Свои - чужие. Другие убеждения


Управление образования администрации Краснотуранского района

Краснотуранская средняя общеобразовательная школа № 1

На конкурс: «Человек в истории. Россия - XX век»

Выполнили:

Руководитель:

Вольф Ольга Казимировна, учитель истории

2002 г.

Мы неполной жизнью живём
И не полной грудью дышим,
Вполголоса песни поём
Даже письма с оглядкой пишем.
Александр Яшин

Каждое из столетий России на её тысячелетнем пути имело свою особую драматургию, определившуюся завоевательными войнами и вражескими нашествиями, смутами и восстаниями, периодами роста и застоя, духовными исканиями и реакций. Не преувеличим, если выделим в этом ряду XX век, как один из наиболее ярких и трагичных, когда многие потери и приобретения сошлись на ограниченном историческом пространстве. Этот век вместил ряд экономических скачков, три революции, поочерёдную передачу эстафеты власти от «верхов» к «низам» и наоборот, разные типы политического устройства (от демократии до тоталитаризма), ряд крупных поражений и убедительных военных побед. На небосклоне ярких личностей сияли звёзды величайших учёных и шарлатанов от науки, народолюбцев и диктаторов, смелых реформаторов и смиренных искателей безболезненных путей к прогрессу, великих полководцев и великих инквизиторов. История всегда имеет человеческое лицо. За всеми крутыми поворотами судьбы стояли конкретные люди со своими насущными жизненными интересами, радостями и потерями, взлётами и падениями.

Одной из таких личностей был Иосиф Виссарионович Сталин.

Изучая период правления Ивана Грозного, мы, обсуждая его политику, провели параллель к правлению Сталина. Во многом Сталин симпатизировал Ивану Грозному. За основу своей политики он взял его политику. И подобно тому, как Грозный объявил о ликвидации боярства как класса, Сталин объявил о ликвидации кулачества.

В нашем школьном музее хранятся материалы об основателях и первых учителях нашей школы. Мы решили сначала изучить эти материалы, ведь наша школа была основана в период введения новой политики Сталина.

Мы захотели узнать, как все тогда происходило и обратились к одной из первых учительниц нашей школы (после войны 45 г.) Ирине Николаевне Четвертаковой с просьбой рассказать все, что ей запомнилось о том времени.

Сопоставляя воспоминания Ирины Николаевны и наших прабабушек с официальной историей, описывающей события 30-х гг. XX века - коллективизацией, индустриализацией, получилось, что их история полностью противоречит истории в старых учебниках. Нам захотелось оживить историю, передать реальный ход события.

Каково же на самом деле было положение в стране в период 30-х г.? Как же раскручивался маховик классовой войны?

Большевики к концу 20-х г. окончательно утвердили свою власть в России. Им удалось вернуть страну к основным экологическим показателям довоенного времени.

И перед новой властью неизбежно встал вопрос: а что же дальше? А дальше, выдвигались на первый план проблема модернизации, еще более обострившаяся по сравнению с началом XX в. нэповская экономика стала давать сбои. Требовалось либо подкорректировать их и приспособить к новым условиям, либо выдвинуть принципиально новую программу, отвечающую требованиям модернизации.

Воспользовавшись очередным кризисом нэпа, Сталин объявил о "великом переломе", об ускоренном превращении СССР в великую промышленную державу. Проблемы индустриализации в качестве первоочередной задачи развития советской экономики были поставлены в конце 1925 года. Тогда же были определены и ее основные цели:

Осуществление грандиозной индустриализации требовало коренной перестройки аграрного сектора. В отличие от стран запада в СССР аграрную и промышленную революцию приходилось осуществлять одновременно. При этом деревня рассматривалась не только как источник продовольствия, но и как важнейший канал пополнения финансовых ресурсов для нужд индустриализация.

В колхозах были установлены жесткие нормы выполнения работ.

Во-первых, колхозники должны были сдать 15-25 кг пшеницы (за перевыполнение нормы колхозники получали надбавку в размере 10% от установленной стоимости премии). Во-вторых, 12 центнеров с гектара зерновых культур, 125 центнеров с гектара картофеля. В-третьих, установлены точные сроки посевов и сборов урожая. Читая газеты тех лет, мы обнаружили, что на территории Краснотуранского района посев должен был начат не позднее мая и закончен в течение 3-5 дней (лён, пшеница). Наконец, даже навоз нужно было вывезти до определённого срока. Урожайность технических и зерновых культур тоже были заранее определены.

