Переписка М.В. Шишокиной и Н.Т. Тихоновой


Здравствуйте, уважаемая Мария Васильевна!

Вот, как у нас завязалась переписка хорошо. Я встречалась, за это время, со своей родственницей и она обещала дать мне сведения о своих родителях. Она отправила в Москву материал по их репрессии (исписано больше полтетради), но мне обещала дать в кратце. Как получу от нее - вышлю Вам.

Дополнительно, сведения о Головнёве, можете взять у Зои Андреевны Красноягорской, она живет недалеко от вас, Головнёв был ее дядя. О Тихонове Иване поговорите с Ниной Полочай, она из рода Тихоновых и родня Александру Ив. Из Емельяново. Еще наверно можно о многих узнать у Поплавского Сергея (отчество я забыла, для меня он был всегда просто Сережа). В годы репрессий он работал у нас на комбинате в отделе кадров. Он наверно меня и моего В. Помнит. Позже они с В. Г. вместе работали в рабочем контроле. Вот я не знаю, живой он или нет. Если встретитесь с ним, передайте от меня сердечный привет и пожелайте от меня здоровья. Я их знала с Клавой еще студентами и всегда уважала их.

Наверное все? Да, хочется знать, где живет ваша дочь. Имя не помню.

До свидания. Обнимаю, желаю здоровья.

Н. И.
20 - VII


Здравствуйте, уважаемая Мария Васильевна!

Получила Ваше письмо, на которое хотелось не совсем так ответить, немного больше. Но дело в том, что мне нужно встретиться с одной родственницей, которая может мне дать сведения о своих родителях, которые были репрессированы и реабилитированы. Когда-то они жили в Ачинске и были авторитетными людьми, а репрессированы они были в Красноярске. Постараюсь взять сведения в ближайшие дни - живем далеко друг от друга. Постараюсь с ответом не задерживаться.

А об этих людях, которых вы упоминаете, я наверное, не смогу сказать больше, чем Вам сказала Лена. Помню, что отец Сухоносенко был священником, я его знала еще ребенком. Это был очень почтенный служитель, уважаемый верующими. Головнёв Пётр жил в нашем комбинатском поселке, был отличным токарем, имел любовницу, из-за которой страдала семья. Это конечно не является причиной репрессии, антиполитиком он не слыл. Причины его захвата не знаю. Янюк был, по моим понятиям, умный, честный, хороший семьянин, общественник и авторитетный работник комбината. Когда-то он мне говорил в дружеской беседе, что был случайным свидетелем (слышал через стенку) навета Загорского А. И. на него и Головнёва - в следственном отделении, но я сейчас не помню, какими были они. Жена его должна проживать в Красноярске у дочери. Я ничего не знаю о ней. В помощи, по-моему, она не нуждается. Имя ее Ксения, отчества не знаю, звала ее просто Сина. Знала мать, сестру и брата Витю, Зосима Д. Это были очень положительные люди. Манишкин работал у нас недолго и о нем я ничего не могу сказать. Тихонова Ивана я не помню, в то время как-то было много Тихоновых на комбинате. Но в Емельяново есть Александр Иванович, с которым мы изредка встречаемся. Я ему напишу письмо, попрошу, чтобы он написал об отце. Знаю, что он и Саша работали у нас на комбинате, отец погиб, но как не знаю. Постараюсь вам написать, если он был репрессирован, может погиб на войне, уточню. И последнее, что могу сказать об Александре Николаевиче. Я его знаю с тех пор, как мы с Борей летом ходили на дет. Площадку малышами и родителями. Приводили его всегда, в отличие от других детей, нарядным и чистеньким. Позже я встретилась с А. Н. На комбинате, когда я работала в лаборатории, а он в ГХИ, был прикреплен к нашему комбинату. Работа наша была связана. Был он исключительно справедлив и честен. Никогда ни на кого не повышал голоса, исключительно трудолюбив. (А самое главное, всегда приносил мне вкусные пироги и всякие вкуснятины).

Я часто была в их семье, где всегда находила удовольствие в разговорах. Мой муж были хорошими друзьями с Борей. На том будь упомянуты, наши мужья любили выпить винишка. Я считаю, что ваша только заслуга, положив конец этим вредным разгулам и партийные нагрузки.

