История семьи. Судьба Путинцевой Анфисы


Ротарь Анна Павловна, Красноярский край, Сухобузимский район, поселок Мингуль, Атамановская средняя школа, 11 класс

Я, Ротарь Анна Павловна, учащаяся сельской школы узнала об историческом конкурсе и решила обязательно принять в нем участие. Пусть я даже не выиграю в конкурсе, но зато кто-то еще узнает о судьбе моей дорогой прабабушки. И тему я выбрала – «История семьи». То что узнала я о судьбе близкого человека меня глубоко тронуло, я даже плакала… Все что пришлось пережить на своей веку моей прабабушке – это целая эпоха. Это и революция, и репрессия, и голод, война, послевоенная разруха, потери… Радость и горе всегда рядом, они неразлучны никогда – это и есть, наверное, судьба каждого человека. Как все-таки время меняет людей, их жизни…

И так, я начну, пожалуй, со слов моей прабабушки – Путинцевой Анфисы Андреевны.

Родилась она 5 декабря 1908 года в древне Марьясово Ужурского района Красноярского края, в семье крестьян – Путинцева Андрея Акиловича и Дарьи Андреевны. У них была большая семья. Детей было шестеро - три брата: Елизар, Федор, Гурьян, а также три сестры: Любава, Татьяна и Анфиса. Дом у них был большой, полы не крашены, а к праздникам их мыли, шоркали голиком с дресвой (крупный песок). В горнице в красном углу висели иконы, стояли свечи-лампады, их зажигали в церковные праздники. Стояла широкая деревянная кровать, на ней была перина и пуховые подушки, а застелена белым холстом с подзорами. Но эта кровать была предназначена для гостей. Еще стоял стол и табуретки. А в других комнатах были сделаны полати, где спали родители и ребятня. В кухне стоял большой длинный стол, а вокруг были лавки. Когда садились кушать, все осеняли себя крестами. Ели все из одной большой деревянной чашки деревянными ложками.

на этом старом снимке почти вся семья Путинцевой Анфисы, а по мужу Ковалевой. Вверху слева: Анна, Мария, Нина; Дальше слева: Сергей, Иван, Анфиса, Галя и Иван Два старших сына Николай и Михаил не фотографировались в тот момент

Строго всегда соблюдали пост. Во время поста варили постную пищу, парили в печах брюкву, репу, морковь, варили овсяные кисели. Но зато когда заканчивался пост, то было всего полно: мясо, стряпня, блины, оладьи, пироги, яйца, делали домашнюю колбасу. Всю кухонную утварь: ведра, ложки, бочки, маслобойку делал сам отец. Их семья имела свой надел земли: сеяли пшеницу, рожь, овес, лен. Жали серпами, вязали снопы, возили в овин, молотили, убирали в амбар по сусекам.

Братья были старше сестер, они во всем помогали отцу, а девочки по дому. Круглый год трудились все от мала до велика. После уборки урожая старшие дети с родителями выезжали на ярмарку. Там продавали свои продукты, а на вырученные деньги покупали всем гостинцы, обновки. Все были очень рады: и дети и взрослые…

Когда прабабушке исполнилось восемь лет, ее отдали в школу. Так как на селе проживали в основном безграмотные, то был издан указ об обязательном начальном обучении – четыре класса. Но в школе она проучилась недолго, т.к. ее тятенька не разрешил учиться и усадил за прялку. Иногда она крадучись убегала в школу и все-таки выучила все буковки.

Старшие братья и сестра устраивали вечерки; подрастала и баба Физа. Молодые начали помаленьку устаивать свои судьбы: два брата женились, одна сестра вышла замуж, но все жили пока вместе. Жили дружно, но появились дети и становилось тесно в отцовском доме. Стали строиться и отделяться.

В пятнадцать лет прабабушка уже бегала на вечеринки, собирались у кого-нибудь в доме. Это было в зимовье, когда работы мало. Девушки пряли шерсть, лен, а парни лузгали семечки и балагурили. Пели песни и плясали под балалайку. Песни были веселые и грустные. В то время девушек рано отдавали замуж, часто в другую деревню и против их воли.