Одним из мероприятий новой политики было раскулачивание.

В конце декабря 1929 года Сталин объявил о конце нэпа и переходе к политике «ликвидации кулачества как класса». Сталин считал, что на основе раскулачивания должна проводиться коллективизация.

В деревне происходили два взаимосвязанных насильственных процесса: создание колхозов и раскулачивание. Ликвидация кулацких хозяйств имела своей целью, прежде всего, обеспечение коллективным хозяйством материальной базы. Это коснулись и нашего района.

Всего на территории Краснотуранского района было раскулачено 1089 семей.

Накануне «великого перелома» зажиточных хозяйств насчитывалось всего 4% от всего населения России. По «инструкции» общее число ликвидированных хозяйств по району должно было составлять в среднем примерно 3-5%, Эти данные нам предоставили в Краснотуранском архиве.

Когда же политика раскулачивания была окончена, в отдельных районах число раскулаченных достигло 15-20%.

Нас поразило такое несоответствие цифр. Ведь за этими цифрами стоит как минимум 1 миллион хозяйств, ликвидированных в ходе раскулачивания. У нас возник вопрос: «Какие же цели могли оправдывать такие средства, допускать такие перегибы?»

Так кого же считали кулаками?

Властями были заранее определены признаки кулацкого хозяйства (на основании «Положения о едином сельскохозяйственном налоге», утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 23 февраля 1930 г.):

а) если хозяйство систематически применяет наемный труд для сельхозработ или в кустарных промыслах и предприятиях, за исключением тех случаев, когда по закону применение наемного труда не влечет за собой права выбирать в Совет;

б) если в хозяйстве имеется мельница, маслобойня, крупорушка, просорушка, волночесалка, шерстобитка, терочное заведение, картофельная, плодовая или овощная сушилка или другое промышленное предприятие - при условии применения в этих предприятиях механического двигателя, силы ветра или воды;

в) если хозяйство систематически сдает в наем сложные сельскохозяйственные машины или производит оплату работы этими машинами для других хозяйств;

г) если хозяйство систематически сдает в наем отдельные оборудованные постройки под жилье или предприятие;

д) если хозяйство арендует землю с целью торговой и промышленной эксплуатации - сад, виноградник и др.;

е) если хозяйство арендует землю на кабальных для сдатчиков условиях;

ж) если члены хозяйства занимаются торговлей, ростовщичеством или имеют другие не трудовые доходы (в том числе служители культа).

Мы провели параллель к нашему времени. Если бы сейчас проводилась политика раскулачивания, то по этим признакам к кулакам можно было бы причислить почти всех жителей района.

Нашему поколению и нам лично не понять такого жестокого отношения власти к своему народу, несмотря на то, что представители власти - люди рабочего класса, более приближённого к крестьянам, чем другие классы.

Инициатива отнесения хозяйств к числу кулацким отдавалась сельским советам и собраниям бедноты: составленные первыми и обсуждёнными вторыми списки кулацких хозяйств служили основанием не только для индивидуального обложения по ЕСНХ, но и для выявления кулаков вообще.

Можно себе представить, как проходил этот процесс. Сельские советы руководствовались инструкциями «сверху», а беднота, которую составляли лентяи и пьяницы, естественно, относились к более обеспеченным землякам.

В отношении репрессивных мер кулаков делили на три категории:

1) первая категория - контрреволюционный кулацкий актив, который изымается органами ОГПУ.

2) вторую категорию должны составлять остальные элементы кулацкого актива, которые подлежат высылке в отдельные местности СССР, а также арестованные кулаки первой категории.

3) в третью категорию входят оставляемые в пределах района кулаки, которые подлежат расселению на новых отводимых им за пределами хозяйств, участках.

Ликвидация кулаков, лишая деревню наиболее предприимчивых, наиболее независимых крестьян, подрывала дух сопротивления. Кроме того, судьба раскулаченных должна была послужить примером остальным, тем, кто не желал добровольно вступать в колхоз. Кулаков выселяли с семьями, грудными детьми, стариками. В холодных, не отопляемых вагонах, с минимальным количеством домашнего скраба везли тысячи и тысячи людей в отдалённые уголки нашей родины. В «Инструкции о порядке изъятия и использования имущества выселяемых кулацких хозяйств» говорилось: «Мелкий инвентарь, инструменты, являющиеся орудиями кустарного производства (упряжь, рубанки и др.), а также предметы домашнего обихода (бельё, одежда, обувь) остаются в полном распоряжении выселяемого и берутся им с собой к месту выселения.

