Зирнит Анна Ивановна. Воспоминания


Уважаемый товарищ! Для составления единой картотеки репрессированных,
инициативная группа “За увековечивание памяти о жертвах репрессий сталинизма” (“Мемориал”) просит вас ответить на следующие вопросы.
ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О РЕПРЕССИРОВАННОМ
Фамилия Иванов Имя Иван Отчество Семенович
Дата и место рождения 1 октября 1903 д. Проселовка Калужской области
Образование 3 класса Национальность Русский
Вероисповедание христианин Соц. Происхождение крестьянское
Дата ареста Май 1938 год Место Малый-Улуй
Кем и где работал до ареста Колхоз 8-е Марта д. М-Улуй
Председатель колхоза и рядовым работником
Дата реабилитации 21 июля 1956 г. № справки 6-1188 от 7 VIII-56г.
СВЕДЕНИЯ НА НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ
Место жительства Последние годы после реабилитации жил
в Омске умер
(для умерших - дата 20 III-1983 г место г. Омск
и обстоятельства смерти) болезнь серия и № I-KH 4693679
Лица, знающие репрессированного Иванова Л. И. - дочь
Зирнит А. И. - дочь
РЕПРЕССИРОВАННЫЕ ЧЛЕНЫ СЕМЬИ
нет.
В какой помощи нуждается репрессированный (поиск сведений о родных и знакомых, юридическая помощь, запись устных рассказов):
- -
ИСТОЧНИК СВЕДЕНИЙ О РЕПРЕССИРОВАННЫХ
Лицо, сообщившее о нем (ФИО) дочери Иванова Л. И.
Зирнит А. И.
Место жительства Целиноград и Омск
Отношение к репрессированному (родственник, тов. детства или по работе, знакомый)
Откуда получены сведения Из воспоминаний
Когда в течение жизни отца
Имеются ли документы, письма, фотографии, воспоминания, относящиеся к сталинскому времени
Дата подачи сведений 8 Августа 1989г.
Подпись
СПАСИБО ЗА ПАМЯТЬ


Уважаемый Юрий Владимирович,

Здравствуйте!

Пишет Вам старшая дочь Иванова И. С., запрос на которого, вы посылали в Целиноград.

Во-первых низкий Вам поклон за это святое дело, за которое вы взялись. Сколько же вам лет?

Посылаю Вам фотографии отца.

До ареста, единственная во время прохождения службы, и вторая вместе с мамой, когда он был в ссылке. Я не стала их разъединять потому что, по верности своей и преданности ему, мама не уступала и тем далеким декабристам. Она уехала с младшей дочерью к нему в ссылку в Оймяконский р-н Магаданской обл. пос. Усть-Нера (самая холодная точка на нашей земле, в то время 62 градуса мороза).

Мы преклоняемся перед тем мужеством и верностью, перед теми испытаниями, которые выпали на долю наших родителей.

Вы просите написать об аресте отца. 15 мая 1938 г. Хороший солнечный день.
С утра из Ачинска пришла грузовая машина. В контору стали собирать мужчин. Отец приехал с поля, стал мыть руки, а из конторы прибежал посыльный, срочно в контору. Отец не стал обедать засобирался. Мама ушла вместе с ним. Потом рассказывала. Посадили их в кузов машины (человек 18, точно не помню) и повезли в Ачинск. Отец крикнул маме: “Скоро вернусь, не беспокойся.”

Воспоминания отца обрывочны. Начинал рассказывать, начинал плакать, а мы - все, отец, не надо. Помню что вместе с отцом забрали: а) Вощина Митрофана Степановича, жена его умерла, можно сказать от голода, остались два сына Николай, Александр, живут в Улуе.

б) Добрынина И. - жена его умерла, осталось два сына.

в) Иванова Василия Николаевича - жена его умерла, детей не было. Остальных не помню.

