История моей семьи. Повесть о настоящем человеке

История моей семьи. Повесть о настоящем человеке


Человек в истории. Россия - ХХ век

Выполнила: Улюкова Анастасия
Владимировна
Руководитель: Кузнецова Оксана
Анатольевна

МОУ Ирбейская СОШ № 1
Декабрь 2008 год

Содержание

Введение
Тяготы войны
Нежданная удача
Жизнь в Италии
Наконец-то домой, в Россию!
Налаженная жизнь
Годы коллективизации
Тяжелая работа
Между жизнью и смертью
Гибель Василия
Список используемой литературы

Введение

В нашей стране 2008 год проходит под знаком семьи. И этот выбор правительства не случаен, ведь семья играет важную роль в жизни каждого человека. Она является одной из важнейших структур общества, так как определяет жизнеспособность государства и нации.

Именно в семье, еще до того как на наше сознание воздействует окружающий мир, мы получаем первые и часто самые важные уроки истории. Эстафету истории нашего народа нам вручают в семье. Носители истории семьи - наши предки. Им мы обязаны всем своим духовным богатством. Поэтому каждый человек должен знать историю своей семьи, ведь это основы жизни. Нужно знать её от начала и до конца и гордиться близкими людьми, которые сделали все для того, что бы у нас было будущее. И что бы не сделали наши предки, все равно нужно ценить и уважать их, неизвестно, как мы бы поступили, оказавшись в подобной ситуации. Многие говорят: «Зачем мы изучаем историю? От нее нет никакого прока! Мы живем сейчас, а не в прошлом». Эти люди не понимают, чтобы не совершать ошибок, мы должны знать историю своего государства, и, тем более, историю своей семьи. Мудрые люди говорят:

«Не зная прошлого, не построишь жизнь в будущем».

Я очень горжусь тем, что мои предки жили в Сибири. Ведь люди, живущие здесь, сильны духом, смелы, крепки телом. Они всегда уверенно идут к своей цели и не страшатся никаких преград и трудностей. Мне есть чему поучиться у предков, и я очень бы хотела хоть чуть-чуть походить на своего прапрадеда, на этого сильного человека, которого не сломили неудачи и проблемы.

Я хотела бы сказать о происхождении фамилии моего предка. Существует несколько версий происхождения фамилии Коростелевы:

Происхождение фамилии на первый взгляд явно связано с птицей «коростель». КОРОСТЕЛЬ - дергач (Сгех), птица семейства пастушковых отряда журавлеобразных.

У В.И.Даля: коростелево жаркое, коростельное место, коростельник полойное место, густо заросшее резучими травами, осокою.

Выяснилось, что однокоренные слова «КОРОСТ» есть только в литовском, санскрите и некоторых языках Прибалтики. И птицы «коростель» обитают преимущественно только в этих районах: в Прибалтике, Новгородской, Псковской областях. Следовательно, фамилия происходит из этих исторических мест, и имеет корни прибалтийского происхождения. По Балтийскому морю, у Рижского залива, в Курляндии, Курземе, старое название области Латвии к западу и юго-западу от Рижского залива жило многочисленное литовское или летское племя «КОРСЬ» или «КУРОНЫ», занимавшееся морскими разбоями. В Х111 веке оно было покорено немцами.

КУРОНЫ, древнелатвийская народность; КУРШИ (в русских летописях - корсь, (произносилось как «КОРОСЬ».), латинизированное - куроны), древнелатвийская народность, жившая на юго-зап. побережье Балтийского моря, преимущественно на территории современной Западной Латвии (1210-67). Курши были покорены немецкими завоевателями. К началу 17 в. Курши слились с латгалами и земгалами в единую латышскую народность.

Если племя звали КУРШИ, или КУРОНАМИ, или КОРСЬ, КОРОСЬ, то, как звали одного из племени? Может быть КУРШИНОМ, КУРОНОМ или КОРСЕМ, КОРОСТЕМ.

Возникает версия о происхождении фамилии «КОРОСТЕЛЕВ» от названия племени куронов, которые свое название получили от таких понятий, как рвать, драть, произносить гортанные звуки, дергать и т.п. И тогда своими предками я могу считать древних морских пиратов или племена с балтийского побережья.

