Не подвластно времени (хирург М.В.Румянцев)

Не подвластно времени (хирург М.В.Румянцев)


Выполнил: Моисеев Владислав ученик 8 «А» класса СШЛ № 1 им.И.П.Кытманова, г.Енисейск

Руководитель: Моисеева И.Н., Зав. пресс центром ЕПУ

Сибирь была издавна местом, куда ссылались инакомыслящие, неугодные «неудобные» властям люди. Так было и в царские, и в советские времена. Ссыльные, депортированные, репрессированные время от времени пополняли ряды сибиряков, пуская корни, оставляя след, добрую память о себе.

Селу Ярцево, что находится на территории Енисейского района и чей славный юбилей – 400-летие со времени основания будет отмечаться этим летом, самой судьбой видно было предначертано стать местом пристанища, «исправления», новой вехой отсчета жизни многих достойных людей. Так, воспоминания старожилов, летопись села указывают на факт пребывания в 18 в. в Ярцево шестерых участников пугачевского восстания. Правда, архивные материалы г.Енисейска не подтверждают эту информацию. Да сколько еще всего – сколько тайн, о скольких человеческих трагедиях, ярких судьбах знает и помнит Ярцево, село, в жизни, истории которого большие события большой Родины отразились как в зеркале. И поэтому Ярцево не случайно стало место дислокации двух экспедиций школьников и студентов исторического отделения ЕПУ г.Енисейска, занимающихся фиксацией устной истории (2001 и 2004 гг.). Мне посчастливилось быть участником обеих.

Сколько новых, ярких впечатлений, сколько страниц учебника истории я прочитал живьем! Но чем больше я узнавал, тем большее количество вопросов возникало. На одни из них я обязательно найду ответы, более детально, подробно познакомившись с кино «советского периода», а на другие придется отвечать самому, самому решать. Ведь жизнь не дает готовых ответов. Но порой какие-то факты, которые она как бы случайно подбрасывает тебе, заставляют задуматься и, быть может, в какой-то мере, повлиять на твоим личные взгляды, мировоззрение.

Таким фактом и отправной точкой моего исследования стал один случай, о котором я услышал в моей первой ярцевской экспедиции.

«Поздней осенью, где-то в октябре, хирург Ярцевской районной больницы Михаил Васильевич Румянцев отправился на вызов в д.Фомка, что расположена в тридцати с лишним километрах от Ярцево. У больного оказался аппендицит, и доктор повез его в стационар на операцию. Но, не доезжая нескольких километров до больницы, больному стало настолько худо, что стало ясно – живым его не довезти. М.В.Румянцев решается на отчаянный шаг. Прямо на дороге, в кошевке, без всяких ассистентов он делает операцию. Человек был спасен».

Расспрашивая сельчан об этом докторе, я смог узнать только то, что происходило это в начале 50-х, что доктор был из ссыльных, что очень хороший был доктор и такой же человек.

На другой год в с.Колмогорово, а потом и в п.Кривляк, беседуя с жителями, я стал между делом, на всякий случай, спрашивать у них – не слышали ли они о таком враче – Румянцеве М.В. И в разных местах находились люди, сталкивавшиеся, лечившиеся, слышавшие о нем. Но не только добрые слова об этом враче подтолкнули меня к дальнейшим действиям. Люди говорили о нем так, как будто речь шла об их соседе, только что скрывшемся в переулке. А ведь доктор-то жил здесь 50 лет назад!

Что за жизнь прожил человек, и как ее нужно было прожить, чтобы полвека спустя о тебе говорили как о живом, не напрягая память, не морща лоб от усилий вспомнить. Что не подвластно времени, забвению?

На эти философские вопросы, но очень важные для каждого человека, я попытался ответить, взяв во внимание жизнь одного конкретного человека – М.В.Румянцева. Это и стало, выражаясь научным языком, целью моего исследования.

Для достижения результата мне необходимо было решить следующие задачи:

1. Выяснить, что это был за человек, как оказался в Ярцево… Одним словом, восстановить факты биографии М.В.Румянцева доярцевского периода.