Мы часто просили прабабушку спеть нам, и вот мне запомнились такие куплеты:

Зачем меня тятя просватал,
Зачем мою младость сгубил;
В 15-ти лет я не гуляла,
В 16-ть я замуж пошла.
Пара за парой подъезжает,
Жених уж дошел до меня.
Берет меня за правую ручку
И садит меня в кошеву.
Везут меня зимней дорогой
Лишь только шумит кошева.
И с кем же меня обвенчали?
Кому же я буду жена?..

И вот когда прабабушке исполнилось семнадцать лет, ее просватали в другую деревню – Турухан. Муж ее оказался ласковым, заботливым, а звали его Ваней. Семья у них была зажиточной, т.к. было большое хозяйство. Они имели семь лошадей, десять коров, поросят, были птицы разной стаи. Дом был большой, пятистенный, амбары, овины, кошары. Жили дружной семьей, работали очень много с раннего утра до позднего вечера.

Свекровь со свекром полюбили свою невестку, т.к. она была тоже очень трудолюбивая и приветливая. Также в их семье жили еще брат мужа со своей семьей. Все жили душа в душу, все было хорошо.

В 1926 году родился первый ребенок – Егорка, а затем в 1929 году второй – Коленька. Казалось, счастье улыбается ей во всем. Любящий муж всегда брал Анфису с собой на ярмарки, и она сама для себя выбирала подарки – юбки, шали, кофты, разные обновы детям и родителям. Все это радовало, но видно судьба длиться такому счастью недолгая. В одни миг все из доброго, светлого превратилось в сумерки…

Шли репрессии, сотни тысяч советских граждан были расстреляны или отправлены в лагеря. Репрессии обрушились не только на зажиточных крестьян, но и на членов их семей.

В 1932 году репрессии дошли и до семьи Анфисы. У них описали все хозяйство, имущество и велели быстро собраться, взять побольше еды. Все были в панике, начались крики, слезы, но эти люди были жестокие. Свекровь, свекор, прабабушка с ребятишками ехали в одной повозке, а мужа посадили в другую. Путь был долгим и далеким. Привезли их на станцию Ужур, посадили в вагоны и повезли дальше – в Анжеро-Судженск. Там в лесу были бараки, где их и разместили. В бараках были нары в два яруса, стоял стол и печка-буржуйка, матрацы соломенные. В бараках было серо и сыро. Мужчин поселили отдельно от женщин с детьми. Муж Ваня приехал недели через три – его держали как кулака в комендатуре.

Всех, кроме стариков и детей отправили в тайгу валить лес. Это было ранней весной, кругом снег, который проваливался под ногами, и люди по пояс в снегу пробирались к деревьям. Мужчины пилили и валили деревья, а женщины топорами обрубали сучья и стаскивали их в кучи. Работали с утра до позднего вечера, до полного изнеможения. Пайки выдавали очень скудные – хлеб и селедка. Муж всегда поддерживал свою любимую и все говорил: «Потерпи, Анфисочка, у нас ведь сыночки растут, все скоро изменится». Время шло, все ждали тепла, изменений не было. Наступило лето. Старики с ребятишками уходили в лес, где ягода, травка – все шло в пищу. Делали кое-какие заготовки на зиму, сушили грибы, ягоду и разную лекарственную траву.

И вот опять мою прабабушку нашла злая судьба… Ее муж проколол ногу и вскоре быстро скончался от заражения крови. Не успела схоронить своего Ваню, как следом умирает свекровь, а затем и свекор. И осталась она с двумя маленькими детьми, без близких. Казалось, что время для нее навсегда остановилось. Когда Анфиса была на работе, ей повсюду виделся ее Ваня. Она кидалась от одного дерева к другому, но его нигде не было. Тоска по любимому как змея жалила сердце. Ночами исходилась слезами, казалось, весь свет померк, Ни один раз хотела покончить с собой, но рядом спали ее кровиночки – это удерживало от такого поступка. Однажды ночью, когда в очередной раз рыдала в подушку, услышала знакомый голос… Голос звал: «Анфиска, я здесь!» Она тихонько, чтобы кого-нибудь не разбудить подошла к дверям, чуть приоткрыла и увидела его – Ванечку…