Фамилия «КОРОСТЕЛЕВ» очень древняя и своими корнями восходит в Х11-Х111 век, в Прибалтику.

Тяготы войны

Все жители деревень – Коростелево и Сосновки Ирбейского района Красноярского края были связаны родственными связями, в которых проживали три больших родни. Одна из этих групп – Коростелевы, самая большая группа родственников. Вот к ней и принадлежали мои родные.

Василия родители рано женили, невестку присмотрели в другой деревне Козыле, звали её Елизаветой. Рано появились дети, которых от совместного брака было нажито четверо: мальчик Захар и три сестры – Ульяна, Капиталина и Прасковья. Василий с Елизаветой, по рассказам, жили дружно, родители были очень довольны, что их сын женился на добропорядочной, трудолюбивой и приветливой девушке из богатой семьи. Сваты тоже были довольны зятем. Все шло нормально до самой войны.

Началась первая мировая война, прапрадеда сразу же призвали на фронт, и после короткого обучения в Канске был отправлен в действующую армию. Воевал, получил за храбрость два «Георгия». Домой письма за него писали сослуживцы, хоть и редко, но почта доходила до далекой сибирской деревни. Где-то в 1915 году письма перестали приходить, а также и ответы на посланные письма по старому адресу. Через 8 месяцев пришло письмо, что солдат Коростелев В.А. при боевых действиях, очевидно, был тяжело ранен и взят в плен. Это произошло в Польше где-то на левом берегу Буга.

После этого жизнь Василия стала для родителей неизвестностью, они мучались в догадках: «Где он? Что с ним?» Он оказался в плену у немцев. Человека, привыкшего с рождения трудиться на земле, работать, не покладая рук, вдруг посадили на немецкий эрзац-хлеб и баланду и заставили работать в шахте. Лагерь пленных, как и подобает немцам, усиленно охранялся с применением систематических избиений и издевательств. Так из-за очередных надругательств Василий не выдержал и оказал физическое сопротивление охранникам. За это он трижды висел с поднятыми вверх руками, потом несколько раз стоял в запертом бетонном гробу с капающей на него сверху водой. Так продолжалось несколько суток подряд.

Нежданная удача

Однажды, не выдержав истязаний, группа заключенных решила бежать. Побег оказался удачным, им удалось вовремя рассредоточиться и разойтись. Пройдя большое расстояние от места лагеря, Василий подошел к немецкому бауэру, хозяину земельного надела и с помощью немецких слов объяснился ним, и тот принял его на работу. Было время уборочной кампании, и бесплатные работники этому немцу были очень нужны. Здесь Василий работал в полную силу, точно так же, как и у себя дома, благо, что хозяин кормил нового работника хорошо. За работу немец ничего не платил, только кормил и сменял износившуюся одежду. Это продолжалось около четырех месяцев, Василию казалось, что лагерное начальство давно про русского пленника уже забыло, и причин для особой предосторожности нет. Но вдруг случилось непредвиденное: приехал немецкий офицер со свитой своих солдат к бауэру-хозяину, поговорил с ним, а Василий за это время стал прилично разговаривать на немецком языке и понимал то, что говорит немец или его жена. Разговор офицер и хозяин вели спокойный и непродолжительный. После которого немец подошел к Василию, посмотрел прямо в глаза, ничего не сказал, пошел в помещение принес верхнюю и нижнюю одежду, немецкую грубошерстную тужурку, картуз и новые ботинки. Офицер в это время был в столовой хозяина и пил домашнее пиво, солдаты были в тени и спокойно дремали, распластавшись на теплой осенней траве. Лошадь офицера стояла под навесом в стороне от солдатских лошадей, естественно, она была более упитана и более быстра на ход. Недалеко от лошади Василий увидел хозяина, манящего его пальцем, и одновременно показывающего головой на лошадь. Он сразу понял, что хозяин хочет помочь убежать ему, и быстро подошел к немцу. Увидев, что калитка была открыта настежь, а поводья лежали на седее лошади, быстро вскочил на коня и только успел почувствовать и услышать негромкий голос и прикосновение к руке со словами, произнесенными на чисто русском языке: До свидания, Вася, желаю быть в России!»

