиция о рождении села Синеборска, есть папки с документами и воспоминаниями. Перелистывая желтые листочки, я увидела письмо внучки основателя села Жаровой Т.Б.: «Мне захотелось помочь вашему музею по истории рождения села. Сведения, которые я собрала со слов моего деда Середина Григория Ивановича, мамы - Жаровой Клавдии Григорьевны и старых жителей деревни Мензот. Маме было 5 лет, когда отец их перевез из д. Оя в 1922 году на берег речушки Койка. Поставил избу на правом берегу, выше д. Мензот, близь мельницы Левицкого». [37 ]

Кто такие Середины? Середины, как тысячи российских крестьян, искали лучшую долю и пустились за ней в далекую неведомую Сибирь. Земля сибирская приняла радушно, открывая свои просторы, богатства, плодородие, вольный сибирский дух. В своей автобиографии Середин Г. И. пишет: «Мой дедушка, Михаил Фёдорович Середин, родился в Курской губернии в деревне Апонасовке в 1838 году. А в 1902 году выехали в Сибирь в Енисейскую губернию Шушенскую волость в д. Оя. Детей было 11: 6 братьев и 5 сестёр, не имея средств к жизни дети были отданы в батраки. Стали мы кушать свой хлеб. В 1917 году, когда случилась революция, братья мои вернулись с фронта, и мы взялись за сельское хозяйство». [38]

В 1989 году Клавдия Григорьева Жарова-Середина посетила наш школьный краеведческий уголок и рассказала: «Переезжали дружно, весело в канун 1-го мая, торопились перебраться к началу сева и назвали свой выселок Первомайский. Братья построили два крестовых дома для своих семей и избу для семьи сестры. (приложение 21)

Жили единолично: сеяли хлеб, держали скот для себя. Вскоре, по приглашению папы, переехали из Курской губернии: Кульков Михаил с семьёй, Черкашин Алексей, Тарасов Макар, Баландин и стало девять дворов».[39] Старожилы из деревни Мензот поведали, что дома строили в направлении деревни Верхняя Коя по берегу речушки. Со слов Ещенко Михаила Федоровича: «Выделили поселенцам земельный клин и стали они жить своим хозяйством, осенью потянулись к ним крестьяне из той же деревни Оя. К зиме торопились построить избушку, а кто не успевал - рыли землянку, чтобы весной на новый сельскохозяйственный год им выделили земли». [40]

Данная территория относилась к Шушенской волости Минусинского уезда. Выселок Первомайский по документам, кроме воспоминаний, нигде не упоминается, лишь приобретая хозяйственно-экономическую значимость в лице совхоза «Ермаковский», мы его видим юридической единицей Ермаковского района Дубенского сельского Совета. [41]

Итак, в окружении соснового бора на берегу ручья Койка родился выселок Первомайский – прародитель нашего Синеборска.

3.2. От ТОЗа до совхоза

Григорий Иванович был коммунистом и организовал ТОЗ -товарищество по обработке земли в 1928 году. Из обнаруженных документов, мы узнали, что Маскин Григорий был бухгалтером, Шульков Михаил бригадиром. В ТОЗ купили 12 лошадей, плуги, бороны. Работа шла дружно. В поле работали семьями «от мало - до велико», всем находилось занятие. Осенью бережно собирали свой урожай, подсчитывали все: часть оставляли на будущий посев, делили фуражное зерно на корм скоту, мололи на муку. Оставляли зерно на всякий случай, а остальное везли на рынок в город Минусинск, Артемовск. На вырученные деньги купили два плуга, железа.

После статьи тов. Сталина «Головокружение от успехов» коммуны переводили в колхозы. В 1929 году ТОЗ преобразовали в колхоз «Пробуждение» посевных земель им дали шестьсот гектар. В стране шла коллективизация мощным фактором коллективизации явилась организация совхозов. Эта форма организации выступала как аргумент в пользу коллективного ведения хозяйства. В 1929 году в Ермаковском районе организовали совхоз «Шушенский» куда и вошел колхоз «Пробуждение». Центр хозяйственного руководство стал Минусинский трест мясного и молочного направления, который координировал деятельность 16 совхозов юга Красноярского края.

По решению Советского правительства, в апреле 1930 года было образовано хозяйство социалистического типа мясомолочного направления скотоводческий совхоз № 254 имени Ленина и Крупской с центром в селе Дубенском.

Мы отследили административные шаги власти по созданию совхозов в стране. 30 июля 1931 года опубликовано Постановление партии и СНК СССР «О развёртывании социалистического животноводства» путём организации ферм с целью увеличения поголовья крупного и мелкого скота. На октябрьском Пленуме ЦК ВКП (б) 1931 года Микоян сделал акцент на первоочередном выполнении плана хлебозаготовок. [42]

По распоряжению треста «Союз скотообъединение», совхоз был разукрупнён в июле 1932 г., из него сформировали две производственные единицы — совхоз имени «Щетинкина» и совхоз «Ермаковский».

«Ермаковский» включал в себя 3 массива землепользования общей площадью 88 тысяч гектар. Политический надзор осуществлял политодел. Впервые политотделы были образованы в аграрном секторе народного хозяйства. В январе 1933 г. объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП/б/ принял решение о формировании названных органов в машинно-тракторных станциях и совхозах страны. В МТС политотделы действовали до ноября 1934 г., а в совхозах сохранялись до марта 1940 г. Работы о политотделах 30-х гг. появились уже во время существования указанных органов. Авторами выступали, как правило, партийные и работники политотдела. Они конкретизировали цели и задачи политотделов, показывали первые результаты деятельности специальных органов в аграрном секторе.

Постановлением Новосибирского отдела сельского хозяйства к концу 1932 г.- разукрупнили на 3 совхоза: им. Щетинкина № 256, имени В.И. Ленина № 254, Ермаковский молмяс совхоз Скотовод-255. Отсутствие средств связи, транспорта, так же сыграло определённую роль в разукрупнении. В совхоз вошли земли колхоза «Пробуждение», деревня Балдаштык, выселки Веселый – Ключ, Бурмакино, Ощепково Каменный Брод, Красная Поляна.

Попцева Нина Кузьминична из села Дубенск 1929 г.р. не только подтвердила, что административным центром был Дубенск. «Директор совхоза тоже жил у нас и политодел был рядом». И эти дома стоят на улице Октябрьская села до настоящего времени, ребята их засняли на фото. (приложение 22 )

3.3. На зависть колхозному народу

Мы попробуем осветить путь развития совхоза в хронологической последовательности.

В школьном музее остались записи воспоминаний Нестерова Ефрема Мироновича, который всю трудовую дорогу прошёл от первого дня рождения совхоза, до выхода на заслуженный отдых в Ермаковском совхозе. Благодаря сохранившимся воспоминаниям, мы узнали, что первым директором был Татаренко М.А., его заместителем Авдеев, по строительству Клюжин В.С., секретарём партийной ячейки Шкабеда Н.И., ветврачом Преображенский Ф.И., медфельшером Варлашин М.В., старшим бухгалтером Шайдаров П.П.

С целью повышения производительности труда женщин, в 1931 году были открыты первые ясли – 1 разновозрастная группа. Можно было отдать ребёнка в детские ясли с 7 часов утра до 8 вечера, было обеспечено четырёхразовое питание за счёт совхоза. Имелась запасная сменная одежда, постельное бельё. Для работающих матерей было удобно. Количество рабочих увеличивалось, создавались молодые семьи, которые были приезжие, и старшего поколения среди рабочих не наблюдалось. Есть данные по строительству объектов на фермах: 1930 год -2 пекарни, запарник, школу деревянную и каменную мельницу сдали.

