Сергей Бондарин. Письма из ссылки. 1954 г.



5/7-54.

Так, значит, это и было, как я предполагал, встреча Сёмы с Сеней. Или, всё таки, то была другая встреча / после которой ездили к Федину/? А?

И я, во всяком случае, рад твоей встрече с другом нашей молодости. Конечно, есть у меня на это особые причины- и мне всё- таки хотелось бы знать об этой встрече больше - и смысл её и тон, да и больше просто о его житье-бытье.

Это хорошо, что он пришел к тебе?

Приятно узнать и о Ротове...

Но, кажется, бывают жизнеспособные младенцы и с седьмого месяца? Именно - с седьмого?

Теперь, когда там совершены все формальности полномочий и больше времени для маленьких, хотя и щекотливых дел, - думаю, ждать ответа недолго.

Соблазнительно наполнить тебе, родная, мой сон, - эта группа, эта рука. Помнишь? На одесском вокзале.

А "ж", конечно же,- Ж? Что же другое?

Всё так. Но как грустно и тревожно слышать такие вещи о твоём состоянии. Делаешь ли ты ввсё доступное, чтобы предупреждать это заболевание? Если нет, то это большой грех перед нашим богом, который всё таки есть и создан вместе с тобой. Ну, а то, что весна, а то, что всегда колотилось у тебя в эту пору под кофточкой. И что же, позавидуй солнышку на Кларкиной голубятне.

Скажу и я, если хочешь, тоже по секрету, что, вероятно, я сейчас / и может даже без "уже"/ выглядывал бы в окошко вместе с тобою, если бы не это - другое. Но как-то вскользь я уже об этом говорил... В этом я уверен. Остальное, как сказал Гамлет - молчание.

Все потекло и у нас, кричат петухи, и я опять уже подружил с соседским петушком, и он начинает ходить за ной, как собака.

Дождик. Вику тебя в розовой кофточке.

Твой Сергей,

Душевный привет О.Е. и Е.С. всем другим /от Крона, вперёд, спасибо./,


.
12/Y-54

Третий день на сырую весеннюю чёрную землю с рыжими пятнами прошлогодней травы - падает мокрый снег. Он не удерживается, лишь не даёт просохнуть земле, но в лесу, и это видно даже из моего окна - местами ещё лежит зимний снег, хотя берёзы уже гонят свой сок, и наши капкаринцы носят его ведрами и настаивают на нём хмельную бражку... Ты права, коровы, лошади, свиньи, куры, мой петушок, который вместе с беленькой куркой взлетает мне на плечо, и вольные птички и скворцы, для которых и у нас поставлена скворешня, и кричащие благим матом на болотах журавли - все уже видит весну* и уже нет сил остановить ее полное торжество.
* интересно, как всякое по своему всякое в "своём кругу"

Хотел бы я, однако, ещё до отголоска на это письмецо, узнать что ты тоже чувствуешь себя крепче и веселее. Очень грустно мне от твоей болезни, а более от того, что бессилен я помочь тебе, даже не могу прикрикнуть, чтобы ты аккуратней лечилась, хоть в той мере, какая доступна... А что же, если придётся всё же набраться сил не на месяц, не на два / до девяти/, а поболее?.. Тьма. Жутко об этом подумать при таком твоем состоянии.

Да ещё легко ли мне понимать, как ты питаешься, если банка консервов и кастрюлька супа - это удача. И как ты смеешь при этом посылать мне разные ветчины и сочины!.. Цу ладно, уж рано или поздно - доберусь! Не лучше ли, пока там выбирать санаторий мне, самой поймать и позаботиться об этом хотя бы и дома. Вот то будет наш санаторий, если вместо того, чтобы, как условились, тебе тут же бежать на угол за колбасой - вместо этого, ты, как осенняя глуха будешь ползать по стенке?.. А? Хорошо, л и? Вот это мне честь - вместе с рушниками и мыльными пузырями...