Мария Васильевна, прошу не осуждайте мою писанину; могут быть ошибки и путаные мысли, а главное почерк - иероглифы. Старею, и руки мои стают все слабее.
До свидания. Будьте здоровы.

Надежда Ивановна


Здравствуйте, дорогая Мария Васильевна!

Открыточку Вашу я получила, спасибо за внимание. Заранее прошу извините меня за писанину. Итак руки тряслись, а тут после похорон Е. Аф. Чёрного (Вы, наверное, знаете о его смерти - был некролог в газете Крас. раб) 17 ноября отнесли его в последний путь. Я не ожидала, что так тяжело буду переносить эту утрату. Хоронили 17-го, сегодня 23-е, а я не перестаю о нем плакать. Он был замечательный человек, о нем можно говорить много. Он сделал много для нас с Витей.

Гроб часа 3 стоял на постаменте в доме офицеров. Море цветов, венков и людей. Был почетный караул. Обед был в технологическом институте, людей было много, было высказано много речей. Жена его Раиса Наумовна очень хотела, чтобы я тоже высказалась, я, конечно, больше всех знала его, но я не могла слова сказать. И Рая, и ее дети просили меня быть у них на поминальном обеде на 9 дней, и я не поехала. Удержать слезы и тряску рук была не в силах, а кому интересен такой экземпляр за столом. А публика была солидная, большая.

Хорошее впечатление оставила их дочь Оля. Оля приезжала из Ярославля с мужем. Это замечательный эталон воспитанности, тактичности и большого ума. Мне уделялось очень много внимания от всех Черных, как родные, а я особенно с тростью и вся заплаканная наверное выглядела ужасно. Жаль, что не было Елены Дмитриевны на похоронах. Она тоже его очень уважала и чтила его ум, порядочность и человечность.

Дорогая Мария Васильевна, Вы сокрушаетесь одиночеством, а нам теперь, наверное, уже никто не восполнит его. У детей и внуков свои миры. Вы то еще молодая и может найдется человек, который скрасит вашу жизнь, а мне то уже исполнилось 77 лет. Мне конечно никто не нужен так же как и я никому. Живя в семье, я часто бываю одинока. Жизнь и радость моя это внук и внучка. Люблю их очень. Дочь и зять уже выходят из такого возраста, чтобы со мной шутить, а внучатам я разрешаю многое и это скрашивает мою старость, и умереть не хочу, борюсь со всеми недугами. Семья моя спортивная, и я тянусь за ними, конечно не во всем успеваю за ними. Они посещают группу здоровья (я уже не в силах), бассейн, сауну. Но меня кое-то хвалят за оптимизм. Я может вам уже писала о себе, боюсь повторяться, тогда извините. Во-первых, мы питаемся по методу американского ученого Брегга за здоровое естественное питание методом голодания. Дети мои так питаются уже около двух лет, я год. Что значит голодание: в неделю одни сутки мы не принимаем никакой пищи, кроме воды. В конце месяца голодаем 3-е суток, и в квартал 7 суток, принимая только воду. Я переношу это очень хорошо. Питаемся сырыми овощами и фруктами, изощряемся делать всевозможные салаты, морковь, свекла, капуста, перец сладкий, зеленый горошек, кабачки, тыква, морская капуста, лук, чеснок, заправляем, майонезом, сметаной или растительным маслом.

Каши, молоко и молочные продукты. Изредка варим первые блюда из курицы и говядины, тушим рыбу с овощами. Стараемся делать вкусно. Из рациона у нас исключены: соль, мясожиры и всякие жаренья, пельмени и котлеты, колбаса и всякие изделия из мяса. Не скрою, что порой очень хочется поесть недозволенного, но нужно иметь силу воли, чтобы отогнать от себя соблазн. Очень уж трудно отказаться от соли. Ведь все готовится не соленым. Но результаты положительные. У меня лично режим такой. Утром я делаю гимнастику для рук, ног, делаю массаж каждому пальцу, шеи, позвоночника, стоп. После зарядки принимаю ежедневно контрастную ванну, т. е. моюсь горячей водой, растираю тело мочалкой, смываю мыло и обливаюсь совершеннохолодной водой из таза. Вот это вот все поддерживает мое здоровье. Но еще не могу унять тряску рук и выпрямить свой стан. По-прежнему хожу с тростью. Пока не помогают режим питания, зарядка, Кашпировский и Чумак, но я надеюсь на положительный исход, очень уж все во мне устарело. Вы может смеетесь над моим оптимизмом? Может и действительно смешно, когда старуха тянется за молодыми и вообще за жизнью, но хочется продержаться, чтобы не быть обузой детям. Вы устали от меня?