С 1930 года вышел закон о закрытых национальных колоний народов Прибалтики - поселений инородцев по Минусинскому уезду. Бывшие колонии получили статус поселений, запрет на выезд на другое место жительство был отменён. Из эстонского селения Верхний Суэтук, латышских и литовских колоний Нижняя и Верхняя Буланка, довольно, много молодых людей и семей приехали на работу в совхоз. Вот теперь стало понятно, почему в селе много фамилий: Китцель, Пивень, Бауман, Кремберг, Рулис, Алксин, Саар, Уудерь, Пукке, Паю, Арьяс, Вильяк. На ферме в селении Весёлый Ключ укоренились семьи; Томоз, Криндаль, Отт, Нару, Орлик, Бауц.

Среди документов минусинского архива мы нашли подтверждающие строки о первом директоре Татаренко и его руководстве хозяйством. Хозяйственно финансовая работа ещё не отлажена. У совхоза дебиторская задолженность 120 тысяч рублей. При этом зарплаты не выплачены на сумму 48 тысяч, есть факты хищения хлеба. Большие расходы по закупке кормов - на 50 тысяч, без учёта расходовали хлебные ресурсы. Решением треста директор был снят с занимаемой должности и назначен Набоких. (приложение 24 )

Имеющиеся недостатки в ведении хозяйства мы объясняем: впервые начинала действовать новая модель «совхоз», отсутствовал опыт работы, не доставало профессиональной подготовки «грамотёшки не хватало», рабочий коллектив ещё не сплотился, текучесть кадров всех уровней, отсутствие уверенности в положительном развитии, страх перед непредсказуемыми решениями власти.

В Минусинском казённом учреждении, архив городской Минусинска (МКУ АГМ) удалось обнаружить ещё документы из истории хозяйственной жизни совхоза. «Протокол заседания посевной тройки Ермаковского района. Слушали доклад по совхозу «Скотовод – 255» о ходе посевной компании, отмечена удовлетворительная работа отдельных ферм, но в целом с графиком посевных сроков рабочие не справляются». В части Постановления читаем, что директору совхоза Авдееву объявлен выговор с предупреждением за неявку и слабую организацию весенне-полевых работ. Запись сделана от 22 мая 1932 года. [43], «Первый блин – комом» получался и в совхозе. А страна нуждалась в быстром получении хлеба, мяса, молока для рабочих городов и строительных площадок социализма.

В хозяйстве шёл процесс формирования кадров. Из приказа №1 от 1 июня 1932 г. Ермаковского совхоза узнали: что управляющим фермой №1 был назначен Горностаев, старшим конюхом Майнаскулов Г.И., было 3 кучера мягкой упряжки, в штат управления зачислен один бухгалтер, 3 счетовода, один статист, заведующий лесным хозяйством, сторож и уборщица. В 1932 году построили совхозную контору, что на улице в Дубенске. Минусинский молмястрест систематически отслеживал достигнутые показатели с целью получения положительного конечного результата.

По предварительным итогам сдачи хлеба государству вышло Постановление «Об обеспечении выполнения плана хлебосдачи зерносовхозами в 1932 г.», которое требовало от совхозов большей и быстрой отдачи результатов труда. Время было очень жёсткое и руководители знали, что за малейший срыв можно заплатить не просто выговором, а даже свободой и жизнью. (приложение 23)

Совхозы, так же как и колхозы были включены в кампанию по реализации облигаций 3-го займа. Совхозу «Скотовод» надо было реализовать облигации 3-го займа на сумму 1038 рублей в 1931 финансовом году. На 1 января 1932 года сдано 175 рублей, возвращено облигацией 800 рублей. Срочно приказано активизировать работу с населением руководству хозяйства.

Критическое замечание по провалу выполнения займа 1931 года, благоприятно повлияли на сознание рабочих совхоза в новом году. [44] Коллектив рабочих ещё не был стабильным, наблюдалась текучка кадров. Не веря в гарантию зарплаты, приезжие, работали несколько месяцев, получали деньги и увольнялись. Они не участвовали в финансовых операциях, проводимых государством.

В совхоз приезжали крестьяне из соседних деревень, но больше всего из Мензота: Ещенко, Молчановы. Переехали из Украины, Белоруссии семьи Буряк Константина, Семиренко Анисима, Конусикова, Чуйко.

В документах 1932 года Ермаковского архива по деревне Саянск, мы обнаружили ещё одно документальное подтверждение деятельности совхоза «Скотовод», он брал древесину на хозяйственные нужды в колхозе «Память Ленина». (приложение 25)
Ермаковский совхоз занимал 9.5 тысяч гектар земли, требовались свежие рабочие руки. [45] Люди старались попасть рабочими в совхоз потому, что здесь платили зарплату деньгами, а в колхозах работали за трудодни «палочки» для натуральной оплаты в виде продуктов в течение отчётного года. В случае получения хоть малой прибыли от сданной государству продукции в конце отчетного года, колхозники могли получить копейки за свой труд. Технику приобретали на свои средства, а совхозу давало государство.

В 1932 году поступили первые трактора «Фордзон», колёсник, ХТЗ, СТ3. Штат механизаторов от 1 июня 1932 года: рулевой Клочков В.М., Уваров И.М.; комбайнёры Корножицкий Никифор, Шелюшко И.З., Фефелов С.И., Черпаков А.С., Парщиков В.И., Чувашев А.И., Жаров О.Ф.; заправщик Тетерин Е.Г.. С 20 июня на работу трактористами приняли Шерканина И.С., Дорошкеева А.С. По итогам года трактористов премировали материалом на брюки и сатиновые рубахи.

В своём годовом отчёте совхоз отмечает положительные моменты работы. Ветслужба имеет в наличии все медпрепараты, что способствовало хорошей сохранности поголовья скота. Идёт строительство 24 объектов, среди которых 4 телятника. Засыпан семенной фонд: пшеницы 620 центнеров, овса 16860, проса 12, картофеля 620. По сдаче молока и мяса план перевыполнен. (приложение 26).

На 1933 год совхоз имел угодья: пахотных земель18116.6 гектар, под лугами 5997.7, выгоны и пастбища занимали 847.8, леса и кустарники 8247.4. учтены прочие земли в размере 3296.1 гектар. Общая площадь составляла 36505,6 га. [27]

Согласно документа МГА Р-323, О-1, Д-114, в 1933 году директором совхоза поставили Набокова, сменил его Рихтер, старшим зоотехником был принят Жильцов, заместителем директора Мезин. В совхозе было 5 ферм, где числилось лошадей: №1 -30, № 2-21, № 3-30, № 4- 60, № 5-18. Из документа видно, что основной тягловой силой оставались лошади.

Вскоре совхоз получил 4 трактора и их передали Гурову Михаилу, Колпакову Николаю, Нестерову Ефрему, Решетникову. Кроме этого поступила ещё техническая поддержка. В апреле по письму из треста всем 16 совхозам юга края предоставлялась возможность по разнарядке конторы, за наличный расчёт получить сельхозмашины. Таштыпскому и Ермаковскому совхозу получить на станции Минусинск.