2. Продолжить поиск людей и запись воспоминаний, проливающих свет на жизнь доктора в Ярцево.

3. Подтвердить устную историю документальными источниками.

4. Обобщить полученную информацию и на основе этого сделать выводы – ответить на вопрос, сформулированный мною в качестве цели исследования.

Что было у меня в наличии?

1. Рассказ К.Г.Шадриной о случае на Фомке (Прил. № 1).

2. Скупые воспоминания З.В.Хромых (жительницы с.Ярцево и в 50-ые годы работавшей санитаркой) (Прил. № 2).

3. Фотография М.В.Румянцева и всего коллектива больницы (1953 г.) (Прил. № 3) – подарок З.В.Хромых.

Как и всякий енисейский школьник, в первую очередь, я обратился в краеведческий музей г.Енисейска, гос. Архив. Но никаких сведений о М.В.Румянцеве и ссылке 50-х годов в Ярцево не оказалось.

Потом вместе с моим руководителем мы обратились за помощью в отдел кадров больницы г.Енисейска, в енисейскую тюрьму. Но нигде не всплыла эта фамилия.

Зная о сайте красноярского «Мемориала» мы «отправились» туда, где в архиве (Прил. № 4) мы нашли следующую информацию: «М.В.Румянцев, 1888 г.р., москвич. В 1911 г. с отличием закончил медфак МГУ. В 1941 г. был призван в армию в должности военврача II ранга. В 1948 г. этапирован в с.Ярцево Енисейского района в ссылку. Проживал до 1953 г. Собирался уехать в Киев».

Как москвич мог оказаться в Красноярском госпитале, за что его после войны этапировали в Ярцево? Вглядываясь в благородное, умное лицо на фотографии, я не раз задавал себе эти вопросы. Куда выпали 30 лет – между 1911 и началом войны? Что происходило в жизни этого человека? Ведь в стране чего только не происходило: и первая мировая, и революция, и строительство социализма, и 37(!) год… Ведь эти события так или иначе повлияли и на его жизнь. Но…

И мы вновь продолжаем вести поиск документальных источников. С этой целью мы обрались в ИЦ ГУВД Красноярского края И нам повезло. Материалы из личного дела М.В.Румянцева № 1828 см в Прил. № 5.

И вот начинает кое-что проясняться: «В 1941 г. в районе Западной границы Украины М.В.Румянцев попал в плен, не оказав сопротивления врагу…» Когда я в первый раз прочитал эти строки, честно признаюсь, мне стало не по себе. Значит сдался; а как же тогда – русские умирают, но не сдаются? Значит ни Матросов, ни Белинский? Но не будем спешить с выводами. Читаем дальше: «В числе других он попадает в лагерь для военнопленных в г.Летичев, где находится в течение месяца. Затем он был отпущен, и по предложению немецкого командования начал работать гл. врачом Дунаевской больницы в д.Малые Дунаевцы Каменец-Подольской области».

Наверное, скорей всего, он лечил всех: и наших, и фашистов. Но ведь доктор, произнося клятву Гиппократа, обещает лечить всех, вне зависимости ни от чего, и даже оттого, кто он: свой или враг, пришедший на твою землю убить тебя и твою семью. Наверное, после слова «больной» любые определения и уточнения не играют роли? Наверное, в этом и заключается какой-то особый, вселенский гуманизм этой профессии? Наверное, - да.

1944 год. Конец оккупации Западной Украины. Что испытывали люди, прожившие «под немцами» 3 года, когда наконец-то пришли наши, родные? Безмерное счастье – безусловною Парадоксально, но для кого-то счастье в одночасье обернулось несчастьем, новой трагедией. До сих пор во время экспедиций мы встречаемся с людьми, пострадавшими безвинно (сейчас, правда, реабилитированными) только за то, что, живя на оккупированной территории, потом не донесли на кого-то или были кому-то дальней родней – седьмой спицей в колесе. И до сих пор по-разному к ним относятся местные, порой в сердцах, в обиде бросают в спину: «Бандеровец». Разные чувства наполняли и до сих пор наполняют их сердца.