Жизнь в Италии

Слова хозяина-немца встревожили Василия так, что он не нашелся, что ответить. Пришпорив лошадь, галопом помчался в сторону юга, только успев оглянуться и помахав картузом немцу, одиноко стоявшему у навеса и махающему мне шляпой. Василий несколько раз оглянулся назад, до имения хозяина было уже очень далеко и оно скрылось в синеватой дымке, погони за ним ни какой не было. Он еще позволил лошади очень быстро пробежать версты две, когда начали появляться незнакомые имения немецких землевладельцев, сбавил ход, чтобы разглядеть местность.

Живя у хозяина, Василий часто ездил с ним за 15-20 верст от имения, особенно в сторону юга. Немец подробно говорил ему о том, что рядом находится граница, где расположена Швейцария, далее Греция и Италия. Этот хозяин, оказывается, хорошо говорил по-русски, но не раза не сказал мне ничего на русском языке. Он как бы случайно оставлял свои планы-чертежи местности у меня, указывая выражением глаз: «Бери, изучай», видимо, знал хорошо, что может пригодиться.

После долгой и утомительной езды и почувствовав, что погони за ним нет, Василий решил сделать краткий отдых, подумать, что делать дальше и посмотреть, что находится в боковых карманах офицерского седла. Слез с лошади, и, не ослабляя подпруги седла, принялся быстро рассматривать, что там есть. Оказывается, в одном из карманов были положены продукты с десятидневным запасом. В другом же кармане была военная форма немецкого солдата и знаменитая военная плащ-палатка. В карманах немецкой куртки Василий обнаружил документ личности. Научившись немного читать по-немецки, он выяснил, что этот документ подтверждает фамилию, имя и отчество его брата Федора Александровича.

На пропускном пункте Василий показал свой документ и его без дальнейших вопросов пропустили дальше на юг в сторону итальянской границы. По территории Швейцарии он проехал без особых проблем, но уже на границе с Италией возникли трудности, границу удалось перейти не с первого раза. Василий вынужден был оставить лошадь для того, чтобы перебраться через перевал. Там собралась уже целая группа, его, оказывается, там ждали, и старший группы назвал по имени, отчеству. Так вся группа с большими трудностями преодолела горы и оказалась в Италии, чтобы попытаться возвратиться в Россию. Здесь группа разбрелась по два человека, договорились встретиться в одном из торговых городов Италии. Но попытка добраться до этого города обошлась Василию заключением сроком на три года. В течение этого времени он работал грузчиком на корабле. Около года работал непосредственно в порту, а потом его приняли на корабль, который плавал в основном в Китай, Корею и Владивосток. Когда прибывали во Владивосток, Василию категорически запрещалось сходить с корабля. При выгрузке груза (он чаще всего был военный), его отправляли работать в трюм.

И вот к концу третьего года в Италии подошел русский и передал привет Василию от немца-бауэра, и сказано было, чтобы он ушел с корабля и начал работать в порту. Прапрадед престал плавать на корабле и остался работать в порту. Кормили здесь неплохо, но платили мало. Хотя на папиросы, еду и одежду хватало.

Наконец-то домой, в Россию!

Однажды, осенью 1920 года к Василию подошел человек и сказал, что тот работает последний день в порту, а завтра должен быть на другом причале хорошо одетым. Он все аккуратно выполнил и на другой день пришел на причал, там его встретили. Через небольшой промежуток времени дали другой документ личности и отправили на нужный корабль. Василия свободно пропустили на него, и где-то часа через два корабль отчалил, по разговорам выяснилось, что он идет на север, возможно в Россию. Через пару дней корабль прибыл в портовый город Польши.

С большими трудностями Василию удалось выехать в Варшаву, в поезде он встретил всех, кто к нему подходил в Италии, они ехали на родину. Границу с Польшей вся группа переходила ночью.

Долго Василий добирался до города Канска. Отсюда на лошадях со знакомыми мужиками доехал до Хомутова, а от него пришлось идти пешком. Когда ехали, мужики помогли ему укрыться от мороза, так как он был в бушлате, ботинках и морской бескозырке.

