Столбунова Людмила Андреевна. О моем отце - Пиягине Андрее Степановиче


В те страшные 30-е годы пришла беда и в наш дом. Жили мы в Минусинске. Семья состояла из пяти человек: отец Пиягин Андрей Степанович, мать Пиягина Пелагея Савватьевна, бабушка Татьяна Дмитриевна (мать отца), я и сестра (инвалид с рождения).

В ночь на 15 февраля 1938 года раздался громкий стук в калитку, поднялась вся семья, уже было понятно в чем дело, тогда все жили в ожидании таких «визитов».
Начался тщательный обыск на сколько помнится без приглашения понятых, перерыли все постели, шкафы, сундуки, книги и тетради (я училась в 8 классе). Конечно, ничего найдено не было. Под утро увез нашего отца «черный ворон» -(так называли тогда в народе эти зловещие машины) навсегда из родного дома. До рассвета мы проплакали, было очень горько сознавать, что отец был не виновен ни в чем, что его ожидает...

Мать в то время работала кассиром в управлении «Совмонгтувторг». Утром по приходе на работу она сообщила о случившемся начальнику, ожидая с трепетом его решение. К нашему удовлетворению ни каких санкций по отношению к матери не последовало, попрежнему она пользовалась уважением в коллективе. Ко мне в школе тоже отношение не изменилось. Правда, в комсомол я уже не посмела подать заявления, ибо не знала как отнесутся ко мне при обсуждении о приеме, придется доказывать невиновность отца...

Кем же был мой отец?

Родился он в Минусинске в 1895 году. Окончил 3 класса. Мать его воспитывала одна. После школы был учеником у шорника Тузова (кстати старший сын Тузова Иван конвоировал партию заключенных, в которой был отец, до станции Абакан).

Работал рабочим по выделке кож. Плавал матросом на пароходе «Партиец», что холил от Минусинска до Абакана. Работал на Мельзаводе, что находился на ул. Октябрьской.

На момент ареста работал агентом по заготовке кож сыртя в Райзаготконторе.

Беспартийный. Член профсоюза с 1920 года.

На сколько я помню в пароходстве и на Мельзаводе пользовался авторитетом, был неоднократно премирован.

В период пребывания в Минусинской тюрьме ни передач, ни свиданий не разрешали. Какими то путями матери удалось узнать, что в мае (числа не помню) должны отпралять отца в исправительно-трудовые лагеря. Мать и бабушка, собрав мешок с передачей. Пошли за партией заключенных до паромной переправы через Енисей. Как раз ночью прошел дождь. У переправы в ожидании парома партия остановилась, заключенным было приказано сесть кто, где стоял — хоть в лужу. Только здесь издали ни удалось увидеть отца. Мать вернулась назад (нужно было на работу), бабушка пошла до ст. Абакан. Она издали видела, как их погрузили в вагоны, но передачу передать так и не смогла, т. к. и близко к вагонам не подпускали.

В 40-е годы на запрос матери о судьбе отца ответили, что в 194(2) он умер от пневмонии в Колымских лагерях.

Много лет спустя земляк вернувшийся из лагерей, рассказал, что отца подстрелил охранник во время работ на шурфах. Отец переступил условную границу зоны работ собирая бруснику — голодные же они были!

И вот теперь спустя полвека эта горькая версия подтвердилась.

В 1960г. ушла из жизни мать, быть может и хорошо, что ей не довелось узнать все эти скорбные подробности.

Глубоко скорбим я и внуки.

Копии всех полученных документов о судьбе отца прилагаю.

Столбунова Людмила Андреевна
11. 07. 89. Красноярск


На главную страницу