А.А.Бабий. Без страховки


Братья, сестры, любимые

Не все столбисты были знаменитыми как "Беркуты" или "Нелидовцы". Но все заслуживают того, чтобы о них вспомнили.

Многие столбистские компании образовывались братьями и сестрами достаточно вспомнить "семейные" компании Леушиных, Нелидовых, Шапир, Шахматовых, Степановых, Шалыгиных, Львовых. И истребление их велось также "под корень". К счастью, ставших впоследствии знаменитыми братьев Шалыгиных репрессии миновали. Но попал в мясорубку их отец, родоначальник известной столбистской династии, ходивший на Столбы еще в 19 веке, Михаил Семенович Шалыгин.

ШАЛЫГИН Михаил Семенович. Фото из архива семьи Шалыгиных ШАЛЫГИН Михаил Семенович. Род. 20.09.1878. Русский, уроженец Красноярска. Окончил 3-классное городское училище. Енисейский казак. С 1908 до 1912 гг. жил в Томске, работал приказчиком винно-бакалейного магазина. Вернулся в Красноярск в 1912. Имел свою молочную лавку в Закачинской слободе, после 1920 торговал на базаре.

В 1914 избран атаманом Красноярской казачьей станицы. В 1920 поступил десятником по строительству на кирпичный завод совнархоза. В 1924 арестован за к/р деятельность. 14.11.1924 дело прекращено. В 1924церковный староста. С 07.10.1937 в Красноярской тюрьме. 25.10.1937 тройкой УНКВД КК, протокол № 34, приговорен к расстрелу по делу Рахлецкого А.А. (43 чел.) № 4435 по ст. 58.2, 8, 11 УК. Расстрелян 26.10.1937 в Красноярске в 24 часа. 04.01.1957 реабилитирован ВТ СибВО.* (* memorial.krsk.ru/martirol/ shal_shap.htm)

Братья Никулины, Андрей и Александр, попали на скрижали столбистской истории благодаря Андрею, художнику. 1909 год. Молодые художники во главе с К. Поляшовым и А. Никулиным сбросили с Картошек Четвертого Столба Кожуру (самый верхний камень). Суд старейших покарал сбрасывателей, а заодно попало главарю Л. Хаймовичу и А. Гидлевскому за "жертвенного" бурундучка и негасимый костер. ** (** Леонид Петренко. Красноярская Мадонна. Хронология столбизма. 1909 г. http://www.stolby.ru/Mat/Petrenko/0452209.asp)


Картошка. Кожура еще не сброшена. 
Фото из архива А.Л. Яворского

В 1937 г. шутки кончились теперь уже за "контрреволюционные" преступления, ими не совершенные, они был приговорены к расстрелу.

НИКУЛИН Андрей Николаевич. Род. в 1894, уроженец ст. Чусовой, окончил 4 класса гимназии и ср. худ. школу в Петрограде.

С 1925 г. жил в Новониколаевске (Новосибирске). Репрессирован.

НИКУЛИН Александр Николаевич. Род. 9.03.1892 на Урале в г. Кизеле. Бывший колчаковский офицер, находился в офицерской роте Енисейского полка. Техник-механик ГУСМП. Арестован 1.09.37. Обвинялся во вредительстве в ГУСМП: якобы приводил суда к преждевременному износу. Тройкой УНКВД по КК приговорен к расстрелу 12.11.37. Расстрелян 13.11.37 в Красноярске. Реабилитирован 12.01.57 Президиумом краевого суда.

Из Постановления Президиума кр. суда: "Расследования как такового органами НКВД по делу Никулина не производилось, все материалы дела состоят по существу из единственного протокола обвиняемого Никулина А.Н., который был произведен 4 октября 1937 г. Причем, эта дата вызывает сомнение в правильности, ибо подписан протокол НИКУЛИНЫМ 5 сентября 1937 (л.д. 5.8) Время составления обвинительного заключения не указано.