Как следует из материалов дела, М.В.Румянцев 29.04.1944 г. был арестован уже представителями советской власти. Через два месяца – 26.06.1944 г. ВГ НКВД Каменец-Подольской области был осужден на 20 лет + 5 лет л/п по статье 54-1б, 54-10 ч.2 УССР (они соответствуют 58-1б и 58-10 ч.2 УК РСФСР, а это измена Родине и антисоветская пропаганда). 22.12.1944 г. срок был изменен вследствие личного прошения М.В.Румянцева на 10 лет лишения свободы + 5 лет поражения в правах. Срок отбывал в Тайшетлаге.

Здесь, в Енисейске, среди наших давнишних знакомых нашлась женщина, лично знавшая и работавшая с М.В.Румянцевым в Ярцево – З.Я.Соколова (Прил. № 6). С ее слов строчку личного дела Тайшетлага я хочу прокомментировать конкретным случаем, эпизодом из жизни М.В.Румянцева.

«В Тайшетлаге, на лесозаготовках, куда забросила М.В.Румянцева советская власть, в бригаде, где он работал у одного «зека» случился гнойный аппендицит. Смотреть на его мучения было больно. Летальный исход был неизбежен. М.В.Румянцев видя, что больной все равно умрет, решился на операцию. В избушке, в окружении «зеков», таких же как он людей, накалив на огне нож и обработав спиртом нитки, он провел операцию. А потом еще долго скрывали выздоравливающего, выполняя его норму на лесоповале».

Врачебная клятва или сострадание, действенное и активное толкнуло его на такой шаг? Ведь там он был ни доктором, а обычным заключенным, валившим лес. И если б стало известно об этом случае, нашлись бы для Михаила Васильевича места, куда подальше расположенные от Тайшетлага, в лучшем случае, а в худшем - …

Но все обошлось благополучно. А 16.08.45 года наказание было изменено. «С 16.08.45 г. по 1948 г. М.В.Румянцев отбывал ссылку в с.Усть-ордын Иркутской области, - читаем строчки личного дела. И что очень важно, там есть еще одна фраза: «Работал врачом сразу в двух районах. Пользовался большим авторитетом у населения». Что стоит за этими строчками? Еще одна чья-то спасенная жизнь, жизнь, превратившаяся в сплошную работу, или работа, ставшая и условием, и целью дальнейшей жизни?

В начале работы я невольно поставил в один ряд Румянцева, Белинского, Матросова. И сейчас я хочу развить эту мыслью. Героизм… Он бывает разный: мгновенный и обыденный, как бы не явный, размытый во времени, не вспышкообразный. В 1941 г. у М.В.Румянцева был выбор, и он его сделал сам, всей последующей жизнью доказав правильность именно его выбора, а не такого вообще. Что было бы лучше: красиво умереть, или, несмотря на лагерь и ссылку, на клеймо «изменник Родины», жить, спасая жизни другим? И разве под силу любой личности пройти лагеря – фашистские, наши – и не озлобиться, не очерстветь душой, не превратиться просто в ремесленника, лишившись простых человеческих радостей (любви, семьи, карьеры), не растерять душевное тепло? Нет, только сильной, героической. Это неверно сравнивать: что лучше, жизнь или смерть. Просто теперь на фразу «сдался, не оказав сопротивления» я смотрю иначе. На все поступки человека нужно смотреть не отрывочно, изолированно, а в связи с другими, с причинами и следствиями. И теперь, нисколько не стесняясь и не кривя душой, я могу поставить в один ряд эти фамилии: Матросов, Белинский, Румянцев.

