Владимир Зверев


Директор комбината в 1948-1954 гг.

В.С. Зверева присмотрел в одной из многочисленных комиссий, проверяющих комбинат, А.П. Завенягин. Как он разглядел в 30-летнем инженере будущего начальника, сказать трудно. Известно только, что в конце командировки Завенягин предложил Звереву остаться в Норильске заместителем начальника по производству. К тому времени Завенягин уже хорошо знал отличительные качества Зверева: хватка, знания, своеобразный подход к разрешению сложных ситуаций, воля. В.С. Зверев блестяще окончил вуз во Владикавказе, хорошо проявил себя на строительстве казахстанских предприятий похожего профиля и в руководстве эксплуатацией.

Зверев ответа не дал, комиссия улетела в полном составе, но Авраамий Павлович не отступал от своего выбора (Норильск, вспоминал Владимир Степанович, не сразу лег ему на душу).

Когда мы говорим о возведении первой очереди комбината (по завенягинскому плану), то человеком номер один в этой работе, безусловно, следует назвать В.С. Зверева. Начиная с безусловной поддержки идеи о возможностях разработки месторождения Норильск-1 открытым способом и обязательности полного технологического цикла получения металлов и заканчивая пуском кузнечно-термического цеха механического завода, Зверев добивался точного следования намеченному курсу.

Очень показателен следующий эпизод. Электролинейщики вовремя не закончили участок цепи. Об остановке работ доложили и.о. начальника комбината. Тот выехал на место происшествия и обнаружил причину: камнем преткновения оказался дом, каким-то образом не принятый во внимание проектировщиками или построенный без согласования с ними. Обход занял бы время, а искривление трассы было нежелательным. Изумляет скорость и характер принятого решения: вызвал пожарных и приказал поджечь...

Он был крут, груб, своеволен. Невероятно трудоспособен, честолюбив и талантлив как инженер. Упрямство, упорство и целеустремленность в нем были доведены до крайней степени. Вседозволенность сказывалась несомненно, однако трудно упрекнуть Зверева в каких-либо злоупотреблениях. Его фамилию многие произносили с весьма определенной интонацией, но за внешней неприветливостью можно было, однако, разглядеть и чуткое сердце. Мало к кому он обращался на «вы», но находящийся на грани срыва человек вдруг слышал: «Ты переработался, тебе пора отдохнуть, не месяц, конечно, но недельку — надо».

Вспоминают, как Зверев собственным примером заставлял весь «штаб» в обязательном порядке являться на стадион «болеть» (средство сбрасывать напряжение!). Раз-другой в месяц Владимир Степанович самым неожиданным образом заканчивал планерку: «Чтобы я вас ближайшие 24 часа нигде не встречал » (еще один вариант разрешения на отпуск). Мог, наконец, предложить пятерке начальствующих металлургов: «Приходите вечерком, перекинемся в картишки, жена приказывала». Неявка была чревата нагоняем.

При всей внешней несхожести в Звереве было много общего с Королевым. Это проявилось гораздо позже, когда Зверев уже работал в Cредмаше.

...Как-то группа академиков (А.П. Александров, А.А. Бочвар и др.), в которой Зверев отнюдь не чувствовал себя чужим, делилась воспоминаниями о первой ступени своего образования: гимназия... домашние учителя... коммерческое училище... лицей в Швейцарии... Подошла очередь Владимира Степановича (из семьи весьма скромной по возможностям), и тот сказал: «Я вообще не имею среднего образования. Слава богу, хоть высшее получил».

— Как?!

— С большим трудом...

...Именно Зверев заметил главного инженера аффинажного завода в Красноярске В. Долгих.


 На оглавление "О времени, о Норильске, о себе..."

На главную страницу