Нешумаева (Заверткина) Алевтина Константиновна. Воспоминания


Уважаемый Юрий Владимирович! (Дубровин - прим. ред. сайта)

Посылаю Вам свои воспоминания и копию свидетельства о смерти.

На конверте стоит штамп города “Свободный”. Мама ездила к нему на ст. Урулька, лагеря были в разных местах, он присылал письма из Ксейньевской, Вяземской. Видимо он часто бывал в командировках по установке и ремонту линий связи. Он и простудился в командировке, куда ездил на дрезине, как об этом потом нам писал, и промочил ноги.

В общем, извините, если что не так. Написала, что смогла, что еще сохранилось в памяти. Фотографии сделает сестра, вы ее адрес знаете.

С уважением, Нешумаева (Заверткина)


Из Ачинска нас перевели в Бийск Алтайского края. Жили мы там недолго. В апреле или марте 1933 г. Отца арестовали. Работал он в связи по установке аппаратов “Бадо”, тогда входивших в систему связи вместо “морзянки”.

Мы жили в доме на втором этаже, квартира казенная. Нам вскоре предложили ее освободить. В городе у нас не было ни родных, ни знакомых. Мама и двое детей: мне было 7 лет, а сестре 4 года. Ночами мама готовила передачи, уходила очень рано в очередь, чтоб передать отцу горячую пищу. Он писал, что невиновен, ошибка исправится, но квартиру нам все-таки предложил освободить. В этом же доме на первом этаже была заброшенная кухня. Мама попросила, чтоб нам разрешили ее занять. Вставили окна, побелили, перешли, но вскоре и кухня стала нужна кому-то. Нам предложили освободить ее. Положение создалось безвыходное.

И вот выпустили отца. Нашей радости не было предела, но радовались мы недолго.

Через три дня его снова взяли и уже навсегда. Он был отправлен на Восток на 10 лет. Суда не было, только он сообщил, что его взяли по статье 58. За нами приехал дядя из Ачинска, забрал нас к себе. На работу маму нигде не брали, как жену врага народа. Пришлось ей брать согласия отца на развод. Тогда только на смогла устроиться на работу, а я поступить в школу в первый класс.

Но гонения не закончились. В Канске сгорел мелькомбинат - в Ачиснке аукнулось и маму уволили, как неблагонадежную.

На другой работе оклеветали, написали клеветническую статью в “Ленинский путь”. Опровержение не приняли и не напечатали, конечно.

В общем все было построено на нервах, а после того, как пришло извещение о смерти отца - мама тяжело заболела. Заболевание “рассеянный склероз” - которое ее уложило в постель на долгие долгие годы. Стала наша мама инвалидом I группы с пенсией 270 руб. Что они стоили когда в войну хлеба булка стоила 100 руб. Как мы выжили - это никого не тронуло, кроме тети и дяди, которые нас приютили не имея своих детей. Так мы и жили одной семьей. Вечная им память и низкий поклон от нас, что не дали погибнуть. Тетя - мамина сестра и ее муж Кирилловы умерли раньше мамы, а она умерла в 1955 году, уже имея трех внучек. Очень трудная судьба, ужасная доля. Замуж мама не вышла, всегда говорила, что такого отца для нас и мужа для себя больше нет.

Отец был очень веселый, ласковый и умный человек. Он и в лагере был хорошим работником, имел награждения, поощрения. В 1934 г. летом разрешили свидание с ним. Обещали разрешить семье переехать к нему ст. Урульга. Но после убийства Кирова начались новые репрессии и запреты.

В лагере отец был в худ. Самодеятельности, хорошо играл на гитаре, пел и состоял в драм. Кружке. У нас остались о нем самые светлые воспоминания.

Вот все, что я смогла написать.

Нешумаева (Заверткина) Алевтина Константиновна.


Заверткин Константин Яковлевич в центре вверху

 

Архив Ачинского «Мемориала». Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Ачинский краеведческий музей имени Д.С.Каргополова»

 


На главную страницу