Из воспоминаний отца, в Ачинске сильно били, требовали подписать, что сжег пшеницу и конный двор. (Пшеница не горела, конный двор стоял даже тогда, когда отец вернулся). Когда после очередного допроса бросили в камеру, Вощин М.С. Сказал: “Ванюша, чем так мучиться подпиши, мы все подписали.”

Утром всех, кто подписал вызвали из камеры и больше они туда не вернулись.(Со слов отца их расстреляли.) Несмотря на все побои и издевательства, отец и Добрынин не подписали, смогли выстоять. Присудили им по 10 лет, без права переписки. Как только привезли в лагерь, объявили: писем не пишите, семьи ваши от вас отказались. Отец все равно писал, пока заключенные не нашли гору своих неотправленных писем. 10 лет (даже больше, пока не определили в ссылку) мы ничего не знали о своем отце. Мама писала в Москву, переписка не сохранилась и какие были ответы (если были) я не знаю.

В своих воспоминаниях отец рассказывал о строительстве дороги Магадан-Нера. 1000 км. Дорога построена на трупах заключенных.

Называл ее Мертвой дорогой. Работал на заготовке леса, строительстве бараков, складов. Часто говорил “какие умные головы сидели”. С теплотой вспоминал врача - Постышева, он называл его “профессор из Москвы”. (Вечная память ему и наша благодарность.) Он не один раз спасал от смерти отца, да и не только его, а и других. (Лечил травами.)

Рассказывал, что вечером перед сном выстраивали всех, не выполнил норму - расстрел, перевыполнил - тоже расстрел. Как говорил отец, дикое безудержное истребление людей было в первые годы. Потом сменили начальника лагеря и стало посвободнее.

Я считаю, что в этой мясорубке отец остался жив благодаря своей силе и крестьянской смекалке. Да и потому, что мы его очень ждали и верили, что он жив.

О судьбе нашей семьи. Осталось нас трое у мамы. Брат - 12 лет, я - 9 лет, Лида - 7 лет. Жили очень трудно, особенно трудно было маме. Много работала, днем на ферме, ночью дома. Мы работали и учились. Брата в 17 лет призвали в армию. Был на фронте ранен. После ранения закончил Омский Пединститут. Работал в Омском ветинституте, Целиноградском с/хоз институте. Защитился, имел звание доцент политэкономии. Умер в возрасте 59 лет в Ивано-Франковске. Я закончила Ачинский техникум совторговли, работала бухгалтером, сейчас на пенсии. Сестра закончила Целиноградский с/х институт, там же и работала ст. преподавателем, сейчас на пенсии. Мама работала в колхозе. После реабилитации отца, приехали в Омск. Мама умерла в возрасте 59 лет. Отец в возрасте 80 лет. Очень жалею, что не дожил он до этих дней. Угнетала его до самой смерти эта несправедливость. Нам наверное еще везло, мы встречались с хорошими людьми. В свое время маме очень помогала и советом и добрым словом бабушка Шестакова Г. Г. (светлая ей память). Да и всем нам в тяжкое время эта семья протягивала руку помощи.

Наверное на таких, как Глафира Григорьевна, Виктор Андреевич, наша русь и держится. Доброго им здоровья и низкий поклон за память об нашем отце.

В газете “Омская правда” публикуются фамилии реабилитированных лиц и начальная буква лжедоносчиков. На запрос читателей, почему не названы фамилии доносчиков, газета ответила, нельзя травмировать и детей, и внуков.

Так вот я хочу написать полностью фамилию доносчика на отца. Васильев Митрофан. Жили они у моста. Незадолго до вреста, он говорил маме “поставь бутылку, Ванюха будет дома.” мама хотела купить, чтоб не связываться с этим дерьмом, но отец даже слышать не хотел об этом. И вот финал. В Красноярске отец читал этот донос.

И никто не удосужился проверить, что сгоревший конный двор стоит. Почему я назвала фамилию, потому что нас не боялись травмировать, называя детьми “врага народа.”