Также оставляется продовольствие из расчета обязательно на 3 месяца, однако общий багаж не должен превышать 30 пудов».

Учитывая, что крестьянские семьи были большими, многодетными, то можно себе представить, что они могли взять с собой. 30 пудов - это всего 480 килограмм. Что же было необходимее взять: еду или одежду, а может инструменты?! Да и трудно сказать, соблюдались ли все правила местными властями. Выселяемые должны брать с собой обязательно печеного хлеба не менее как на 10 дней, а также выселяемые могут брать с собой денег не более 500 рублей. Вот и все, что могли люди взять с собой.

Эти документы мы получили в Краснотуранском архиве, где также хранятся списки всех раскулаченных на территории Краснотуранского района. Как нам сказали служащие архива, все документы получили они совсем недавно, и на многих стояла печать «Совершенно секретно».

Нами было изучено несколько дел раскулаченных. Первым нам попалось дело 1929 года крестьянина Хвостова. Его признали кулаком за то, что он имел сломанную косилку и кожевенную мастерскую, доход которой составлял 1044 рубля 47 копеек. В хозяйстве он имел 2 коровы, 2 лошади, 30 овец, посевные поля площадью 5,4 гектара. Общий годовой доход его составлял чуть больше 1000 рублей, а годовой расход на семью, которая состояла из 6 человек, составлял 144 рубля, общий расход - 433 рубля.

В 1926 году его признали кулаком. Его и всю его семью лишили избирательного права. Также Хвостова обвинили в том, что он использовал наемный труд батраков. Согласно приговору Хвостов был расстрелян в 1929 году. К делу приобщены свидетельства батраков, которые якобы работали у Хвостова. Нас поразила дата, указанная батраками - 1931 год. Показания были даны только чрез два года после расстрела обвиняемого. Свидетельства, впрочем, как и большинство бумаг дела, написаны на оборванных листах простым карандашом и неразборчивым корявым почерком. Да и многие даты и цифры противоречат друг дугу.

Работники архива показали нам ещё несколько подобных дел. Оказалось, дети этих людей живут в нашем селе, они тоже являлись непосредственными участниками тех событий. Одно дело прочитать бумаги или учебник истории, но совсем другое услышать, как всё было на самом деле от человека это пережившего. Мы договорились с несколькими людьми, чьи дела нам показали в архиве о встречи, они с радостью согласились.

Мы отправились к Тюриной Прасковье Ивановне. Её отец Тюрин Иван Васильевич 1886 года рождения и дядя Тюрин Павел Васильевич 1892 года рождения были лишены избирательного права в 1929 году, а после обложения имущества вынесли приговор о выселении братьев за пределы Абаканского района.

В личной карточке Ивана Васильевича было указано, что он родился в селе Кортузе. Его жена Надежда Андреевна, 1886 года рождения тоже была лишена избирательного права. У Ивана Васильевича было двое детей: дочь Прасковья Ивановна, 1913 года рождения и сын Моисей Иванович, 1925 года рождения.

Тюрина причисляли к сословной группе крепкого середняка. Занимался он крестьянским подсобным хозяйством и имел маслобойку. Это была обычная повседневная работа, которой занимались практически все жители деревни. По роду деятельности он не выделялся среди односельчан. Был судим за злостный убой скота по 61 статье. По закону он должен был в установленный срок сдать свой скот государству. Чтобы не обречь свою семью на голод крестьянин вынужден был забить животных до срока, за что и был привлечён к суду.

О Павле Васильевиче мы нашли не больше материалов. Родился в Кортузе, женат на Наталье Андреевне, 1892 года рождения. У него было четверо сыновей: Семён (1919), Пётр (1922), Михаил (1924), Виктор (1925) и две дочери: Любовь (1927) и Елизавета (1930). Он тоже русский хлебопашец и крепкий середняк. Служил в колчаковской особой дружине рядовым. Вёл с братом хозяйство. Также был привлечён к суду по 61 статье.

Братьев обвинили в том, что они использовали наёмный труд четырёх батраков. От репрессий братьев не спасло и то, что они были членами колхоза имени Буденного.

25 июня 1931 года состоялся суд, и их вместе с семьями выслали за пределы Абаканского района.

В 1933 году Надежда Андреевна (жена Ивана Васильевича) написала прошение о возвращении ей избирательного права. Не имея права голоса, человек был бесправным, не мог рассчитывать на помощь государства, поддержку колхоза. Поэтому, также как и многие люди лишённые избирательного права, Надежда Андреевна пыталась его вернуть, чтобы вновь стать членом общества. 29 января того же года умер Иван Васильевич.

