Лагеря Красноярского края

Лагеря Красноярского края


Лекция.  Автор – А.Бабий (с использованием материалов, подготовленных В.С.Биргером)

Введение.

Скажите, когда появились концлагеря? И в какой стране? Ведь первое слово, ассоциирующееся со словом «концлагерь» - «фашистский». И сразу вспоминаются эсэсовцы, овчарки…

На самом деле немецкие фашисты были всего лишь прилежными учениками. А концлагеря были созданы в 1918 году по приказу Дзержинского, и сажали в них всех тех, кто был против советской власти (ну, или хотя бы, по мнению большевиков, мог быть против советской власти).

Выражаясь современным языком, большевики были «отморозками» и «беспредельщиками», почему, собственно, и победили – в начале 20-го века к такой манере поведения еще не привыкли. Для них не существовало никаких правил. И существовал один инструмент – насилие. Условно говоря, противники большевиков пытались играть с ними в шахматы, а те – просто смахивали фигуры с доски.

Победив путем насилия, большевики могли удерживаться у власти только путем насилия. И потому всякий, кто представлял для них хоть какую-то опасность - расстреливался или заключался в концлагеря.

На первых порах концлагеря играли только лишь роль изоляторов. Принудительный труд использовался, но довольно ограниченно и не играл решающей роли в экономике страны. Однако довольно скоро нашлись в руководстве страны «светлые головы», которые придумали, как одним махом убить двух зайцев – и «врагов народа» изолировать, и получить практически бесплатную рабочую силу, да еще к тому же и основательно запугать оставшихся на свободе. Модель опробовали на Беломорканале. Получилось. И, как грибы, стали расти лагеря при великих стройках коммунизма. Идея была простая. Нашли, скажем, на Таймыре медно-никелевое месторождение. Везти за Полярный круг строителей с семьями, создавать там инфраструктуру (больницы, школы, магазины),платить им «полярку» – дорого! А вот строить тот же Норильский комбинат силами зэков – куда дешевле! В один барак входит, считай, сотня зэков, все удобства им – два метра нар да баланда. Платить им не надо вовсе, а все расходы – на колючку да на охрану.

И в тридцатых, и в сороковых годах, и позже, люди недоумевали – «ЗА ЧТО их арестовывают?». А вопрос надо было задать совсем другой: ДЛЯ ЧЕГО?». Для того, чтобы обратить в раба в собственном государстве. Речь ведь идет не только о «политических» заключенных – и «уголовное» законодательство было необычайно жестоким. Чего стоит один Указ от «седьмого-восьмого», т.е. от 7 августа 1932 года, когда за три колоска, взятых на колхозном поле, человеку давали полновесный срок. Иван Иванович Егоров, бывший политзаключенный, а потом член общества «Мемориал», уже, к сожалению, умерший, рассказал случай, который надолго запомнился: девушка шла по улице и захотела пить. Рядом с колонкой была столовая, девушка зашла, взяла стакан со стола, вышла к колонке, попила и понесла стакан обратно. Но её тут же арестовали и дали два года за хищение государственного имущества. Девушка была симпатичной, в лагере её быстро «пустили по рукам» и спустя несколько месяцев, не выдержав этой жизни, девушка повесилась.

Не был застрахован никто – ни последний бомж, ни член ЦК. Сегодня ты был на кремлевском пайке, а завтра – на зэковском, сегодня подписывал приговоры, а завтра приговорили тебя самого. Никогда, ни в какой стране мира, не создавался таким образом рабовладельческий строй. Рабов всегда набирали из племен, побежденных в войнах, и только большевики додумались до того, чтобы обращать в рабство своих сограждан. На этом была построена вся экономика СССР. НКВД было самым крупным промышленным министерством – вдумайтесь в это!

