Слово к читателю


Перед вами продолжение темы сопротивления заключенных в Горлаге, начатой в 6-м томе издания «О времени, о Норильске, о себе...». Это тоже воспоминания узников, осужденных по 58-й политической статье, о лагерных событиях 1953 года.

Всегда находятся люди, которые по разным причинам склонны не верить рассказам бывших политзэков. Подобных скептиков хочу отослать к потрясающему по убедительности собранию документов в семи томах «История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х - первая половина 1950-х годов». Она вышла в издательстве РОССПЭН (г.Москва) в 2004 году и наверняка имеется в крупных библиотеках страны, во многих отделениях «Мемориала». Документам верят все, вот только сами прошедшие круги лагерного ада поначалу не верили, что они сохранятся: палачам свойственно уничтожать следы своих преступлений. Но профессиональные историки уверяют, что при бюрократическом обилии бумаг того времени все уничтожить невозможно, — следовательно, никакое массовое событие скрыть просто не удастся. Что и доказывает этот сборник документов.

В 6-м томе «Истории сталинского ГУЛАГа» можно ознакомиться с документами «о выявлении повстанческих настроений и формирований в лагерях», «о раскрытии заговора заключенных и трудпоселенцев с целью организации вооруженного восстания в Норильском ИТЛ», датированными декабрем 1941 года. Но, зная о практике фабрикации подобных дел чекистами, вряд ли можно говорить о каком-то серьезном сопротивлении заключенных. Реально оно началось после победы над фашизмом в 1946 году. «Неполный перечень» восстаний в 1946-1952 годах дал в статье «Кенгир как конец сталинского ГУЛАГа» Александр Штамм:

«1946 — Колыма, Джезказган (Казахстан); 1947 — Усть-Вымь (Коми), Джезказган, Колыма, Арзамас-16 (Саров), Воркута, Игарка (два последних выступления были подавлены силами уголовников, затем расстрелянных чекистами); 1948 — Салехард, Печора, Сейда, Колыма (Ягодное);... 1949 — Колыма («Эльгенуголь»); 1950 — Салехард, Тайшет, Колыма; 1951 — Джезказган, Сахалин, Красноярский край; 1952 — Вожаель (Коми АССР), Молотов (Пермь), Красноярский край, Экибастуз (Казахстан), Тайшет»*. Александр Штамм считает: «Если бы Сталин протянул до второй половины 1950-х, голодное существование большинства подсоветских людей, коммуночекистское засилье в сочетании с лагерными выступлениями привело бы к падению коммунистического режима в результате вооруженного восстания» (там же, с.36).

Смерть Сталина, амнистия уголовников (а на нее прежде всего надеялись политические узники) явились катализатором массовых недовольств в лагерях. И здесь мне хочется отослать читателей к вводной аналитической статье В.А.Козлова в 6-м томе «Истории сталинского ГУЛАГа» (с.25-100), где дается серьезный анализ сопротивления заключенных с конца 20-х годов до первой половины 1950-х. Все утверждения В.А.Козлов подкрепляет ссылками на уже опубликованные документы. Вот что он пишет на с.99:

«Суть происходивших в ГУЛАГе в 1953-1954 гг. событий нельзя привычно ограничивать проблематикой «политического ГУЛАГа» или «сводить ее к «сопротивлению», как это принято в историографии. Власть столкнулась с предельным выражением общего кризиса сталинской системы и, не видя альтернативных решений, склонилась хотя бы к паллиативу — «оттепели». ГУЛАГ в том виде, как он сложился при Сталине, больше существовать не мог. Механизм совмещения пенитенциарной и производственной функций (узилище и «стройка коммунизма» в одном лице) окончательно разладился. Надо было менять всю систему, а не только чиновников и бюрократов, ответственных за поддержание этой системы в рабочем состоянии и уже плохо понимавших, чего хочет Москва: строить и производить или «не пущать» и даже «перевоспитывать»?»

К документам, касающимся конкретных событий в Горном особом лагере и Норильском ИТЛ (они имели не только общие объекты работ, но и общее начальство), мы обязательно обратимся в следующем томе. А пока продолжим рассказ о норильском восстании самих участников и очевидцев. Они ярко передают дух сопротивления людей разных национальностей, но еще более красноречиво они рисуют полную унижений и лишений жизнь в лагерях. Их узники натерпелись такого, что некоторые и сегодня не хотят, не могут все рассказать о себе. Но вряд ли кто осудит тех, кто вышел из зоны, не поддержав восставших, или кто оказался невольным стукачом, чтобы спасти свою жизнь... Они терпели унизительные голод, холод и другие смертельные унижения... Не у всех достало сил и мужества сопротивляться... Лагерники, прочувствовавшие это на себе, не только не осуждали, но и сами предлагали выйти из зоны слабым и тем, у кого заканчивался срок заключения. А когда восставшие находили в кабинетах администрации списки стукачей, бывало, они уничтожали их, не разглашая имен...

Многие исследователи считают, что восстания в Горном, Речном и Степном лагерях оказались ключевыми для судьбы сталинского ГУЛАГа. В воспоминаниях и немногих исследованиях сопротивления в норильских лагерях еще остались белые пятна, существуют разные версии возникновения бунта заключенных, мало что известно о подпольной Демократической партии, действующей в Горлаге... Не все документы еще доступны историкам, а конспирация руководителей норильского восстания была столь надежной, что никто из них не мог в деталях знать полной картины сопротивления з/к. Мы хотим увидеть массовые волнения глазами самих заключенных, вольнонаемных, детей, охраны, администрации лагерей и потому просим всех, кого так или иначе затронули события в лагерях, кто наблюдал их изнутри или со стороны: присылайте свои воспоминания о лете 1953 года, о временах Норильлага.

Особо хочу обратиться к родным и близким тех, кто прошел норильские лагеря, но кому не довелось дожить до дня сегодняшнего. Возможно, в ваших семейных архивах сохранились бесценные, теперь уже исторические свидетельства о судьбе репрессированных родственников: документы, фотографии, воспоминания или какие-то заметки о пережитом, письма... А может, вы помните устные рассказы дорогих вам людей о том страшном времени... Мы охотно опубликуем все, что вы пришлете. Напоминаем, что родственники пострадавших в годы сталинских репрессий и сегодня имеют право затребовать копии документов своих близких и ознакомиться с их «делом», обратившись в архивы Российской Федерации.

Каждый читатель, кому есть что рассказать о жизни и работе на Таймыре, может стать одним из авторов наших книг. Мы принимаем и уточнения, дополнения, замечания к уже опубликованным материалам.

Покупатели наших книг — это спонсоры издания «О времени, о Норильске, о себе...», ибо следующие тома издаются на деньги, вырученные от реализации уже вышедших в свет. По всем вопросам (в том числе покупки книг) можно обращаться в издательство «ПолиМЕдиа» по телефону в Москве: 159-86-11 или по адресу: 125212, г.Москва, Ленинградское шоссе, д.23, корп.3, стр.1.

Чтобы судить прошлое, надо его знать. Воспоминания о минувших событиях, документы и фотографии из семейных архивов — это тоже наша история.

Галина Касабова,
генеральный директор некоммерческого
издательского фонда «Норильский»
________________________________
*Общественно-политический журнал «Посев». 2004. № 6. С.35.


 На оглавление "О времени, о Норильске, о себе..."

На главную страницу