Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Норильский Мемориал. Вып. 3. Октябрь 1996


Я верю: памятнику быть!

В издании выпусков «Норильского мемориала» был довольно большой перерыв. Не стоит перебирать причины, по которым это невозможно было сделать. Главной из них является отсутствие финансирования.

«Мемориал» никогда не имел денежных средств, т.к. благотворительные взносы организаций и отдельных лиц, поступавшие с 1988 по 1990 г.г., предназначались на строительство памятника. К концу 1990 года их собралось около 130 тысяч и они так и остались «замороженными» на счете в банке.

Желание живущих в Норильске построить в городе памятник политузникам Норильлага было осознано в 1988 г. и сформулировано в резолюции конференции ВДИПО «Мемориал» 1989 года.

Уже в 1990 г. в первую «Неделю памяти» силами энтузиастов «Мемориала» был установлен крест, а осенью освящена часовня. Не без содействия общества и администрации города во вторую «Неделю памяти» делегации из трех балтийских республик возвели памятные знаки в честь соотечественников, прошедших Норильлаг и оставшихся лежать в нашей насквозь промерзшей земле.

Еще до появления этих первых мемориальных знаков архитекторы города предлагали свои варианты оформления кладбища под горой Шмидта. Эскизы, чертежи выставлялись в музее для обсуждения. Предложенные проекты были в духе того времени, довольно монументальны, плохо приспособлены к вьюжной зиме, да и внешне ничто не наводило на мысль о жертвах репрессий. К тому же и в те времена никто не спешил выделить деньги на строительство.

Творческая интеллигенция, члены общества «Мемориал», все, кому это было небезразлично, искали пути, как с нашими возможностями все-таки осуществить желаемое. Родилась идея установить памятник в тундре рядом с дорогой Алыкель–Норильск. Скала позволяла установить пятиметровую медную скульптуру, изображавшую человека, разбивающего голыми руками кирпичную стену неволи.

Проект, представленный скульптором Меликовым, в глине в 1/5 величины памятника, обсуждался на совете художников в присутствии членов «Мемориала» и Ассоциации репрессированных.

Совет не дал ему восторженной оценки, но и не отверг.

Несмотря на одобрение этого проекта главным архитектором В.Шиховым, администрация не поддержала порыв энтузиастов.

А.Виницкий, бывший в то время первым заместителем городского главы и много помогавший «Мемориалу» и музею, так и сказал: «Нет памятника, но и это не искусство, пока я здесь – это стоять не будет».

Ну что ж, искусство действительно явление необычайно сложное, шедевры рождаются редко. И может быть, будь во все предыдущие времена столь решительные руководители, меньше было бы по всей стране безликой скульптуры и невыразительной архитектуры. Может быть.

Город снова упустил возможность построить памятник. Но тот же Виницкий поддержал мою идею создания на бывшем кладбище, у подножия г.Шмидта, мемориального комплекса, где представители разных стран смогли бы устанавливать памятники своим соотечественникам-норильлаговцам.

Мне было поручено подготовить проект постановления городского Совета депутатов об этом, где впервые предлагалось назвать территорию кладбища Норильской Голгофой и разослать письма в страны, граждане которых были незаконно репрессированы.

Одновременно возникла идея установки памятника политрепрессированным в центре площади Гвардейской.

Подготовленная управлением культуры и музеем программа сохранения исторической памяти в регионе была утверждена коллегией администрации города в декабре 1994 г. В принятом постановлении памятник репрессированным должен был быть установлен в июне 1995 г., в год 60-летия Норильского комбината (автор проекта С.Ночевкин, победитель конкурса проектов).

Памятника нет и по сей день. Сегодня главный архитектор города М.Журавлев через газету объявил городу, что на строительство памятника надо 3 млрд. рублей, которых, конечно, нет.

А вот поляки, обратившись весной 1996 года с просьбой помочь им в реализации их проекта, за две недели июля с помощью управления культуры, музея, силами «Норильскстроя» и механического завода всего за 80 млн. рублей установили памятник полякам-норильлаговцам.

Памятник построен на личные сбережения жителя Гданьска Ежи Бияка по проекту его друга – художника Станислава Герады. Мы благодарим Ежи Бияка, его супругу Барбару Соколовску, Союз польских сибиряков Гданьска за это большое доброе дело.

Голгофа заселяется. Наверное, скоро появится памятник японцам, австрийцам, евреям, немцам, и .., построенные силами и на средства разных стран.

Вот только комбинат и город, в общей истории которых Норильлаг занимает почти половину, никак не могут найти сотню миллионов рублей, чтобы отдать должное загубленным жизням и очиститься Покаянием.

И все же я верю – памятнику быть!

Лилия Печерская,
Председатель правления
Норильской организации «Мемориал»

 


«Норильский мемориал», выпуск 3-й, октябрь, 1996 г.
Издатель: правление Норильской организации Всесоюзного общества «Мемориал» и Музей истории освоения и развития Норильского промышленного района.

На оглавление