Система была проста, проще некуда. Лагеря, возникавшие вокруг строек, испытывали нехватку рабочей силы. Фронт работ расширялся, а зэки, наоборот, умирали от непосильного труда и плохого питания. Лагеря составляли заявку на следующий год, заявки стекались в центр, и выяснялось, что, для того, чтобы выполнить эти заявки, надо арестовать, положим, пятьсот тысяч человек. Эту цифру делили по областям, краям и республикам пропорционально численности, а там уже «спускали» план в районы. За невыполнение плана – можно было пополнить собой ряды зэков, а за выполнение – повышение по службе, звания и премии. Вот чекисты и старались, мели всех подряд. А.И.Солженицын рассказывает примечательную историю о том, как за антисоветскую пропаганду посадили глухонемого: он как-то в компании выпил водку, а потом жестами показал: закусить нечем! Ага, значит, утверждаешь, что в Советской России есть нечего?!!

Обычно заключенные использовались на тяжелых малоквалифицированных работах. Однако к началу сороковых появились так называемые «шарашки», то есть спецтюрьмы, в которых сажали ученых, чтобы они там создавали оружие, проектировали заводы и разрабатывали технологии. Для этих «шарашек» специально отыскивали требуемых ученых, «шили» им дело и направляли «целевым назначением».

В начале лекции я сказал, что немецкие фашисты были добросовестными учениками. Это не метафора, а факт: в тридцатых годах представители немецких карательных органов приезжали к нам на учебу, проходили стажировку в лагерях, обучались методам массовых репрессий (а, скажем, «выгрести» все село под корень – это не такая простая задача, тут есть масса технологических особенностей, да и раздевать жертв догола перед расстрелом немцы тоже научились у наших, и сжигание мирных жителей в амбарах тоже было опробовано еще при подавлении крестьянских восстаний в СССР). Раз уж зашла речь о сравнении режимов, то, как ни странно, немецкий был даже мягче, если можно такое слово применять к людоедской власти, практиковавшей истребление целых народов. Но, если гестапо убеждалось в том, что человек не является противником режима, его отпускали – а в СССР даже фанатичная преданность режиму не гарантировала спасения. Принудительный труд в немецких лагерях был куда менее распространен, то есть лагеря играли все-таки в основном роль изоляции.

Но нам пора уже переходить от немецких лагерей и ГУЛАГа в целом – к красноярским лагерям.

Что считать именно красноярскими лагерями? Красноярский край был образован в 1934 году, а лагеря на этой территории были и раньше. Опять-таки – долгое время в Красноярский край входила и Хакасия, на территории которой было немало лагерей. Давайте договоримся так: мы будем говорить о лагерях, существовавших на той территории, которая с 1934 по конец 80-х входила в состав Красноярского края.

СИБУЛОН

Сначала был лагерь  СИБУЛОН (Сибирское управление лагерей особого назначения), потом Сиблаг, потом Сибирский ИТЛ. Он, видоизменяясь, переименовываясь и дробясь, существовал с осени 1929 г. по январь 1960. Занимался полеводством, животноводством, золотодобычей и дорожным строительством. В Красноярском крае именно заключенными этого лагеря было построено Нифантьевское шоссе в Туруханском районе.

Кроме того, сибулонские зоны (лагпункты) находились на левобережье Енисея в окрестностях с. Ярцево (Кривляк, Фомка, ?), а также на левом притоке Енисея, р. Кас (Шерчанка). Возможно, это было лаготделение, или даже два л/о. Эти лагеря тогда называли "туруханскими", т.к. Ярцево входило в состав Туруханского района (ныне оно в Енисейском р-не). Правильнее назвать эти лагеря ярцевскими.

Это были лесоповальные зоны, численностью, видимо, 500-1000 заключенных каждая. Видимо, этих зон было не более десяти. По архивным данным, в этой части СИБЛОНа/Сиблага велось также дорожное строительство.

В ярцевских лагерях царили "патриархальные" нравы. "Провинившихся" узников летом "ставили на комара", то есть привязывали к дереву и так оставляли, пока комары и мошка не высасывали всю кровь. Так, по сообщению Екатерины Иосифовны Александровой, «там узников летом "ставили на комара", а зимой обливали водой на морозе». Еще в этом лагере практиковалась такая пытка: заключенного привязывали к длинной доске и этот конец опускали в воду. Через некоторое время доску поднимали, но, не дав человеку отдышаться, опускали снова.