Вернемся снова к документальным источникам: «13.08.48 г. М.В.Румянцев был этапирован в с.Ярцево в ссылку…» По воспоминаниям З.Я.Соколовой в то время в больнице работало еще несколько ссыльных врачей: регистратор Эмма Андреевна Воробьёва-Револайнен (финка), доктор Николай Николаевич Ильин (рентгенолог), доктор Лернер (его имени, отчества она не помнит), доктор Гусейнов из Баку. Зубопротезный кабинет, где работала Зинаида Яковлевна, находился напротив кабинета Румянцева. Михаил Васильевич особой дружбы ни с кем не водил, но часто заходил к ним, где всегда были газеты. Часто листал их, не обсуждая, не вдаваясь ни в какие подробности и разговоры. Лишь однажды как-то рассказал о случае в Тайшетлаге. «Он был удрученным жизнью, годами человеком, - вспоминает З.Я., - а я молодая девчонка. Но однажды он пришел к нам с каким-то блеском в глазах и сказал: «Зиночка, я вчера по радио слушал симфонию Б… (она не помнит Баха или Бетховена». Вроде бы деталь, но вот она и Москва, и благородство, духовность во взгляде, и тонкие музыкально-хирургические пальцы. И кстати, мне удалось вычислить точно, когда уехал М.В.Румянцев из Ярцево: в 56 г. у Зинаиды Яковлевны родилась дочка Люба, которая постоянно плакала, и Михаил Васильевич рекомендовал как можно чаще купать ее, а в 1958-м, когда они уезжали из Ярцево, Михаила Васильевича там уже не было. Многие старожилы говорят, что он уехал в Киев, где через год умер от рака.

Вот собственно и все, что мне удалось найти, записать, реконструировать. А теперь выводы:

1. В ходе работы с документальными источниками мне удалось восстановить, выяснить некоторые факты жизни М.В.Румянцева до периода его ссылки в с.Ярцево.

2. В ходе работы с респондентами, записи их воспоминаний выявились неизвестные ранее факты, которые позволили проиллюстрировать, уточнить документальные сведения о М.В.Румянцеве.

3. А теперь о главном, что неподвластно времени, забвению. Что позволило отдельному человеку в истории, песчинке не кануть в небытие? Не потому, что он был ссыльным, не потому что он был врачом, помнят до сих пор о М.В.Румянцеве в Ярцево. Воспоминания, пусть небольшие, отрывочные свежи, потому что наряду с высоким профессионализмом особая человечность во всех ее проявлениях, душевное тепло не ветшают со временем, неподвластны забвению. А если короче и одним словом – это гуманизм. Это то, что позволило России перешагнуть порог XX века и вступить в XXI, это то, что наряду со знанием необходимо человечеству, чтобы двигаться дальше.

4. Данная информация о М.В.Румянцеве передана мной в Енисейский краеведческий музей.

5. Глава Енисейского района пообещал оказать содействие и дал согласие на установку небольшой мемориальной доски на здании ярцевской больницы, где будет помещена информация о М.В.Румянцеве.

Источники:

1. Воспоминания К.Г.Шадриной.

2. Воспоминания З.В.Хромых.

3. Фотография.

4. Материалы сайта «Мемориал» www.memorial.krsk.ru

5. Выдержки из личного дела М.В.Румянцева № 1828 ИЦ ГУВД Красноярского края.

6. Воспоминания З.Я.Соколовой.

Приложение № 1

(воспоминания К.Г.Шадриной, жительницы с.Ярцево, 1927 г.р.)

«Однажды (а это было поздней осенью) доктор Румянцев поехал на вызов в д.Фомка, что в 35 км от с.Ярцево. Больному требовалась оперативная помощь, и поэтому его пришлось вести в стационар в Ярцево. Но, не доезжая нескольких километров до села, доктор понял, что больному нужна срочная операция – живым до больницы его не довезти. И тогда, но полпути, прямо на дороге, без единого ассистента, он вырезал аппендицит, тем самым спас жизнь больному».

Приложение № 2

(воспоминания З.В.Хромых, жительницы с.Ярцево, 1930 г.р., работавшей в Ярцевской больнице санитаркой)

«Михаил Васильевич был очень хорошим врачом, его все любили. Он часто после операции наведывался к больным справиться об их состоянии. Был очень простым, культурным человеком. Никогда не покрикивал на нас, санитарок. А вот эта белая, красивая была (на фотографии Гульбис) дерганая, нервная, а вот он нет. Жил скромно, тихо во флигеле при больнице. Уехал он в Киев, там говорят и умер от рака».