Рассмотрев Сводный отчёт по растениеводству, мы подсчитали фактически засеянную площадь. Она составила 7348 га. В таблице попытались отразить урожайность с 1 га основных продуктов. До плановых показателей совхоз не дотягивал. Играли немало важную роль погодные условия Сибири. Ранние заморозки не позволили получить урожай ржи в 1933 году, подсолнечник так же пострадал. Руководство совхоза восполнило недостаток ржи за счёт введения посевов яровой ржи и перекрыли суммарным урожаем плановые цифры. [28]

Деятельность совхозов находилась под жёстким контролем не только минусинского треста, но комиссии Крайкома ВКП\б\. Такой вывод мы сделали из Протокола от 28.08.33 года, где был представлен отчёт директора товарища Набоких. По организации сенокошения видно, что в хозяйстве стал преобладать машинный труд. Техникой скошено 4761 гектар, вручную 1883. Для сеноуборки не хватает своих рабочих рук, из 408 человек есть только 220, вынуждены заключать договора с колхозниками из соседних селений. Обеспечивал их совхоз своими средствами труда. Оплата предлагалась достойная: при машинной косьбе по 7 рублей за 1 гектар. А ручной работе по 14 рублей. Кроме этого получат хлеба 200 грамм первые, 3 килограмма вторые. С гордость директор рапортовал о полной закладке силоса и поднятии паров, хотя пришлось даже использовать силу волов. По началу хлебоуборки можно говорить о технической готовности хозяйства. Радует урожайность ржи по 4 центнера с гектара, а засеяно ею 104. Агроном прогнозирует пшеницы взять по 8 ц. с 1 га с площади 608. [46]

В годовом бухгалтерском отчёте размещена информация по скотоводству.

Видно, что основному хозяйственному назначению совхоз соответствует. Он призван производить как можно больше мясной и молочной продукции для рабочих советского государства. По анализу бухгалтерского отчёта, мы выделили затраты. На одну голову КРС составили 37.7 килограмм в сутки (концентраты, сочные, грубые, минеральные). Затраты выразились в сумме 69.48 рублей на единицу. Зарплата в среднем на доярку выходила 77.30 руб. Для того времени это были достойные деньги. Оплата конкретной доярки зависела от надоя молока и его качества, благополучного отёла коровы. Побочные продукты животноводства так же реализовались: творог 9 ц., сыр 20 ц., масло 332 ц., сыворотка, мясо 93ц., молока цельного сдано 7834. Имелось в совхозе 481 лошадь в помощь технике, как тягловая сила и мясо входило в план сдачи государству. [46]

О продуктивности руководства директора совхоза и его команды можно судить по сравнительным показателям. Поголовье КРС увеличилось на 195, падёж сократился на 10% по молодняку и на 20% по взрослым животным. Хороший состав нетелей 2670 голов, план случки перевыполнен своими и импортными производителями. Форма оплаты труда постоянных рабочих была как сдельная, так и повременная. Средняя стоимость рабочего дня по сравнению с 1932 годом поднялась с 2.45 рубля до 2.81. Привлекали временные и сезонные рабочие со своими лошадями получали - 5.04, безлошадные - 2.26 руб. у инженерно технических работников оплата поднялась с 8.50 до 8.75 руб. Хорошо оценивали труд строителей - 3.80, обслуживающих технику - 3.50 рубля. (приложение 29)

Мы вычислили среднемесячную зарплату в строительстве, получилась весомая цифра – 156 рублей 38 копеек. В текущем году шло строительство баз, телятников, нефтехранилища, ветлаборатории. Кто имел семилетнее и профессиональное образование, то в качестве специалиста ежемесячно реально мог получить 297,77 рублей. Для сельской местности это завидный заработок, если кругом «цвели колхозные поля» за пустые трудодни. В отчёте директора совхоза мы увидели строки о том, что рабочие имели личное подсобное хозяйство: огороды на площади 29 гектар, плюс 60 коров и 30 свиней. Это было хорошее подспорье для семьи. Коров скорей всего держали те рабочие, которые постоянно проживали на ферме №2 и 3. Значит, в пределах 60 хозяев были заинтересованы больше в развитии совхоза, чем те, кто приехал недавно. По статистическому отчёту постоянных рабочих указано 262 человека, Выходит, что 200 рабочих ещё не определились с постоянным местом жительства. В совхозе можно было купить под зарплату корову по выбраковке дешевле рыночной цены. Да, на ферме № 1 ещё не сформировался жилищный фонд, но строительство четырёх квартирных домов начиналось. Вновь прибывшим рабочим могли предложить комнату в бараке или освободившуюся землянку. В остальных деревнях, которые зародились в начале века, было своё жильё. [47]

Итак, совхоз как форма коллективного хозяйства оправдывала себя. Год от года при экономической поддержки государства хозяйство технически наполнялось, повышалась производительность труда, продуктивность животных, увеличивалась отдача продукции государству. А колхозники со своим скромным скарбом и награбленным кулацким «добром» захлёбывались в недоимках, долгах, займах, нищете, технической отсталости. Так и продолжали жить селения Дубенского сельского Совета: на горе три колхоза, а под горой совхоз Ермаковский.

Архивы региона сохранили отдельные фонды политотделов, например, фонд политотдела Ермаковского совхоза Красноярского края за 1934-1940 гг. /КЦХИДНИ. Ф.1135./ Политотделы 30-х годов одержали победу над колхозным крестьянством в "хлебозаготовительных сражениях". [48] Это ещё одно подтверждение преимущества совхоза, как одной из форм коллективизации.

Весной 1934 г. совхоз получил автомашину марки АМО. Шофёром поставили Нестерова Ефрема, на следующий год ещё прибыла машина, её отдали Дрыгину Ивану. Ефрем Миронович Нестеров в своих воспоминаниях оставил такую запись: «Дрыгин Иван был большим шутником. Заявил бригадиру, что его машина в гору не может выехать. Надо мётлами размести дорогу. Бригадир отправил группу женщин подготовить проезд для Ивана. Те в поте лица довели дело до конца горы, Дрыгин выехал, вышел из кабины и поклонился в пояс труженицам, посадил их в кузов и прокатил по всем ближним горкам. Потом отвёз на хозяйственный двор. Бабёнки кто ругался, кто погонял его метлой, а в общем-то были довольные тем, что одни из первых прокатились на новом АМО». [49]

Колхозники из соседних деревень завидовали, что в совхозе столько техники на поле работало. Вскоре поступил несамоходный комбайн «Сталинец», руководство совхоза решило создать звено, и оно получилось семейным: Рулис Иван Юлисович, брат Эдвард и сестра Мильда. С первой уборки звено себя зарекомендовало как трудолюбивое, ответственное, а в дальнейшем и как самое передовое не только в совхозе, но и в районе.

Особой гордостью совхоза был труд животноводов. Под руководством Семиренко Анисима, доярки фермы №1 были постоянными лидерами в заготовке кормов на зиму: сена, силоса травяного сенажа; в приросте поголовья, по надою молока. (приложение 30)

Лучшие доярки хозяйства: Китцель Лена, Бауман Павлина, Иванова Ульяна, Котешина Елена, Харунжина Мария стали победителями по надою молока, сохранности телят и уходу за животными. Молоко увозили в деревянных кадках на рыдванах, запряженных 2-я быками или волами, на маслозавод в с. Знаменка. По воспоминаниям Вильяк Ольги Юрьевны возить молоко на маслозавод девчонки не любили. Животные как чувствовали мужской дух и нормально поднимались и спускались на лыткинских горах. Но если была всадница, то тягловая сила могла лечь на подъёме в гору или на вершине горы и пролежать часа три. Молоко кисло на солнце, а животные никак не реагировали ни на команду «пошли», ни на удары хлыстом. Бывало и плакали, а то и засыпали под боком животного или собирали полевую ягоду. Всё равно за испорченное молоко бригадир по головке не погладит, а волы этого не понимали. Ближе к вечеру поднимались и везли испорченное молоко в Знаменку. Из Весёлых Ключей молоко возили на дубенский маслозавод, а там по пути два спуска с гор и один затяжной подъём. Сценарий поведения животных была такой же.
На выращивании телят за хороший привес, сохранность поголовья, добросовестный уход отмечали: Буряк Прасковью Николаевну, Семиренко Екатерину, Оленникову Веру, Кояндра Мильду, Конусикову Анну. (приложение 31)

Балансовая стоимость сданного скота государству ниже его себестоимости. Например, цена одной коровы составляла 188 рублей 97 копеек, а её себестоимость по совхозу 205.10. вырастить бычка стоило 562.36, а сдать по цене 401.85. чтобы снизить затраты на производство продукции, надо повысить производительность труда рабочего. Мотивацией стали соревнования внутри хозяйства, что давало положительные результаты. (приложение 32)

В 1933 году начала работать почта, жители совхоза «Ермаковский» выписывали 34 названия газет и журналов.