Естественно, дома его в это позднее время не ждали, хотя мать и отец не верили, что Василий погиб. Была масса расспросов, где и как он провел эти долгие годы и почему не вернулся домой после революции. Про жену сказали, что уехала к родителям в Козылу, а дети спят в горнице. Василий посмотрел на спящих ребят и пошел мыться в баню. На следующий день ему рассказали, что жена уехала с белочехами, сказав о том, что поеду во Владивосток искать Васю. Во Владивостоке Елизавета сфотографировалась в подвенечном платье и прислала письмо родителям своего мужа. В нем она писала: «Васю во Владивостоке не встретила. Высылаю вам на память фотографию, а сама уезжаю караваном в Америку, возможно, найду его там. Если не выйду замуж вернусь домой». В этом последнем письме Елизавета ничего не спросила о детях, не передала привет. Видимо, считала, что так будет лучше для них.

Налаженная жизнь

Конечно, Василий эту разлуку очень сильно переживал, немного ударился в самогонку, но потом встретилась ему Пелагея, тоже несчастная, оставшаяся с двумя детьми на руках, муж погиб на фронте. Вот сразу и появилась многодетная семья: шесть малолетних ребятишек.

Отец Василия, Александр Аксенович, отдал ему заимку, которая была построена от Сосновки и Коростелево в 10 километрах. Там имелся хороший дом, специальная избушка для приготовления пищи для скота, большой новый амбар, хлев, огромная конюшня, большая пасека и, конечно, лошади.

В 1927 году Василий решил переехать в Сосновку. Перевез дом, все надворные постройки. Планы были очень большие: он думал провести обустройство всей территории, много сделал, но все до конца не довел. Наступил 1928 год, начали мужиков «покрепче» шевелить, ставить условия по сдаче хлеба государству, а некоторых уже в 1929 году стали раскулачивать и высылать из Сосновки и Коростелево. В это время Василий говорил, что ему пришлось встретиться с одним из знакомых по Италии. Встреча прошла очень теплая, старый знакомый несколько дней прожил у него, советовал бросить все крестьянское хозяйство и уехать работать в город пока не поздно. Но Василий не мог сделать этого потому, что он коренной крестьянин и потому, что состав семьи у него возрос. Родились два сына и две дочки. В годы раскулачивания сын и дочь умерли, как тогда говорили от простуды, но все равно семья оставалась большой: детей было девять человек, причем два из них были эпилептиками. В Италии Василий, как крестьянин стал вырождаться, но в целом в помыслах и поступках остался пахарем и сеятелем, смог без посторонней помощи кормить и одевать такую большую семью. В отношении к неродным детям он относился добрее, за исключением сына Михаила.

Кто же были добродетели Василия, которые помогли избежать тяжкого плена, проникнуть в Италию, устроиться на корабль, проплавать почти три года, помочь вернуться в Польшу, а затем домой в Сибирь? Главную роль в его судьбе сыграл немец-бауэр. Он, оказывается, был родным братом командира роты, где служил и воевал Василий, он спас брата немца от верной гибели, когда под огнем вражеского неприятеля вынес тяжело раненого командира роты, за что и получил первого «Георгия».

В последствии командир роты тоже попал в плен, но пути его и Василия разошлись. Наверное, командир роты раньше встретился со своим братом и обо всем рассказал «немцу». Здесь или судьба, или что-то другое помогло встретиться отцу с русским бауэром на немецкой земле. Видимо этими людьми руководило чувство нового, передового, прогрессивные взгляды на жизнь. Где-то позже в первой половине 30-х годов, когда Василий находился на рыбалке со знакомым по Италии на севере в низовьях Енисея, тот ему сказал: «Тебя благодарит командир роты, которому ты спас жизнь. А немец-бауэр помог в благодарность за жизнь брата». Так подошел к концу и 1928 год.

Наступил 1929 год, Василий остался по-прежнему жить и работать на земле. К людям такого сословия местное руководство по указке сверху, стало применять все меры, чтобы не дать им спокойно работать. Уже в 1928 году ему отвели малопригодную и неудобную пашню. Одну часть дали в районе своей заимки, но не родную землю, а вторую часть дали в степи, (благо, что мужики в 1924г.-1927г. построили мост), на крутом косогоре, где нужно было пахать при помощи трех лошадей. Год Василий проработал на выделенных участках земли, а на следующий год дали опять в другом, еще более плохом месте, ему даже пришлось заниматься раскорчевкой нового участка, благо, что распределение участков было проведено ранней осенью.

