Из семейного архива – в школьный музей. Долг памяти

Из семейного архива – в школьный музей. Долг памяти


Федеральное казенное общеобразовательное учреждение
«Средняя общеобразовательная школа»
ГУФСИН России по Красноярскому краю

Номинация
«Цена победы»

Боков Евгений
ФКОУ СОШ ГУФСИН России по Красноярскому краю, 10 класс.

Руководители Еремкина Наталья Ивановна,
учитель истории ФКОУ СОШ ГУФСИН России по Красноярскому краю,
Ламтюгина Ирина Михайловна,
учитель информатики ФКОУ СОШ ГУФСИН России по Красноярскому краю,

Канск, 2017

Содержание

Введение
Глава 1. Их путь лежал в Сибирь…
Глава 2. Мы за ценой не постоим…
Глава 3. Судьба на страницах дневника
Заключение
Библиография и источники
Приложение

Считать, что прошлое кануло в Лету, —
это значит лишить себя нравственной опоры в истории.
Нравственное воспитание народа
должно идти в атмосфере неисчезающей памяти.
Академик Д.С. Лихачев

Введение

Мотивация выбора темы: После экскурсии в школьный Музей боевой и трудовой славы и встречи с Екатериной Георгиевной Янулиной - дочерью участника Великой Отечественной войны Меньщикова Георгия Романовича, я решил написать исследовательскую работу о русском солдате, нашем земляке - герое для того, чтобы не забылась наша история, чтобы воспитанники могли сохранить в своей памяти и будущих поколений каждое имя и каждую судьбу. Это наш долг как граждан страны. И эта работа уже началась. Ученики школы начали составление школьной летописи «Войны священные страницы навеки в памяти народной» об участниках Великой Отечественной войны Красноярского края, среди которых есть родные наших ребят. Моя исследовательская работа станет девятой страницей летописи.

Актуальность темы и её практическая значимость: есть события в истории страны, которые становятся все приметнее, чем дальше относит нас время от часа или дня, когда привычное, и, казалось бы, вечное движение жизни взывает окрепшим и ищущим выхода будущим. Именно таким событием является Великая Отечественная война. Моя исследовательская работа - это вклад в «правду о войне» и напоминание людям (особенно моим ровесникам) о страшных и трагических днях нашей истории, как дань памяти тем, кто внес свой личный вклад в судьбу страны, но не считающих себя героями. Материал пополнит коллекцию Музея боевой и трудовой славы школы КВК, будет использован в проведении экскурсий, классных часов.

Объект исследования: семейный архив семьи Меньщиковых.

Предмет исследования: трудная мирная жизнь и фронтовая судьба Меньщикова Георгия Романовича.

Цель: исследовать боевой путь и историю получения Меньщиковым Георгием Романовичем высоких наград - Орденов Славы II и III степени.

Задачи:

1.Изучить вопрос переселения семьи Меньщиковых в Сибирь в период раскулачивания (это напрямую связано с историей жизни Меньщикова Г.Р.).
2.Найти документы, подтверждающие, в какой воинской части проходил службу гвардии ефрейтор Меньщиков Г.Р., его боевой подвиг и получение им высоких наград - Орденов Славы II и III степени.
3.Изучить основные этапы биографии Меньщикова Георгия Романовича.
4. Создать альбом в память о Меньщикове Георгии Романовиче и передать его дочери, а также в Музей боевой и трудовой славы Канской воспитательной колонии.
5. Сделать запрос создателям сайтов «Герои войны», «Подвиг народа» для устранения путаницы с фамилией героя (на некоторых сайтах Меньщиков, на других – Меньшиков). На сайте «Мемориал» вообще нет данных о ветеране.

Методы исследования:
1. Устная история (беседы с родственниками Меньщикова Г.Р.: дочерью – Янулиной Екатериной Георгиевной).
2. Анализ материальных и письменных источников личного происхождения.
3. Работа с литературой и Интернетом.

