Вячеслав Ханжин: «…о прозе норильской жизни и поэтах…»


(От редакции сайта. Материал даётся в сокращении. Полную версию читайте здесь).

Вячеслав Николаевич ХанжинОбъединение норильских литераторов

...Объединение норильских литераторов в 50-х годах возглавлял Сергей Львович Щеглов — бывший студент-историк Московского университета, репрессированный по политической 58-й статье, пункт 10 УК РСФСР, к тому времени реабилитированный и работавший в кислородном цехе Норильского комбината. В этом литобъединении были в основном прозаики, и, когда мне позволяло время, я приходил их послушать. Рассказ из жизни театра читал высокий парень с длинным лицом, сын главного дирижера Большого театра Виталий Головин, рабочий сцены норильского театра, обвиненный в убийстве жены Есенина (а потом жены Мейерхольда) Зинаиды Райх. Темпераментно выступал горняк, бывший комсомольский вожак Осетии Дебола Алкацев, который однажды танцевал лезгинку в присутствии самого Сталина…

Я думаю, что Норильск заслуживает памятника. Памятника неизвестным поэтам... Бывавшие здесь в Норильлаге прозаики Алексей Гарри, Евгений Рябчиков, Иван Макарьев и особенно Сергей Снегов (Штейн, бывший преподаватель Норильского института) известны. Тогда же в институте преподавал известный репрессированный геолог Николай Михайлович Федоровский, который на лекциях описывал минералы стихами. Они потом сами прославились своими книгами, а вот поэты были и остались, видимо, надолго малоизвестными... Такая уж судьба лагерного Норильска...

Самым неизвестным поэтом города я считаю человека, который ходил по улицам, выделяясь из толпы своим обликом Христа, с вдохновенным лицом пророка и поэта. Я имею в виду Абрама Цисса. Студент филфака МГУ, еврей, он под влиянием Ницше и договора Сталина с Гитлером (1939 г.), когда русские родители называли своих новорожденных Адольфами, написал поэму, восхваляющую Гитлера как сверхчеловека, и за это оказался на Крайнем Севере. Ссылку в Норильск разделили с ним его любящая жена и больная дочь. Видимо, этот жестокий урок заставил его заречься от писания стихов — я ни разу не видел его на заседаниях литобъединения, а вот на улицах города мы встречались. И хотя он остался неизвестным поэтом, его величина определяется тем, что с ним дружил сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева Лев Гумилев, который был сослан в Норильск и до 1944 года работал здесь на рудниках, где однажды чуть не погиб... Вместе с Абрамом Циссом Лев Гумилев записал по памяти стихи отца, они писали историю Мира, в том числе французских королей, блатными словами... Получилась очень смешная история всего мира... Известно, что впоследствии Лев Гумилев стал известным специалистом по истории и этнографии, кандидатом, позже доктором исторических наук. Абрам Цисс был знаком с молодым тогда Марком Хасданом и добросовестно переписал историю Мира и (я благодарен ему за доверие) давал мне читать ее и стихи Н.Гумилева. Но меня тогда больше интересовали рукописи Льва Гумилева об этносе и пассионарности, и я всеми возможными способами их переписывал…

Среди многих выделялся юный Кемаль Маликов. Он приехал в Норильск с женой Мариной и дочкой, поступил на комбинат работать слесарем. В Красноярске он был уже довольно известным поэтом, дружил с художником Ряннелем. «Заболел» историей Норильска. Он создал классическую композицию «Тайная вечеря» Рембрандта», написал поэму «Черный бунт» в то время, когда не только поэму публиковать нельзя было, но даже говорить шепотом о том, что в Норильске произошло, какая пролилась кровь здесь во время восстания заключенных весной 1953 года.

В начале Ленинского проспекта каждый и сегодня видит мемориальную доску со словами:

«Рядовые трудовых колонн,
Рядовые жертвы преступлений,
Вас хранит до будущих времен
Мерзлота — свидетель обвинений».

«Черный бунт» — потрясающая поэма! Но она опять-таки малоизвестна. Один экземпляр рукописи Кемаль оставил мне и попросил: «Ты ее никому не показывай». Я узнал, что его вызывали в КГБ, спрашивали, где рукопись поэмы, и он сказал, что она пропала.

Я долго ее хранил, пока не приехал в Норильск (на дворе было совсем уже другое время) известный ленинградский кинорежиссер, который когда-то работал на норильском телевидении, Игорь Шадхан: он снимал фильм «Снег — судьба моя». И я для его сериала отдал свой экземпляр рукописи «Черного бунта». Шадхан, в свою очередь, передал ее сценаристу Михаилу Колпакову, который к 60-летию комбината подготовил небольшой сборник поэзии «Мою весну не заметет пурга». И там впервые была опубликована поэма К.Маликова «Черный бунт», правда, в несколько урезанном виде (Эта поэма полностью опубликована в книге седьмой «О времени, о Норильске, о себе...» )

В 1999 году бывшая супруга Кемаля Маликова Марина сама собрала и опубликовала в сборнике под названием «Старые стихи» и композицию «Тайная вечеря», и поэму «Черный бунт» полностью. Кемаль, хотя сегодня и очень болен, но продолжает писать стихи и работать над поэмой «Черный бунт» (дописывает главы)…

 


 На оглавление "О времени, о Норильске, о себе..."

На главную страницу