Сразу же после октябрьских праздников власти преподнесли новое твердое задание по сдаче зерна и установили сжатые сроки для его сдачи государству, и таких твердых заданий было несколько. Нечего было есть, оставшееся зерно на семена Василий умело прятал и хорошо ухаживал за лошадьми. В результате этого он получал хороший урожай. Многие мужики в деревне, особенно соседи всегда удивлялись этому.

Годы коллективизации

Но вот наступил 1929 год, год сплошной коллективизации. Началось массовое раскулачивание мужиков и выселение их за пределы района. Василий понял, что пришел конец его крестьянскому труду, жить по-старому дальше нельзя. В деревню зачастили всевозможные уполномоченные, обычно одетые в полувоенную форму, но чаще всего одеты были в шинели или матросские бушлаты и на боку висели наганы, чаще всего в деревянной кобуре. Эти уполномоченные на «кулацких лошадях» ездили по всей деревне: по мельницам, гумнам, заимкам и крестьянским избушкам. Одним словом старались просмотреть всевозможные места, где могли быть мешки с зерном или скрывались мужики с семьями, которым уготовано судьбой попасть в тюрьму или ссылку.

Василия подводили под «твердый» план и поставили наравне с «кулаками». Естественно, уже четвертый «твердый» план он не смог выполнить. Вопрос был поставлен о «раскулачивании». И вот однажды после октябрьского праздника приехала целая группа вооруженных уполномоченных, среди них матрос, оказывается, был родственником жены Василия и жил в соседней деревне. Раскулачивание проводилось очень быстро: подъезжали мужики, грузили хлеб, угоняли скот и даже птицу, домашнее имущество увозили неизвестно куда, якобы в коммуну.

Когда приехали «раскулачить» Василия, он был дома и там же был дядя Миша, приказчик деревенской лавки, работавший еще с дореволюционных времен. Раньше лавка принадлежала непосредственному хозяину, а в годы советской власти хозяин был репрессирован. Дядя Миша остался и продолжал свою деятельность. Вот он и вступил в разговор с уполномоченными по «раскулачиванию». Приказчик потребовал от них точный список, заверенный районным советом, на тех, кого решено «раскулачить» из нашей деревни, просмотрев данный список, он увидел, что фамилии Василия там нет. Но старший уполномоченный начал давать указания.

Чем бы дело кончилось неизвестно, но дядя Миша повел в амбар и показал все наличие зерна, то оказалась, что его едва ли хватит семье до Пасхи. После долгих дискуссий свита уполномоченных уехала из дома, так ничего и не предприняв.

Рано утром Василий запряг лошадь и в тайне от деревенских поехал в Канск, к родственнику, который занимался извозом. «Раскулачивать» приезжали еще несколько раз, но все было безрезультатно.

Весной 1930 года Пелагея пыталась вступить в колхоз, но ей первоначально не разрешили записаться, но где-то летом в колхоз был записан сын Емельян, а через год и вся семья стала работать в колхозе.

Историческая справка
Коллективизация – процесс объединения крестьянских хозяйств в крупные кооперативные социалистические хозяйства – колхозы. Проведена на основе кооперативного плана Ленина В.И.. Материальная база была создана в ходе социалистической индустриализации.
15 съезд ВКП (б) в 1927 году поставил центральной задачей партии в деревне – коллективизацию. С 1929 года началось массовое вступление крестьян в колхозы, и начался процесс раскулачивания.
Из районов сплошной коллективизации выселялись «кулацкие» семьи. Общее число хозяйств ликвидированных в ходе раскулачивания, составляет как минимум один миллион. Это более 5 миллионов человек.
К концу 1932 года коллективизация была завершена.

Тяжелая работа

Долгое время Василий не приезжал домой, но однажды в конце зимы приехал вечером, привез всем гостинцев. На завтра в деревне был праздник Масленица. С утра он запряг лошадь и поехал в гости к знакомому. Там его уговорили остаться в селе и не возвращаться в Канск. Василий сразу написал заявление о приеме в колхоз, но ему отказали, несмотря на то, что его поддерживала вся деревня. Сказали, что органы ГПУ будет вести расследование по вопросу связи с капиталистами.