Он стоял и улыбался, обещал приходить к ней каждую ночь. Теперь день для нее был мукой, она ждала ночи, чтобы снова увидеть и поговорить с любимым. Стало холодно, а она ночами открывала дверь и все ждала и шептала ему, как ей плохо без него и как она устала. Все тянулась к нему, но он исчезал. Наработавшись в лесу, подруги спали мертвым сном, и только ей было не до сна. И вот стали замечать, что Анфиска какая-то странная, как будто ни в себе, похудела и ни с кем не хотела говорить. Таяла как свечка. Но однажды ее подруга Поля услышала как она с кем-то разговаривает у открытых дверей. Решили с Анфисой поговорить. Она расплакалась и рассказала, что к ней Ваня приходит. Тогда пожилые женщины стали ей говорить, что ее муж умер, а это приходит дьявол и хочет забрать ее от детей и оставить их сиротами. Дали выпить отвар и несколько ночей караулили когда она уснет. Понемногу Анфиса стала приходить в себя, забываться и всю свою любовь перекинула на своих детей.

Так прошла зима, наступила весна, но все же все ждали лета. Летом тепло, дети на солнышке и их восковые личики оттаивали. За зиму все ребятишки очень отощали, видны были все их крошечные косточки – голод брал свое. Как-то, придя с работы, прабабашка увидела, что ее старшенький мечется горячий весь, стонет – то была скарлатина. Егорушка жаловался, что болит горлышко. Старушки делали отвары из трав и поили ребенка, но жизнь уходили из его худого тельца. Анфиса очень просила конвоиров остаться хоть на денек с больным ребенком, но те все равно заставляли идти на работу. Однажды придя с работы, она застала тело своего сыночка холодным. Сердце ее окаменело, Анфиса взяла его на руки и все качала, качала…

И вот уже появился четвертый бугорок, где лежали ее близкие, родные. Она все думала, почему столько горя и муки ей выпало на долю, а ведь счастье начиналось так красиво, но оно в ее памяти как прекрасный и недолгий сон… «Господи! – просила она, - сохрани жизнь моему Коленьке, ведь он один остался». Часто думала Анфиса о своих родителях: «Живы ли они?»

Жить становилось все хуже, изматывала непосильная работа. Хлеба давали совсем мало, многие к весне не могли ходить, распухали ноги и руки. Старые люди умирали, дети пухли от голода. Начались побеги, некоторых ловили и привозили обратно. Но люди убегали и убегали, кто-то погибал, так и не увидев свободы.

Из их деревни был парень Василий, который подбил их на побег с подругой Полей (у нее была девочка трех лет). Василий говорил, что если есть Бог, то он им поможет, а нет, так здесь одно – смерть. Сушили потихоньку сухари, отрывали от пайки, готовились к побегу. И вот однажды, дождавшись ночи, взяли детей и ушли из лагеря. Шли, держась подальше от дорог, ведь везде стояли урядники, ловили беглых. Детей несли на горбу, больше всего доставалось Василию, он почти не отдыхал, т.к. был у них ушами и глазами. Шли от деревни до деревни. Прятались неподалеку от поселений. Одна шла просить милостыню, чтобы накормить детей, которые часто плакали и просили есть. Иногда в селениях попадались добрые люди, давали одежду, продукты. Брели около трех месяцев до станции Ужур. Василий передал со знакомыми, чтобы за ними приехали.

Встретил их брат Елизар на подводе, увез домой. Отца уже не было в живых, мать как увидела Анфису с ребенком, так и рухнула на пол. Их накормили, повели в баню. Прабабушка после проспала три дня беспробудно.

Пожив у матери, окрепла, стала помогать ей. А в 1935 году, схоронив мать, она поехала к брату на рудник Сарала. Устроилась работать на шахту откатчицей, т.е. возила руду. Работа тоже тяжелая, но женщины вносили свой вклад в это нелегкое дело. Так прожив еще год на руднике, у нее появились новые знакомые, многие мужчины сватали нашу Анфису, но она всем отказывала.