Арестован Никулин без санкции прокурора, обвинение ему в порядке, предусмотренном ст. 128.129 РСФСР не предъявлялось, до ареста НИКУЛИНА органы НКВД данными о его контрреволюционной деятельности не располагали".* (* Архивно-следственное дело № 6188 РУ ФСБ по Красноярскому краю.)

СОКОЛОВ Макар Павлович. "В 1913 г. совершил первое одиночное восхождение на Митру М.П. Соколов кочегар с парохода Орел. М.П. Соколов в 1929.30 гг. работал главой самоуправления Красноярска, позднее был репрессирован".** (** Леонид Петренко. Красноярская Мадонна. Митра. http://www.stolby.ru/Mat/Petrenko/030.asp)

Судьба Макара Павловича похожа на многие судьбы старых большевиков: стремительная карьера из рабочих в функционеры, репрессии, забвение.

"Макар Павлович родился в 1888 году. Родом из города Барнаула. Более двадцати лет Макар Павлович проработал на водном транспорте в качестве слесаря-машиниста.

В партию большевиков Соколов вступил в 1908 году и вплоть до октябрьских событий 1917 года находился в подполье. В 1922 году его перебрасывают на хозяйственную работу в город Бийск, где он сначала работает заместителем председателя коммунтреста, затем становится управляющим Бийской текстильной фабрики. В 1927 году Соколов возглавляет Яшкинский цементный завод, с 1928 года его назначают управляющим стекольным заводом в поселке Памяти 13 Борцов Красноярского округа. С 19 декабря 1929 года стал председателем Крассовета".*  (* http://www.admkrsk.ru/content.asp?id=812) С 1930 по 1937 гг. он директор Березовской МТС, а в 1939 году слесарь на Репьевском крупяном заводе, Куйбышевской обл. Исключен из партии в 1938 г., восстановлен в 1939 г.**  ( ** ЦХИДНИ КК, ф. 26, оп. 3, д. 1122. 113)

Судя по всему, гонения на него были, но был ли Соколов арестован, неизвестно. Во всяком случае, в РУ ФСБ по Красноярскому краю на него дела нет. Возможно, есть в РУ ФСБ по Самарской области. Но, даже если он и был арестован, судя по всему, не позднее 1939 г его выпустили. 

О Франце Векрикасе, как о столбисте, мы практически ничего не знаем, кроме того, что он ходил туда часто. По-видимому, он попал на Столбы, следуя моде ПВРЗ. Молодые рабочие ПВРЗ были большими любителями Столбов. 

ВЕКРИКАС Франц Давыдович. Род. в 1893 в с. Новоселово Канского округа Енисейской губ. Поляк. Проживал в Красноярске. Мастер по электрооборудованию на ПВРЗ. Беспартийный (член ВКП (б) с 1924 г., исключен за неуплату членских взносов в 1925, вновь вступил в 1926 г., исключен в 1936 г. за искривление генеральной линии партии). Арестован 10.04.1937. Обвинение в КРО. 

Приговорен 15.07.1938 ВК ВС СССР к ВМН. Расстрелян 15.07.1938 в г. Красноярске. Реабилитирован 10.06.1958 Красноярским крайсудом. (П-96040).

"В марте 1938 г. ДТО ГУГБ НКВД Красноярской ж.д вскрыта и ликвидирована антисоветская, шпионско-диверсионная, террористическая организация, существовавшая на Красноярской ж.д. и на Красноярском паровозо-вагоноремонтном заводе. Векрикас являясь начальником электромонтажного цеха, разрушил электро-осветительную сеть основных ведущих цехов завода, как-то, сборного, котельного, электросварочного и тендерного".* (* Архивно-следственное дело № 96040 РУ ФСБ по Красноярскому краю. Л.д. 91, 92.)

