Норильский Мемориал. Вып. 3. Октябрь 1996


Неудавшийся побег

О побеге он думал с первых же дней сво­его ареста, а вернее «похищения» советскими органами в оккупационной зоне Германии. Тридцатидвухлетний французский разведчик Франсуа Петит в 1948 г. был осужден без суда на 25 лет заключения в ИТЛ, привезен в Норильск и отбывал свой срок в Горном лагере (особом лагере № 2 МВД).

За плечами – десятилетняя практика разведывательной деятельности, 20 побегов из тюрем Германии, Испании, Австрии (и это при фашистском режиме!). Вот и теперь он не терял надежды на свой уход из советского плена. Находясь во время этапирования на пересыльных пунктах Брест-Литовска, Куйбышева, Челябинска он пытался организовать свой побег, но безрезультатно.

На красноярской пересылке Франсуа повезло: от заключенных, этапируемых в Иркутск из Норильлага, он узнал, что в Норильске живет недавно освободившийся из лагеря его соотечественник Жак Росси. Мечта о побеге стала реальнее, ведь вдвоем будет легче ее осуществить, и он стал с радостью ждать этапа в Норильск.

Воспаление легких, с которыми он пролежал в больнице 4-го лаготделения первый месяц своего пребывания на норильской земле, задержало долгожданную встречу.

После болезни Франсуа Петит начал искать возможность связаться с Жаком Росси. Вскоре ему это удалось с помощью тех, кто знал Росси, он передал в его адрес несколько записок, и – связь была налажена.

Жак Росси рад был помочь своему соотечественнику, передавал ему через знакомых деньги, пытался найти способ для личного свидания.

Свидание двух разведчиков – французского и советского (но тоже француза) состоится в январе 1949 г., предлог был найден: Петит, используя свой художественный талант, добился разрешения выйти из лагеря за красками для КВЧ лаготделения, зная, что Росси, кроме своей работы в фотомастерской и преподавания иностранных языков, занимается практикой художника.

При встрече Франсуа сказал Жаку, что ему нужна топографическая карта окрестностей Норильска и связь с французским консулом, чтобы через него передать письмо его близкому другу – капитану французской разведки, который сделает все, чтобы спасти Петит, т.к. обязан ему своей жизнью. И если будет удачно доставлено письмо, то французы пришлют в Норильскую тундру самолет, оружие, деньги, т.е. все необходи­мое для побега.

Жаку Росси план побега показался заманчивым и он согласился принять самое активное участие в помощи Франсуа Петит и сборе сведений о Норильске, которые могут за­интересовать французскую разведку. Дальнейшую переписку между собой они уговорились, в целях конспирации, вести, передавая через знакомого шофера письма, вложенные в разрезанный переплет книги.

Петит написал два письма, первое в адрес французского консула с описанием своего положения и просьбой сообщил французской разведке о нем, в этом же письме он рассказал о тяжести жизни заключенных Норильлага. Второе письмо было адресовано другу Франсуа, в нем он просит организовать побег из Норильска, прислать самолет с деньгами и оружием. К письму были приложены координаты Норильска и топографическая карта.

Эти письма Жак должен был вручить своему приятелю, освободившемуся из лагеря, работавшему в проектной конторе и имевшему возможность бывать в Москве по служебным делам. Приятель назначил день передачи писем, и в этот день, 22 февраля 1949 г., Ж.Росси был арестован. Франсуа был арестован 25 февраля.

О чем думали они, сидя в Норильской тюрьме при первом отделе, ожидая очередного приговора своей судьбе?..

Конечно, затевая побег, они понимали, что рискуют, что может случится всякое, но разве могли они предположить, что их переписка с самого начала стала достоянием органов МВД, что «свой брат» из бывших зеков будет каждый день «стучать» в первый отдел об их действиях.

Мог ли вообще осуществиться их фантастический замысел? С точки зрения Ф.Петит – да, у него не было ни малейшего сомнения.

