А.А.Бабий. Без страховки


За что боролись

Собственно говоря, столбистом Букатого можно назвать с некоторой натяжкой. Он ходил на Столбы недолго, в 1912 г, с Каратановской компанией. Он предпочитал водные маршруты (до которых, кстати, были большими любителями и "каратановцы").  Есть он на фотографии 1936 г. около избушки Дырявой, но явно был там в гостях, потому что к тому времени жил уже в Куйбышеве. Женился он на "беркутовке" Зинаиде Шахматовой, Дырявая же пристанище остатков Каратановской компании, с которыми "Беркуты" были дружны и "взаимопроникновенны" (достаточно сказать, что "каратановец" Яворский женился на "беркутовке" Овсянниковой). 

Букатый Василий Людвигович. Фото из архивного дела СО-60919 ИЦ ГУВД Красноярского края БУКАТЫЙ Василий Людовикович.Род. в 1890. Революционер, старый большевик с 1917. Принимал участие в революции 1905 года. Первый арест в 1906. В годы Гражданской войны партизанил. В 1919 находился в колчаковской тюрьме, освобожден во время восстания. Входил в состав комиссии, приговорившей Александра Колчака и Владимира Пепеляева к расстрелу. Работал в ВЧК-ОГПУ, на партийной работе. Председатель Восточно- Сибирского крайисполкома с 1932 по 1934 г. Уполномоченный комиссии советского контроля при Совнаркоме СССР по Куйбышевской обл. 25.09.37 арестован в Куйбышеве и отправлен в Иркутскую тюрьму. 19.10.40 ОСО НКВД СССР осужден на 8 лет. Срок отбывал в Краслаге, Енлаге. В мае 1946 освобожден, с 1948 г. поселился в Абакане, работал модельщиком в артели "Металлопром". Арестован в ноябре 1950 года. Этапирован в Красноярск.

31.01.51 ОСО МГБ СССР сослан в Подтесово. Жена просила оставить его в Абакане (такая же Сибирь), однако просьбу не удовлетворили* (* Архивное дело СО-60919 ИЦ ГУВД Красноярского края.), и Зинаида поехала за мужем в Подтесово. Умер в 1971 году в Шушенском.

В. Самоделкин писал о Букатом:

"Несомненно, он прекрасно понимал, в какую бесчеловечную, бездушную машину уничтожения он попал. Ведь и он был из числа тех, кто ее создавал и укреплял, закладывал антигуманные, незаконные формы и методы работы. И он внедрял в практику правоохранительных органов доносительство, основанное на материальной заинтересованности доносителей. Санкционировал введение института заложничества в борьбе с бандитизмом на территории губернии в начале 20-х годов. Проводил в жизнь жесткую карательную политику при ликвидации нэпа и коллективизации сельского хозяйства, в так называемой антирелигиозной борьбе. Вполне возможно, что хорошее знание форм и методов работы органов НКВД дало ему шанс уцелеть. Более трех лет В.Л. Букатый находился под следствием и только 19 октября 1940 г. Особым совещанием НКВД СССР был приговорен к 8 годам лагерей за "участие в право-троцкистской организации". Следователям НКВД удалось сделать то, что не смогли сделать колчаковские контрразведчики выбить из В.Л.Букатого нужные им показания. В своем заявлении от 4 июля 1939 г. на имя прокурора Иркутской области Митина он писал: "...Следствие стало на путь принуждения и в результате применения некоторых методов при допросе я вынужден был признать, что, работая в Восточно-Сибирском крае, якобы с 1932 года состоял членом контрреволюционной организации правых... Все эти показания являются вымышленными, наговором на себя, так как я, повторяю, никогда, ни в каких контрреволюционных организациях не состоял и, борьбы против Советов не вел... Наоборот, всю свою сознательную жизнь, в силу своих способностей и разумения честно боролся за Советскую власть и партию..." Но, несмотря ни на что, судьба его была предрешена, хотя он и продолжал бороться доступными для подследственного методами. В августе 1940 г. он писал начальнику Управления НКВД по Иркутской области Смирнову: "...Молодым человеком примкнул к революционному движению. В 1905 г., работая в красноярских железнодорожных мастерских, принимал участие в вооруженном восстании. Состоял в партии много лет, ни к каким оппозициям, антипартийным группам не примыкал и взглядов их не разделял.... <...>Вот такая человеческая судьба, непростая и интересная, завидная и тяжелая, полная побед и поражений, взлетов и падений, жизнь поколения. Эта судьба и поучительна, она заставляет задуматься о том, как и что мы делаем, как это отразится не только на собственной судьбе, но и судьбе общества, страны. Думать об этом мы сейчас обязаны, сейчас решается придем ли мы к правовому государству. А правовое государство без усилий каждого не построишь."* (* В. Самоделкин ...Ни к каким оппозициям, антипартийным группам на примыкал... // Красноярский комсомолец. 13.07.89.)