Эти лагеря были закрыты около 1940 г. Немногих выживших заключённых (около 200) вывезли в Енисейск.

Но в середине 40-х гг. в этих местах, а именно на р. Кас, появились новые лесоповальные лагеря (Городок и другие). Есть сведения, что в них возродился старинный советский обычай "ставить на комара". Нам неизвестно, относились ли эти "вторые ярцевские лагеря" к Сиблагу, или, возможно, к 503-й стройке (Енисейжелдорлагу), или же это были зоны местного (краевого) подчинения.

Норильлаг

Образован 25.06.35, закрыт 22.08.56. Лагерь был создан для строительства и эксплуатации Норильского медно-никелевого месторождения (и слюды на Таймыре – Бирюлинское месторождение). Географически Норильлаг - не только Но-рильск с Дудинкой и Кайерканом: это и Восьмое л/о (лаготделение) в Красноярске, и лагерь в Подтёсово, и сельхозлагеря (подхозы) в Курейке, в Атаманово близ Красноярска и южнее, до самого Шушенского.. Дело в том, что, как и многие другие лагеря, Норильлаг был «вещью в себе», т.е. в значительной степени обеспечивал сам себя продовольствием и другими необходимыми вещами.

Норильлаг (Норильский ИТЛ) был промышленно-строительным лагерем. Он образован в 1935 г. для добычи цветных металлов, в основном меди и никеля. Подневольным трудом узников Норильлага в заполярной таймырской тундре создан город Норильск и горно-металлургический комбинат, речной и морской порты в Дудинке (в низовьях Енисея), железная дорога от Дудинки до Норильска, шахты Кайеркана и многое другое.

Первый маленький этап пригнали на место будущего города летом 1935 г. Это был ленинградский этап. Из Дудинки его гнали пешком, по заболоченной тундре.

Начиная с 1936 г., в Норильлаг шли один за другим этапы из тюрем и из других лагерей, со всех концов СССР. В сентябре 1938 года туда отправили многотысячные этапы из Красноярской и Енисейской тюрем. Этапы шли в основном через Красноярск по железной дороге, а потом вниз по Енисею на баржах. В пути многие заключенные умирали, и их хоронили на берегу, во время остановок. Были случаи, когда эти караваны терпели бедствие. В.П.Астафьев рассказывал, как в Игарке в 1939 г. во время шторма разломило баржу с заключенными, и люди стали спасаться на берег, но с берега охрана нефтебазы открыла огонь. Мы знаем также о крушении барж на Казачинском пороге, когда люди также не смогли спастись, потому что стрелки не выпустили их наружу.

В июле и августе 1939 года в Норильлаг пришли этапы из "срочных" тюрем: из Орла, Ельца, Кустаная, с Соловков. Причём соловецкий этап везли с Белого моря по Северному Ледовитому океану, через Баренцево и Карское моря.

Осенью 1941 года в Норильлаг пригнали из Юхновлага (ныне Калужской области) "интернированных" офицеров литовской, латвийской и эстонской армий. Все они сидели без статей и сроков. Лишь потом, в Норильлаге, их "оформили" особым совещанием на разные сроки, от 5 до 10 лет – причем многих осудили посмертно. Вот такие правила были в нашей стране – сперва посадят, а уж потом найдут за что

Новые этапы продолжали приходить в Норильлаг вплоть до 1953-1954 годов.

В начале 50-х годов в Норильлаге насчитывалось около 30 лагерных отделений. Лагерь прекратил своё существование в 1956 г., когда большинство заключённых вышло на волю.

В общественном сознании бытует преувеличенная цифра: будто через норильские лагеря прошло более миллиона узников. Это не так: не больше полумиллиона, а скорее, около 400 тысяч. Считая и с бытовиками (из которых очень многие тоже были ни в чём не повинны), и с настоящими уголовниками. Политзаключённых было, видимо, не более 300 тысяч (считая вместе с Горлагом).

