Из Сибири в Сибирь" (сборник памяти саянцев, пострадавших в годы политических репрессий

Из Сибири в Сибирь" (сборник памяти саянцев, пострадавших в годы политических репрессий


На Саянской земле жили люди высокой культуры

Историю я выбрала основным направлением своего образования потому, что судьба свела меня с очень грамотными, умными людьми -такими, как: директор Тугачинской школы Василий Тимофеевич Доняев, которого мы уважали и почитали, словно родного отца, Надежда Павловна Беспалова (Гафурова) - замечательный учитель литературы. Учительницей истории была Зоя Ивановна Королькова, окончившая Минский университет и приехавшая в Тугач вместе с мужем, который работал начальником Тугачинского леспромхоза. Все они учили нас тому, что важна не только официальная история, вернее - трактуемая официальными властями, но и та, которая идет в параллели с народом.

В свое время подтаежные населенные пункты Саянского района были одним огромным пятном ГУЛАГа, куда попадали как уголовные преступники, так и политические. В этих лагерях было достаточно бандитов, воров, бандеровцев, лесных братьев, разбойников, убийц (это хорошо показано в фильме «Холодное лето 53-го»). Но было там много и глубоко порядочных людей, направленных по этапу в Сибирь по политическим мотивам. Судьба свела меня с одной из них -Клавдией Григорьевной Лямкиной (Гурьяновой), которая попала сюда в 14-летнем возрасте в 1938 году. На момент нашей встречи я была ровесницей ее дочери. Клавдия Григорьевна могла, казалось, делать абсолютно всё: шить, вышивать, хорошо готовить и так далее. А главное - она никогда не повышала голоса, не ругалась. Эта женщина прошла через жестокости лагерей. Больше всего удивляло меня тогда то, что она не озлобилась, и это не смотря на все испытания, выпавшие на ее долю. Тогда-то я поняла, что злобу вырабатывать в себе нельзя, а главное - ее нельзя копить. Так же и в истории. Еще раз повторюсь, здесь были умнейшие люди. К примеру, уйгур по национальности Амиров Ходжа Он знал семь языков, играл на множестве музыкальных инструментов, в том числе на скрипке. Отбывал наказание в Тугаче, по ст. 58, затем после освобождения выехать за пределы не мог, женился на учительнице Щебляковой Марии Александровне. Работал в Орьевском лесопункте.

В каждом лагере собирали замечательные концертные бригады, состоящие из зеков. В зоне был прекрасный театр, где ставили спектакли по произведениям многих русских классиков, не говоря уже о советской литературе, очень ценилась поэзия.

Помню однажды на сцену женской зоны Большая речка вышла седая женщина - читала она долго, вдохновенно. Зрители, среди которых была и охрана с детьми и сами заключенные, слушали ее, затаив дыхание, а мне в память навсегда врезалась первая фраза произведения: «Мой дядя самых честных правил...». И только потом, когда в восьмом классе Тугачинской школы, преподавала литературу у нас Надежда Павловна Беспалова, она начала урок со слов: «Итак, мы начинаем изучение великого произведения Александра Пушкина «Евгений Онегин», - и начала читать «Мой дядя самых честных правил...», у меня перехватило дыхание. Я поняла, что эта женщина читала нам почти весь вечер «Евгения Онегина» наизусть. А после выступления я слышала, как мама дома говорила о том, какая она умница, хоть бы раз сбилась. На что отец ответил: «Отчего ж не умница? Третий секретарь Днепровского обкома партии». А здесь она по ст. 58, как враг народа, в 1938 году, её отправляли в Сибирь без права переписки - на 10 лет, потом на 15, на 25. И всё же - период 30-х годов прошлого столетия, я считаю периодом расцвета культуры Саянского района. Для многих, в том числе меня, эти люди были примером. Они учили нас быть стойкими, уметь отстаивать своё мнение, выживать во всех проявлениях «мерзости жизни».

Л. Миллер.


На оглавление

На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»