По государственному курсу коллективизации, совхозы должны были показать пример экономической выгоды коллективного хозяйства в форме совхоза. Государство материально поддерживало их техникой, материальный фонд совхоза составлял хорошую основу для дальнейшего развития. ( приложение 33)

В годовом бухгалтерском отчёте обнаружили «Список уникального и специального оборудования: «трактор СХТЗ – колесник – 9 штук, ХТЗ – НАТИК Т-2 Г - 3. Комбайн «Сталинец» - 2, «Коммунар» - 2, молотилки – 1, плугов -14, сенокосилок конных -6, борон конных – 104»

Из анализа документов архива просматривается целенаправленная хозяйственная деятельность на увеличение доходной части.

Уверенной поступью развивался Ермаковский совхоз, о чём свидетельствуют документы из папки Годового отчёта за 1934 год из фонда 323, описи 1, дела 204. (приложение 34 )

На одном из листов отчёта, мы увидели озабоченность директора совхоза Набоких. Суть её в том, что некоторые фермы расположены на солидном расстоянии до 35 километров от центра руководства. 10 зимовок так же не экономичные для совхоза. Выход он видит в переносе управления совхоза на ближайшее расстояние, а из 6 ферм сделать 8.

Руководство треста положительно оценило предложение директора совхоза, и произвела деление на три хозяйства. Первое - совхоз «Пробуждение» куда вошли Изюль, Красная Поляна, Лесхоз. Общая площадь составила 27 286.1 гектара. Второе - Подсобное хозяйство треста на заимке Оя, площадь 46818.8 га. Третье - совхоз Ермаковский – Весёлый Ключ, Балдаштык. В примечании от 15 февраля 1934 года сказано, что в число скотомест по Ермаковскому совхозу ещё отводится: на ферме Изюль две базы - зимовка Кайно, две базы в заимке Мишино – это на 680 скотомест. Кроме этого по ферме Красная Поляна оставить две базы на заимке Оя на 350 голов. Площадь совхоза уменьшилась на 3181,1 гектара и составила 17408.6 га. По новому разделу в совхозе было: 6 коровников на 920 голов, 2 телятника на 400 мест, (приложение 35)

Огромную радость мы испытали, увидев среди слежавшихся листков архивной папки план-карту по разукрупнению Ермаковского совхоза. Мы оценили компактность территории, что должно положительно сказаться на оперативном хозяйственном управлении. (приложение 36)

Мы представили, как же было обидно колхозникам Дубенска жить в окружении совхозных полей, где работала современная техника. На их же полях трудились только лошади, волы, а иногда приходилось и самим впрягаться вместо животных.

3.4. «Общей колотушкой и тебе по макушке»

Репрессивные меры болезненно так же коснулись сёл Ермаковского совхоза. Сделаем анализ найденного материала в Ермаковском государственном архиве при содействии краевого отделения Мемориала под руководством Бабия А.А. Комментарии Особой части УК РСФСР 1926 года по применённым статьям к осужденным жителям совхоза: АСА антисоветская агитация, 58-10 пропаганда или агитация к свержению, подрыву советской власти; 58-11 организационная деятельность к подготовке или совершению преступления против власти; 58-14 контрреволюционный саботаж со специальной целью ослабления власти правительства. Мы постарались выделить среди репрессированных жителей Дубенского сельсовета рабочих совхоза Ермаковский. Это вызвало затруднения в виду отсутствия точного списка жителей селений Пробуждения, Весёлого Ключа, Балдыштыка на тот период. Удалось выделить лишь 18 человек, причём единственная женщина, которая была арестована сразу по трём статьям. Екатерина Емельяновна Кочетова по мужу Семиренко с 1946 года по окончании педкурсов работала в школе Ермаковского совхоза. Краеведам прошлых лет она рассказала, что вся 1-я ферма была удивлена и ошарашена арестом фельдшера Инны Исаевны. Её ценили и уважали жители фермы как человека, специалиста и весёлую девушку. Вывели её из квартиры прямо под дулом нагана перед вечером и увезли на лошадях в сторону Минусинска в январе 1952 года.. Кто из взрослых оказался рядом, молча проводили с вопросом во взгляде. Ребятня бежала за санями, и пели её любимые частушки. Больше Понюжева в совхоз не вернулась, да и вестей от неё не получали подруги. Судьба Инны Исаевны сложилась так, как говорят документы: «Обвинение по ст. 58-2, 58-8, 58-10 УК РСФСР. Осуждена 16.02.1952 ВТ СибВО на 25 лет ИТЛ и 5 лет лишения политических прав, лишение медали за доблестный труд в ВОВ. Срок снижен 15.02.1955 ВТ СибВО до 10 лет ИТЛ и 3 года лишения политических прав и конфискацией всего имущества. Реабилитирована 11.07.1956 ВК ВС СССР (П-6112)». [50]

Основателя нашего села Григория Ивановича Середина так же ждала немилость властей. Он был лишен избирательных прав в 1929 году. [51] ( приложение 38) Среди репрессированных членов совхоза – родственники Жуковы. Отец Фёдор Прохорович был выслан в Курагинский район, сын Василий сбежал и устроился рабочим совхоза фермы № 1, но в 1937 году настигла его кара – расстрел. Дядю Ефима Прохоровича ждала такая же участь. Оба пошли по статье контрреволюционной деятельности. Найдёновы отец с сыном жители Весёлых Ключей были лишены политических прав, а в октябре 1934 года одновременно были обвинёны по ст. 58-10, 58-14 УК РСФСР. Но улики не были найдены и наказания не понесли. Рабочий совхоза Попцов Григорий Тимофеевич в возрасте 25 лет под арестом провёл 4 месяца, обвинение было предъявлено по статье 58-11. По реабилитирующим основаниям дело было прекращено. Алина писала мини-исследования по улице Октябрьская и разместила там материал об участнике Великой Отечественной войны Кремберг Рудольфе Карловиче. Среди репрессированных есть фамилия Кре(и)нберг Карл Яковлевич (Янович). У нас встал вопрос: это ни отец ли Рудольфа Карловича? Хотя присутствует разночтение, но в написании эстонских фамилий допускались ошибки в те годы. Мы пошли к сыну Рудольфа Карловича – Молчанову (его записали на фамилию матери) - Кремберг Владимиру Рудольфовичу. Он наши догадки подтвердил. Карл Янович ему приходится родным дедом. Жила их семья в Верхнем Суэтуке, с образованием совхоза переехали на ферму №1. По доносу деда арестовали, судили по статье 58-1. Решением тройки НКВД осуждён на 10 лет лагерей. (приложение 39)

Судьба руководителей сложилась по-своему – они были детьми своего непростого времени. Ефрем Миронович Нестеров из своего личного архива передал нам список директоров совхоза Скотовод 255, из которого видно, что была частая их смена. Директора: Палкин Николай, Панкратов Г. М. переведены в край. На памяти старожила осталась трагическая страница: Семикашев – главный бухгалтер совхоза в 1934 году – был арестован, Головко осуждён на 8 лет ИТЛ. Натощих, Азолик тоже осуждены, хотя подтверждения в официальных документах пока мы не нашли. Специалисты среднего звена Головко, Рихтер и Аносов осуждены в 1936, а Ижберг в 1940 году.