Казалось бы, небольшая цифра. Однако представьте себе их все разом – 300 000 человек. Это треть населения нынешнего Красноярска. А еще лучше – представьте себя одним из них, и мало не покажется. Оксана Мельник, сидевшая на Колыме, а до того – в Дубровлаге, рассказывала, например, что в женском лагере в день давали две кружки воды: хочешь пей, хочешь умывайся. Вот иногда одной такой детали хватает, чтобы мороз по коже продрал, хотя есть детали и пострашнее.

Горлаг

Горлаг ("особый литер 2", то есть "особый лагерь" N 2), как отдельная лагерная структура, был выделен из Норильлага в 1948 году, в связи с образованием целой новой системы т.н. "особых лагерей", предназначенных специально для содержания политзаключённых.

Отличительным признаком заключённых "особых лагерей" служили номера (в Горлаге - из буквы и трёх цифр), нашитые на верхнюю одежду (в Горлаге - на груди, на спине и рукаве) и на шапку. Имен и фамилий у людей не было. Заключенный номер такой-то. Это было очень оскорбительно. Та же Оксана Мельник рассказывала очень символичную историю: когда разрешили снять номера, их тут же отодрали. Но под ними остались черные прямоугольники на телогрейках, потому что вокруг ткань выгорела, а под ними – нет. Номера убрали, а память о них – осталась, и они до сих пор в душе вытравлены.

Первоначально Горлаг состоял из шести лагерных отделений (в т.ч. одно женское). Все они находились в Норильске. В них перевели значительную часть заключённых Норильлага. С этого момента их учёт вёлся в Горлаге, а из Норильлага они считались убывшими.

Однако на протяжении всех лет существования Горлага тысячи политзэков продолжали находиться в лаготделениях Норильлага. Более того, в начале 50-х гг. многих узников, особенно женщин, переводили из Горлага в Норильлаг.

Кроме того, по-видимому, значительная часть политзаключённых находилась в норильлаговских зонах, но при этом "числилась" за Горлагом.

Формально Горлаг подчинялся непосредственно ГУЛагу, однако его начальник являлся заместителем начальника Норильлага.

Именно в Горлаге летом 1953 года произошла крупная лагерная забастовка, так называемое Норильское восстание, когда узники взяли под свой контроль территорию жилых зон и выдвинули ряд требований не только к лагерному начальству, но и к верховным правителям СССР. Несмотря на последующий разгром забастовки, она, наряду с одновременной Воркутинской стачкой, подорвала основы лагерной системы. После Кенгирской стачки 1954 года (в Степлаге) это привело к упразднению системы "особых лагерей".

В 1954 году весь Горлаг был упразднён как отдельная лагерная структура (вместе с остальными особлагами) и "влился" обратно в Норильлаг.

Краслаг

Краслаг (Красноярский ИТЛ, его не следует путать с Краслагом Енисейстроя) - типичный лесоповальный лагерь, образованный в начале 1938 г., одновременно с такими аналогичными лагерями, как Унжлаг, Вятлаг, Усольлаг, Севураллаг.

Управление Краслага находилось в Канске, а в 1946 г. (реально в 1948 г.) было перенесено на ст. Решоты (пос. Нижняя Пойма), где и находится поныне как Управление п/я У-235.

Территориально лагерные пункты Краслага были разбросаны по нескольким районам в юго-восточной части Красноярского края.

Как и во всех лесоповальных лагерях, лагпункты Краслага были невелики: по 600-800, редко более 1000 заключённых. Как и во всех лесоповальных лагерях, в 1938-1939 гг. и 1941-1945 гг. узников косили голод, пеллагра и дизентерия. В эти периоды среднегодовая смертность, видимо, могла достигать 7-8%.

Первые этапы пришли в Краслаг из тюрем Приморья, Хабаровска, Читы и с Украины (из Донбасса, из Днепропетровска, Харькова, Киева, а также, видимо, из Крыма), затем из тюрем Казахстана (в частности, из Алма-Аты и Семипалатинска). Позднее, в 1939 и 1940 годах, в Краслаг пришли этапы из Ленинграда и средней России. Во всех этих этапах преобладали политзэки.