Гипотеза: я предполагаю, что в годы Великой Отечественной войны судьба страны и Победа над врагом, в большей степени, зависели не от приказов командиров и их стратегических решений, а от воинского труда простого, «маленького», обыкновенного русского солдата Красной Армии, заслужившего на фронте звание настоящего героя - орденоносца.

Глава 1. Их путь лежал в Сибирь…

В мае 2016 года в нашей школе состоялась встреча с методистом Управления образования администрации г. Канска Янулиной Екатериной Георгиевной, которая посетила учреждение в преддверии выпускных экзаменов. Традиционно всем гостям мы предлагаем экскурсию в школьные музеи. В ходе экскурсии выяснилось, что отец Екатерины Георгиевны Меньщиков Георгий Романович - фронтовик, имеет высокие правительственные награды - Ордена Славы II и III степени. Мы сразу же загорелись идеей написать про этого удивительного человека исследовательскую работу, которая пополнит школьную летопись «Войны священные страницы навеки в памяти народной» об участниках Великой Отечественной войны Красноярского края. Желание еще больше укрепилось, когда Екатерина Георгиевна предоставила нам имеющиеся материалы об отце: документы, награды, личный дневник ветерана.

Захотелось больше узнать о Георгии Романовиче, что это был за человек, за что и при каких обстоятельствах он получил высокие награды Родины - Ордена Славы II и III степени. Возникла идея, проследить довоенную и послевоенную биографию Меньщикова Г. Р. Работа началась со сбора информации: семейного архива дочери фронтовика Янулиной Екатерины Георгиевны, поиска на сайтах «Герои войны» и «Подвиг народа». Работа захватила меня. Я впервые не только начал читать отрывки из воспоминаний участников войны, но и работал с «живыми» свидетельствами: фотографиями, воспоминаниями дочери Георгия Романовича, документами, наградами. От одного прикосновения к ним чувствуется непередаваемый колорит, «запах» того далекого прошлого. Мне кажется, что та «лента времени» или «связь времен», о которой нам много говорили на уроках истории, предстала более зримо через судьбу простого русского солдата - фронтовика.

Родился Георгий Романович в Курганской области, Белозерском районе, с. Масляно 3 февраля 1926 года. Мне стало интересно, почему село называлась Масляно? Изучив по карте названия деревень Белозерского района Курганской области, я пришел к выводу что, скорее всего, село имеет такое название, потому что там производили сливочное масло. Мне удалось найти в Интернете фотографию 20-30-х годов, сделанную в Курганской области. Может это и есть производство масла в селе с похожим названием? В данный момент села Масляно нет, а есть село Маслянная (но находится оно в другом месте, хотя и в Белозерском районе Курганской области).

Семья Меньщиковых была работящая, крепкая, никогда не думала, что придется куда – то уезжать из родной деревни. Уезжать семья не хотела -выселили насильно. Во времена сталинской коллективизации их раскулачили и выслали в Сибирь. Лишили родного дома, имущества. Мне удалось узнать некоторые подробности раскулачивания на Урале.