Мы позволим возвратиться к письму потомков Хоревых. Далее речь идёт уже о жизни в Ермаковском совхозе. «Вскоре, мы переехали в совхоз. Отца сразу направили в поле, на сенокос он там был как кузнец, слесарь, механик, а я во время обеденного перерыва пас лошадей. Питались в столовой. Я тоже довольствовался как рабочий. А мама с вами жила в квартире и ходила в столовую, помогала мыть посуду, за что довольствовалась обедами… Отца оформили гуртоправом. Вручили 100 дойных коров, и он подобрал себе доярок. Тетку Марину Симонову, тетку Марфу Вяткину и мамоньку, и ещё двух девушек. И закрепил за каждой по 20 коров. …Где-то летом в 1937 г я был на курсах в Абакане. Когда приехал домой, маменька мне говорит, что отца у нас забрали как врага народа. … А от родного нашего тятеньки так и не получили весточки. Так и не знаем где его могилка».[51] Позволим привести ещё одну выдержку из письма, которая нам помогла в Синеборске найти родственников Хоревых. «…мамины родители: дедушка Киприян Савельевич похоронен в Ермаковском совхозе поселок Пробуждение где-то в 1935(36)г., а бабушка Екатерина, отчество забыл, тоже в этих годах умерла в этом же совхозе. Похоронили в березняке недалеко от дороги как ехать на гору, где совхозные пашни, а за горой был совхозный участок, там были молочная ферма совхоза, а название забыл. Стюра Симонова должна могилки знать…» [52] Среди погибших в годы Великой Отечественной войны в школьном музее есть портреты двух братьев Симоновых. Рядом фотография трактористки военных лет, их сестры Симоновой Анастасии в замужестве Кочетковой. Два года назад Виолетта и Серёжа Кочетков делали работу «Письма из военного далёка». Там есть воспоминание прабабушки, Кочетковой бабы Стюры. Её отца, конюха Симонова Николая, увезли в Минусинск и больше он домой не вернулся. А вскоре забрали и Хорева Макара. Алина Каблукова пошла к Анастасии Николаевне, но дочь сказала, что она приболела. Посоветовала сходить к родственнице Андриевской Татьяне Григорьевне. Женщину очень удивил интерес к её роду. Оказывается её бабушки – четыре родные сестры. По замужеству одна стала Симонова, другая Хорева, а тётя Таня из семьи Смирновых, четвёртая Вяткина. На Барнаульской земле все были глубокими староверами и называли себя «поморами». В наших краях оказались не по своей воле. Андриевская Т. поделилась с нами материалами из семейного архива. Только родственников с фамилией Хоревы репрессировано 15 человек в разных районах страны.

Хорев Малофей Ерофеевич. Родился в 1887 г. Русский, малограмотный. Проживал: Красноярский кр., Ермаковский р-н. Приговорен: Тройка при УНКВД Красноярского края 25 октября 1937 г., обвинение: антисоветская агитация. Приговор: конфискация имущества, ВМН. Реабилитирован 14 января 1959 г. [53] (приложение 40)

3.5. «А жизнь продолжается..»

Категории работников совхоза 1935 год

Постоянные Временные Со своим инвентарём Ученики ИТР Служащие Обслуживающий персонал всего
271 120 6 1 22 24 15 464

(приложение 37)

В 1937 году в совхозе числилось постоянных рабочих 299 человек, сезонных 51, ИТР 15, служащих 17, младшего персонала 11, трактористов 19, комбайнёров 2. Для повышения организации производства возвели газокамеру в 1934, лесопилку, сарай для кирпича, кормозапарник и получили 4 автомашины; к 1938 построили зерносушилку. Для улучшения быта рабочих к 1936 открыли торговую лавку-ларёк, заселили 6 бараков, за 1937 год сумели организовать работу кухни на ферме №1. [54]

В тридцать седьмом купили и перевезли из Нижнего Суэтука двухэтажный дом. На втором этаже расположили начальную школу для детей фермы №1. Парт не было, сколотили два длинных стола и смастерили деревянные четыре лавки. На каждой из четырёх сторон столов усаживались ребята по классам. Учительский стол ставили по центру комнаты. В школьном музее хранится письмо первой учительницы Молчановой Таисьи Емельяновны. Из него узнали, что учились в конторе на втором этаже, там было теплее. В четырёх классах учились 16 ребят. Школьные сумки мамы учеников шили из старого материала. С собой дети приносили еду на обед: хлеба с солью, варёную картошку, кусочек сала, мамины пирожки с капустой и обязательно алюминиевую кружку. Внизу конторы на большой печке техничка грела кипяток для чая. Старая учительница хорошо помнила своих первых учеников: Рыжова Витю, Кочневу Катю, Семиренко Колю, Нестерову Валю. После уроков мальчики помогали истопнику готовить дрова. В вечернее время за столами действовала читальная комната. Книг, по воспоминаниям старожил, было мало, читали вслух рассказы и газеты. На втором же этаже в определённые дни силами учителей и грамотных жителей проводили занятия по ликвидации неграмотности. Ученики четвёртого класса тоже помогали Таисье Емельяновне учить грамоте односельчан.

На первом этаже была контора фермы № 1 в дневное время, а вечером отдавали молодёжи под клуб. Мы собрали часть материала из репертуара выступлений на концертах в клубе, который отражает дела: чем жили наши прадеды:

Что за шум, что за гам
Над деревней слышим -
Это Нестеров Ефрем
К своей машине вышел.
Нам в газетах прочитали
О стахановском труде -
Наши женщины сказали-
Не отстанем мы нигде.

Судя по содержанию частушек, совхозники радовались успехам по сравнению с текстом колхозных припевок. Их напела нам Попцева, Жукова, Малькова. Колхозники же, оплакивая сытую жизнь при НЭПе, с горьким сарказмом высмеивали день новой крестьянской жизни.

Через Койку я шла —
Ведёрочком брякали.
Бедняки пошли в колхоз —
Кулаки заплакали.
Ты поверь, в соседнем плохо,
Ну а в нашем хорошо-
До восхода ищем соху,
А к закату колесо.

(приложение 41)

Вот вам и разница между двумя формами коллективизации. Когда соседствуют «на горе колхоз, а под горой совхоз». Да, рядом живущим не повезло.

По Отчётам совхоза мы составили сравнительную таблицу по оснащённости сельхоз техникой 1932 года против 1939. Бесспорно совхоз окреп благодаря технической мощи. Увеличилось количество тракторов до 19 единиц, автомашин стало больше в четыре раза, пришла незнаемая техника как: гусеничные трактора, комбайны, двигатели в ремонтных мастерских. (приложение 42)

Техника в совхоз поступала с заводского конвейера, что видно по году выпуска. (приложение 43) Из Акта списания совхозного имущества от 10 января 1938 года узнали, что вновь шел процесс замены директора совхоза. Мы сделали предположение, что после ареста и расстрела Гершберг Наума Моисеевича в конце 1936 года за вредительство, временно был назначен Кайяц М.Д.. Обращает на себя внимание такой момент как присутствие самого начальника политотдела – товарища Соломаха К.П. при составлении Акта. Он видимо обеспечивал политическую бдительность. (приложение 44) В документах видим новые фамилии специалистов: старший бухгалтер Анашкин, счетовод Урушкин Г.Е., кассир Синеоков Я.Ф.[55]
Полеводство служило развитию животноводства, так как совхоз был мясомолочной специализации. На полях работы хватало не только технике, но и женским рукам. В середине 30-х годов СССР охватило движение трудового порыва в лице стахановцев, ударников, тысячниц. Стахановское движение тысячников было подхвачено в совхозе. Лучшие вязальщицы снопов были: Ускова Евдокия Ивановна, Юсина Аграфена Яковлевна. Руководитель полеводческого звена Кравченко Валентина была награждена поездкой на ВДНХ в г. Москву в 1938 году.