А об этих людях и вовсе ничего не удалось выяснить: 

ЛОБАНОВ П.В., красноярский столбист. Арестован в 1937 г. (Ред.Сайта: ошибка: имелся в виду Лобазов Павел Васильевиич)

ЮРАСОВ, столбист. В 1937 арестован в Красноярске. Срок отбыл, вернулся, вскоре умер.

ПОЗДНЯКОВ Александр, столбист. Арестован в Красноярске.

СУЩЕНКО Макс, из Красноярска. Столбист из компании "Антиподы", репрессирован, погиб.

А.Л. Яворский приводит любопытные подробности.

"Стоянка "Соколы" была в северном развале Второго столба, выше "Сакли Карапета". 3десь был плетень у камней и укромное от дождя местечко. Но уюта семейной компании не было, так как ее основатели спортсменская компания, базировавшаяся в городе на спортивной "Соколке" была вроде учрежденческой организации и, как и все сокольское движение того времени ура-патриотического аспекта.

В дальнейшем после ликвидации сокольства (колчаковщина и чехи) в начале советской власти этой стоянкой завладели Макс Сущенко, его жена (Муха) и Лешуков (Колька Леший). Новые хозяева стоянки оказались прямой антиподой старых хозяев. Там муштра, режим, военщина как принцип жизненного строя, здесь вольная воля человека на отдыхе в природе.

Но как и всегда можно дойти в протесте до крайности и карикатуры. Так Макс проводил очень оригинально антирелигиозную пропаганду. Он занес на Столбы кучу где-то в городе набранных икон с изображением всяких святых и во время лаза катушкой на Втором столбе разбрасывал их во все стороны".*  (* ГАКК ф. 2120, п. 1, едхр 7.3.)

Мы не идеализируем столбистов, да и столбисты, кстати, бывают разные. Да только трудно удержаться от сентенции: Бог все видит, да не скоро скажет. Но скажет обязательно. Документальных сведений о том, что Сущенко был репрессирован, у нас нет, (в РУ ФСБ по Красноярскому краю ничего о Максиме Сущенко неизвестно), но столбистские хроники утверждают это однозначно.

Об Александре Дедовиче мы знаем только то, что в 1926 он вместе с Ф.И. Пенкиным основал в 1926 стоянку под Дикарьком (стоянка Дедовича), в 1930 избушку под названием "Дикарек" или "Дедовка".

ДЕДОВИЧ Александр Никитич. Род. в 1899 году в г. Красноярск. Бухгалтер Горуправления Госбанка, Красноярск. В армии Колчака был писарем штаба 3-го стрелкового полка с 1918 по 1020 г. Арестовывался ВЧК за к/р деятельность в 1922 г. Арестован 08.06.1937, обвинялся в КРА. На суде от своих показаний отказался. Осужден Красноярским краевым судом 13.08.1938. Мера наказания: ВМН, заменили на 20 л. л/с. Срок отбывал в Норильлаге, Омском ИТЛ И-224, где и умер 27 ноября 1945 г., не дождавшись освобождения. Реабилитирован 31.10.1956 СК ПО УГ. ДЕЛ. ВС РСФСР.** (** Архивно-следственное дело N П-6127 РУ ФСБ по Красноярскому краю.)

Вот что вменялось в вину Дедовичу:

"К-р группа проводила: 

1. дезорганизацию кредитно-расчетной системы 

2. умышленную задержку кредитов, отпускаемых для предприятий и сельского хозяйства, имея при этом цель сорвать мероприятия партии и правительства

3.задержку денежных средств для выплаты зарплаты рабочим, чем создавала недовольства рабочих и служащих

4. кр-р клевету на руководителей партии и правительства, проводила а/с агитацию, направленную против мероприятий Соввлвасти

5. задержку кредитов на с/х работы, с целью срыва уборочной, посевной, ремонт тракторов, завоз горючего

6 нелегальные к-р сборища, где обсуждались вопросы борьбы с Советской властью".* (* Архивно-следственное дело N П-6127 РУ ФСБ по Красноярскому краю. Л.д. 133..

