Книга памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия. Том 4


Воспоминания Марии Семёновны Анашкиной

Наш отец Семён Григорьевич Катцын, 1888 года рождения, уроженец деревни Большой Имыш Ужурского района, до 1937 года проживал с семьей в посёлке Приисковый Орджоникидзевского района. В последнее время работал коновозчиком. В семье было пятеро детей: Мария (это я, автор письма), Татьяна, Нина, Георгий и Роман.

Отца арестовали 9 июля 1937 года. Он был обвинен в том, что, «будучи враждебно настроен к существующему строю, проводил среди населения контрреволюционную агитацию, направленную на дискредитацию проводимых мероприятий, распространял враждебные слухи среди коренного населения Хакасии».

Постановлением тройки управления НКВД Красноярского края от 26 октября 1937 года Семён Григорьевич приговорён к расстрелу, 29 октября того же года приговор был приведён в исполнение.

Наш отец был спокойным, молчаливым, уравновешенным человеком. Мы никогда не слышали от него сквернословия и не видели его пьяным. Хорошо пел, правда, очень редко. Он наказывал, чтобы мы хорошо учились и помогали друг другу.

И мы старались как могли. Сразу после ареста отца старшие брат и сестра стали работать. А мы, младшие, зимой учились, а летом тоже работали, помогая семье выжить. Собирали руду из отвалов, а после получки мама покупала нам что-нибудь из одежды и килограмм пряников.

Учились мы легко, но каникул и выходных у нас — ни у школьников, ни у студентов - не было. Я работала с детьми, а брат хорошо рисовал и ему как оформителю всегда находилась работа на предприятиях.

Так и взрослели. И никогда не ныли, не жаловались, просто работали, преодолевая свою нужду и принося пользу обществу. Жили и радовались малейшим удачам своим и окружающих. Но когда собирались вместе наши семьи, то вспоминали отца с болью в сердце.

В чём он обвинялся и какова его судьба, мы не знали 52 года.
После выхода указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года была проведена проверка. Установлено, что Семён Григорьевич Катцын был репрессирован необоснованно, в материалах нет доказательств его вины в совершении контрреволюционных действий, отсутствуют документы, подтверждающие обоснованность его ареста. Отец вину в совершении преступления не признал. И мы, зная его характер, убеждены, что такой замкнутый, молчаливый, изнурённый тяжёлым трудом человек, никак не мог кого-то агитировать. Да отцу и в голову не могло прийти того, что ему поставили в вину.

В марте 1989 года Семён Григорьевич Катцын полностью реабилитирован. Краевая прокуратура выслала об этом справку, а Абаканский ЗАГС на основании указаний УКГБ по Красноярскому краю выдал свидетельство о смерти с указанием места смерти — г. Минусинск.

Наша мама Евдокия Георгиевна Катцына умерла в 1968 году. Старший брат Георгий Семёнович Катцын до войны работал па приисках Орджоникидзевского района. Был стахановцем. Воевал. В 1942 году в январе под городом Калвария пропал без вести. Второй брат Роман Семёнович Катцын до Великой Отечественной войны работал учителем. Заканчивал курсы при Абаканском педучилище. Тоже был призван в ряды Красной армии. Воевал на гвардейских миномётах («катюшах») на Ленинградском фронте. После войны и до выхода на пенсию работал в торговых организациях, в основном на руководящих должностях. Имеет троих детей. Живёт в Енисейске.

Старшая сестра Татьяна Семёновна Потехина в молодости работала в шахте, затем стала домохозяйкой. В семье росли шесть детей, требовали ухода и внимания престарелые родители мужа и сестра мужа - инвалид. Татьяна Семёновна умерла в 1978 году.

Младшая сестра Нина Семёновна Катцына окончила Алма-Атинский мединститут и до самой пенсии жила в Казахстане. Её старший сын Сергей погиб в Афганистане.

Я, Мария Семёновна Анашкина (урожденная Катцына), окончила Абаканский пединститут. Работала учительницей, директором школы, инспектором отдела народного образования в районах Красноярского края. Трудовой стаж около 40 лет. На пенсии. Член КПСС с 1957 года.

Муж - Анашкин Владимир Михайлович, 30 лет проработал в милиции на руководящих должностях. Теперь тоже на пенсии. Имеем детей, внуков.

Мой муж, побывав в Минусинске, на месте предполагаемого захоронения жертв репрессий, написал стихотворение. Вот строки из него.

У отцовских могил

Здесь витает дух поры далёкой,
Заросли могильные холмы...
Только эти сосны за протокой
Всё стоят, как стражи у тюрьмы.

Цвета крови зори Минусинска,
Тем же цветом - год тридцать седьмой.
По утрам туман спускался низко
И гремел затворами конвой.

Вспышки залпов обрывали песню...
И до слуха ветер доносил
Звук паденья тел в глухую бездну
Смертниками вырытых могил.

А над ними вырастали горки,
На шестах писались номерки...
И уставший взвод курил махорку,
Протирая ветошью штыки.

...Годы шли, сегодня, как и прежде,
Енисей блистал голубизной,
да немного теплилась надежда
Встретиться с хорошею весной.

Автор письма Мария Семёновна АНАШКИНА
Абакан


На оглавление

На главную страницу