Я иду к тебе с поклоном


Отдельные фрагменты книги, связанные с историей политических репрессий


Земля отзывчива на заботу

Тамара Городнова. Нектар трудолюбия...

Конечно, село не обошло пресловутое «раскулачивание», о чем тоже немало рассказывается в книге. Здесь я приведу только фрагмент из воспоминаний внука одного из «раскулаченных» - Емельяна Матвеевича Шадрина - Игоря Константиновича Шутова, живущего сейчас в Москве: «У деда отняли несколько коров и лошадей, а еще новый дом, который он построил в 1914 году перед уходом на Первую мировую войну.

Одну корову семье оставили, так как у нее был сломан рог, но она давала много молока, и четверо детей выжили... Потом дед Емельян работал в колхозе...».

Датой рождения колхоза в Ярцеве считается весна 1930 года. Но вот И. И. Костин пишет, что за год до этого уже велось коллективное хозяйствование:

«В 1929 году под руководством опытного и энергичного участкового агронома Б. П. Беляева, - читаю у Ивана Ивановича, - местные коренные Жители впервые серьезно стали заниматься земледелием. Рыбаки и охотники взялись за плуги и приступили к распашке плодородных пойменных земель. В это время шел процесс коллективизации сельского хозяйства. Организовывались колхозы: в Ярцеве - «Северный пахарь», в Никулине - «Коммунар», в Танкове - имени Кирова...».

Замечу, что Иван Иванович, видимо, не знал предыстории колхоза «Коммунар». Достоверно известно, что сначала в селе Никулино 13 апреля 1931 года в месячник коллективизации был создан из 19 сельских хозяйств колхоз «Северное сияние» (председатель Василий Федорович Высотин), а в 1932 году здесь был создан второй колхоз ~ «Новый путь». В первый объединились местные жители села. Во второй -спецпереселенцы, в основном привезенные сюда под конвоем жители Забайкалья. Они сами рассказывают в книге о себе и своем колхозе. Здесь приведу только данные из протоколов заседаний правления и общих собраний колхозников, хранящихся в Енисейском государственном архиве, но это позже.


Пасека на Севере. Луга здесь розовы от клевера и кипрея, ароматны от обилия других душистых трав...

Сначала расскажу о создании «головного» колхоза - «Северный пахарь», созданного в селе Ярцево. Народная память хранит, что его рождению мы обязаны пчелам. Видно, ярцевцы решили подсластить свою нелегкую жизнь медом, переправились на лодках через Галактиониху и поставили там первые десять ульев. Как я их понимаю! Луга здесь розовы от клевера и кипрея, ароматны от обилия других душистых трав, открыты на все четыре стороны... Летите, пчелы, несите нектар семьям пчеловода Григория Максимовича Шадрина и его товарищей по артели! Почему они дали своей пчеловодческой ячейке название «Дадап» (или «Дадан»), вряд ли мы теперь узнаем. Но уже то, что это странное сочетание букв сохранилось в памяти ярцевцев, говорит, что были они на всякие премудрости горазды.

Полакомившись медком, ярцевцы и стали распахивать поля, а название колхозу придумали уже «районированное» - «Северный пахарь», отвечающее и географическому расположению, и стратегическим Задачам... Не скажу, что все ярцевцы сразу добровольно пошли в коллективное хозяйство - они выполняли программу руководства страны «о переходе села на сплошную и сложную форму колхоза», для чего партийная ячейка села проверила всех членов коллектива, подобрала среди них кандидатуру председателя - Николая Евдокимовича Высотина, из середняцкой семьи. Причем, комиссией было изучено: а не «доросла» ли его семья до кулацкого состояния. Признали - нет, крепкое «средняцкое». Вообще к вопросу раскулачивания в селе подошли осторожно. Да и как, думаю я, иначе, когда все были если не родственниками, то соседями, все горячими на руку: сегодня ты меня «заденешь» - завтра я тебе «спуску не дам». И были в селе признанные авторитеты - семьи Соколовых, Зотиных, Шадриных. Тронешь их - что в ответ получишь? Особенно волновал «кулак Увалов, который оказывал влияние (как значится в документах ярцевской партячейки) не только на взрослую «массу», но и на молодежь, отдельных членов комсомола, и пришлось обезвреживать его путем бесед...». Решено было воздержаться от форсирования: «Сначала можно организовать коллектив на базе полеводства, пчеловодства, то есть интегральной системы... и организовать колхозсекцию при интеграле по вопросу раскулачивания.., обратить внимание на укрепление объединений, конкретизации планов, норм выработки, внутреннего распорядка, учета рабочей силы, оплаты труда и отчетности» -как записано в протоколе партячейки от 30 марта 1930 года. Постепенно «росла в массах тенденция по переходу к сложной форме колхоза».