Лишь к 1935 году избирательное право вернули Елене Васильевне Тюриной (сестре Павла и Ивана).

Вот всё, что мы узнали о семье Прасковьи Ивановны, когда отправлялись к ней на встречу.

Нас встретил её сын, который сообщил о том, что Прасковья Ивановна уже несколько лет парализована, плохо говорит, а в последнее время почти не приходит в себя. Мы очень расстроились. Но её сын все же рассказал нам немного о том, что рассказывала ему мать. Оказалось, что Прасковья Ивановна, будучи в ссылке в тайге, должна была валить лес. Однажды её придавило деревом, и она долго пролежала в снегу без сознания. Помощь была оказана намного позже. Работала она в зимний холод в лаптях. Именно тогда у нее сильно ухудшилось здоровье. Мы были поражены рассказом. Но этот рассказ был лишь началом всех тех кошмаров жизни репрессированных, которые мы узнали позже.

Вот мы входим в небольшую однокомнатную квартиру. Дверь нам открыла пожилая женщина. Это Останина Александра Фёдоровна. Мы объяснили цель нашего прихода, попросили, чтобы она нам рассказала, что произошло с её семьёй. И вот она начала свою историю...

Фёдор Останин (её отец) имел большую семью. В хорошем крестьянском доме вместе с Фёдором и его женой жили сын Леонтий (1920), дочь Дарья (1913), дочь Евдокия (1925), сын Никонор (1905), невестка Мария (1907), внучка (1926), внук Василий (1925) и дочь Александра (1918).

Жили они, по словам Александры Фёдоровны, не хуже и не лучше других в деревни. «Отец был честным, добрым человеком, умеющим сострадать и не мог он спокойно смотреть, как лентяи и пьяницы грабят немощных стариков, женщин и детей», - вспоминает Александра Фёдоровна.

Её отец никогда не скрывал тех пьяниц и лентяев, которые выкапывали чужую картошку, не молчал, если знал виновных в том, что чьи-то дети останутся голодными. Естественно людям, нечестно добывающим свой хлеб, это понравиться не могло. По словам Александры Фёдоровны, её отца оклеветали, хотя в официальных документах было указано, что Фёдор Останин репрессирован за использование в своём хозяйстве сельскохозяйственных машин и наёмного труда батраков. Их выслали за пределы Абаканского района. Всё их имущество было конфисковано. В суровую тайгу они отправились ни с чем. Всю семью вместе с сотнями других репрессированных в поездах отвезли в незаселённую часть тайги. Там не было ни домов, ни палаток. Людей выкинули в снег. Теперь они были предоставлены сами себе, здесь они должны были валить лес и стараться выжить. Когда всё это произошло, Александре Фёдоровне было всего семь лет, в этом возрасте она тоже была объявлена врагом народа.

Сначала им было особенно трудно. Чтобы не замёрзнуть, люди весь день жгли костры, а ночью разгребали тёплую золу, сверху ложили слой лапотника, затем слой сухой травы. Мать Александры Фёдоровны успела из дома взять полушубок, которым она укрывала детей ночью.

На следующий день мужчины отправились в ближайший населённый пункт, где у местных жителей попросили топоры и некоторые инструменты. Они построили что-то вроде сторожек, так и жили. Особенно с тех пор Александре Фёдоровне запомнилось чувство холода и голода. Воды тоже не было. Зимой люди топили снег, а летом собирали дождевую воду, которую необходимо было сначала прокипятить.

Так жили несколько лет, прежде чем жене Фёдора с детьми разрешили вернуться. Их очень пугало это возвращение, вернее они боялись снова вернуться домой. Всё же они вернулись в родную деревню. Так как всё имущество было конфисковано, им не разрешили поселиться в своём доме. Они поселились в ветхой землянке, которую обмазали глиной, чтобы она не продувалась ветром. Деревенские жители очень сочувствовали им, все считали, что сослали их «по злобе».

После издания статьи «О массовых исключениях и выходов крестьян из совхозов» от 22 августа 1936 года, в семью вернулся отец. Теперь всё стало налаживаться. Но страх вызвать немилость властей преследовал их. Изо всех сил трудилась Александра Фёдоровна на колхозных полях, лишь бы не возвращаться на каторгу. На войне 1941-1945 гг. погибли братья Александры Фёдоровны.

