Я иду к тебе с поклоном


Дети разных народов


Я наполовину ярцевец

Воспоминания Владимира Иннокентьевича Бакшеева


На фото семья Бакшеевых в Никулине: Коля, Юля, Володя, Анна Федоровна
и Иннокентий Максимович

Уроженец села Никулино, я считаю себя наполовину ярцевцем, и вот почему. С детства я знаю Ярцево, так как там Жили родственники нашей семьи в лице тети Зинаиды Максимовны Высотиной (Бакшеевой) и сродной тети Наталии Павловны Быковой и их семей. Я часто бывал у них зимой и летом. Ярцево в те времена было районным центром, и жители малых деревень и поселков считали его столицей нашей таежной округи. Сюда по возможности переезжали на жительство семьи из малых поселений с целью быть поближе к ощутимой цивилизации, учить детей. Так поступили и семьи Никанора Михайловича Быкова и Константина Андреевича Жданова из Никулина, построили дома по улице Маяковского.

Отец мой, Иннокентий Максимович Бакшеев, работал в Ярцевском леспромхозе - на плотбище Новеньком - вальщиком леса и бракером, а мать, Анна Федоровна Бакшеева, сначала там же сучкорубом, затем пекарем Госпара и санитаркой в больнице села Никулино. И он, и она участвовали в сплаве плотокараванов с рек Сым и Верхняя (плотбище Междуречье) до Игарки, без сопровождения теплоходов.

А оказалась наша семья в этих местах при тех же обстоятельствах, что и тысячи других, - репрессирована из Забайкалья в 1931 году. Причем, дед мой, Максим Павлович Бакшеев, и отец сначала были арестованы, в 1928 году, как «кулаки» или казаки, отбыли пятилетние сроки приговоров и только потом смогли приехать в Никулино к семьям. Здесь и жили как могли... Брачный союз моей тети Зины с местным парнем - челдоном, как называли себя коренные жители, стал парадоксом сталинизма. Она - «кулачка», «враг народа», а он, Лука Федорович Высотин, - комсомолец, во время войны окончил военное училище, а после службы в Советской Армии работал инструктором Ярцевского райкома партии. Жизнь и земная любовь этих двух людей внесли коррективы в практику политиканов. У них состоялась хорошая семья. Зинаида Максимовна работала заведующей открывшейся на набережной площади чайной, и все ярцевцы ее знали и уважали. Дети Высотиных получили впоследствии высшее образование. Старший сын Ардалион, окончив Ярцевскую школу, поступил в Иркутский горно-металлургический институт, трудился на горных предприятиях Дальнего Востока. Последняя его должность - заместитель директора комбината в городе Солнечном. Сейчас на пенсии, помогает внукам... Дочь Лариса после Ярцевской же школы училась в Новосибирском электротехническом институте, работала преподавателем в одном из техникумов Красноярска, сейчас тоже занята внуками. А младший сын Александр, начав учиться в Ярцеве, школу закончил в Лесосибирске, учился в Красноярском государственном университете, работал в лаборатории НИИ в Норильске, в лазерной лаборатории Института физики в Красноярске, был атаманом казачьего войска, тем самым продолжив традиции деда-казака Максима Павловича Бакшеева, отца матери...


Семья Высотиных в Ярцеве: Ардалион, Саша, Лариса, Зинаида Максимовна, Лука Федорович. 1957 год

Нашей семье на ярцевской земле жилось трудно. Отец в возрасте 43 лет ушел из жизни, видимо, сказался лагерь... А ведь он окончил в Нерчинске гимназию и готовился к поступлению в университет. И так сломали судьбу! Всегда отец хотел, чтобы дети его учились, но не успел увидеть, кем мы станем... Мы выполнили его желание - все выучились. Сестричка Юля училась в Ярцевской школе с восьмого по десятый класс, затем продолжила учебу в Красноярске - сначала в техникуме, потом в Сибирском технологическом институте. Я в 1950 году после окончания семи классов в Ярцеве сел на теплоход «Серго Орджоникидзе» и уехал в Норильск, поступил в Норильский горно-металлургический техникум, так как он в те годы был популярным, может быть, из-за повышенной стипендии студентам, которую получали все, а отличники -еще на двадцать процентов выше. Много ребят из нашей таежной округи окончило в те годы этот техникум. Вместе со мной поехал учиться уроженец и житель села Ярцево Виталий Евдокимович Тараненко - с улицы Советской, 26. Несмотря на то, что он поступил на другую специальность, мы часто общались.

Помню, преподаватель физики К. Чащин спрашивал меня и в шутку, и всерьез, Узнав, что я вырос на Енисее: «А у вас стерлядь самоловами ловят?». Я отвечал: «Да». И было это задолго до появления произведения В. Астафьева «Царь-рыба». Во времена нашего детства не запрещалось ловить рыбу самоловами, их ставили открыто с наплавами, то есть отесанными гладкими сухими бревнышками длиной три - четыре метра с заостренным концом-волнорезом, по ним и видно было, где стоит самолов. Опасность возникала для владельца снасти, когда шел плотокараван, потому и тогда этот древний способ лова был трудным и опасным даже для опытных рыбаков. Немало их поплатилось за желание есть красную рыбу своей жизнью. Справедливости ради надо сказать, что ловили стерлядь тогда, действительно, для себя и соседей, не нанося ущерба богатству Родины...

