Слово к читателю


Эту книгу написали узники норильских лагерей.

«Зачем раздражать народ, вспоминать то, что уже прошло? Прошло? Разве может пройти то, чего мы не только не пытались искоренять и лечить, но то, что боимся назвать и по имени... Оно и не проходит, и не пройдет никогда, и не может пройти, пока мы не признаем себя больными... А этого-то мы и не делаем». Эти слова принадлежат Льву Толстому, и, хотя много воды утекло с тех пор, они и сегодня как нельзя лучше объясняют отечественный парадокс: 2005 год, год 60-летия Великой Победы над фашизмом, ознаменован инициативами установления в российских городах памятников Сталину, уничтожившему десятки миллионов своих граждан (подсчеты жертв продолжаются и сегодня).

В Красноярске городской комитет КПРФ собрал деньги на бронзовый бюст Сталина и обратился в мэрию с просьбой «вернуть вождя народу». Против появления бронзового тирана выступили общество «Мемориал» и губернатор Красноярского края Александр Хлопонин. Председатель краевого «Мемориала» Алексей Бабий предложил свой вариант памятника: пирамиду из 12 тысяч черепов по числу 12 тысяч расстрелянных за личной подписью Сталина — вот на таком постаменте Иосифу Виссарионовичу самое место. На радио «Эхо Москвы» я слышала Алексея Бабия, который пообещал, что правозащитники просто так стоять ему не дадут. Скажем, обольют его краской кровавого цвета.

А ведь в крае скульптуру Сталина уже обливали гудроном. Это было в Норильске. Никакими усилиями очистить вождя не удалось, осталось одно: убрать его с глаз людских. Что и сделали под покровом ночи. Об этом рассказывали старожилы заполярного города.

О том, как убрали Сталина с Привокзальной площади, написала первый главный архитектор Норильска Л.Г.Назарова (том 5 издания «О времени, о Норильске, о себе...», с.536-537). Она помнит, что памятник высотой 9,5 метра нелегко было монтировать освободившемуся из заключения Кормакову и скульптору Жильцову. Мало того что отдельные части весили до 5 тонн, они еще и не стыковались между собой. Ко дню выборов 24 декабря памятник вождю открыли. Когда в Норильске узнали о письмах Хрущева, разоблачающих культ Сталина, «нашлись два добровольца-тракториста, которые ночью самовольно сдернули скульптуру с постамента, зацепив цепью, поволокли ее и утопили в озере медного завода».

Возникает вопрос: речь идет об одной и той же скульптуре или о разных? И сколько их было? Как утверждает Владислав Толстов в «Летописи Норильска» (Издательство «Апекс», 2001 г.), «всего в Норильске тогда насчитывалось не менее трех «Сталиных». Особенно не повезло сталинскому монументу возле городского стадиона — толпа сбросила его с постамента, расколола на куски, а гипсовые осколки разбросала по улице. Памятник Сталину возле желдорвокзала утопили в Щучке. А сталинский бюст из управления металлургических заводов демонтировали и закопали ночью на территории никелевого завода. Сегодня как раз на этом месте стоит АБК обжиго-восстановительного цеха». Еще одна цитата из воспоминаний Л.Г.Назаровой: «Однажды мы узнали, что директор комбината В.С.Зверев еще в 1951 году заказал на заводе художественного литья в Мытищах скульптуры Ленина, Сталина, Калинина, Ворошилова, Кирова. В 1958 году скульптуру Иосифа Виссарионовича разыскали в Игарке». Даже с учетом массовости заявок на памятники вождям что-то неправдоподобно долгим оказался срок изготовления «самого Сталина». Может быть, заказ 1951 года был выполнен через год-два? Некоторые старожилы Норильска склоняются к 1954-му, а другие, как Л.Г.Назарова, к 1959 году. Ведь тогда главная улица Норильска еще носила имя Сталина, ее переименовали в Ленинский проспект в 1960 году. Надеемся, что найдутся норильчане, которые смогут уточнить историю свержения памятников тирану... А в Красноярск бронзовый злодей вернулся 8 мая 2005 года. Он простоял ровно три часа у здания горкома КПРФ, а потом трехсоткилограммовое изваяние унесли в партийное помещение. От греха подальше.

С горечью остается признать: победа над сталинизмом в нашей стране еще не одержана. Руководители Российской Федерации официально так и не осудили большевизм, из которого естественным образом вырос сталинизм. Не открыты в полной мере для публичного изучения архивы ОГПУ—НКВД—МВД СССР, довольствуемся полуправдой и умолчаниями. Разве многие, безоговорочно осуждающие фашистские лагеря смерти, знают, что первые концлагеря в Европе родились в нашей стране? Их родителями были В.И.Ленин и Ф.Э.Дзержинский. Это они первыми разработали репрессивные принципы, которые были изложены в документе ВЧК «О красном терроре». Красноречивый указ сначала распространялся на представителей буржуазии, белых офицеров, а потом на оппозицию и простых граждан. «Заставляя этих господ под конвоем работать», Ф.Э.Дзержинский предложил силами заключенных обживать отдаленные незаселенные районы. Эта идея и стала главным принципом ГУЛАГа.