Так же мало мы знаем о столбистском прошлом Аверкия Красикова знаем только, что оно было.

КРАСИКОВ Аверкий Иванович. Род. в 1891. Русский, уроженец с. Абаканское Краснотуранского р-на КК. Эсер. Окончил учительскую семинарию. В 1907 г. был сослан в Туруханский край на 2 года. При Колчаке зам. управляющего Красноярского уезда. В 1920 осужден на 10 лет за к/р деятельность, но через 5 месяцев освобожден. Землеустроитель в Красноярском управлении совхозов.

С 17.08.1937 в Красноярской тюрьме по делу № 4543 по делу Явшица С.П. (10 чел.).

25.10.1937 тройкой УНКВД КК приговорен к расстрелу. 26.10.1937 расстрелян в Красноярске. Реабилитирован 1 сентября 1956 г. Президиумом Красноярского краевого суда.

На допросе признал: "Будучи зам.управляющего Красноярского уезда, лично сам совершал поездки по деревням, распространяя колчаковскую литературу, тем самым призывая население к активной борьбе с красными и поддержке Колчаковского контрреволюционного правительства. Делал это сознательно, так как Советская власть и коммунистическая партия для меня были чуждыми и ненавистными".** (** Архивно-следственное дело № П-6238 РУ ФСБ по Красноярскому краю. Л.д. 5.)

Думаю, Аверкий Иванович не кривил душой: Советская власть и коммунистическая партия были ему ненавистны.

Заслуживает внимания история о любви двух столбистов Викентия и Валентины Лабецких. Они познакомились на Столбах и Викентий покорил юную рыжеволосую красавицу смелым лазанием. Столбистские компании проходят несколько стадий развития: сначала люди ходят на Столбы вместе более или менее регулярно, потом основывают стоянку (и обычно в это же время обретают собственное имя), а потом строят избу. Компании, с которой ходили Лабецкие, не повезло: переход на вторую стадию мог бы состояться в 1937 г., но, разумеется, не произошел. В январе 1938 г. Викентия Фадеевича арестовали. 

ЛАБЕЦКИЙ Викентий Фадеевич (1910 -1985), поляк, уроженец и житель Красноярска. Мастер по пуску паровозов в сборочном цехе ПВРЗ. С 16.01.1938 в Красноярской тюрьме. На допросах жестоко избивали, обвинения не подписывал. 15.06.1938 ОСО НКВД СССР осужден на 10 лет по ст. 58.10 УК. С 16.01.1939 в Норильлаге. 19.11.1943 освобожден без права выезда. После войны вернулся на ПВРЗ в Красноярск. 27.12.1989 реабилитирован крайсудом КК.

На допросах он не только не признался ни в чем, но и не пожелал отвечать на вопросы следователя: "На этот вопрос отвечать не намерен, т.к. агитацию не проводил".."Не знаю и не имею представления о вредительстве и кто там вредитель"."В отношении этого ничего не знаю, антисоветской агитации не проводил... На поставленный мне вопрос ничего не известно... Виновным себя не признаю... Ничего не знаю... Этого со мной никогда не бывало".* (* Архивно-следственное дело П-4943 РУ ФСБ по Красноярскому краю. Л.д. 5, 6.)

Следователь взбеленился: "Ваше наглое поведение подтверждает обвинения". Но Викентий стоял на своем.

Итак, Викентию дали 10 лет лагерей.

"ЛАБЕЦКИЙ, являясь польским националистом и враждебно настроенным к Соввласти, систематически среди рабочих ПВРЗ в г. Красноярске вел антисоветскую агитацию, направленную против мероприятий ВКП (б) и Совправительства. Высказывал пораженческие настроения, заявляя, что Германия и Польша в будущей войне уничтожат Советский Союз и установят фашистский режим. Распространял к-р измышления о том, что Соввласть якобы загнала крестьян в колхозы, где они голодают<...> Виновным себя НЕ ПРИЗНАЛ.* (* Архивно-следственное дело П-4943 РУ ФСБ по Красноярмскому краю. Л.д.13.)