Что можно написать об остальных временах. Мы были детьми, любили Сталина, называли себя “Сталинские внучата”. Точно знаю, что у взрослых иллюзий в отношении Сталина не было. Помню, дед мой говорил о периоде коллективизации, раскулачивания: “Был бы Ленин, все было бы иначе. Ленин ходил в ботиночках, а этот в сапогах. Ленин бы обдумал, как через все пройти не набрав грязи. Помню анекдот (негласный). В школе спрашивают у ученика - чей это скелет? Колхозника. Почему? Шкуру сдал, мясо сдал, шерсть сдал, яйца сдал. Помню переполошились, когда вышел на экраны фильм “Свинарка и Пастух”. Ну все, посмотрит Сталин, что в колхозе хорошо и весело живут и налог увеличит. В общем, мы дети пели “Спасибо Сталину за наше счастливое детство”, а мама пела “Спасибо Сталину, сделал меня барыней, сама лошадь, сама бык, сама баба и мужик”. Вот так.
Простите меня, Юрий Владимирович, что я так много и так несвязно написала. Не судите строго за ошибки, которых в письме много. На эти страницы выплеснулась боль моя за все, что пришлось пережить.

Желаю Вам доброго здоровья и долго жить.

Хотелось бы знать, как Вы думаете устроить “Мемориал” и куда можно послать очень скромный вклад в это благородное дело.

Если можно, то я, пока жива, посылала бы небольшую сумму из своей пенсии на цветы или свечи.

Если Вас не затруднит, напишите счет “Мемориала” в каком банке.
С уважением к Вам Анна Зирнит.
Омск
Посылаю фотографии 2 шт. По 3 экз.
Справка (подлинник) и 2 копии “109
Выписка из протокола от 26 IX-56г (подлинник) и 2 копии
Справка №44-4-117с копии 3 шт
Ответ на жалобу копии 3 шт
Св-во о смерти копии 3 шт
и Сведения 1 экз.
Еще раз с великим к Вам уважением

Подпись

Дополнения к описанию об оте Иване Семеновиче Иванове его дочерью Анной Ивановной Ивановой-Зернит.

С семьей Ивановых, которые жили в Малой Улуе, у нас были самые близкие, дружеские отношения. Мы даже в Ачинске жили вместе на частной квартире с девочками, а позже когда я получила квартиру, Лида и Иван жили у меня.

Смутно помню, как были арестованы все порядочные люди М-Улуя. Их увезли в Ачинск, в том числе и Ив. Сем. Иванова.

Встретились мы с Иваном Семеновичем в 50-ые годы. Он еще отбывал ссылку в Магадане после лагерей. Иванов рассказывал, что ему пришлось пережить в Магадане, как помогли ему выжить добрые люди, вспоминал доктора, который спас ему жизнь. Вспоминал, как подвергался пыткам в Ачинском НКВД, как заставляли подписывать сфабрикованные чудовищные обвинения. Он не подписал. Рассказывал про один случай. Допрашивал его следователь Иванов (был такой в НКВД). Однажды Иванов посадил Ивана Семеновича на ножку перевернутого стула, дал в руки книгу и заставил читать. Иван Семенович немного почитал, потом схватил стул и хотел запустить им в Иванова. Иванов позвал на помощь, вбежали два человека, их иван Семенович разбросал по сторонам (был он физически сильным), затем вбежали еще трое. Тут уж они дали волю своей фантазии, измолотив Ивана Семеновича, бросили его в подвальное помещение, где была сильная вентиляция, что замерзала мокрая одежда, а после этого могли ставить человека к жарко натопленной печке. Точно не помню о ком (о Добрынине или Вощине) рассказывал, как на допросе выжгли глаза кислотою. По словам Иванова, улуйские, что были с ним взяты, в камеру не вернулись после допросов, по всей вероятности, были расстреляны в Ачинске. А Иван Семенович и Добрынин оказались в Магадане. Выжил же из всех улуйцев один Иванов.
Шестакова Г.Г.
Пенсионерка
4 сентября 1989г

Архив Ачинского «Мемориала». Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Ачинский краеведческий музей имени Д.С.Каргополова»


На главную страницу