Ify, а Сашкам-Мишкам привет. Может таки и я потолкую с ними и насчёт хитрых подменок и насчёт победы над вражеским двором за счёт предателей.

Обнимаю тебя, родня. С.

Поцеловала ли Федьку? Говорят , при отравлении это лучшее средство. Может, не дожидаясь моего, он соберется мне с письмецом. Тоже и любезнейший О.Е. Как всегда, желаю их милой семье всего доброго от всего сердца. Что нового он пишет? А, может, всё таки пришлёшь мне его последнюю книгу, a ещё лучше – он сам. У кого же на даче будут бражки? У Сютки? А что с текстильной промышленностью? Что-то совсем глухо насчёт Бешки... Клашки - ну, та на голубятне... Душевный привет дяде Коле и тёте Тане. Что Илюшка? Каков он теперь?

Пока писал и мечтал, за окном всё стало бело, лес в снежном тумане, и всё сыплет, как перед Рождеством.

А ветчины у меня ещё добрая часть. Вот выгодная сторона назидательной умеренности.

Читал "Детство-Отрочество-Юность"- слёзы. Нет ли чего нибудь по микологии?

Из книг, если нехлопотно и портативно, нет ли "Карениной", Шекспира, Гомера, по истории - любой автор /хоть учебник/ и любой эпохи, по физиологии?



22/У-54

Родная!

Пишу с Д олгомостовской почты.

Только что из кабинетов.

Процедуры начаты, но всё это будет, надо думать, ещё не окончательное. Пока что остаться в Москве не придётся. Значит, надо думать и о том - куда. С недели, надеюсь, все процедурной по этой линии и по служебной в смысле расчёта и увольнения - закончить, и выехать. Об этом протелеграфирую. А дальнейшую путёвку значит, ш определим в Москве - у меня, вероятно, будут свои предположения, у тебя - твои,- обдумаем и решим. Полагая, что в этом сейчас тебе помогут.

Ну, что же... Нужно ли сильно огорчаться? Ведь могло быть и хуже. А там дальше будет видно.

Обнимаю, родная, дорогая моя. Сергей.

На всякий случай, нужен вариант и за пределами Московской области.


25/У-54.

Некрасивая? Да, конечно, жаль, - в розовой кофточке, конечно, было лучше.... Но, что касается младенца, то едва-ли и он сам  смеет быть чрезмерно требовательным... Что касается младенца, то он вот каков. Не придётся ли и тебе потупить глаза?

И всё же роды трудные: волокита, при расстояниях между канцеляриями в десятки километров - мне не по силам. И - увы - как ты уже должна знать, едвали меня ожидает санаторий.

Особенно обидно обманывать розовые надежды, когда этот цвет красит и утешает хоть в фантазиях.

Ну, ничего! Бог даст — и это образуется.

Какие варианты? Солотча? Дача О.Е? /На каком она километре?/ Астрахань? Чи шо ишо? У меня тут тоже не без предложений. Решим на месте. Обнимаю, родная. Сергей. А"другое" - это другое окно.

Куда с вокзала?

Признаться, по некоторым причинам, на Хохловский не хотелось бы. Цу, и это на месте будет видно.


Всё!

И, вероятно, возьмёшь в руки, когда я буду уже в поезде.

Сегодня - первый день Июня.

Вчера - в последний день Мая - положил в карман серенькую книжечку.

Она такова, что и "да" и "нет". Но путёвка всё же на Москву с припиской-/временно/. А это - полтора месяца...

Старик Гёте однажды признался, что он за всю свою жизнь был по-настоящему счастлив только четверть часа.

Так вот, конечно, если удасться эти полтора месяца...

Значит, первая наша забот будет эта.

И я тоже верю, что "будет всё хорошо".

Обнимаю, родная моя Женюха.

И пусть Федька, на всякий случай, готовит черноморское меню - сам напросился.

И тебе, надо надеяться, придётся таки бежать"на угол" - за колбасой» А?

И вообче...


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.