Однако без выселения нескольких хозяев «кулацких дворов» не обошлись, а с иными поступили так: «Кулаку Увалову в низовьях Енисея дать твердое задание с самоловами, кулака Соколова послать с ловушками, пушалками и неводами - с твердым Заданием помимо местного лова...».

21 мая 1931 года партячейка рекомендовала в состав правления колхоза «Северный пахарь»: «Владимира Высотина (середняка), Никиту Высотина (середняка), Демида Коновалова (бедняка), Ивана Бессольцева (бедняка), Афонасия Шадрина (бедняка) и кандидатами Федора Шадрина (середняка) и Николая Соколова (середняка)».

В первое время ярцевцы засеяли маленькие опытные участки ячменем и овсом, получили хороший урожай - около 23 и 20 центнеров с гектара соответственно. Пшеница не вызрела. Но земледельцы не отступили в желании «приручить» эту ценную культуру. Завезли скороспелые сорта яровой пшеницы, так же, как и ячменя, овса, картофеля. Приобрели сельскохозяйственный инвентарь.

В условиях совместного хозяйствования, на которое, справедливости ради надо сказать, и теперь решились не все, пошли добровольно и сразу, стала возможной постройка типовых животноводческих помещений, и вскоре ярцевцы купили породистых быков-производителей, стали улучшать колхозное стадо.

Они увидели перспективу развития хозяйства: шло бурное освоение Крайнего Севера, Норильского промышленного района, набирали темпы лесозаготовки в районе самого Ярцева, надо было кормить возрастающее с каждым месяцем население своего «куста» и севера края. Правительство задачу поставило твердую: создать местную сельскохозяйственную базу, кормить население своими свежими овощами, картофелем, молоком и мясом.

Большие заслуги в развитии земледелия в нашем районе принадлежат агрономам Ивану Семеновичу Лоскутову, длительное время работавшему председателем оргкомитета - предшественника Ярцевского исполкома райсовета, и Борису Павловичу Беляеву, который изучил особенности каждого колхоза и многое сделал для их индивидуального развития

. Активистом колхозного дела стал и Василий Андреевич Окороков. Успешному развитию сельскохозяйственного производства способствовало создание на базе колхоза «Северный пахарь» государственного сортоучастка для испытания сортов зерновых культур и трав. Сортоучасток занялся, кроме того, и клеверосеянием и первым в районе ввел правильный северооборот - один из важнейших показателей высокой культуры земледелия. Ярцевцы, а за ними земледельцы Фомки, Никулина и других деревень, вскоре убедились, что клевер с тимофеевкой не только служат хорошим кормом для скота, но и восстанавливают плодородие почвы, тем самым повышают урожайность культур. Ярцевские колхозники осваивали новые земли, расчищали редколесье и кустарники, посевы зерновых культур вели только по парам и по зяби, преимущественно по пласту и обороту пласта целинных и залежных земель, клеверных полей. Вносили много удобрений. Добились высокого урожая и послали своих лучших хлеборобов на первую Всесоюзную сельскохозяйственную выставку в Москву в 1939 году.

К концу сороковых годов Ярцево стало форпостом освоенного земледелия и животноводства на севере края. Природные условия (вспомним наши белые ночи, длинный световой период!) открывали для развития сельскохозяйственной базы неплохие перспективы.

