Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Сообщение Колодиной Веры Степановны


Колодина Вера Степановна

Записано со слов Веры Степановны 9 мая 1990г

Колодина Вера Степановна (девичья фамилия Никифорова. По первому мужу – Васильева В.С., по второму мужу Колодина В.С.) родилась в г. Ленинграде.

Первый муж, Васильев Федор Александрович, погиб в Великую Отечественную войну. Воевал на Ленинградском фронте. Был сапером, подорвался на мине в 1942 году.

Сама Вера Степановна воевала на Тихвинском фронте. Провоевала без четырех дней год. Двое детей были без нее эвакуированы из Ленинграда в Удмуртскую АССР. Когда командир части узнал, что у Веры Степановны двое детей в эвакуации, он освободил ее от службы и отправил к детям.

Они были поселены в селе Коркушата, Кулигинского района Удмуртской АССР. Вера Степановна работала в райцентре – селе Кулига, бухгалтером в расчетном отделе РОНО. Значилась при Райисполкоме.

Однажды на работе она высказала свои соображения о том, что немцы умеют воевать: хорошо ориентируются на чужой территории; блокаду Ленинграда выполнили очень успешно. Вскоре после этого она была арестована за восхваление немецкой армии. Это случилось 23 апреля 1943 года. Вера Степановна была в это время на работе. Ей предложили сдать подотчеты, кассу и следовать в КПЗ. Повидать свою мать и детей Вере Степановне не удалось.

Несколько дней она провела в КПЗ в селе Кулига, затем была отправлена в тюрьму г.Ижевска Удмуртской АССР.

Суд состоялся на станции Кесс, Кесского района Удмуртской АССР в сентябре 1943 года. Выездной сессией Верховного суда СССР Васильева Вера Степановна по 58 статье, пункт 2, часть 2, была приговорена к 5 годам лагеря и 3 годам поражения в правах – «считай к ссылке».

После суда неделю подбирали этап, а затем отправили в Свердловский район, в Верхнюю Тавду. Ураллаг находился в самом городе Верхняя Тавда, в 1 км от ж/д ветки. Это был большой лагерь. В нем имелись и пересыльные пункты. В основном в лагере находились осужденные по 58 статье. Уголовники держались от силы месяц, и их отправляли дальше.

Были в лагере и женщины. Всем молодым женщинам до 40 лет в 1944 году делали уколы. Как объяснили – прививки. Вере Степановне было сделано три укола, с некоторыми интервалами. В 1944 году Вере Степановне было 24 года.

В лагере она познакомилась с Колодиным Георгием Максимовичем, отбывавшим срок в этом же лагере. Он стал ее вторым мужем. После освобождения Георгий Максимович сказал ей: «Вера, а ведь детей-то у нас с тобой не будет». – «Почему? – спросила она. Он напомнил про прививки и рассказал, что в лагере поинтересовался, почему прививки делают только женщинам? Ему объяснили это так: Чтобы женщины не беременели. Вера Степановна не знает, что за препарат им вводили, и не заметила какого-нибудь действия его. Но детей у Веры Степановны во втором браке, действительно, не было.
Многие в лагере умирали от туберкулеза. Освободившиеся тоже были туберкулезниками. И у Веры Степановны был туберкулез, она харкала кровью. Осталась в живых благодаря лагерному врачу, который сказал: «Раз у Вас дети, постараюсь Вас спасти». Это был немец Гольсфокт Бронислав Фридрихович, осужденный по 58 статье. Рыжий, низенький, добрый человек, спасший много людей.
Хирург Катранов тоже был осужден по 58 статье. Когда освободился, остался работать в В.Тавде: «Все равно потом арестуют и сюда же опять привезут».

Работали на лесосплаве по реке Тавде. Грузили бревна, шпалы. Делали оружейные болванки – через дорогу от лагеря находилась рабочая зона, туда входили под конвоем.