До свидания, Мария Васильевна. Как вернется Лена домой, постараюсь приехать в Ачинск, надеюсь встретиться.

Обнимаю. Над. Ив.


Уважаемые сограждане!

Ачинское добровольное историко-просветительское общество “Мемориал” напоминает, что 27 ноября с.г. в воскресенье, в 10 часов утра (Ленина, 20) в Краевом музее (остановка Старый Центр) состоится очередное собрание. Приглашаем всех, кто лично подвергался политическим репрессиям и семьи ныне реабилитированные, восстановленные в человеческих и во всех правах. Все вы на учете в горсобесе, вами занимаются органы гос обеспечения, выделены средства для оказания помощи, чтобы никто не остался забытым.
Будут консультации, приглашен опытный юрист.

11-08-94
“Мемориал”
Краеведческий музей
Ул. Ленина, 18
Тел. 5-16-46


Милая Тамара Николаевна!

Обращаюсь к Вам с просьбой: если на библиотеку поступят письма, то сообщите об этом в “Мемориал”, который почти два года работает в краеведческом музее и наши люди прибудут за ними. Не отдавайте их в чужие руки. У нас от старого состава мало осталось людей. Давно отошел и Холкин, вслед за Турчиным и др. Мы ввели новых людей, ответственных, серьезных. А тем более теперь имеем место, где разрешают нам встречаться и помогать людям. Вернулась и работает Ядвига Витальевна, Глафира Григорьевна Шестакова, Михайлов М. И., Корозников И. А.

Приходят уже внуки пострадавших от репрессий жертв. Мы собираемся в последнее воскресенье каждого месяца в 10 часов утра в Краеведческом музее. Это, к слову, может кто по старой памяти зайдет к вам в библиотеку и спросит “Мемориал”. Сейчас новые Указы и Постановления о репрессированных, депортированных, и люди идут и идут. Можете указать им дорогу и в горсобес.

Да, все материалы передал в музей Юрий Дубровин, Холкин Борис, я, Ядвига В., но к сожалению те документы, что взяла у вас в библиотеке .З. Л. М., в музей она не передала и не отдает. Хотя, это документы “Мемориала”, а З. давно заменили другим сопредседателем, а Правления не существует и ни о каком членстве правления и разговора нет. Анкеты на репрессированных хранились в библиотеке и передавались без формальностей на доверии и совести. И если вы сохранили и помогали нам, в то время все нам помогали, то этот золотой фонд сбереженный, или лучше сказать сохраненный для “Мемориала” оказался у человека… Бог с ней.

Мы уже заканчиваем печатать списки, собираемся издать книгу “Память” или “Возвращение памяти”. Очень ответственный человек согласился быть редактором, ну а мы будем помогать. В музее к нам хорошо относятся, помогают.

И лично моя просьба, милая Тамара Николаевна. Если к Вам поступили книги Валентины Лавровой “Ключи к тайнам жизни” и Волкогонов “Ленин”, то позвольте мне их прочесть. Запишите на меня и передайте подателю сей записки Черкасовой Юлии Давыдовне.

И еще. Для “Мемориала” давно давно Вы разрешали мне воспользоваться старыми номерами “Красноярского Комсомольца”, откуда я вырезала стихи репрессированных жертв по Краю для альбома. Мой альбом в музее и я не назову год, где я закончила, но вероятнее всего 1992, 93 гг, и конечно 94. Но 94 еще не кончился. Назначьте мне день и час, я приду, тем более встреча с Вами давно желанна. Люблю Вас, Тамара Николаевна.

Ваша Мария Васильевна.

P. S. Время внесло свои изменения, мне уже 77 год, много болезней (плохо хожу, плохо вижу - катаракта), но живу, и пока дышу заботами о “Мемориале”, как много горя у людей и они нуждаются в нашей помощи. В основном я дома. Приезжайте, порадуйте.

 

Архив Ачинского «Мемориала». Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Ачинский краеведческий музей имени Д.С.Каргополова»


На главную страницу