Авраамий Завенягин: «От вашей продукции зависит очень многое в работе всей нашей промышленности»


1938-1941 гг.

Имя А.П.Завенягина с 1957 г. носит Норильский комбинат, с 1959 г. — одна из норильских улиц, тогда еще выходившая в тундру, с 1961 г. — площадь, на которой находилось управление комбината (сейчас управление никелевого завода). Впрочем, Завенягина считают «своим» и в Узловой Тульской области, где он родился, и в Донбассе, где он был секретарем Юзовского окружкома партии, и в Магнитогорске (руководил металлургическим комбинатом в 1933-1937 гг.), и в Арзамасе-16. (Медали Героя Социалистического Труда, полученные им в 1949 и 1954 гг., не случайно совпадают по датам с испытаниями отечественных атомной и водородной бомб). При этом формулировка «советский государственный и партийный деятель», которая сопровождает фамилию Завенягин в энциклопедиях, вряд ли полностью соответствует следу, оставленному им в жизни страны, и отражает его роль в нашей истории.

В должности заместителя Председателя Совета Министров СССР и министра среднего машиностроения он провел меньше двух лет. Но четверть века — после окончания Горной академии — была отдана организации строек и производств, новых отраслей науки и промышленности.

В Норильске А.П.Завенягин работал 3 года, однако за это время были заложены основы не только Норильского комбината, но и «Норильского никеля». До конца своих дней он называл себя «болельщиком» Норильска и долгие годы осуществлял шефство над комбинатом (не всегда гласное). Это не мешало А.П.Завенягину заимствовать отсюда кадры специалистов и размещать здесь «особые заказы», вроде кобальтовой рубашки для бомбы или предприятия по производству тяжелой воды.

Тесную связь Завенягина с Норильском и норильчанами первого поколения можно объяснить не только знанием высокого потенциала и возможностей полусекретной точки на карте индустриализации СССР. От того, как пойдут дела на отстающей от правительственного графика стройке, когда поступит на материк норильский металл, напрямую зависела в 1938-м и в последующие годы судьба самого Завенягина. Эта «точка» едва не оказалась последней в его биографии: «дело» было заведено НКВД еще на Магнитке, дружеские отношения с Орджоникидзе и рекомендация Серго на место своего заместителя только способствовали сгущению туч над головой, тем более что Завенягин не сошелся характером и взглядами с новым наркомом — Л.М.Кагановичем.

Видимо, его спасло отношение к нему В.М.Молотова. Грозовая обстановка — отстранение от работы и, по существу, домашний арест — разрешилась поручением Политбюро возглавить северную стройку. Норильск Авраамий Павлович назвал сам, и предложение было немедленно принято...

«Оппозицию» прибывшему из Москвы начальнику возглавили (вряд ли по собственной инициативе) руководители отделов: политического и Первого. В список обвинений входило «потакание «врагам народа», допуск осужденных по 58-й статье к ответственным должностям... В крайне осложненной ситуации очень помог документ за подписью Председателя Совнаркома о расширенных полномочиях Завенягина.

Окончательно (условно говоря, ибо очередная серия преследований могла возникнуть в любой час) ситуация прояснилась в апреле 1939 г. после долгой беседы в кабинете Сталина. «Хозяин» поверил в преданность Завенягина, а деловые качества Авраамия Павловича сомнений не вызывали. Ежеквартальная проверка подтверждала: стройка выходит из прорыва. В марте 1941 г. Завенягин был назначен заместителем наркома внутренних дел.

Да, Завенягин был человеком своего времени. Однако нельзя, услышав о принадлежности кого-либо к НКВД, делать скоропалительные выводы. Конечно, это факт, что один из высших чиновников страшного ведомства сохранял человечность в условиях, в каких это мало кому удавалось. Даже среди заключенных его авторитет был исключительно высок — и в Норильске, и много позже. А сколько людей он спас от холода, голода и смерти... Если кого-то не убедят во многом субъективные оценки личности и поступков Завенягина, есть бесспорный факт, доказывающий его полную невиновность в отношении людей, попавших в беду и под каток репрессивной машины. Завенягина избрали членом ЦК на XX партсъезде (1956 г.), на котором бывший начальник Норильлага и тем более заместитель Берии (в течение 12 лет!) никак не должен был оказаться в чести. А приговоры Завенягин подписывал, во всяком случае санкционировал, матерым уголовникам, подбивавшим других на отказ от работы, а также и за новые, внутрилагерные преступления. Трудно исключить и вероятность серьезных ошибок в деятельности замминистра внутренних дел. Но в принципе этому человеку ошибки были несвойственны.

…Что рудники открытых работ его идея — известно. (Удачные опыты открытой добычи руды на Урале Завенягин перенес за полярный круг. — А.Л.) А я приведу другой пример — как не держался за неправильное решение. Построили фабрику для промывки золота, возили песок с Угольного ручья — толку нет, убыток один. Тогда Завенягин говорит: «Закрыть фабрику, переоборудовать под прачечную, перевести туда китайцев». (Норильлаг был многонациональным — от американцев до японцев, от адыгейцев до якутов. — А.Л.)…


 На оглавление "О времени, о Норильске, о себе..."

На главную страницу