Вскоре и ей самой пришла повестка. Её определили в танковую дивизию, так как она отлично управлялась тракторами. Это было ещё одно тяжёлое испытание. Александра Фёдоровна очень не хотела уезжать из дома. Ей повезло, и на фронт она не попала, так как в деревне некому было убирать урожай, и нужны были специалисты - её вернули домой. Позже её снова призывали на войну и снова вернули, но в этот раз направили уже в Краснотуранск. Здесь было всего несколько сломанных тракторов и хлеб на полях, который некому было убирать. Александра Фёдоровна (ей было чуть больше 20 лет) подняла район на высокий уровень. Собрав последние силы и мужество, она сумела организовать сильную команду и стала передовиком. Получила множество наград. Несколько раз рассказ её прерывался накатившимися слезами. Слишком свежи были эти воспоминания, слишком тяжёлым грузом лежали они на плечах старой женщины. Мы слушали очень внимательно, слезы подступали от такого рассказа. Конечно, читая документы в архивах, мы и предположить не могли, что на самом деле таится в самой их сути. Несмотря на такую тяжёлую судьбу, Александра Фёдоровна не получает от государства особых льгот или дополнительных денег. В связи с проживанием в тайге, в постоянном холоде она очень мучается от боли в ноге и в спине и даже не может лежать - спит сидя. Мы чувствовали удручающую непоправимость свершившихся событий, от этого чувства становилось не по себе.

Всю дорогу до следующего дома мы шли молча. Честно говоря, нам больше не хотелось никуда идти, слишком сильное впечатление произвёл на нас рассказ Александры Фёдоровны.

Но вот мы перед домом Бубович Викентия Викентьевича. На доме табличка с надписью о том, что это образцовая усадьба. Дом, забор, ворота выкрашены в мягкие тёплые цвета. В доме всё убрано, в красном уголке образ святого, на стенах портреты. Хозяева нас встречают, как говорится, с распростёртыми объятиями. Всё в доме словно излучает силу, энергию.

Судьба Викентия Викентьевича была не легче, чем у Александры Фёдоровны, но он смог преодолеть это испытание. Сумел сохранить душевную доброту и чувство юмора.

Его семью репрессировали в 1931 за пропаганду фашизма, когда Викентию Викентьевичу было два года. Конечно, он ничего не смог вспомнить. Но по рассказам родителей знает, что у них тоже всё конфисковали, а отца его расстреляли. Они жили в землянке, условия были очень тяжёлые. Уже будучи взрослым, женатым человеком, он много работал, чтобы хоть как-то прокормить семью. Вместо денег за год работы он получал 16 кг пшеницы. Да и сейчас больших доходов они не имеют. Льготами пользуются лишь на электричество. На лекарства денег не хватает.

P.S. Это был для нас тяжёлый день. Конечно, наши чувства нельзя ставить в один ряд с тем, что пришлось вынести этим людям, но для нас, живущих в более демократичное время, трудно представить столь жестокие условия жизни. Навсегда мы запомнили то, что мы узнали в процессе работы над рефератом. Не забыть нам стариков, поведавших нам истории своих жизней. Это лишь одна тайна, приоткрывшаяся перед нами. Но сколько таких тайн, покрытых мраком, скрыто в истории? Что сделано - не вернуть, историю не исправить и человеческие судьбы свершились.

Список литературы

  1. Фонд № Р 377. Исполнительный комитет Краснотуранского района совета РК и КД. Опись № 3, 1923-1937 гг. Дело № 6 Бубович В.В.; дело № 714 Останина А.Ф.; дело № 578 Хвостов М.Ф.; дело № 576 Тюрин И.В.
  2. Из Государственного архива Тверской области Р-2504. Опись, 20 единиц, хранение 2, связка № 73. Правительственные инструкции по раскулачиванию, постановление бюро западного обкома ВКП(Б) о ликвидации кулачества как класса в районах сплошной коллективизации № 50 от 2.02.30 г.
  3. Материалы из районной газеты «Знамя Ильича» за 1935 г.

Приложения

Список репрессированных районов

Всего сельских советов - 32

Средства и методы борьбы с кулачеством

Темпы коллективизации в СССР

Регионы Сроки завершения
Северный Кавказ, Средняя и Нижняя Волга Осень 1930 – весна 1931 г.
Украина, Центрально-Чернозёмный район, Сибирь, Урал, Казахстан Осень 1931 – весна 1932 г.
Остальные регионы К 1933 г.

Коллективизация сельского хозяйства (1928-1937 гг.)

Цели коллективизации в СССР:


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы, присланные на 4 конкурс (2002/2003 г.)