Таким образом, Василию опять пришлось расстаться с семьей и завербоваться на летний сезон на рыбалку в низовья Енисея. Он в течение всего лета находился там. Это примерно где-то ниже Дудинки. Домой вернулся в начале осени, сначала тайком, а потом стал ходить в открытую, люди здоровались и приглашали в гости. Так прошла половина зимы. Василий все это время занимался чем-либо, старался как-то помочь семье. Хотя и с Енисея вернулся не с пустыми руками.

Голод 1933 года семья Коростелевых пережила не так болезненно, хотя и приходилось питаться льняными лепешками, маковым жмыхом, но у Пелагеи был какой-то запас муки, который при умелом ведении хозяйства, помог пережить бедствие. Но голод был очень страшный. Добрых людей в деревне спасала взаимовыручка. Как-то зашел в дом к Василию подросток 16-17 лет, а его жена в это время сварила овсяную кашу на молоке. Он съел всю наложенную кашу с большой жадностью, так как был очень голоден.

Василий вновь был вынужден оставить семью. В Ирбе была организация под названием «Золототарксин», которая не только занималась добычей золота на приисках, но и организовывала проведение новых дорог для того, чтобы зимой можно было направлять обозы с продовольствием на Бирюсу. Все лето и до поздней осени он был занят на вырубке леса и подготовки просеки для будущей дороги. Василий вернулся домой и чуть позже отправился в Ирбей за получением окончательного расчета. Он привез два или три куля крупчатки, сахара, конфет и других вещей и продуктов. Но долго дома не прожил. Решил возить груз из Ирбея на Бирюсу; за зиму совершил более 3-х ходок по той дороге, которую прорубал в летний период. (Расстояние от Ирбея до прииска было не менее 200 километров). А в конце марта Василий отправился на прииск, чтобы поработать там золотоискателем. Пришел домой лишь в конце сентября, пройдя 250 километров по тайге, буреломам при огромном количестве мошкары, неся с собой продукты питания, одежду и обувь для своей семьи.

Зиму Василий работал, где только можно: то в Ирбее, то в Канске, то где-нибудь в другом месте. А ранней весной решил поехать на рыбалку со своими давними знакомыми, заключив договор с Ирбейской промартелью. Эту бригаду из пяти человек артель завезла в верховья Агула.

В течение лета часть рыбаков приплывала с рыбным грузом на Кан, и оттуда груз вывозился в Ирбей. Сами же рыбаки возвращались на место рыбалки. Окончательно с места рыбалки бригада выехала где-то в середине октября.

Вновь наступившую зиму опять провел на различных работах. Весной вернулся домой, и они с женой решили, что тот остается дома и заключит договор с колхозом, будет пасти скот. Местом выпаса скота в основном был остров, а до сенокоса пасли скот в «подмысах». За пастьбу скота Василий, конечно, заработал больше, чем бы он заработал в колхозе. И к тому же его туда не принимали, да он и сам уже не пытался вступить туда, так как за эти годы было подорвано много физических и душевных сил.

Историческая справка
В 1931 году Средняя и Нижняя Волга, Западная Сибирь и другие районы были охвачены засухой. Это одна из причин голода, а другие рост экспорта зерновых культур, проведенная коллективизация.
Во время голода вымирали целые районы. Люди употребляли в пищу от безысходности: толченую кору, лебеду, корни съедобных и несъедобных трав, съедобная глина! Ничто не спасало население от голода. Точной цифры жертв голода не знает никто. По одной версии это 10 миллионов человек, а Конквест, исследовавший эту проблему пишет о 5 миллионах умерших только на Украине.