Но Жак Росси, знавший «советскую систему» не понаслышке, а изнутри, почему согласился, тоже верил в возможность побега? Или просто не видел для себя другого выхода, боялся навечно остаться в советском лагере?

Жак Росси, архитектор по образованно, владеющий одиннадцатью иностранными языками, талантливый художник был завербован во Франции в 1929 г., т.е. в девятнадцатилетнем возрасте, советской разведкой. Свято веря в коммунистическую идею, он нисколько не усомнился в полезности и важности работы на СССР. Став агентом разведуправления Красной армии, он работал в Польше, Индокитае, Индонезии, Китае и Японии, изучал методы французской и польской разведки.

В 1936 г. Ж.Росси направили от разведуправления в Испанию, где в одном из штабов немецких частей, воевавших на стороне генерала Франко, он добывал оперативные документы и передавал их содержание по рации в штаб защитников республиканской Испании.

Вскоре, вернувшись из Испании, проработав некоторое время преподавателем в Академии им.Фрунзе, в декабре 1937-го Жак Росси был арестован и после двух лет «отсидки» в Бутырской тюрьме, в 1939 г., осужден Особым совещанием при НКВД СССР за шпионаж на 8 лет ИТЛ. «Отсидев» в общей сложности не 8, а 10 лет, получил в 1947 г. ссылку на 5 лет в Норильске. Эта ссылка лишила его всякой перспективы когда-нибудь вернуться на родину, сломила его морально.

Именно в этот момент Франсуа Петит воскрешает в его памяти прежнюю жизнь, предлагает план побега, пусть фантастический, но терять было уже нечего. Теперь он хотел служить своей родине – Франции, ла­герная жизнь уничтожила коммунистические идеалы и веру в счастливое советское общество. Поэтому он решается и на побег, и на сбор «шпионских» сведений.

Если бы читатель смог увидеть сейчас эти так называемые «разведданные о Норильске», то был бы удивлен их секретностью: они содержали приблизительную численность з/к Норильлага, перечень выпускаемой Норильским комбинатом продукции, сведения о климате, географическом положении, этнографии и состоянии исправительно-трудового лагеря, топографическую съемку Норильска, сделанную с высоты горы Шмидта.

Однако, постановлением Особого совещания при МВД СССР от 7 октября 1949 года Жак Росси и Франсуа Петит обвинялись в шпионаже и были приговорены к 25 годам тюремного заключения в Александровском централе (Иркутской тюрьме).

Так закончилась эта романтическая, в чисто французском духе история.

О судьбе Ф.Петит, к сожалению, ничего не известно, может быть, он не оставлял мысли о побеге и из Александровского централа.

А Жак Росси останется в Гулаге до 1961 г. Четыре последних он проведет в ссылке в Средней Азии. Уже в 50-летнем возрасте Жак Росси все-таки вернется на родину, во Францию, где и живет по сей день.

Его знают во многих странах мира, Ж.Росси – автор знаменитого «Справочника по ГУЛАГу», изданного впервые в Лондоне в 1987 году, а в нашей стране – в 1991-ом. Ален Безансон в предисловии к Лондонскому изданию напишет: «И тот, кто углубится в эту книгу, ужаснется, будет столь же потрясен, как при чтении искусно написанного повествования; она даст возможность читательскому воображению подойти как можно ближе – то есть все еще бесконечно далеко – к «последнему кругу», в котором Жак Росси так долго прожил.

P.S. Статья написана по материалам личных дел Жака Росси, Петит Франсуа № 722 (apx. № СО 7123), № 1377 (apx. № 1805). ИЦ УВД Красноярского края. Отдел спецфондов.

Э.Светлова


«Норильский мемориал», выпуск 3-й, октябрь, 1996 г.
Издатель: правление Норильской организации Всесоюзного общества «Мемориал» и Музей истории освоения и развития Норильского промышленного района.

На оглавление

На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.