Первой тысячницей (за трудовой день навязать 1000 снопов зерновых) совхоза была признана Ускова Евдокия (приложение 45). Сестра Кравченко Валентины, Анна Степановна рассказывала: «Старухи и ребятишки вязали жгуты для перевязки снопов (перевясла) из травы осоки, раскладывали по рядам скошенной жнейкой пшеницы. Стахановка скашивала и вязала снопы. В суслоны составлял помощник. Многие женщины навязывали 500, а не дотягивали до 1000. Они были примером и все остальные должны были тянуться по увеличенным нормам, по времени».

Стахановское движение – это борьба за самые высокие показатели в труде. Мы обнаружили в воспоминаниях Нестерова Е.М., что по итогам работы 1939 года, механизатора Ефрема Мироновича, животновода Сильченко Матвея, полевода Шуварикова за стахановский труд послали на ВНХ в Москву. «Были на приёме лично у Михаила Ивановича Калинина, Председателя советского правительства. Посетили много музеев, Мавзолей В.И. Ленина, в кино нас водили. В подарок дали по 500 рублей и по 10 метров сатина. Ехали на поезде бесплатно и кормили нас везде хорошо».

В 1940 году в совхозе начала работать библиотека-передвижка с запросом – 257 книг.
Экономическое состояние Ермаковского совхоза было крепким, успешно развивающимся, и наше убеждение подтверждают цифры. По материалам бухгалтерских отчётов 30-х годов мы составили таблицы различных показателей деятельности хозяйства. Действительно, совхозная форма коллективизации выглядела перспективной. Количество крупнорогатого скота увеличилось в шесть раз, количество лошадей уменьшилось за счёт появления техники. К концу 20-х годов село насчитывало десяток домов, а к 40-м – это уже перевалило далеко за сотню. В наличии были все необходимые хозяйственные строения.

Героический труд моих прадедов в Ермаковском совхозе, при становлении социализма на малой Родине вызывает гордость и уважение. Они вписали славную страницу в летопись района, края, страны (приложение 46).

Главная ценность на Руси всегда была – земля. В Сибири никогда не было крепостного права. Всяк, кто по воле судьбы оказывался на её просторах по -хозяйски и с любовью относился к кормилице-земле. А теперь осиротили землю: колхозник или совхозник работал на государственном наделе. Он был хозяином отдачи своего труда, чтобы заработать на пропитание: «Не до жиру - быть бы живу». Совхозник стал теперь батраком у государства, а колхозник той же собственностью, что и у барина прошлых веков. Ни прав, ни свободы, ни земли – одни обязанности. Выходит, ни одна форма коллективизации не взращивала любящего хозяина земли.

4 Заключение

Поставленную цель, по сравнению двух форм коллективизации на территории Дубенского сельского Совета в 1930-е годы, мы выполнили, благодаря использованным методам работы. По реализации целевой установки с позиции дееспособности совхоза и колхозов, видно, что явное преимущество на стороне первого. В начале пути для совхоза была проблема в формировании трудового коллектива, а в создании материально технической базы государство взяло на себя эту функцию. Результат деятельности совхоза был взаимовыгоден как для государства, так и для рабочих. Страна получала гарантированную сельхоз продукцию, а члены совхоза – заработанную оплату труда, свободный выбор места жительства, техническое и бытовое обеспечение. Но совхозов были десятки, а колхозов тысячи.
Крестьяне при сгоне в колхозную жизнь заплатили сотнями жизней, потерей трудом нажитого хозяйства, лишениями в ссыльных местах. Амплитуда репрессивного маховика над крестьянством перемалывала все социальные слои, омывалась кровью отцов, слезами детей и вдов, крушением института семьи, разрушением производительных сил и традиционных отношений – это ничем нельзя оправдать. Нет такой цены, которая могла бы восполнить утраты процесса коллективизации начала двадцатого века. Успешность индустриализации страны за счёт политики коллективизации ввергла колхозников в состояние нищих и бесправных: паспортов не имели, права смены жительства были лишены, за свой труд считали палочки-трудодни; вся продуктивная и тягловая сила состояла из своего, а в большей степени из хозяйств уничтоженных хозяйств бывших тружеников земли.

Своей работой мы постарались, используя документы и воспоминания потомков поколения коллективизации, вписать малой строкой правдивые факты в большую историю многострадального крестьянства. Исследование отвечает актуальности, оно станет одной из глав коллективного написания книги по истории малой Родины. Прикосновение к живой истории конкретных людей позволило ощутить их боль утрат, увидеть желание воскресить имена пострадавших родственников, ощутить их радость высвобождения от семейного молчания и хранения тайн, прочитать в глазах благодарность за реабилитацию фамилии их предков. Выполняя долг поколения 21 века перед историей малой Родины, мы освоили необходимые навыки в исследовательской работе.

Практическое применение работы в проведении уроков истории и экскурсий в музее, в опубликовании на страницах районной газеты «Ленинская искра», не только послужит информацией из прошлого, но и уроком гражданственности. Передадим работу в фонд Шушенского Государственного этнографического музея, по опыту выпускников краеведов. По их исследовательским работам издана книга «Земля Саянская. 1718-2018», которая стала достоянием потомков Саянска жителей разных уголков России, фонда школьных и библиотек района, передана и в краевой читальный зал.

Наша работа носит исследовательский историко-краеведческий характер. Работа соответствует требованиям объективности, правдивости, точности, приведённые факты подтверждены историческими документами. Для нас это начало большой исследовательской работы с целью восстановления «белых пятен» истории родных мест.

С уважением, выпускница Сергиенко Наталья, Медянцев Александр и Каблукова Алина учащиеся 9 класса МБОУ «Синеборская СОШ», Шушенского района, Красноярского края. Январь 2020 года.

5. ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Участники Дубенского восстания: фото 2- Пестриков, Зварыгин П., 3- Кретов И., Петряев М.; Щербаков Г., Жильцов К., Паташов Ф. Красные партизаны. Тонких с д. Мензот участник похода на Минусинск. Фото передали старожилы Дубенска.

Приложение 2 Из «Списка населённых пунктов Енисейской губернии и Урянхайского края, часть 1, Красноярск 1921 г. По данным Всероссийской сельхоз переписи и городской переписи 1917 года и по другим исследованиям 1916-1919 годов». Библиотека музея имени Н.Мартьянова, взято 14.08.2016 года, Лазаревой В., Шевцовой А.

Сторожильческого населения Перселенцев Приписанных к обществу Трудоспособных Не нанимают Промысловые хоз-ва Без скота Без рабочих лошадей Без дойных коров лошадей
200 43 243=всего 640 298, жен. 658 всего 1298 97 70 12 26 28 801=634 рабочих+ 103 жереб
Крупно рогатого скота овец свиней Хоз-в Без Посева Озимой ржи ярицы Пшеницы яровой и озим. овса Других культур Итого под посевами
627 2911 578 36 709.6 82.8 390.7 521.5 57.9 1762.5
Площадь пара покосы Аренда пашни Аренда покоса Удобной земл Неудобной земли      
1013.0 644.1 0.7 6.0 11037.9 839.5        

Приложение 3 по материалам переписи 1926 года. Библиотека музея имени Н.Мартьянова, газета «Власть труда».

название Место расположения Год образования Число хоз-в Населения 1926 г. Муж. Жен.
1 Жукова Оз.Тарасово 1850 5 16 7 9
2 Каблукова Р. Ашпа 1875 3 12 6 6
3 Нохрина =.=. 1880 1 7 5 2
4 Пивоварова =.=. 1879 1 8 2 6
5 Попцева =.=. 1876 2 11 6 5
6 Мишина заимка 1922 1 4 3 1
7 Ощепкова Р. Ашпа 1921 2 12  
8 Пушкарёва -.-. 1918 2 14  
9 Щербакова =.=. 1912 3 15  
10 Курочкина -.=. 1912 3 16    

Приложение 4 На 09.04.1927 год. МГА Ф. Р-1, О-1а, Д-104.

