Захарова Дарья Дмитриевна. О Пидхомном Дмитрии Яковлевич


Забрали Дмитрия Яковлевича в 1948 году якобы за помощь бандеровцам. А эта помощь состояла в том, что они ночью пришли из леса и ни кого не спрашивая забрали поросёнка. Несколько раз собирали суд, но веского основания не было и все откладывали на доследование. Так продолжалось 2 года и он все это время сидел в тюрьме. В 1950 году документы отправили в Москву, а сидел он в тюрьме Ивано-Франковска, и в Москве судили заочно, дали 10 лет и отправили в Коми АССР. К нам в августе 1950г. рано — утром приехали солдаты, оцепили двор, нам сказали собираться, но ничего практически не разрешили взять, только кое-что с одежды. Погрузили нас на открытую машину, мне было 12 лет, сестре 9, маме 36 лет и престарелая бабушка, повезли в лагерь для пленных в г. Брошнев где-то под Карпатами. Там мы попали в бараки которые были обнесены колючей проволокой Приходили солдаты с собаками день и ночь, на телеге привозили суп в большой деревянной бочке. В этом лагере было кажется бараков 5 или 7, народу было очень много, все в основном женщины и дети. Спали все на голом полу кое-что подстелив с одежды, было очень тесно, ночью было очень тяжело дышать, т. к. все двери закрывались на замки и форточек не было. Младшая сестра простыла и у нее отнялись ноги, ее кое-как поместили в лазарет. Так мы там пробыли 2 месяца, а в начале октября нас поместили в товарные вагоны без печек, были только двойные т. е. двухэтажные нары, спать враз все не могли, т. к. не помещались, правда выдали сухой паек — хлеб и колбасу, мы так обрадовались, на больших станциях кормили супом, подолгу стояли в тупиках. В составе нашем умерла одна бабушка, так сопровождающие нас солдаты велели ее завернуть приоткрыли дверь и на ходу выбросили.

Так до Красноярска мы добирались месяц. Привезли на ст. Камарчага, выгрузили, уже был снег, погрузили на большие сани, трактор их подцепил и повезли в Орешное Манского р-на это от Камарчаги около 75км. Застывших привезли в Орешное, но там нас ждали бараки с протопленными печами. Поселили, местные жители нам помогли с продуктами, мама пошла на работу, я в школу, а больная сестра с бабушкой остались дома. Чтобы свести концы с концами я с мамой по выходным ходили перебирать картошку к пожилым людям, за это они давали нам картошки, а иногда и молока. Так дожили до лета, устроились пастухами, сестра немного поправилась, вставали каждый день в 5 утра без выходных каждый день, но зато каждый вечер нас кормили в каждом дворе по очереди и давали 1 литр молока домой. Ещё весной раскопали целину, дали нам картошки в поселке и зиму мы уже были со своей картошкой. Плохо было то, что нельзя было взрослым отлучаться от дома т. е. от деревни не больше чем на 1км. По этой причине мама не смогла заготовить ягод для нас, она очень расстраивалась из-за этого. Но мы были враги народа и мирились с этим. Каждый вечер по квартирам ходил комендант в военной форме и отмечал все ли на месте. Через год нам разрешили ходить везде, мы уже могли ходить по ягоду, по орехи. Сестра по состоянию здоровья учиться так и не смогла. Через 2 года из Орешного нас перевезли в глухую тайгу в поселок Раздольный, где было всего 3 барака. Там мы прожили 2 года без отца еще. Мама работала в лесосеке, колола маленькие чурки для запрвки тракторов, которые возили лес.

Все это время ее фотография висела на доске почета в лесопункте Кедровый.

Я училась в школе за 30км, жила в интернате, на выходные ездила домой, часто ходила в лесосеку наколоть чурочек, чтобы маме было легче в начале недели, все каникулы работала с мамой. В 1954 году приехал к нам отец. Он все время писал письма в Москву, чтобы его дело пересмотрели, писал жалобы, что его осудили заочно, но письма никуда не доходили, видимо так и остались в зоне. Потом он кому то отдал письмо тайно. А этот человек должен был проезжать через Москву, вот папино письмо и попало куда надо.

Через некоторое время отца вызывает начальник лагеря, вручает справку и говорит ему, что он может ехать куда хочет. Папа приехал очень больной, у него была язва желудка. На голове большой рубец. Это работа следователей, осталась на всю жизнь. Стали мы жить хорошо, я закончила школу, папа с мамой работали, купили корову, свой огород, правда бабушки уже не стало. После школы я пошла работать продавцом, там меня на базе при получении товаров хорошо обманывали, а я стеснялась сказать, год поработала и заработала недостачу (тыс. руб) на старые деньги), а это была большая сумма по тем временам. Отец заставил меня уволиться и я поехала учиться в Красноярск. К тому времени сестра поправилась и пошла работать, сначала на узкоколейную железную дорогу, а потом в столовую.

Отца не стало в при погрузке леса на автомашину, стойки сорвались и его до больницы живого уже не довезли. Я живу с семьей в Красноярске, сестра с семьей жила в п. Нарва Манского р-на. Тяжело болела около 7 лет и в июне 1988 года в возрасте 46 лет её не стало.

После смерти отца маму перевезли к себе в Красноярск.

Захарова Дарья Дмитриевна


На главную страницу