11 июля 1929 года по решению Политбюро и постановлению СНК СССР во власть ОГПУ передали всех, кого приговорили к лишению свободы на срок от 3 лет и выше. В октябре 1930 года ГУЛАГ получил статус Главного управления лагерей внутри ОГПУ и стал самой крупной строительной организацией в СССР. Промышленные и жилые стройки, добыча золота, алмазов, олова, никеля, меди, военные объекты, аэродромы и прочее, прочее — везде использовался в основном труд заключенных, рабский и почти дармовой.

Долгое время о жизни архипелага ГУЛАГа было мало что известно. Только на рубеже 1980-1990 годов появилась первая литература о лагерях — исследователи получили некоторый доступ к архивным материалам. В 2004 году в издательстве РОССПЭН (г.Москва) вышла «История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х – первая половина 1950-х годов. Собрание документов в семи томах». Директивы, сводки, приказы, докладные записки, справки, донесения, постановления, отчеты, переписка между руководителями суда, прокуратуры, ОГПУ, НКВД со Сталиным, Молотовым, Калининым и другими, можно сказать, вопиют о методах репрессивной сталинской политики. Основная часть документов публикуется полностью. Их сухой бюрократический язык красноречиво и убедительно характеризует власть. Этот сборник документов способен «разоружить» самого упертого сталиниста.

В отличие от документов, представляющих позицию власти, воспоминания очевидцев, участников восстания летом 1953 года — это свидетельство жертв. Администрация лагерей делала все, чтобы лаготделения не общались между собой, чтобы заключенные и вольнонаемные не обменивались информацией. И хотя в дни восстания Норильск замер в напряженной тишине, шила в мешке утаить не удалось...

Воспоминания о лагерной жизни, о восстании заключенных после смерти Сталина будут продолжены и в 7-м томе издания «О времени, о Норильске, о себе...», который выйдет вслед за 6-м томом в 2005 году. На этом тема сопротивления в сталинских лагерях не закрывается, как не заканчиваются и публикации норильчан о времени освоения Заполярья и строительства горно-металлургического комбината.

Вряд ли найдется человек, который в своих воспоминаниях сможет нарисовать полную картину жизни Норильлага, Горного лагеря, — ее, как мозаику, складывают многие люди, рассказывая о собственной судьбе.

Первым собирателем материалов норильского восстания 1953 года и их исследователем стала журналистка Алла Борисовна Макарова. Все началось во время горбачевской перестройки и гласности, когда об ужасах сталинских лагерей стали рассказывать те, кто в них выжил «всем смертям назло». Алла Борисовна тогда работала научным сотрудником Норильского музея. Однажды погрузившись в эпоху репрессий, она уже не оставит этой темы и тогда, когда уйдет из музея, и тогда, когда покинет Норильск. Исторические поиски и исследования А.Б.Макарова продолжает и сегодня: ее материалы, глубокие по мысли и чувству, читайте в 6-м и 7-м томах нашего издания.

И еще об одном человеке необходимо сказать особо. Лев Александрович Нетто — репрессированный фронтовик, его воспоминания вы прочитаете в этой книге. В 2005 году ему исполнилось 80 лет, но возраст ему не помеха: по его инициативе и при его деятельном участии был создан координационный совет «Норильское сопротивление», состоялась в Москве Международная конференция, посвященная 50-летию норильского восстания, уже второй год идет активная работа над проектом «Исследование истории Норильлага». Вряд ли эта работа Л.А.Нетто и его единомышленников была бы столь плодотворной без финансовой поддержки ОАО «ГМК «Норильский никель» и лично Ольги Юрьевны Голодец.

Напоминаю, что каждый читатель, кому есть что рассказать о жизни и работе на Таймыре, может стать автором книг «О времени, о Норильске, о себе...». Если к уже опубликованным материалам у вас есть дополнения, уточнения, присылайте их в издательство. О покупке книг (а они издаются на деньги, вырученные от их реализации) и по другим проблемам можно обращаться по телефону в Москве: 159-86-11 или по адресу: 125212, г.Москва, Ленинградское шоссе, д.23, корп.3, стр.1.

Галина Касабова,
генеральный директор некоммерческого
издательского фонда «Норильский»


 На оглавление "О времени, о Норильске, о себе..."

На главную страницу