Приложение № 3

М.В.Румянцев (крайний справа) и коллектив Ярцевской больницы (1953 г.)

 

Приложение № 4

(сайт «Мемориал», архив www.memorial.krsk.ru)

«М.В.Румянцев, 1888 г.р., уроженец г.Москвы. В 1911 г. с отличием закончил медфак МГУ. В 1941 г. был призван в армию в должности военврача II ранга Красноярского госпиталя. В 1948 г. этапирован в с.Ярцево в ссылку, где проживал до 1953 г. Собирался уехать в г.Киев».

Приложение № 5

(выдержки из личного дела М.В.Румянцева)

(№ 1828 ИЦ ГУВД Красноярского края)

Михаил Васильевич Румянцев, русский, родился в 1888 году в Москве, где проживал до 1911 года. В 1911 году он с отличием заканчивает медфак МГУ. Войну встретил в г.Красноярске, где работал в должности военврача II ранга Красноярского военного госпиталя.

В 1941 году из Красноярска он был призван на фронт. В июле 1941 года в районе западной границы Украины М.В.Румянцев попал в плен, не оказав сопротивления врагу – фашистским оккупантам.

В числе других он попадает в лагерь военнопленных в г.Летичев, где находится в течение месяца. Затем М.В.Румянцев был отпущен и по предложению немецкого командования начал работать зав. врачом в Дунаевской больнице до марта 1944 года в д.Малые-Дунаевцы Каменец-Подольской области.

29.04.1944 года М.В.Румянцев был арестован уже представителями советской власти. Через 2 месяца – 26.06.1944 года ВГ НКВД Каменец-Подольской области осужден на 20 лет + 5 лет п/п по статье 54-1б, 54-10 ч.2 УССР

Почти через 9 месяцев 22.12.1944 года ВГ НКВД Украинского округа изменен срок на 10 лет + 5 лет п/п . Срок отбывал Тайшетлаге.

16.08.1948 года М.В.Румянцев отбывал ссылку в Усть-Ордыне Иркутской области (в 1945 году 16.08. наказание изменено на ссылку). Работал врачом сразу в двух районах. «Пользовался большим авторитетом у населения».

13.08.1948 г. М.В.Румянцев этапирован в с.Ярцево в ссылку.

Приложение № 6

(воспоминания З.Я.Соколовой, 1938 г.р., жительницы г.Енисейска) 

«Помимо М.В.Румянцева, в больнице работало еще несколько ссыльных врачей: регистратор Эмма Андреевна Воробьёва-Револайнен (финка), лаборантка (ее фамилию она не помнит), доктор Николай Николаевич Ильин (рентгенолог), доктор Гусейнов из Баку (на фотографии первый слева в нижнем ряду), доктор Лернер.

Михаилу Васильевичу почему-то нравился запах пластмассы, и в свободные минуты он часто заходил к протезистам. Это был очень симпатичный человек. Меня он называл только Зиночкой. Особой дружбы, откровенности не было, да и не могло быть. Он был удрученным жизнью, годами человек, а я - молодая девчонка, секретарь комсомольской организации. В нашем кабинете стоял журнальный столик с газетами, за ним любил отдохнуть ссыльный доктор. Как-то однажды, в одну из этих самых минутной и рассказал мне о Тайшетлаге.

В Тайшетлаге на лесозаготовках в лесу у одного заключенного был гнойный аппендицит. Доктор не мог смотреть на его мучения, но и операцию он не имел права делать – было запрещено. Узнают – сошлют еще дальше Тайшетлага. И все же он решился. В окружении зеков накалил нож, обработал нитки спиртом. Он успешно провел операцию. После за больного выполнял двойную работу на лесоповале.

Но о своей жизни он никогда не говорил, как и о политических взглядах. Однажды, придя в очередной раз к нам в кабинет, он с каким-то блеском в глазах сказал: «Зиночка, вчера я по радио слушал симфонию» (или Баха, или Бетховена – я не помню).

В 1956 году он еще работал в больнице, тогда у меня родилась Люба. А в 1958 году, когда мы переезжали в Лесосибирск, в Ярцево его уже не было».


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»