Жена Викентия Фадеевича вспоминает:

"В сентябре 1938 г. к Валентине Павловне прибежал знакомый и сказал, что видел Викентия Фадеевича в огромном пешем этапе, растянувшемся от тюрьмы до речного вокзала. Узников отправляли на правый берег Енисея, в пересыльный лагерь на ст. ЕHИСЕЙ. Жена нашла его на пересылке. Он перебросил жене записку, завернув в нее камень. Через 10.15 дней вместе с другими узниками его отправили в пароходном трюме в HОРИЛЬСК".** (** Сообщение Валентины Павловны Лабецкой. http://memorial.krsk.ru/svidet/mlabec.htm)

Колонна заключенных тянулась от тюрьмы до самой набережной. Викентия Фадеевича подкинули в воздух, чтобы он смог увидеть свою жену. А в записке, переброшенной ей, он писал: "... как хочется увидеть дочь Свету!" (она родилась, когда Викентий был уже в тюрьме).

То, что произошло дальше история невероятная, но по столбистским меркам, вполне очевидная. Валентина ищет правды во всех инстанциях, и находится прокурор (Василий Абрамов это имя достойно упоминания и восхищения, как и имя Ивана Георгиевича Пятина, который пишет письмо в Генеральную прокуратуру, отстаивая невиновность друга), который дает ей совет, какое прошение должен написать Викентий. Но тот сидит без права переписки! И двадцатилетняя Валя, оставив дочь на попечение четырнадцатилетней сестры, едет в Норильск. "В мехмастерских Hорильлага работал мастером железнодорожник из Красноярска Борис ШЕЛОВАHОВ, который тоже сидел по ст. 58 и знал Викентия Фадеевича. Он помог Валентине Павловне найти мужа.

В Норильске все были поражены, как она отважилась и смогла сюда добраться.

Викентий Фадеевич написал жалобу на имя краевого прокурора и отдал жене. Узнав о ее приезде, многие узники тоже стали писать жалобы и передавать ей. Ей передали также большое количество писем, которые она привезла в Красноярск и отправила по адресам. Жалобы, в т.ч. жалобу мужа, она принесла к прокурору АБРАМОВУ. Прокурор разговаривал с ней сочувственно и взял все жалобы, но ничего конкретного не обещал.

Видимо, жалоба, пусть и нескоро, но как-то подействовала, т.к. Викентий Фадеевич был освобожден из Норильлага 19.11.43 г. (по решению ОСО от 23.10.43 г.), но оставлен при лагере и работал экспедитором. Первое время он жил у своего друга, с которым вместе сидел, освобожденного несколько раньше и работавшего на стадионе. Это был Тимофей МАТОHИH (р. ок. 1910), который до ареста работал личным шофером начальника управления Красноярской железной дороги. Он отсидел 5 лет.

После войны оба они смогли вернуться в Красноярск. Когда Викентий Фадеевич появился на ПВРЗ, доносчик срочно уволился".*  (* http://memorial.krsk.ru/svidet/mlabec.htm)

Так столбистская любовь и преданность победили адскую машину социалистического правосудия.


 Фото из архива. В.П. Лабецкой

Братья Львовы (Иннокентий, Василий и Григорий) оставили свой след в столбистской культуре. Иннокентий Михайлович Львов, основатель компании "Павианы", автор музыкальных произведений, посвященных Столбам. В 1922 г. были изданы его музыкальные пьесы о Столбах (сохранились: муз. картина для семиструнной гитары "Ночь на Столбах" и марш для мандолины "Прощай, Столбы").

