Я иду к тебе с поклоном


Вторая родина не отпустила...

Воспоминания Ларисы Вениаминовны Колпаковой, урожденной Золотухиной

Для меня Ярцево - прекрасное, удивительное, родное село. А для моих родителей эта Земля - вторая родина. Вениамин Михайлович и Елизавета Павловна Золотухины были «раскулачены» и сосланы из Забайкалья в 1931 году в село Никулино, здесь они поженились, родили семерых детей (шесть дочерей и сына). Отец работал в Туруханском леспромхозе, был одним из стахановцев, вместе с товарищем и земляком-забайкальцем Александром Леонидовичем Титовым ставил рекорды на валке и разделывании древесины лучковой пилой.

В 1942 году отец ушел на войну. В то время стали призывать сибиряков-спецпереселенцев, спешно обучать военному делу и отправлять на фронт. Папа попал под блокадный Ленинград, в одном из боев был тяжело ранен в ногу, лежал в госпитале и после длительного лечения был комиссован. Его земляк-забайкалец, призванный из Кривляка, хороший товарищ Мефодий Васильевич Васильев, с которым они вместе шли в бой, думал, что он погиб: «Оглянулся, а Веньки-то рядом нет». Как же он обрадовался, когда вернулся домой после окончания войны и увидел друга - хромого, но живого.

Отец на одной ноге поднимал большую семью. Летом работал бакенщиком, на лодке в любую погоду устанавливал бакены на реке. Зимой готовил и возил на лошади дрова для школы, больницы. И мама всегда была его бессменным помощником. Она была полуграмотной, так как рано осталась сиротой и некому ее было учить, но по-житейски была умнейшей женщиной, с большой силой воли и добрым сердцем - не только к своим детям, но и ко всем людям. Мы боготворили маму, а когда подросли, всегда старались ей помочь.


Семья Золотухиных

В 1954 году, когда отец работал капитаном на путейской самоходке, наша семья переехала в деревню Фомка, там был центр обстановочного пути Школа на Фомке была только начальная, поэтому мы с сестрой Таней и братом Мишей жили в Ярцеве в интернате, который находился на том же месте, где и нынешний зимой раздетыми (если не заметит наша воспитатель и вторая мама Мария Алексеевна Кудрина) бегали через дорогу и огород Мачульских в старую двухэтажную школу. Хорошо помню нашего повара Анну Михайловну Панову, которая всегда припасала что-нибудь на вечер, чтобы подкормить наши растущие организмы. В 1963 году наша семья переехала в Ярцево. Здесь и живем по настоящее время: я с дочерью Олей, сестра Галина Кошелева с семьей и племянница Лена, дочь старшей сестры Валентины, живущей в Зеленогорске. Три сестры - Мария, Татьяна и Надежда - уехали в Сургут, на север Тюменской области.

Мы жили в шестидесятые годы по улице Маяковской, село соединял деревянный мост через Промой, и нас называли «запромойскими». Тогда на нашей улице почти в каждом доме жили многодетные семьи: русские, немцы, азербайджанцы (Золотухины, Махтиевы, Киль, Адольф). Жили мы дружно и весело, с танцев в нашем сельском клубе всегда шли гурьбой, парни оберегали нас и никому не давали в обиду. Многие ярцевцы стали близки мне за годы жизни и работы в селе. Десятки людей особенно дорога Так, наша мама долгое время болела астмой, и у нее однажды случился тяжелый приступ. Терапевтом тогда работала Галина Григорьевна Тихонова. Машины скорой помощи в те годы не было, и мы врача и больную маму повезли на грузовике. Дело было осенью, лил сильный дождь... Мама уже задыхалась на руках у Галины Григорьевны, и та ловила рукой струйки дождя и смачивала ей губы, чтобы успеть довезти до больницы. В больнице не отходила от нее, приняла все возможные меры и буквально вернула с того света. Потому я запомнила эту женщину-врача на всю жизнь.

Еще с тех времен я хорошо помню, как работала очень милая и приветливая Мария Васильевна Брюханова, фельдшер. И, конечно, помню Юлию Васильевну Сморгунову, мою свекровь, которая долгое время была в Ярцеве зубным врачом. В селах все знают друг друга, может, поэтому в сельских больницах, а больше всего в нашей, Ярцевской, медицинский персонал относится ко всем по-доброму, как к своим близким людям. В коллективе Ярцевского леспромхоза, в котором я с 1989 года была начальником отдела труда, затем возглавила экономическую службу, мне посчастливилось работать с замечательным руководителем, прекрасной души человеком Михаилом Александровичем Рогульским. Многие годы вместе с ним трудились, поддерживая его во всех начинаниях, Валентина Григорьевна и Николай Дементьевич Рассказовы. Да еще десятки людей могу назвать, к которым, как говорится, прикипела душой.

...Когда забайкальцам разрешили вернуться на родину, многие уехали, наши же родители остались на ярцевской земле, так как пустили здесь корна Конечно, они еще долго с грустью вспоминали и рассказывали зимними вечерами нам, детям, как Жили «дома», но вторая родина не отпускала их, и похоронены они на ярцевском кладбище. Эта земля обогрела, спасла их в тридцатые годы и приняла навек. Теперь при любом повороте судьбы мне и сестрам никогда не порвать нити, связующие нас с селом Ярцево. Да и не хочется!

Лариса Коппакова. Ярцево, 2005


В оглавление

На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.