Владимир Сиротинин. Ботинки на перроне


«Да будем мы к своим друзьям пристрастны…
Терять их страшно, Бог не приведи».

Другу моему Сереже Хахаеву

Шел 1972 год. Сережа освободился из лагеря по сроку и отправлен в ссылку на 3 года. Местом ссылки определен Усть-Абакан. Сережу взяли на этап, везли долго, и мы его потеряли. В конце концов, он добрался до Усть-Абакана и отправил нам оттуда телеграмму. Я полетел в Усть-Абакан, как только смог.

Надо было где-то его найти. Тогда в Усть-Абакане было много ссыльных по Указу о тунеядстве. Поселок большой, где Сережа остановился, я не знал. Бродил по улицам, расспрашивал встречных. Ходил долго, как оказался на перроне товарной станции, не знаю. На краю перрона кто-то лежал, подошел поближе, чтобы разглядеть. На асфальте спал Сережа, подложив под голову лагерные ботинки.

Было тепло, бетон не холодил, и я решил его не будить – пусть поспит. Когда он проснулся, мы пошли искать для него жилье и работу. По дороге я спросил Сережу, что ему сейчас больше всего хочется. Он ответил – мороженого и газировки.

Пока Сережа жил в Усть-Абакане, я навещал его каждые две недели, а иногда и чаще…

Никак не могу свыкнуться с мыслью, что уже не раздастся стук в дверь, не появится на пороге Сережа и не скажет: «Ну, здравствуй, Вовка!»


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.