«Деревня никогда не принимала политику партии большевиков, за это, мягко говоря, советская власть недолюбливала крестьянство. В 1925 году был провозглашен знаменитый лозунг «Лицом к деревне». И государство кинулось учить крестьян уму - разуму. Крестьянина-труженика, кормильца, следовало поставить на последние роли в государстве, обвинить в косности, темноте, раскулачить, запугать. Весь 1929 год зауральская деревня находилась практически в условиях борьбы с государством. При проверке, например, Мишкинского районного суда (недалеко от Белозерска) оказалось, что за период с 1 января по 1 октября 1929 года проходило 119 дел по статье 107 УК. Более тысячи осуждённых только по одной статье! Народный судья и секретарь работали последние 2 месяца без отдыха с 8 - 9 часов утра до 2-3-х часов ночи. Во время заседаний язык у нарсудьи заплетался, а граждане в зале засыпали. И всё же, остаток дел на 1 января 1930 года в Мишкинском нарсуде составил 215, то есть полуторамесячную норму. Государство объявило войну не кулачеству, а по сути собственному народу. В начале революции 1917 года кулаком называли бесчестного сельского переторговщика, не живущего своим трудом и наживающегося на сельской бедноте. Но к 1930 году кулаками стали называть вообще всех крепких крестьян, ведущих разумно свое хозяйство. Такой крестьянин, естественно, не собирался вступать в колхоз, где было объединено беднейшее население, зачастую не самое трудолюбивое. Со второй половины 1929 года начались гонения на так называемых кулаков. Кулаки - это в большинстве своем трудолюбивая и упорная часть крестьян-мужиков, чей хлеб Россия ела до 1928 года. В каждом селении имелись свои местные неудачники, недовольные достатком соседей, а также революционно настроенные приезжие. Именно они бросились искоренять кулачество, как класс. Были и доносы, и наветы. Процветание наушничества и клеветы - особенность того времени. Всё самое плохое, что было в человеке, стало проявляться в 30-х годах ХХ столетия особенно ярко. Лучших хлеборобов стали хватать вместе с семьями и безо всякого имущества, почти голыми выбрасывать в северное безлюдье, в тундру и тайгу.

Требовалось освободить деревню и от тех крестьян, кто не хотел идти в колхоз, отстаивал свое мнение на собраниях и говорил о несправедливостях открыто, тем самым обличая руководство в его недостатках. Для построения социализма требовалось наглухо выбить у крестьянина частный интерес. Сделать это было непросто, так как многовековой уклад хозяина собственной земли и пахаря-труженика сидел в крестьянах крепко. «Объявим бойкот кулаку!» Зажиточным кулакам не давали покупать товары в сельских магазинах, не допускали их до обмолота зерна на мельницах, конфискованных у самих же кулаков. В деревенские комиссии по работе с кулачеством избирались местные активисты. Выборы в эту комиссию длились долго, иногда сутками. Осторожные крестьяне говорили между собой: «Кому же охота быть сволочью?». Вновь выбранные члены комиссии к кулачеству обращались так: «Мы тебя будем бойкотировать, так что для тебя скоро могилой запахнет!». Это говорилось людьми, которые до 1917 года мирно соседствовали между собой и совместно обрабатывали землю. Ведь очень часто бедные крестьяне обращались к зажиточным и земляки почти всегда помогали друг другу, но революция круто изменила мирный ход истории, расколов и поссорив между собой крестьянство. Через разрушение нравственных устоев общества, изменив ориентиры людей… При экономическом бойкоте у зажиточных крестьян забирались покосы, им отказывали в приёме скота в общественное стадо. Бойкотируемых переселяли на худшие земли. Экономический бойкот нашёл своё широкое применение по всему Уралу. Мужика обирали под корень. Никто не комментировал драмы, разворачивающейся в каждом дворе, в каждой деревне. Озлобленные выселенные хозяева не только словом, но и делом оскорбляли активистов-большевиков. Очень часто оказывалось прямое сопротивление, которое жестоко подавлялось властью. Политическая статья 58 - 10 карала за контрреволюционную пропаганду, гарантировала срок заключения не ниже 6 месяцев. Выстроилась новая социалистическая форма правления. Основательный грабёж деревни начался «демократическим» налогом самообложения и займами, выпущенными по «требованию рабочего класса и трудового крестьянства». Апофеозом предколхозной жестокости советского правительства явилось применение внесудебных репрессий ОГПУ. Из секретного циркуляра НАРКОМЮСТА № 22/СС от 5 октября 1929 года: «Усилить меры репрессии в отношении кулаков и других контрреволюционных элементов, ведущих борьбу против мероприятий Советской власти вплоть до расстрела». Дело было поставлено по - сталински основательно и секретно. «Какая нужда у правительства, - подозрительно засомневался зауральский крестьянин, - гнать мужика в колхоз. Дать бы лучше возможность объединиться свободно мужикам человек по пять. Снабдили бы машинами и тогда бы мужики обрабатывали землю лучше, чем колхозы». Раскулачивание крестьянства - жуткая страница нашей истории. При раскулачивании зажиточных крестьян растаскивали имущество не только рядовые колхозники, но и члены сельсоветов. И наконец, правительством СССР, был принят документ, известный мировой общественности, как «Закон о пяти колосках». Заглянем в его рафинированную жуть:

«ЦИК и СНК СССР считают, что общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна, и люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы, как враги народа... Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение, воровство колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты - расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах, лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества. Не применять амнистии к преступникам, осуждённым по делам о хищении колхозного и кооперативного имущества. Калинин, Молотов, Енукидзе». Булыжник вновь был адресован деревне. Надо было сделать невозможной деревенскую жизнь вне колхозов. Дожимали крестьян терпеливо и методично. Государство организовало так свою работу, что люди вынуждены были доносить друг на друга. Истины ради, стоит заметить, что стукачество - не ремесло, а благоприобретённая черта характера русского человека. Одной из первых жертв советской власти была деревня. В 1932 году страна катилась в бездну. Даже колхозники, в силу необходимости, стали красть. В деревне Скоблиной Юргамышского района на колхозном поле орудовала «Кулацкая банда». Поймали одного из преступников - Петра Махнина. При нём было ведро проса. От него вышли на остальных. На скамью подсудимых сели: Дудина Вера 45 - ти лет, Репнина Татьяна 56-ти лет, Дудина Прасковья 70-ти лет, Дудин Леонтий 77 лет и Петр Махнин 80-ти лет. 12 декабря 1932 года «преступницы» были подвергнуты лишению свободы на 10 лет каждая с конфискацией имущества. Мужики умерли до суда в камере Курганского исправдома». [1]

Как мне рассказала мой научный руководитель, учитель истории Еремкина Н.И., ее деда Никитина Василия Николаевича, который проживал в д. Усть-Яруль Ирбейского района с женой Ульяной Ананьевной и малолетним сыном Павлом за то, что они не хотели вступать в колхоз, выселили из деревни, пешком отправили на Баргинский слюдрудник (район г. Зеленогорска). Какому - то местному активисту очень понравились детские валенки сына Павла (расписные самокатки) и он сорвал их с ног ребенка. Видимо для своего дитя. Дед потом всю жизнь радовался, что не убили, а только в ссылку отправили, но горевал, что ноги Павлу пришлось обматывать своей одеждой, чтобы не застудить и нести сына все время на руках. Путь был неблизким – более 100 км.

Я был просто поражен данными о раскулачивании. Люди никого не убили, не украли, хотели хорошо жить, иметь жизненный выбор, свободу… А в них расстрелами и лагерями вбивали чувство общенародной собственности. Короткая память... Природа и та забывает про годы лихие. И только вблизи, когда притронешься к полусгнившим и тёплым срубам развалин на родном пепелище, осознаешь - это было почти вчера. Ужас прошлого перестаёт быть абстрактным историческим фактом и в душе поднимается обыкновенная человеческая боль. Удивляет меня и отношение русских к своим же землякам, соотечественникам, соседям. Равнодушие и жестокость стало нормой... Но я думаю, что надежда есть. Мы, внуки и правнуки, не должны забывать истории. В нас гены великого народа, живая, не выпадающая из памяти связь поколений. Никогда не поздно оживить древо народа, страны. Иначе - бездуховность, заросшие могилы предков, неприбранные с войны останки отцов…

«Зимой 1930 года Уральская область превратилась в разорённый улей. Население двинулось в города и отдалённые уголки России. Имущество распродавалось за бесценок, скот пошёл под нож. Горем захлебнулась зауральская деревня. Деревенская экономика Урала и страны в целом, полетела в пропасть. В зауральской деревне свирепствовало узаконенное беззаконие и насилие, выдаваемые за классовую борьбу и революционное обновление жизни. Раскулаченные семьи России и других округов и районов Уральской области гнали через Тюмень на север. По состоянию на 5 марта 1930 года через город Челябинск было пропущено 16 эшелонов, в коих числилось 8000 подвод, 4424 семьи, 22107 человек. Были часты случаи в дороге, когда раскулаченные предлагали малознакомым людям на сожительство своих малолетних дочерей, лишь бы спасти детей от смерти. Местные власти, измученные двумя годами борьбы с собственным народом, сводили с деревней последние счёты. При не очень придирчивой проверке оказалось, что около четверти запланированных к выселению дворов не являются кулацкими хозяйствами. Многие являлись просто - напросто бедняцкими. Север Урала и нынешняя Тюменская область стали самым подходящим местом для идейного перевоспитания широких кулацких масс.