Иногда утром подрядчик объявлял: «На погрузку» – грузить трупы. Грузили на подводы, которые отправлялись в деревню Герасимовка, находившуюся недалеко от лагеря. Там, в болоте, располагалось лагерное кладбище. Вера Степановна грузила трупы и думала: «Вот и я так же…»

В «Ширпотребе» работали женщины, как их называли, «китайские харбинки». Во время Первой Мировой войны многие русские бежали в Китай. После революции в Харбин прислали вагоны и предложили вернуться на Родину. Они погрузили в товарные вагоны свои вещи, оборудование, свои фабрики и заводы: «На Родине будем жить». Для людей были предоставлены удобные мягкие вагоны. На границе товарные вагоны отцепили, а людей отправили в Свердловск, а затем в Верхнюю Тавду. Над ними и посмеивались: «Раз убежали, зачем было возвращаться?», – и жалели. Женщины-харбинки, даже русские, имели маленькие ножки. С детства им надевали маленькие колодки, не позволявшие ногам расти. Во время ветра они не могли устоять на ногах. «Как ветер, мы их под руки». Они работали в «Ширпотребе» – делали школьные товары: линейки, пеналы, сумки.
Лагерное развлечение: танец с выкриками: «Асса» и комментарием – «10 лет». (Асса – то есть, особое совещание).

В 1948 году Вера Степановна была освобождена. На один месяц раньше срока – за хорошую работу. Ссылка была назначена в Калининскую область, Высоковский район. Но было разрешено прописаться на 105 километре от Ленинграда. Поэтому после освобождения Вера Степановна поехала в Ленинград. Прописаться то было можно, но жить было негде. И она вернулась в Верхнюю Тавду, забрав туда своих детей.

В лагере Вера Степановна познакомилась с Колодиным Георгием Максимовичем и связала с ним свою дальнейшую судьбу.

Колодин Георгий Максимович

Записано со слов Веры Степановны 9 мая 1990г

Имел образование 4 класса. Работал кузнецом в селе Иудино (сейчас, то есть в 1990 году, Бондарево – здесь родился писатель Бондарев) Аскизского района (сейчас Бейский район) Хакасской автономной области.

Арестован в 1937 году, ночью. Как он потом шутил: «за то, что телят не подковал». Увезли в Минусинск, сидел в Минусинской тюрьме. Потом был переведен в Ураллаг. Осужден по 58 статье особым совещанием к 10 годам. Освободился в 1947 году. Год жил в Верхней Тавде, около лагеря, ожидал освобождения Веры Степановны.

В конце 1949 года повторно арестован. Больше года сидел во внутренней Свердловской тюрьме. Там, на каменной стене была выбита надпись: «Николай Романов расстрелян у этой стены». Надпись замазывали, но заключенные во время прогулки, несмотря на запреты, очищали ее.

После его ареста в 1937 году в селе Иудино остались: мать, жена и двое детей Георгия Максимовича. Сейчас (то есть в 1990г.) его дочь живет в селе Аскиз, а сын в Новокузнецке.

Вера Степановна предлагала Георгию Максимовичу вернуться к первой жене: «все-таки двое детей». Но он не смог простить ей то, что она выгнала из дому его мать и та «умерла под чужим забором от голода».

После освобождения Георгий Максимович был направлен в ссылку в село Раздольное Мотыгинского района, куда они поехали вместе с Верой Степановной.

Степанова Елизавета Максимовна

Записано со слов Веры Степановны 9 мая 1990г.

Елизавета Максимовна – сестра Георгия Максимовича. После ареста мужа она отбывала ссылку в поселке Суетиха Тайшетского района. В этом поселке отбывали ссылку Русланова и Утесов.

Свадебный подарок Георгия Максимовича Вере Степановне

В 1990 году Вера Степановна передала мне (Нине Ушаковой) две миски.

Обе миски – лагерные. На них видны места, где были дырки, чтобы привязывать миски к столу. Георгий Максимович запаял дырки, и подарил миски Вере Степановне. С этой лагерной посудой Вера Степановна начала новую жизнь.