Письмо К. Петра Михайловича


В марте месяце 1942г. я был в немецком концдагере под г. Старая Русса. Во время пребывания в лагере выполнял работы: пилил лес, таскали брёвна, ложили, застилали по болоту дорогу. Проработал я там неделю и в 3-м мы бежали из лагеря во время работы. А через 2-3 часа были задержаны немецким офицером ехавшем на лошаде. Немец приказал идти вперёд, держа пистолет в руке. Когда продвигались мы решили у него просить закурить сигарету. Немец что то заговорил размахивая руками. В это время мы его сумели схватить, стащить с коня. 2-е держали его придавив к земле, я вырвал пистолет и стал душить одновременно бил рукояткой по голове. Пока мы с немцем расправлялись, в стороне метров 100 увидели группу немцев, они нас тоже заметили, начали кричать, а когда мы побежали то послышались автоматные выстрелы. Так мы раэбежались в разные стороны. Я оказался олин в руке пистолет. До ночи оставалось часа 3 и я прятался в кустах, хотя беспрерывно двигались обозы гдето в стороне не понять были разговоры, гул машин. Дождав ночи я направился в сторону светящих ракет, думая что там фронт. На пути небольшая река, увидел мостик-переходы. Когда перешёл реку, поднялся на берег, дорога и горелое село, было темно, когда прошел село я наткнулся на немецкий пост, сразу окрик и выстрел ракетой, был освещен и по мне автоматная очередь. Я бежал, падал в ямы с водой, канавы и всё же мне удалось от них удалиться. Зарыл пистолет у берёзы в листья, траву пошёл дальше. Перед утром я попал к своим.

А дальше проверка и направление в тыл к немцам по заданию. В июне 1942г. когда партизаны нас с Губкиным Ал. переправили через фронт, мы во время продвижения были схвачены немцами и водворены в концлагерь в г. Порхов. В лагере нас водили на работу лесоразработки, а большую часть мы находились в концлагере.

Были длинные бараки, и на ночь загоняли в бараки, а утром выгоняли. Однажды один парень украл чтото ночью в бараке и над ним была учинена расправа, били розгами до крови а потом унесли кудато. Немцы всем велели смотреть на этот суд. Из лагеря г. Порхова нас направили в концлагерь г. Таллин. Там водили на разные работы, тысячи пленных ждали своей участи, были в рваной обожёной одежде, голод, побои. Уводили на работы группами, вечером приводили. Я попадал в группу в порт, выгружали муку, разводили ее в воде и болтушку ели, после сильно болел живот. Кормили варили свёклу, репу, солёную рыбу и выдавали суп. Когда нас 100 человек построили немцы велели шагать вперед к воротам. В этот раз я и расстался с Губкиным Ал. Посадили нас в машины и привезли станция Ве(пу)ра, поместили в сарай, вокруг проволока и охрана. Охраняли нас Эстонцы полиция. В лагере назначили полицию, старосту. Итак водили нас на работу: погрузка круглого леса на платформы. Пиленый лес привозили и мы его грузили, а вечером пригоняли в лагерь.

Кое когда жители давали что нибудь поесть, если дадут побольше понесешь с собой в лагерь, полиция отбирала, запротистуешь получай палку по голове. Бежать возможности не было, большая охрана. К зиме нас отправили в порт Палдиски. Поместили нас в концлагерь в бараки, водили на работы: разборка железнодорожных рельсов, погрузка рельсов и в порту выгрузка. Была зима 1943г, были сильные холода, были полураздетые, почти боси ком, и так на открытом ветру морского побережья. Проходила изнурительная жизнь. Много умирало, мертвых вывозили за территорию лагеря и (закапывали), хоронили. Водили нас немцы на переборку овощей в хранилища, там удавалось набрать за пазуху картошки чтоб не нашли и не отобрали, когда если найдут то отбирали, да ещё палкой по голове долбанут. Мыться чтоб в бане никогда не было, да и чтоб умыться никогда принято не было. Ходили обтрепаны, грязные, пожелтевшие как бронзовые. На работу шли тихо, как бы хранили силы на завтра. Немцы олно кричали: русь быстрее, быстрее, и когда работали так же покрикивали русь быстрее, быстрее. В один из дней приехали машины с большой группой солдат и офицеров. Выгнали нас и построили, повели в поле, были там кустарники, и вот нас расположили в длинную линию через 5 человек немец с автоматом. Велели двигаться в перед, притом чтоб сильно кричать. Эти самым шумом-криком выгоняли зайцев, которые бежали в перед и попадали под выстрел стоящих впереди офицеров. Таким манером устраивалась охота. При передвижении еле ноги тащили, снег был глубокий. По окончании охоты дали нам по куску хлеба. В этом концлагере мне удалось бежать. Но далеко не убежал и был схвачен немцами. Выдали кто то из местных жителей. Привезли снова вэто лагерь. Меня и еще 3-х провинивших запрягали в огромный фургон, возили груз из порта в лагерь, при перевозке кричали и наносили побои. Ночью запирали в отдельную холодную комнату. И так длилось это пока чуть передвигались. Вот за это должен получить наказание.

Весной попал к власовцам. После во Франции бежал от них и попал к американцам. А американцы отправили домой на родину.

К. Петр Михайлович
представлены 28. 02 89
(при ссылке фамилию желательно не сообщать В.С. 04, 12. 89).

 

 


На главную страницу