Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Норильский Мемориал. Вып. 3. Октябрь 1996


Норильлаг: 1935-1956

В первые годы существования Норильска, с 1935-го по 1939-й, от истощения, паралича сердца, цинги, туберкулеза умерли около 400 заключенных (в тот период в лагере одновременно содержалось от двух до десяти тысяч з/к). В основном это политзеки-«контрреволюционеры», «кулаки», их дети и родственники. Они добывали уголь, вырабатывали кокс, трудились на углесортировке, строили шахты, рудники, железную дорогу, другие промышленные объекты, работали в порту – всего к 1939 году на территории Норильска и Дудинки было пять лагерных отделений.

Среди умерших и расстрелянных в Норильлаге подавляющее большинство – русские, но есть и подданный Финляндии, корейские и китайские крестьяне, немцы, евреи, украинцы, белорусы, молдаване.

К началу 1940 года появляются новые лагпункты, лагерное население увеличивается до 19575 з/к – рабсила нужна для строительства новых промышленных объектов, из которых главный – БМЗ.

За 10 лет, с 1942-го по 1951-й, в Норильлаг прибыло 181870 заключенных, а убыло 136774, из них освободились 79654, этапированы 39779 з/к, следовательно, число умерших составляет более 17 тысяч человек. В эти годы появляются лагерные отделения для каторжников – мужчин и женщин. Особый лагерь № 2 (Горлаг). Появляются в числе заключенных и так называемые «бандеровцы» – юноши и девушки, престарелые родственники сестры и жены мнимых и настоящих сторонников Степана Бандеры.

Основную массу каторжников и политзеков военного и послевоенного времени составляли невиновные люди. Многочисленные данные о реабилитации бывших узников Горлага, каторжников, собранные музеем истории НПР, подтверждают это.

Каждый год прибывали новые этапы, строились новые лаготделения и лагпункты. Ежегодное количество заключенных Норильлага времен войны доходило до 35 тысяч. Самым «смертным» был 1943-й. От болезней и травм кончались более двух тысяч лагерников. Военное время – это этапы с иностранцами и нашими, поволжскими немцами, калмыками, крымскими татарами, ингушами... Вообще в Норильлаге 1935 по 1956 гг. содержалось более тысячи подданных 22 стран мира, представители всех республик и национальных меньшинств бывшего Советского Союза. Около 60% от общего количества заключенных всегда составляли русские, остальные 40% – другие национальности, среди которых украинцы – самые многочисленные.

В послевоенные годы в Норильском ИТЛ содержалось в 34 лаготделениях от 40 до 70 с лишним тысяч з/к одновременно. На строительстве различных объектов, на добыче полезных ископаемых работали только лагерники, на металлургических заводах были и вольнонаемные, как правило, они составляли четвертую часть от общего числа зеков. В шести отделениях Горного лагеря содержалось, начиная с 1948 г., от 15 до 20 тысяч в 1953-м. (Горлаг был изолирован от ИТЛ). Заключенные Горлага обслуживали основные строительные и производственные объекты комбината, т.е. выполняли самые тяжелые работы. Главным стимулом для з/к было «дополнительное питание по норме № 10», т.е. 1,6-1,8 пайка, который получали заключенные, перевыполнявшие нормы на основных объектах. В ос­новном же кормили плохо, часто вмес­то положенных 800 г хлеба лагерники получали 700. Кроме дрожжей, не было практически никаких витаминов, и даже за это высчитывали из нормы 50 г хлеба и 30 рублей. Не хватало одежды, а та, которой обеспечивали, использовалась не один срок. Все это вело к росту заболеваний алиментарной дистрофией, сердечно-сосудистой системы, воспалением легких и числа производственных травм, что являлось основными причинами смерти заключенных. Кроме того, любой зек мог умереть от побоев, укусов натравленных на них собак, «неправильного применения оружия» – все эти приемы усмирения использовали офицеры и солдаты конвойных войск.

О массовых расстрелах после войны, сведений в архивах пока не обнаружено, однако есть данные об убийстве около сотни политзаключенных Горлага, восставших в 1953-м.

С сожалением можно констатировать, что пока мы не можем назвать точную цифру погибших в Норильлаге. Исследовательская работа продолжается.

P.S. В статье использованы материалы архива Российской Федерации и Отдела спецфондов УВД Красноярского края.

С.Эбеджанс

 


«Норильский мемориал», выпуск 3-й, октябрь, 1996 г.
Издатель: правление Норильской организации Всесоюзного общества «Мемориал» и Музей истории освоения и развития Норильского промышленного района.

На оглавление