Не знаю, почему рыбная тема так интересовала моего педагога, а меня в то время привлекали больше темы будущей специальности.

Ребята наших групп знали, что мы с Виталием - земляки, и педагоги в дни приема спрашивали: «Вы из какой школы?». Услышав, что из Ярцевской, одобрительно отзывались: «Там хорошо учат, уверены, у вас твердые знания». Учеба это подтвердила. В техникуме тетке учебный процесс был на высоком уровне. Преподавателями были заслуженные люди, ведущие специалисты Норильского горно-металлургического комбината (часть из них была тюке репрессирована). Мы слушали лекции по геологии самого Н. Н. Урванцева, профессора, исследователя и первооткрывателя норильских месторождений. Он рассказывал нам о недрах Таймыра и острова Новая Земля. Его лекции шли лентой для всех специальностей. Для геологов он читал спецкурс отдельно.

После окончания техникума меня направили работать на Красноярский металлургический завод, где ныне базируется НИИцветметпроект, а Виталия Тараненко - на Алдан в трест «Алданзолото». Так и началась наша трудовая жизнь вперемежку со службой в рядах Советской Армии, созданием семей, заочной учебой в вузе.

За творческий труд Виталию Евдокимовичу присвоено звание «Заслуженный рационализатор РСФСР», а я награжден знаком министерства и ЦК профсоюза «Отличник изобретательства и рационализации». Оба мы - авторы ряда статей технического характера в отраслевых журналах. Оба - ветераны труда СССР, пенсионеры с трудовым стажем под пятьдесят лет...

И вот через полвека мы встретились на втором собрании Ярцевского землячества. Воспоминаниям не было конца и долго еще не будет. Оба рады, что прожили все эти годы плодотворно и честно.

Вспоминаем и своих однокашников - по техникуму. Из Ярцева с нами учились Анатолий Голобоков, о котором уже есть упоминания в книге. Из Никулина - братья Николай и Иван Радченко. Николай Яковлевич в дальнейшем работал инструктором крайкома ВЛКСМ в Красноярске, затем инструктором райкома КПСС в Назарове, последние годы Жил в Тюмени. Иван Яковлевич проработал горным мастером на Норильском комбинате до выхода на пенсию, после этого жил в Гомеле.

Николай Прокопьевич Высотин, тоже учившийся в техникуме, начал трудовую деятельность в Норильске, а потом вернулся в Ярцево и стал известным специалистом-строителем на селе. Много лет проработал в леспромхозе в должности начальника ОКСа, а потом - главным инженером ПМК. Редко какой праздник в селе проходил без его аккомпанемента, он здорово играл на баяне. Его тезка - Николай Петрович Высотин - работал на строительных площадках Ярцевского леспромхоза, потом в лесхозе села Зотино. Из поселка Кривляк с нами учились братья Николай и Владимир Снитко. Первый потом работал в одной из экспедиций в Норильске, затем главным геологом Горевского месторождения руд на Ангаре. Из села Колмогорово учился в техникуме Владимир Михайлович Шароглазов, его судьба шла параллельно с судьбой Виталия Евдокимовича - в тресте «Алданзолото». Сейчас он живет в Белоруссии.

Видите, мы не потеряли друг друга и родные места не забываем Из близких мне людей - семьи Константина Андреевича Жданова - в Ярцеве Живут две его дочери, Мария Жданова и Валя Полякова, обе имеют семьи. Валя - любительница сада-огорода, у нее прижились рассада виктории, саженцы крыжовника и смородины, которые я привез ей из Красноярска. А в Никулине живет друг детства Анатолий Петрович Высотин, большой любитель книг, сам пишущий стиха. И, конечно, он любитель-рыболов и отчаянный ягодник. Кстати, 2005 год для нас с ним юбилейный. Нам стукнет по семьдесят лет! С чем я друга и поздравляю! Кроме того, юбилей отмечает Норильский горно-металлургический комбинат, где я плавил никель, а Толя работал в геологической парша.. Вот сколько я вспомнил, получив толчок - приглашение на юбилей Ярцева...

Я бываю в селе и без такого громкого повода, по приезду обычно повстречаюсь с друзьями и родными, пройдусь по улицам, поклонюсь могилкам на погостах - и отправляюсь на природу, в комарино-ягодную тайгу. И в таком кусуче-вкусном отдыхе мне помогает многоводный Сым с красивыми песчаными берегами, приютивший на своем высоком берегу чистый поселок лесорубов Майское. И душа моя восклицает и поет. «Здравствуй, родной край!».

Владимир Бакшеев. Красноярск, 2004


В оглавление

На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.