Начав с модельщика в литейном цехе и взлетев до уровня руководителя большого региона, Василий Людвигович закончил карьеру модельщиком в литейном цехе. По этому поводу Анатолий Ферапонтов в статье с характерным заголовком "За что боролись, на то и напоролись" привел совершенно уместный анекдот:

"1907 год: подпольщик сидит в тюрьме, жандарм его сторожит.

1917 год: жандарм сидит в тюрьме, подпольщик его сторожит.

1937 год: оба сидят в тюрьме.

1957 год: старенький подпольщик торгует на улице пирожками. К нему, постукивая клюкой, подходит жандарм и спрашивает: .Ну и что, разве царь запрещал тебе торговать пирожками?"* (* Анатолий Ферапонтов. За что боролись, на то и напоролись. memorial.krsk.ru/publ/90/19980825-1.htm)

Кстати говоря, в этой статье рассказывается еще об одном столбисте, Павле Москалеве.

"...Москалев Павел Федорович родился в Ачинске в 1894 году. В раннем детстве лишился матери и уже с восьми лет сам зарабатывал свой хлеб. В одиннадцать работал Записка Павла Федоровича Москалева жене у виноторговца, разливал вино и мыл посуду.

В 1915 году мобилизован, окончил в Ачинске фельдшерскую школу и был отправлен на фронт, откуда вернулся в 1917. Год спустя он уже сражается против армии Колчака на Клюквенном фронте, после избирается членом подпольного комитета, получает партийную кличку Павлик-маленький. Отправившись в Енисейск за партийными деньгами, попадает под арест вместе со своими подпольщиками-подельниками.

Их освобождают через несколько дней, но вскоре опять арестовывают. С августа по декабрь 1918 года подпольщики пребывают сначала в Енисейской, затем в Красноярской тюрьмах, и наконец освобождаются "кровожадным колчаковским правительством. под залог.

Битому неймется, и Москалев продолжает подпольную работу в Иркутске и Новониколаевске. Наконец, пришла долгожданная советская власть; Павел Федорович пробует свои силы в Центросоюзе, парткомитете, а закончив в Москве годичные курсы уездных партийных работников, возвращается в Красноярск уже грамотным партийцем. Наверное, он очень старался, поскольку был замечен и в 1930 вновь отправлен в Москву на курсы марксизма-ленинизма уже на два года. Затем работал вторым секретарем Бурят-Монгольского округа, членом КПК в Иркутске и Красноярске; с 1935 года он уже и член ЦК ВКП(б), а год спустя получает неплохой персональный оклад в 700 рублей. Партийная карьера обрывается внезапно: 22 июля 1937 года Москалева исключают из партии и арестовывают. Из столь знакомой Красноярской тюрьмы он посылает домой, жене-подпольщице, единственную и последнюю весточку: "Добрый день, Дуся! Здоров пошли в тюрьму 2 кальсон 1 желт. рубашку и 2 полотенце мыло зуб. порошок немного денег. Шапку очки. Целую Павел. Если разрешат пищевую передачу пошли сало или масло чеснок лук сухари.""* (* Анатолий Ферапонтов. За что боролись, на то и напоролись. http://memorial.krsk.ru/Public/90/19980825-1.htm)

МОСКАЛЕВ Павел Федорович. Род. в 1894, уроженец с. Белый Яр Ачинского р-на КК. Старый большевик-подпольщик, при Колчаке был вместе с женой Евдокией Александровной в Красноярской тюрьме. Член партколлегии при уполномоченном Комитета партийного контроля по КК. Арестован

22.08.1937. Обвинялся в том, что в 1918 г. был агентом колчаковской контрразведки, затем участник антисоветской террористической организации. Осужден 14.07.1938 ВК ВС СССР по ст. 58-7, 57-8, 58-11 и 58.13 к ВМН с конфискацией. Жена и две дочери сосланы из Красноярска в с. Кома Новоселовского р-на КК. Реабилитирован 11.04.1956. 

Из определения ВК ВС СССР от 11.04.56:

"Это обвинение Москалева основано было только на неконкретных и по своему содержанию не внушающих доверия показаниях самого Москалева, полученных от него работниками УНКВД по Красноярскому краю Матыциным, Блиновым и Овчинниковым. <...> Проверкой установлено, что Москалев по заданию парторганизации г. Иркутска в 1919 г. в течение двух месяцев служил в армии Колчака, где проводил подпольную революционную работу".* (* Архивно-следственное дело № П-5910 РУ ФСБ РФ по Красноярскому краю.)

Вот такие две похожие судьбы. Но мы не случайно выделили их в отдельную главу. Все-таки, это довольно нетипичные для столбизма люди. Исключения, подтверждающие правило. Характерно, что на Столбах эти люди не прославились. Да, были. Да, ходили. Но не оставили именных ходов, не основали компаний, не попали в столбовские хроники хотя бы хулиганскими выходками. По большому счету это неважно - таких людей на Столбах тысячи. Но, с другой стороны, существенно. Трудно представить себе настоящего, полноценного столбиста внедряющим практику заложничества и проводящим карательные операции. Не тот дух. Даже те из столбистов, кто были убежденными большевиками, даже в этом качестве оставались верны столбовской демократии.


Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Том 2 (В-Г)

На главную страницу