 
Марш для мандолины. <Прощай, Столбы>
ГАКК ф. 2120, оп.1 едхр 6

О нем рассказывает А.Л. Яворский: "Некоторое время на площадке была стоянка печатников (1917 год). В их компании были: Коновалов Аким (Ким), Львов Иннокентий (КАМУС), Какаулин Иосиф, его жена Ширяева Анастасия, Какаулина Лида, Редков Андрей, Лозицкая Феня, Преображенский Костя (Бардадым). Эта компания была музыкальной и певучей. Особенно большим любителем музыки был Кеша Львов, который, несмотря на отсутствие нормального слуха, играл на всяких струнных инструментах и, кстати сказать, был в компании зачинателем всяческих выступлений из цикла столбовских номеров. С гитарой Кеша вообще не расставался.

В 1919 году компания печатников покинула площадку на Третьем Столбе и перебралась в район Деда, где с северной стороны Прадеда компания выступала уже под названием "Павианы".* (* ГАКК ф. 2120, оп. 1 едхр 6, л. 165.170.)

<...>Такое название придумал для своей столбовской компании ее инициатор Иннокентий Михайлович Львов. Когда его спросили: почему "Павианы", то он объяснил так .Это те обезьяны которые очень хорошо лазают по камням..

Под нависшим камнем с северной стороны Прадеда, на значительной высоте были устроены висячие нары. На них надо было залезать по камню. Львов был печатник и члены его компании были тоже печатники типографии и газеты .Красноярский рабочий..

<...> В 1937 г. Львов был репрессирован и по возвращении из ссылки бывал на Столбах, но поселился в селе Березовском, где в яру берега выкопал себе жилище и обнеся его деревянными стойками, жил там. По реабилитации видимо был пенсионером и не оставлял своего увлечения музыкой и даже управлял созданным им оркестром в Березовке>.** ( ** ГАКК ф. 2120, оп. Едхр.7, л. 43.45. 117)

А.Л. Яворский не очень точен: Иннокентий Львов вернулся не из ссылки, а из лагеря в 1941 г.

Он был лишним при всех режимах. В 1910 г. в квартире Львова был проведен обыск Красноярским жандармским управлением. Искали бомбы,. не нашли. Арестован не был. При Колчаке был арестован за неявку на призыв. Просидел 1 день, был освобожден. НКВД подошло к делу куда серьезнее. Иннокентий Михайлович не боролся с советской властью, но он, очевидно, категорически отказывался ее понимать. На этом и погорел. В 1924 г. примкнул к троцкистской оппозиции, в 1927 г. в докладе доказывал невозможность построения социализма в одной стране (л.д. 31). В 1930 г, будучи пропагандистом и завкультпостом Енисейского райкома ВКП (б), поддерживал связь со ссыльными троцкистами. Популяризировал взгляды Зиновьева и Каменева.

Люди, выросшие в столбистской демократии, не воспринимали "вертикальное" построение советского общества. Они искренне недоумевали: что такого, если они говорят всего лишь правду. Их прессинговали: до середины тридцатых исключениями из партии, понижением в должности. Не помогло. Иннокентий Львов, можно сказать, сам напросился на арест: отчаявшись от бесконечных "наездов", в 1935 году он написал статью "Как у нас делают Николаевых" и послал ее в газету "Правда". Статья заканчивалась словами: "Так что же, теперь, как Николаеву, брать в руки пистолет?". Итог предсказуемый: троцкизм + терроризм = 5 лет лагерей. "В 1935 г., будучи исключенным из рядов ВКП(б) за систематическую троцкистскую деятельность, ЛЬВОВ стал проявлять террористические настроения по отношению руководства партии ВКП (б) и Правительства Соввласти, резко выраженные в своем письме, адресованном в редакцию газеты "Правда" под заголовком  "КАК У НАС ДЕЛАЮТ НИКОЛАЕВЫХ".* (* Архивно-следственное дело № РУ ФСБ по Красноярскому краю)

ЛЬВОВ Иннокентий Михайлович. Род. 1893 г. , уроженец г. Красноярска, музыкант, дирижер, композитор, печатник, работал в 1932.1934 в Совруднике. Статистик крайаптекоуправления. Арестован 28.04.1936 в Красноярске. Обвинение: контрреволюционная троцкистская деятельность. Осужден 3.06.1936 г. на 5 лет ИТЛ. После отбытия срока проживал в с. Березовском КК. Реабилитирован 14.09.89 прокуратурой КК.