На Урале зарегистрировали 40 тысяч таких семей. А пока короткая информация из первых рук: «Нас везут по 45 человек в теплушке. На воздух не выпускают, воды не хватает. Снегу даже не выпросишь. За что нас бросили в этот тёмный и смрадный вагон, который хуже тюрьмы?... Грудные дети, старики, все вместе. Негде сесть и лечь». Эта записка была найдена на путях кондуктором на станции Зуевка 5 марта 1930 года.

В реестре отправленных в ссылку душ из Юргамыша в Надеждинск можно прочитать: «Вагонов в железнодорожном в составе 7, человек 237, переданных по акту. Из них 110 человек младше 10 лет».

Перелистывая статистику тех лет, можно смело сказать, что советское государство объявило необъявленную войну женщинам, старикам и детям и узаконило в правах крестьянское рабство, отменённое в России в 1860 году.

На станциях погрузки совработники распознавали трудоспособных и отбирали лучших колхозников. Перегон крестьян по маршруту Тюмень-Тобольск во время зимнего периода задерживался, поэтому кулацкий элемент временно расселяли в семьях простых крестьян. Вокруг таких селений, естественно, усиливались милицейские корпусы, снабжавшиеся дополнительно оружием. Сотни голодных обмороженных людей, нары в три яруса, костры из икон, простуженный плач детей России.

Некоторые партии каторжан привозили прямо в заснеженный лес, приказывали самоустраиваться… В Тобольском округе была эпидемия тифа, заканчивалась первая зима ссылки. От голода и тифа вымирали целые посёлки. ...». [2]

Точно так же как и все спецпереселенцы, Георгий со своими родителями, отцом Меньщиковым Романом Яковлевичем, матерью Курбатовой Варварой Васильевной, братом и сестрой оказался в Канске. Потеряв все, что нажили собственным трудом, родители Георгия (по словам его дочери Екатерины Георгиевны) были очень злы на Советскую власть. Худо - бедно обосновались на новом месте. Слава Богу, что не отправили на север, в более тяжелые условия. Как ни как город. Канск. Работящие и хозяйственные Меньщиковы не сидели, сложа руки. Учились, работали. Всю мирную жизнь перечеркнула война…

Глава 2. Мы за ценой не постоим…

Когда началась Великая Отечественная война, все дети Меньщиковых, забыв горе, страдания, унижения, ссылку ушли защищать Родину. Брат Аркадий - погиб, сестра Екатерина тоже воевала - о ней до сих пор ничего не известно. Георгия на фронт призвали в 18 лет, в 1943 году, из Канска. Молоденький, неженатый парень. Под впечатлением этой истории я очень долго не мог прийти в себя. Размышлял. Другие это были времена. Другие были люди. Они по-другому смотрели на многие вещи, так были воспитаны. Дела общественные, дела страны были важнее личных. Главное - идея. Осуждали тех, кто был только за себя, не понимали их. Дух общего дела был важнее всего. Разве им не было страшно идти на фронт, разве им не было жалко оставлять свои семьи? Конечно, ответ очевиден. Но они все равно пошли и многие не вернулись…

Мы сегодня живем в другом измерении человеческих отношений. Делаем что - то только за вознаграждение. Попусту проводим время. Совершаем очень плохие поступки. Проходим мимо тех, кому реально нужна наша помощь. Вечно что-то пытаемся для себя «урвать». Думаем о себе и о своей выгоде. Гребем под себя. Завидуем, злорадствуем над чужими проблемами. А спецпереселенец Меньщиков, кулацкий сын стал бойцом Красной Армии.