Летом 1941 года в Краслаг пригнали многотысячный этап литовских граждан, в основном арестованных 13-19 июня 1941 года. Немалая их часть погибла в 1941-1942 годах. Только в конце 1942 г. и начале 1943 г. их "оформили" особым совещанием, поэтому многие из литовских граждан оказались осуждены посмертно. Большинство получило сроки от 5 до 10 лет, а часть была осуждена к "ВМН" и расстреляна в Канской тюрьме.

В январе 1942 г. в Краслаг загнали несколько тысяч поволжских немцев, из числа попавших в ссылку в Красноярский край. У них, естественно, не было ни статей, ни сроков. Всё это называлось "трудармия". Немцев посадили в отдельные зоны, так называемые "отряды". Там была та же колючка, те же вышки, тот же конвой, те же бараки, те же пайки, те же нормы, та же пеллагра и дистрофия. Но зато в этих "трудармейских" зонах действовали партийные и комсомольские организации, - правда, без права приёма. Немцев выпустили из Краслага в 1946 г., - разумеется, обратно в ссылку.

Во 2-й половине 40-х гг. в Краслаг приходили этапы из Львова и других тюрем Западной Украины, в том числе большие женские этапы. Были также большие этапы из тюрем Минска и Орши. В них также преобладали политзаключённые.

В 1949-1950 годах основную часть политзаключённых отправили из Краслага в "особлаги": Песчанлаг и Степлаг (в Казахстане). Однако и после этого в Краслаг попадали новые политзэки. Даже после 1956 года там оставались политзаключённые (но, видимо, их было немного).

К 1950 году через Краслаг прошло свыше 100 тысяч заключённых. Видимо, не менее половины из них составляли политзаключённые.

Енисейстрой

Енисейстрой - это не лагерь (ИТЛ), а целый главк (Главное Управление) ГУЛага, - подобно, например, Дальстрою.

ГУ "Енисейстрой" существовало с 1949 по 1953 г. Главк находился в Красноярске, его начальником был генерал-майор Панюков.

В состав главка формально входили 10 лагерей (ИТЛ). Однако они формировались в разное время, а фактически действовали лишь некоторые из них: Таёжный (в Канском районе), Туимский (в Хакасии) и Красноярский (известный также как "Краслаг Енисейстроя"), в 1951 году объединённые в лагерь "ДС", и 2-3 более мелких.

Таёжлаг и Туимлаг были привязаны к рудникам. В Красноярске заключённые лагерей Енисейстроя возводили завод "Сибсталь" и, видимо, урановый завод.

В состав Енисейстроя входила также "шарашка" (спецтюрьма) ОТБ-1, находившаяся в Красноярске и выполнявшая проектные работы для объектов Енисейстроя. В ОТБ-1 сидели геологи и металлурги. Среди них были академики, много докторов наук. Место, где находилась эта «шарашка», вы прекрасно знаете. На этом месте сейчас находится, как ни парадоксально, юрфак КрасГУ – это на улице Маерчака, 6. А соседствующий с ним институт «СибцветметНИИпроект» как раз и образовался из той самой шарашки. .

Енисейлаг

Енисейлаг (встречается также сокращение Енлаг) не следует смешивать с Ёнлагом (или Йонлагом, в Мурманской области) и с Енисейжелдорлагом (503-й стройкой), а также с Енисейстроем.

Кроме того, следует различать целых три разных Енисейлага.

"Первый" Енисейлаг. В 30-х гг. наименование "Енисейлаг" обозначало всю лагерную систему местного подчинения (позднее УИТЛК - Управление ИТЛ и колоний УНКВД, с 1935 г.).

"Второй" Енисейлаг. В 1940 г. Енисейлаг был выделен из УИТЛК УНКВД как отдельная лагерная структура двойного подчинения, - как местного, так и центрального (ГУЛПС). Этот Енисейлаг строил заводы: спиртовые и гидролизные в Красноярске и Усть-Абакане (Хакасия), Канский гидролизный, переданный в 1941 г. из Краслага, а также Красноярский аффинажный завод (завод N 169).

Численность заключённых этого лагеря достигала 12 тысяч, но политические заключенные, видимо, не составляли среди них большинства.

