Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Я иду к тебе с поклоном


И слава их высокая


Знаешь ли ты судьбу своего отца?

Они встретились, можно считать, познакомились, в 1996 году в Никулине в момент установки памятника жертвам репрессий, и вскоре Ксения Георгиевна прислала Анатолию Иннокентьевичу из п. Бор Туруханского района в Красноярск письмо...

Ксения Малюкова, дочь фронтовика Георгия Константиновича Путинцева, проживавшего после войны в Ярцеве, - Анатолию Голобокову, сыну фронтовика Иннокентия Ивановича Голобокова, погибшего в 1943 году.

 

Толя, я ведь не успела тебя спросить: знаешь ли ты судьбу своего отца? Они были друзьями с моим отцом. На фронт их провожали вместе - я хорошо помню этот день, И на фронте они были вместе. Я помню, как твои дедушка и бабушка в нашем Никулине приходили вечерами узнать, что пишет Гоша (это мой отец), если вдруг долго не было писем от твоего отца. Они воевали на Курской дуге. Отец потом рассказывал, какое там было пекло. Затем их перебросили на Волховский фронт. И им нужно было форсировать реку Волхов. Стал переправляться первый взвод. А немец бил с того берега так, что мало кому удалось доплыть. Да и тех, кто доплыл, уничтожили на берегу. Пошел второй взвод, и все повторилось. Река была красной от крови и черной от трупов. Отец потом говорил: «На верную гибель посылали солдат...». Третьим пошел их взвод. Отца моего ранило. Иннокентий перевязал ему руку - ее раздробило, правую. Простились, поцеловались. Отец пополз, а твой поплыл. Царство ему небесное... Мой отец попал в госпиталь. И пока лежал там, твои мама и старики ждали его, как и мы же, с нетерпением, чтобы узнать, где же их сын... Когда папка по ранению приехал домой, твои бабушка и дедушка (мать была на работе) сразу пришли к нам Помню этот день хорошо. Они со слезами спрашивали: «Гоша, где же наш сын? Он больше ни одного письма не прислал...» Не помню, что папка им отвечал, но помню, что он сказал маме, когда они ушли: «Я не мог сказать правду, пусть лучше ждут. Так им легче будет».

Позднее отца снова забрали на фронт - с покалеченной-то рукой, которой он не мог и стакана держать... С фронта он пришел израненный, больной и дожил до шестидесяти лет. Похоронили мы его в Ярцеве, где он много лет жил.

Вот какую историю я тебе поведала, чтоб ты знал, где и как погиб твой отец - при форсировании реки Волхов. Прости, что так плохо пишу, - слезы застилают глаза. Мы с мужем Ганей проехали поездом все места, где воевали наши отцы. Видели на полях курско-орловских боев обелиски воинам. Были на Пискаревском кладбище в Ленинграде, жаль лишь, что память о наших поездках осталась только у меня в сердце - в пожаре за несколько часов ничего не стало: ни дома, ни двух коров,ни добра, ни фотографий, что были собраны в жизни на память внукам.

Ксения Георгиевна Путинцева была культпросветработником в Ярцевском районе, в деревне Танково вышла замуж за Гавриила Арсентьевича Малюкова, после реорганизации Ярцевского района уехала с семьей в Туруханский район. Часто бывала у родителей в Ярцеве, где и сейчас живут ее родственники... Анатолий Иннокентьевич Голобоков, живущий сейчас в Красноярске, действительно от Ксении только узнал о том, как погиб его отец. Бережно хранит «Книгу Памяти» с именем отца-фронтовика. О жизни своей семьи он сам рассказывает в книге.

А главная беда - не стало моего Гани. Он от полученных ожогов скончался через сутки...


В оглавление