Первый председатель колхоза - Николай Евдокимович Высотин - вскоре возглавил Ярцевский сельсовет, затем был переведен в Туруханск и вырос в послевоенное время до председателя Туруханского райисполкома. Заведующим молочно-товарной фермой при нем, в первые годы совместного хозяйствования, был Илья Егорович Шадрин. В1937 году (а может, и ранее) руководил колхозом Гавриил Елизарович Вавилов (до этого он стоял у истоков колхозного строительства в деревне Танково). С 1938 года по 1941-й «председательствовала» Агния Никифоровна Попова. Заведующей фермой была Аграфена Александровна Высотина. Бригадиром-полеводом до фронта и после возвращения с войны - Георгий (Егор) Павлович Соколов, это он возил ярцевскую пшеницу в составе солидной делегации на ВСХВ в Москву.

Первыми колхозниками стали: Андрей Изокилович Зотин, Виктор Трифонович Шадрин, Константин Трифонович Шадрин, Николай Александрович Соколов, Константин Александрович Соколов, Павел Максимович Шадрин, Надежда Прокофьевна Соколова, Татьяна Ивановна Высотина. На ВСХВ, кроме Георгия Павловича Соколова, ездили: Северьян Петрович Соколов, Евгений Трифонович Шадрин, Маремьяна Павловна Шадрина, Анна Ермиловна Соколова. Они вернулись с дипломом первой степени, грузовой ма-шиной и премией в 10 тысяч рублей.

Не все эти имена встретились мне в архивных документах, отдельные сохранились в воспоминаниях Агнии Никифоровны Поповой, которые она прислала ярцевским пионерам в свое время...

А в Енисейском государственном архиве я обнаружила документы 1940 - 1941 годов, в которых значится, что до 1940 года в колхозе «Северный пахарь» было 91 хозяйство, из них русских семей - 88, кето - три. Вступили в колхоз в 1940 году 11 семей, русских - девять, кето - одна, китой - одна (замечу, не раз в статистических отчетах колхоза встретилось мне это название народности - китой; оно, возможно, заинтересует свой круг исследователей).

Было в колхозе перед войной 423 члена, из них мужчин - 65, женщин -61, остальные подростки и старики (прошу простить, что их в документах того времени «по полам» не разделили). Они работали на молочно-товарной ферме, в полеводческой, транспортной и рыболовецко-промысловой бригадах. Пастбищ имели 150 гектаров - за Галактионихой на угоре, за Рассохой к Большому озеру, в паскотине.

<...>

(От редакции: в приведённых ниже списках колхозников некоторые явно депортированные)

Я выписала для земляков-танковцев все имена колхозников: Анна Ивановна Вавилова, Алексей Тимофеевич и Арсентий Тимофеевич Вавиловы, Иван Иосифович Городнов, Татьяна Арсентьевна Вавилова, Зинаида Петровна Городнова, Татьяна Егоровна Лихачева, Павел Екимович Тихонов, Михаил Васильевич Вавилов, Василий Федорович Городнов, Яков Яковлевич и Александр Яковлевич Вавиловы, Анна Егоровна Швинт, Мария Кондратьевна Пойсг (Пайсг, Попет - непонятен почерк)... Да, среди коренных фамилий встречаются немецкие: Богдан Богданович Фауст, Эмилия Ивановна Кренштоф (Крейтор, Крейпор, Креймер), Мария Богдановна Фауст, Фрида Фиккер.

...

За военные годы мне данных не встретилось. А вот за 1947 год, когда председателем колхоза был Федор Иванович Мальцев, следующие: дворов 46, Жильцов в них 175, мужчин 32, Женщин 46, подростков 17. Три бригады: полеводства, рыболовства, животноводства. Председатель Иннокентий Павлович Хахалев, счетовод Нина Ионовна Мальцева, председатель ревкомиссии Григорий Панфилович Крахалев. Местные колхозники (цитирую): «Жданов И. И., Высотины А. М., В. Л., В. П., Г. К., В. В., Шалгуева А. П., Высотин Л. П., Ждановы П. С, Е. Г., Высотин А. К., Кнауб А. А., Финк Эрнст, Штейнер В. Ф., Жданов В. Г., Жданова А. М., Городнов Т. Г., Жданова А. Н., Вет П. Р., Высотина А. А., Высотин Н. К, Малышев Г. И., Высотин Михаил Дементьевич».

...