В 1941 г. этот Енисейлаг был упразднён как отдельная структура, но наименование, видимо, вновь стало использоваться, как в 30-х гг., для обозначения лагерной системы местного подчинения.

"Третий" Енисейлаг. В 1947-1953 гг. действовал Енисейлаг СГУ Главспеццветмета. Его лагуправление (как и в предыдущем случае) находилось в Красноярске, однако сам лагерь, то есть его зоны, являлся, по сути, придатком треста "Енисейзолото" и почти целиком располагался в Северо-Енисейском районе, к северо-востоку от Енисейска.

Центральная зона находилась в пос. Соврудник (райцентр, ныне Северо-Енисейск), при золотом руднике, а остальные зоны лагеря, разбросанные по району, вели лесозаготовки для этого рудника. Лагпункт Тея обслуживал перевалочную базу на тракте (зимнике) Енисейск-Соврудник.

В Красноярске, кроме зоны 4-го кирпичного завода (выше устья Базаихи), видимо, не было других Енисейлаговских лагпунктов.

Через этот лагерь прошло, видимо, не более 10 тысяч заключённых. Политзэки составляли среди них, предположительно, от 10% до 20%.

Строительство 503

Создано в конце 1949 г., закрыто летом 1952 г. Строительство железной дороги Салехард-Игарка. Управление находилось в пос.Ермаково.

Один из сталинских «проектов века». Затея железной дороги через тундру провалилась, хотя дорога эта была вымощена трупами в самом буквальном смысле – умерших от непосильного труда заключенных нередко хоронили прямо в насыпи. На этой дороге практиковалась такая схема стимулирования: в том месте, докуда за день должна была дойти дорога, ставили стол с едой. Если заключенные доводили дорогу «до стола», они питались. Если нет – шли в бараки голодными до следующего дня. Константин Ходзевич рассказывает, что однажды в лагерь осенью не смогли забросить продовольствие (а это можно было сделать только во время навигации), и целую зиму заключенные сидели на пайке, по сравнению с которым ленинградская пайка казалась бы пиршеством. В результате в живых остались единицы, но уже с новой навигацией прибыл новый этап, и строительство продолжилось.

Заключение. Система принудительного труда не закончилась со смертью Сталина. Вплоть до самых последних времен экономика СССР строилась в значительной степени на труде заключенных. Просто вместо «политиков» стали брать «бытовиков». За преступления, по которым в других странах дают административный штраф, у нас в стране давали несколько лет лагеря. И система себя воспроизводила, потому что для заключенного лагерь – это университет. Он не может адаптироваться на воле, попадает в лагерь во второй, в третий раз… Сейчас строится рынок, производственные отношения меняются, и колонии стонут уже не от нехватки рабочей силы, а от ее избытка. И зэки, приносившие раньше государству сверхприбыли, теперь сами обходятся в копеечку. Как-то и уголовное законодательство стало смягчаться – видимо, из-за экономической нецелесообразности.

Еще одно направление принудительного труда – армия. Как-то мы шли с экспедицией за Полярным кругом, по тундре. И вдруг наткнулись на военную точку – взвод солдат, несколько офицеров, какие-то радары, антенны… Офицеры встретили нас радушно, провели экскурсию по объекту. Мы спросили: так ведь, наверное, тут все засекречено? Какое там засекречено, смеются офицеры, это обычная ретрансляционная станция. А вы что тут делаете, ошалели мы. Да все очень просто, объяснили офицеры. У солдата зарплата 7 рублей в месяц (дело было в 1990 году), а посади сюда полярника – ты ему многие сотни должен будешь платить, да еще инфраструктуру создай. А так – казарма, балок для офицеров, баня – вот и вся инфраструктура. Такие дела. Это – тот же ГУЛАГ, но в другой форме.

Когда же не станет ГУЛАГа – ни в прежнем, ни в нынешнем виде? Когда не будет тоталитаризма и людей не будут сажать за убеждения, а будут наказывать только за реальные преступления. Когда экономика страны окончательно перестанет зависеть от рабской рабочей силы заключенных. Будет ли это – зависит от вас.


На главную страницу