И вот в 1936 году приехал на рудник инженер Ковалев Иван Никифорович. По рассказам моей прабабушки он был легендарным человеком. Я хочу вкратце рассказать о нем, моем прадедушке.

Он родился в 1892 году в Новороссийске, жил и учился там же. Потом его забрали в армию, и он девять лет служил на флоте на легендарном корабле «Святая Мария». После того как этот корабль потопила вражеская подлодка, из всей команды в 640 человек осталось только 40, в том числе и мой прадедушка. А еще он был на крейсере «Аврора» и брал «Зимний». После службы Иван Никифорович вернулся в свой родной город, где продолжал учиться и работать. Дедушка был очень умным, и по распоряжению Москвы его направили на золотодобывающую фабрику (ЗИФ). Так по иронии судьбы он оказался на том руднике, где и повстречал мою прабабушку. Красавица Анфиса ему сразу приглянулась. Больше года он ухаживал за ней, делал предложения, но она все не решалась, ведь у нее был сынок Коленька. В конце концов, молодость все-таки взяла свое, и они поженились. Счастье снова улыбнулось Анфисе. Жизнь полилась по руслу, все было прекрасно, вместе переживали горести и радости. Год за годом, как ниточка за иголочкой она всюду следовала за своим мужем, куда бы его не направляли на работу. Шли годы, рождались дети, прабабушка вела хозяйство и воспитывала детей, а ее муж хорошо зарабатывал и всегда старался, чтобы семья ни в чем не нуждалась.

В военные годы ее мужа на фронт не взяли – была бронь, т.к. он был специалистом по добыче золота. Прадедушка возглавлял шахты, был гл. инженером золотого прииска. После войны он был награжден Орденом Красного Знамени, восстанавливал фабрики. Одна из золотодобывающих фабрик, которую строил Иван Никифорович, до сих пор работает в Красноярском крае, Ширинском районе – это рудник Коммунар.

Прожили они вместе долгую, но нелегкую жизнь, как и все люди их поколения, тридцать пять лет. У них родилось девять детей: пять дочерей и четыре сына. Прабабушка была награждена тремя орденами I, II, III степени материнства.

В 1972 году ее муж тяжело заболел. Сын Михаил, отслужив Армию, женился и уехал в город Кызыл, работал шофером, но произошел несчастный случай и он погиб. Схоронив сына, через сорок дней умер муж. Но теперь рядом были дети, все часто ходили на могилку к отцу, а сынки все были в разных местах. Также на своем веку ей пришлось похоронить сына Коленьку и двух внуков. Один из внуков, Михаил, погиб в 25 лет на руднике Коммунар, который строил ее муж.

моя прабабушка Анфиса Андреевна и я маленькаяПоследнее время моя прабабушка жила у своей дочери Ротарь Анны (это моя бабушка). Она даже нянчилась со мной и варила мне кашку (фото 1) Последние три года жизни она не могла ходить - ей парализовало ноги. Было больно смотреть как она таяла на глазах. Всегда такая веселая, шустрая бабулька стала не похожа на ту Анфису, какая была раньше. Но память ее не покидала до последней минуты. Особенно остро отложились в памяти те далекие и трудные, но по-своему дорогие ее сердцу годы.

Умерла она в 1998 году и похоронена у нас в поселке, в одной оградке со своим внуком. У нее осталось семь детей, двадцать один внук и двадцать пять правнуков (фото 2).

Человека уже нет, а память о нем всегда будет жива!

Продут годы, я выйду замуж и у меня будут дети. Я обязательно расскажу им про свою дорогую прабабушку, как в свое время мне поведала историю жизни своей мамы моя бабушка Аня. И я хочу, чтобы у меня тоже была большая и дружная семья.

История судьбы была записана по рассказам Ротарь Анны Ивановны, 1940 года рождения, проживающей по адресу: Красноярский край, Сухобузимский район, п.Мингуль


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы, присланные на 4 конкурс (2002/2003 г.)