Админ. единица дворов мужчин женщин всего
Саянск 174 394 413 807
Дубенск 336 846 806 1659
Заимка Жукова(1\2 версты от с\с) 3 5 8 18
Заимка Пушкарева (4 в.) 4 7 10 17
Заимка Щербакова (1\2 в.) 10 81 97 178
Мельница Пивоварова (4в.) 1 4 8 12
-=-=-= Попцова (3.1\2 в 2 6 5 11
-=-=- Нохрина (1.1\2) 1 2 6 8
Заимка Мишино (6в.) 2 8 7 15
Заимка Мензот (10 в.) 30 78 87 165

Приложение 5 Ермаковский ГА, выборка по газете «На ленинском пути» 1929 г. автор Клешнин Р.,

  бедняков середняков кулаков
хозяйств 195-40% 198-40% 36-7.33%; 99 -20%
Без посевных площадей 97 - 19.71% 115 хозяйств 0
С посевной площадью   84 47%
сельхозмашины 3500 рублей за машины кулакам 33% 77%

Приложение 6 на фото Рульюс Юлис Яковлевич. Передал внук Рулис Александр Иванович в школьный музей в 2015 году.

Приложение 7. Фото Суходоева Емельяна Андриановича. Передал внук Рулис Александр Иванович в школьный музей в 2015 году

Приложение 8 Ермаковский госархив. Ф- 1, О- 3, Д- 116.

Приложение 9 Газета «Власть труда» Минусинского уезда 1930 год.

Приложение 10 Газета Минусинского уезда «Власть труда», 1931 год, № 11. Ф-131, работала 11 августа 2016 г. Лазарева В.

Приложение 11 Ермаковский госархив. Ф- 1, О- 3, Д- 116.

Приложение 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18 Ермаковский госархив. Ф- 1, О- 3, Д- 116, 117, 162

Приложение 19, 20 Ермаковский госархив. Ф- 1, О- 3, Д- 162

культура По единоличным хоз-м В т.ч. колхоза «2-я пятилетка»
пшеница 125ц. 42ц.
овёс 50 23
Прочие зерновые 50 5-30
Всего зерновых 225 70-30
лён 15 5
конопля 12 4-15
картофель 250 80

Приложение 21 Школьный музей. Макеты первых домов сделали деды Бугоркова В., Павленко Ж. 1986 г.

Приложение 22 фото сделано Медянцевым А. 2019 г.

Приложение 23, 24, 26, 27, 29 Минусинская казенное учреждение, архив городской Минусинска (МКУ АГМ) Ф.42, оп.1, Ф.42, оп.1, материал взят Сергиенко Н. 14 августа 2019 г.

Приложение 25 Архив Ермаковского района, Ф- 1, О- 3, Д- 57.

Приложение 28 МГА Ф. 323, О1, Д 5. материал взят Сергиенко Н. 14 августа 2019 г. выборку сделала Каблукова А.

Наименование культур На 1 га обмолочено по плану По отчёту 1932 г. Факт 1933 г.
Рожь озимая 8 6.6 2.3
Пшеница яровая 7 4.2 5.8
Просо 7 3.2 3.5
Овёс 8 2.6 2.3
Вика 20 6.4 20
Подсолнечник на силос 100 90 53
Рожь яровая -   8.6
Естественное сенокошение 10 8.8 9

 Приложение 30 Семиренко Анисим Евтухович, 1890 г.р.

Приложение 31
Фото Конусиковой Анны

 

Приложение 32, 33, 34,35 Минусинская казенное учреждение, архив городской Минусинска (МКУ АГМ) Ф.42, оп.1, Ф.42, оп.1, материал взят Сергиенко Н. 14 августа 2019 г.

Приложение 36, 37, МКУ АГМ Ф. 323, О.1, Д. 5.

Приложение 38 Середин Григорий Иванович, школьный музей.фото было подарено дочерью Жаровой К.Г.

Приложение 39 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Обработали Каблукова А., Медянцев А.

Ф.И.О. Возраст на момент репрессии Лишение избирательных прав +, год Раскулачен +, год Мера обвинения Мера наказания
1 Аносов Кирилл Дмитриевич. Управляющий фермы № 1 43     Вредительство 03.01.1937 10 лет ИТЛ
2 Брантов Иван Степанович. рабочий с\х 21 + 1928 г.   Ст.58-10 1930 г. Прекра-щено
3 Вахрушев Александр Александрович, плотник с\х 23 + 1929 + 1930, выслан 1931 г. АСА 1937 г. 10 лет ИТЛ
4 Гершберг Наум Моисеевич. Директор с\х 32     Вредительство 27.12. 1936 г. ВМН г. Минусинск.
5 Губанов Сергей Степанович, гуртоправ 38 + 1930 г. 58-11 АСА 08.05.1938 г. ВМН. Минусинск
6 Жуков Василий Федорович, рабочий с\х 33     58-10 25.10.1937 г. ВМН Минусинск
7 Жуков Ефим Прохорович, плотник с\х 48     АСА 15.07.1938 г. ВМН. Минусинск
8 Кольцов Андрей Михайлович, рабочий с\х 48 + 1930 г.   АСА 01.06.1938 г. ВМН. Минусинск
9 Кри(е)нберг Карл Яковлевич, рабочий с\х 35     58-10 07.09. 1937 г. 10 лет ИТЛ
10 Надин Семен Никитович рабочий с\х 61     58-10, 58-14, 1934 г. Прекращено
11 Найденов Иван Кузьмич, рабочий с\х 33 + 1933 г.   58-10, 58-14, 1934 г. Прекращено
12 Найденов Кузьма Михайлович рабочий с\х 51 + 1931   58-10, 58-14, 1934 г. Прекращено
13 Ощепков Петр Григорьевич, рабочий с\х 46 + 1933 + 1933, 2г. ИТЛ, 5 лет ссылки АСА 14.09.1937 г. 8 лет ИТЛ
14 Панюжева Инна Исаевна фельдшер 29 1952 5 лет лишения политических прав, лишение медали за доблестный труд в ВОВ. . 58-2, 58-8, 58-10 УК РСФСР. 25 лет ИТЛ
15 Попцов Григорий Тимофеевич, рабочий с\х 25     58-11 Прекращено
16 Рульюс Юлиус Яковлевич, рабочий с\х 64 + + 1938 г.   ВМН .Минусинск
17 Шульгин Кузьма Гаврилович, тракторист с\х 26     58-11. 24.07.1941г. 10 лет ИТЛ
18 Фрей Иван Карлович, плотник с\х, гуртоправ 31 + 1931 г. 8 лет концлагерей  Арест 08.07.1937 г. ВМН. Минусинск

Приложение 40 фото1. Хорев Малофей Ерофеевич –справа первый. Ф.2. Алина записывает воспоминания Татьяны Григорьевны. Ф.3. религиозные книги старообрядцев-поморов. Фото передала Каблуковой А. родственница Андриевская Т.Г. май 2018 г.

Приложение 41 взяты из фондов школьного музея.

Груня Юсина у нас
Активисткой стала,
В церковь больше не пошла-
В труде не подкачала.
С зорькой Дуня поднималась-
По росе спешила в стан,
Тысячу снопов вязала-
Выполнила в сроки план.