Первый допрос состоит из одного вопроса: признаете ли себя виновным? И ответа: не признаю.

И все на этом. Весь допрос. Но дело слишком простое для следователя, осталось только оформить.

Л.д. 21: "Свои недовольства мероприятиями горкома ВКП (б) и Крайкома ВКП (б) по отношению ко мне я высказывал моим знакомым, фамилии коих указать отказываюсь. <...>

В конце этого письма я написал, чтоб меня не допустили до скользкой дорожки Николаева, подразумевая под Николаевым убийцу тов. Кирова".

"- Вы, посылая письмо, угрожали тем, что можете пойти по дороге убийцы тов. Кирова. Что в осуществление угрозы предпринималось?

-  Никаких приготовлений к террористическому акту не делал, дальше по этому вопросу отвечать отказываюсь.

- Имелось ли оружие? Когда взрывали бомбы, где и при каких обстоятельствах?

- Хранилась с колчаковских времен бомба бутылочного образца. До 1929 г. хранил в чулане, в 1929 г. взорвал в лесу за слободой III Интернационала".

Виновным себя Иннокентий Львов не признал. Парадоксально, но факт: своим письмом он спас себе жизнь. Он написал его в 1936 г. и отделался пятью годами ИТЛ. Большой террор он пересидел в лагере, а на воле не миновать бы ему расстрела. Когда расстреливали и тех, кто послушно извивался вслед линии партии, разумеется, не забыли никого из строптивых.

Братья Иннокентия Львова, Василий и Григорий, основали еще одну стоянку Печатников на Китайской стене. "Сравнительная отдаленность Китайской стенки, ее поэтичность и обилие ягод делали это местечко обетованным. Вот в эти то места, в район Китайской стенки полюбилось ходить печатнику Василию Михайловичу Львову. Видимо в 1925 году Васе Львову (так звали многие Василия Михайловича) пришла мысль обосноваться здесь на Стенке поосновательнее и соорудить нечто вроде жилища <...> Стоянку свою стенковцы называли "Стоянка печатников", или "Китайская стенка". Валентин Львов помнит еще о завсегдатае стоянки Иосифе Кокаулине, а я знаю, что стоянку эту полюбили художники Ляхов И.И. и Петраков В.Л. и нередко проводили здесь время, делая зарисовки, конечно, по возможности не в выходные и предвыходные дни. В 1935 году Вася сделал последнюю попытку вновь обосноваться у Стенки, на этот раз его внимание привлекла южная сторона самой верхней части стенки, где им и был сооружен временный заслон у камня. Здесь площадка, чего нет в других частях Стенки. Но стоянка просуществовала недолго. В 1937 году Львов был репрессирован и стоянка кончила свое существование>**.  ( ** ГАКК ф. 2120, оп. 1 едхр 6, л. 5.19.)

Репрессирован был и упоминавшийся здесь И.И. Ляхов. (см. статью М.Г. Волковой "Реквием по погибшему генофонду" в этом же томе).

Еще один "печатник", Аким Коновалов, прошел репрессии <по скользящей>. КОНОВАЛОВ Аким Николаевич.

Род. в 1896. Нач. отдела кадров треста "Енисейзолото". В 1937 уволен, исключен из партии, в Кежемском р-не КК. 09.02.1938 арестован по делу Меснянкина Ф.Ф. (23 чел.).

08.03.1938 тройкой УНКВД КК приговорен к расстрелу, но приговор отменили. Был без работы, затем снова принят юрисконсультом.

В феврале 1942 мобилизован на фронт, восстановлен в партии. Вернулся в августе 1945. До 1956 снова работал в тресте "Енисейзолото".


Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Том 2 (В-Г)

На главную страницу