Сейчас познакомлю с колхозниками «Красного Октября», из Кривляка. Их документы в архиве скудны и малочисленны. Удалось выписать, что в 1948 го¬ду при председателе Андрее Андреевиче Корнееве в колхозе было 22 двора, 70 человек, из них мужчин -11, Женщин - 23, подростков - девять, престарелых -один. Председателем был Анатолий Иннокентьевич Мальцев, знакомый нам по Никулино, счетоводом -Екатерина Андреевна Фауст. Земли у колхоза было 398,9 гектара. Для представления о национальном составе привожу список колхозников (цитирую): «Бабенко В. И., Бастер М. К., Гутнев Г. Л., Гендель М. Р., Еланская Т. Г., Корнеев А. А., Лисицкая В. А., Макарова П. Н., Мальцев А. И., Нечепуренко И. И., Мальцев Г. Е, Олейник Е Л., Пичуев Е А., Пичуев И. Е, Подгрушная К. М., Полуэктова У. М., Пестова Л. И., Фауст Е. А., Черепков Г. И., Штаб О. К., Эмих Э. А., Эмих К. К., Мальцева А. А., Эслауэр Р. К., Дубинин Н. Ф., Стрункина Е В., Николаев П. Н., Щенникова А. И., Лащенко А. Т., Балин А. В., Гендель В. А., Титова К. П., Гамшиевич И. Б., Калашников С. М., Рсденберг И. И., Дрязгова А. П., Куликов И. А., Величко С. А., Вайварис А. И., Василевская В. В., Раткевич К., Рачевич У., Милинаускас А, Лукашевич П., Госичихаев Б., Ковалевскене Она, Улозеня Урсуля, Гунтер А., Жуков В., Оленене Мария Антиповна, Анохин В. Я., Долголите А., Лахман М., Карапенко Е, НауЖдаунас Кейстутис, Черепанова В, Поюиржес В., Зданявичус А., Савчук Ф., Линевич К., Ясновичуте Н., Павлоскене О., Григунене, Кавзускене Г., Полуэктова А. А., Матвиенко А. И., Мацкевич, Даунаравичуте, Миллер Ш. Э., Жиченя Она, Трофимович Оля, Псыко Вера, Кетуркене Мария, Вильчаускайте, Орловскене».

...

Уже 13 мая 1961-го приступил к исполнению обязанностей директора совхоза Александр Петрович Кравченко.

Этот человек остался в памяти большинства ярцевцев как грамотный специалист, интеллигент, наставник молодежи. Хотя слышала о нем мнение, что был он карьеристом. Трудно с этим согласиться: какой карьеры в Сибири мог достигнуть человек, высланный с Западной Украины за свободолюбивое мышление?! Ко времени приезда в Ярцево он был уже волен сам выбрать место жительства. И выбрал наше село. Мне он помнится красивым, одетым в нарядный костюм учителем-добровольцем, на уроках которого мы познавали азы агрономии и животноводства. Но лучше о нем расскажет Светлана Вдовенко, моя одноклассница, которой хорошо памятна тенденция того времени оставлять выпускников школ на работу в селах:

«Скорее всего, именно А. П. Кравченко стал главным тормозом на пути реализации инициативы остаться работать в родном совхозе всем выпуском. О том, что такую инициативу нам активно «спускали» сверху, говорю совершенно ответственно, так как я была секретарем объединенного сельского комитета комсомола.

А. П. Кравченко учил меня, как проводить комсомольские собрания села. Помнится, мы обсуждали повестку дня, всякие процедурные вопросы, состав президиума. Александр Петрович занимался со мной охотно, хотя, конечно, у него хватало других, более важных дел. Ко мне он относился очень хорошо и всячески хвалил за желание учиться в институте. Еще мне помнится, что он с женой основал в селе культурную традицию ходить в кино семейной парой, под руку. Несколько старомодно, но красиво. У них были особые места в середине ряда в проходе, и кассир всегда держала их «про запас».

Александр Петрович Кравченко говорил нам на уроках: «Со знаниями в объеме школы вы мне в совхозе не нужны. Поезжайте сначала в институты, а потом возвращайтесь к нам специалистами. Вот этому я буду рад!».

В оглавление


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.