Между жизнью и смертью

Василий в 1928 году перенес травму правой руки. Дело было поздно вечером, он сидел у окна, одна половина была открыта, а другая закрыта. В это время мимо его окна проходила сестра Варя, ему показалось, что она чем-то расстроена. Он оперся правой рукой на окно и из не затворенной части попытался высунуться на улицу, чтобы окликнуть сестру. В это время закрытая часть окна начала открываться, в это время рука соскользнула, и Василий выдавил большое стекло. И запястье правой руки опустилось на острые осколки стекла. Были порезаны вены, пролито много крови. Он потерял сознание. Прибежали соседи, родные, но никто не мог оказать должной помощи. Пока не пришел брат Василия Федор, который перетянул жгутом руку и остановил кровотечение. Быстро запрягли лошадь, и Федор повез брата в больницу. Дорога была долгой, и Василий начал умирать. В это время Федор срочно попросил хозяйку ближайшего дома срочно дать парного молока. Начали поить Василия молоком, а зубы не открывает, тогда при помощи ножа ему раскрыли зубы и стали поить. Через некоторое время он пришел в себя, и его повезли дальше в больницу, там оказали помощь. Василий несколько дней был между жизнью и смертью. Потом дело пошло на поправку, и его выписали.

После работы пастухом Василий решил остаться дома. Ему предложили, чтобы он взялся ухаживать за лошадьми в колхозе. Точнее это было предложено не ему, а сыну жены, а тот помогал ему. Это устраивало и колхозников, и семью Василия. Так продолжалось в течение трех или четырех зим. А летом он занимался пастьбой коров колхоза.

Гибель Василия

Наступила зима 1937-1938 годов. В феврале 1938 года арестовали. Это стало большим потрясением для семьи Коростелевых. Пелагея говорила, что же они теперь будут делать без мужа и старшего сына (его забрали в 1937 г. 5 июля).

Когда семья Василия пришла в сельсовет, где находились арестованные, то их к нему не пустили, даже не дали посмотреть в окно. Хотя и охраняли задержанных деревенские активисты, главным здесь был вредный хохол. Он издевался над родными заключенных, один раз он запер Пелагею и других жен арестованных в сельсовете и держал их голодными. Как-то раз мужики из Маловки устроили хохлу «темную». Он после этого еще долго ходил в синяках.

Таким образом, Коростелевым не пришлось проститься с Василием. Всем он запомнился, как честный, скромный труженик, вечно добродушно относящийся к людям, никогда в жизни не сказал нецензурного слова и не замахивался на человека, чтобы ударить его.

Что же с ним случилось после ареста? Много есть предложений о том, что во время этапа в Канск в зимнюю стужу, Василий переутомился и заболел, и умер возле Канска. Но в эту версию никто из семьи Коростелевых не поверил. Другая версия состоит в том, что Василия в Канской тюрьме посадили в одну камеру с уголовниками, которые издевались над ним. После очередной проверке у него нашли опасную бритву, за что он и поплатился.

Давно уже стало ясно, что Василия не стало сразу, как он только был арестован. И в течение февраля 1938 года его уже не было в живых.

Многие знавшие Василия соболезновали горю родных, но помочь ничем не могли, да и боялись узнать о его судьбе.

Василий прожил долгую и очень трудную жизнь и, несмотря на тяготы, которые ему пришлось испытать, он остался кристально честным и сильным человеком. Смог выдержать все испытания, которые выпали не его долю. Василий не обозлился на жизнь и на окружающих, его сердце не почерствело. Я горжусь тем, что он является моим прапрадедом и считаю, что он прожил жизнь настоящего человека, настоящей личности.

Историческая справка
В 1938 году начались массовые репрессии. Террор расширялся, охватывая сотни тысяч простых людей во всех республиках, краях, областях. В то время требовалась активная борьба по разоблачению «врагов народа». Жизнь честных людей делалась невыносимой. У «врагов народа было два пути: либо лагеря, либо расстрел». Появилась новая категория населения – члены семей изменников родины. Дети, сестры, жены, братья оказывались в особых лагерях.

Никто не скажет, сколько было жертв в годы репрессий. Известно одно: цифры эти огромны и не поддаются человеческому пониманию.

Список используемой литературы

1.Долуцкий И.И. Отечественная история. ХХ век. Часть 1 – 3 издание, исправленное и переработанное. – М.: Мнемозина, 1998 год – 352 стр.
2. Прохоров А.П. - главный редактор. Большая Советская Энциклопедия – издание 2. Издательство «Советская Энциклопедия», 1983 год – 1598 стр.
3.Серия «Эрудит». Человек и общество. - М.: ООО «ТД «Издательство Мир книги», 2007 год. – 192 стр.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»