Стоит лес, а рядом поле,
А на поле трактора,
Я себе сказала буду
Трактористкою сама!&Растяни гармошку шире,
А бабёнки подпоют,
Чтобы знали в нашем крае,
Как совхозники живут

Широка тропинка в поле,
С утра дует ветерок,
Трактористки наши пашут,
На них — красненький платок!&С каждым днем совхозы больше
Начинают богатеть,
Дома строят, тесом кроют,
Просто любо посмотреть.

Со слов Попцевой, Жуковой, Мальковой записал Медянцев А. июль 2019 г.

Ох, наш колхоз
Ты имеешь звание,
А мы без рубах и портов
Идём на собрание.

На горе стоит береза,
Под березою — сугроб.
Большевистские колхозы
Кулака загнали в гроб!

Ох, в колхоз пошли, товарка,
Надели юбки складками,
А сегодня щеголяем
На заду с заплатками

Хорошо куму живётся
Записался в бедноту,
Хлеб на печку подаётся,
Как ленивому коту.

Шёл я в гору, видел чудо:
Там колхознички сидят.
Зубы желтые, кривые,
От коровы хвост едят.

Сидит кошка у лукошка
Подбегает бригадир:
Не пойдёшь ты на работу,
То мы хлеба не дадим.

В Ворошиловском колхозе
Умерли два мерина,
Целый месяц кишки ели,
Поминали Ленина.

Бедовать нам нечего
Пашу с утра до вечера,
Получаю трудодни-
Только палочки одни.

Приложение 42, 43,44 МГА ,Р-323, О. 1, Д. стр. 518. Годовой отчёт Ермаковского совхоза . работала Каблукова А.

наименования 1932 год 1938 1939
трактора колесные 11 19 19
гусеничные 0 0 8
комбайны 0 0 20
автомашины грузовые 2 5 9
легковые 1 1 1
токарные станки 0 0 5
сенокосилки конные 8 11 15
тракторные 0 0 0
сеялки 50 30 25
двигатели в ремонтных мастерских 0 0 9

 Приложение 45 Ускова Евдокия Ивановна.Фото передал сын Усков Г. Медянцеву А.

Приложение 46 Таблицы составлены на основе анализа документов МГА Р-323, О-1, Д-327, 372, 518. Сергиенко Н., Каблуковой А., Медянцевым А.

наименование 1932 1933 1935 1936 1937 год
КРС 402     2721 2502
Коров 73 205   1440
волов 10     60 93
лошадей   305   178 223
Строения 1932 1933 1935 1936 1937
гаражи 2 1 2 2 2
сараи     7  
Погреб для горючего     2  
контора     3  
пожарка     1  
мельница 1 1 1  
хлебопекарни 5   3  
бани     18  
Жилые дома 52   101  
землянки 11   2  
бараки 5      
школы       3 3
Дет. ясли       1 1
клуб       1 1
столовая 2   1  
мосты 3      
колодцы 7      
пруды 2      
кошара       1 1
конюшня 2 3 4 4 4
ветеринарная лаборатория 1       1
Вет. изолятор         6
Слив. отделение     1 1 1
зернохранилище 2 1 1  
овощехранилище 1 1 1 1 1
кузница 2 2 2 2 2
телятник   2 4 6 6
коровник   2 4 4 4
Силосные сооружения 17        
Продукция животноводства и полеводства
наименование 1932 1935 1936 1937 год
Масло животное   484 ц.  
сыр   13 ц.  
мука   516  
отруби   67  
Баранина мясо     43 ц.
кожи   33 ц.  
шерсть   6 ц.  
рожь   90 ц 372 ц. 167 га.
пшеница   1224 ц. 2181 ц. 376 га.
силос   4654 82 га.
овёс   2850 ц. 910 ц. 984 га.
картофель   195 ц. 79 ц. 8 га.
овощи   49 ц.   5 га.
сено   23584 ц. 40 т. 40 га.
солома   12138 ц.  
конопля   10 га.  
вика       60 га.
корнеплоды     5 ц. 7 га.
лён       3 га.
табак       0.5 га.
пары   С 596 га
зябь     382 га.
сад 1    
Всего земли 44 789    
пашни 15755 га    
луга 5951    
выгон 636    
Лесные угодья 19192      

Наличие техники.
МГА Р-323, О 1, Д 327, 372.

Годовой отчёт н. наименование 1932 1935 1937
Сеялки: конные 10 13 8
тракторные   6 6
Комбайны     4
Кукурузная сеялка   3 3
Сенокосилки 74 95 72
Грабли конные 47 51 41
Лущильник тракторный    
Жнейка: лобогрейка 10 12 6
самосброска   7 2
сноповязалка   13 11
Молотилка: ручная 5 5
сложная 1 4 5
Сортировка: «Триумф» 2 3 2
«Клейтон»   1 2
«Триер»     1
Веялка 4  
Соломорезка ручная   5 1
силосорезка   9 5
соломорезка   10
Кормозапарник   1 3
картофелекопалка 5  
Телеги конные 156  
Сани конные 384  
Пожарные машины конные   2 2
Гужевой транспорт   80 76
Автомашины: легковая 1   1
грузовые 3   4 «Форд», «ГАЗ»
Трактора: колёсные 13   13
гусеничные     1

6. ПРИМЕЧАНИЯ

1. 2. Минусинская казенное учреждение, архив городской Минусинска (МКУ АГМ) Ф.42, оп.1, д.88, л. 94. № 974 9 июля 1828г. 5 - Списки населённых пунктов Сибирского края. Новосибирск 1929 г. Перепись 17.12. 1926 года;. 31- Ф. 532, оп. 1, д 4. 32,34, 35 – Д 5; 33- Д 5. Протокол. Ноябрь 1932 года; Д 5; 43. 44 - Д 4; 29 - ф. 275 оп. 3 д.38 л. 22-23; 46.47- Ф. 323, О.1, Д. 5. 54- Р-323, О. 1, Д. стр. 518. Годовой отчёт Ермаковского совхоза . 55- Д-327.
3. Энциклопедия Красноярского края Юг Издательство «Буква С» Красноярск 2008 г. - стр. 268; 10-41- стр. 241
4. 8. Газета «Власть труда» № 31. 8.02.27; 6- № 142. 25.06.27. Библиотека имени Н. Мартьянова.
9. 20.36 - из воспоминаний жительницы с. Дубенск Похабовой Г.М.
11- Сафронов В.П., Мешалкин П.Н., Очерки истории Красноярской партийной организации, т.2,с.63
7. Ермаковского Государственный архив (ЕГА), Ф -1, О-1-а, Д- 101.12- оп. 3, д.13, 44, 45, 57, 111, 127, 162, 302; 14 - д.117, 178, 188, 194;18- д.44, 111, 116, 127, 162, 164, 357; 19- д.57, 44, 116, 120, 127, 162, 164, 178, 363, 365; 51- д. 89, 111, 1020; 30.45- Ф.5, Оп.1а, Д.46.
13.15. 17. 21. 35 – Шушенский Государственный архив (ШГА), газета «Ленинская искра» от 17 марта 1992 г.№33
16.25. 50- архив ИЦ ГУ МВД по Красноярскому краю.
22. 48- Шевляков А. С. 07. 02.1987. Архив Красноярского края. О.1. Д.1, 8, 9. 471.Ф.1137
23. 34- воспоминания Попцевой Нины Кузьминичны.
24. 53- Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Том 14. Офсет 2016. Р-С, стр. 481.
26. Воспоминания Кокориной - Малышевой Евдокии Ивановны.
27. Воспоминания Фефеловой З.Д.
28.51. 52 - из письма Хорева Андрея Малахиевича.
37. 38 - из воспоминаний внучки Середина Г.И.
39 - из воспоминания дочери Середина Г.И.
40- из воспоминания Ещенко М.Ф.
42- Журнал Отечественная история 1994, № 2, с. 106
49- Из воспоминаний Нестерова Е.М.

 


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»