Военный путь его пролегал через запад СССР - Украину, Белоруссию, Литву, а затем через Польшу. Георгий Романович служил в должности пулеметчика моторизированного 3 проводного батальона автоматчиков 103 Севской Краснознаменной орденов Б. Хмельницкого и М. Кутузова танковой бригады, которая входила в конце войны в состав легендарного 1 Белорусского фронта. Из Интернета я узнал, что «…танковая бригада была сформирована на базе 119-го отдельного танкового батальона в марте 1942 в г. Вологда как 103-я танковая бригада. В неё вошли 119-й, 420-й танковые, 103-й мотострелково - пулемётный батальоны и ряд других частей. Была включена в 3-й танковый (с 20 ноября 1944 года 9-й гвардейский танковый) корпус. В составе этого корпуса, который входил в 61-ю армию Западного фронта, впервые вступила в бой в начале июля 1942 года севернее г. Волхов.

Во 2-й половине августа во взаимодействии с другими соединениями отражала наступление 3-й танковой армии противника на сухиничском направлении. В сентябре выведена в резерв Ставки, с января 1943 года вновь включена в действующую армию. В январе - феврале бригада успешно вела боевые действия в наступательной операции Юго-Западного фронта в Донбассе, в ходе которой освободила г. Краматорск (5 февраля 1943 года).

Во второй половине февраля - начале марта участвовала в отражении контрнаступления немецко-фашистских войск под Харьковом. С конца марта вместе с другими соединениями и частями 3-го танкового корпуса находилась в резерве Ставки ВГК, а в начале мая 1943 года включена в состав 2-й танковой (с 20 ноября 1944 года 2-я гвардейская танковая) армии, в которой действовала до конца войны.

Отважно сражались воины танковой бригады в Курской битве. Во взаимодействии с частями 307-й стрелковой дивизии, 51-й танковой бригады и ряда артиллерийских соединений они отразили многократные ожесточённые атаки крупных сил танков и пехоты противника в районе Понырей.

Высокое воинское мастерство показал личный состав бригады в Орловской и Черниговско-Припятской наступательных операциях.

За умелые действия, способствовавшие освобождению войсками 60-й армии г. Севск (Брянская область), бригаде было присвоено почётное наименование «Севской» (31 августа 1943 года).

В начале сентября вместе с корпусом и армией выведена в резерв Ставки ВГК, в середине января 1944 года передана 1-му Украинскому фронту. В январе - феврале принимала участие в Корсунь - Шевченковской наступательной операции 1-го Украинского фронта, а в марте - апреле - в Уманско - Ботошанской наступательной операции 2-го Украинского фронта.

За образцовое выполнение заданий командования при освобождении г. Умань (10 марта) награждена орденом Красного Знамени (19 марта 1944 года). За образцовое выполнение заданий командования при форсировании Днестра, овладении городом и важным железнодорожным узлом Бельцы, выход на государственную границу с Румынией и проявленные при этом доблесть и мужество награждена орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени (8 апреля 1944 года).

Летом 1944 года бригада участвовала в Люблин - Брестской наступательной операции 1- го Белорусского фронта и за отличия в боях при освобождении польского г. Демблин (25 июля) награждена орденом Кутузова 2-й степени (9 августа 1944 года).

За умелое выполнение боевых задач в боях с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные личным составом стойкость, решительность, дисциплину и организованность удостоена гвардейского звания и преобразована в 65-ю гвардейскую танковую бригаду (1 декабря 1944 года).
Боевой путь завершила как 65-я гвардейская танковая Севско - Померанская ордена Ленина Краснознамённая орденов Суворова, Кутузова и Б.Хмельницкого бригада». [3]

Я не понимал, как в танковых бригадах служили автоматчики и пулеметчики, пока мне не рассказала об этом научный руководитель и воспоминания ветерана В.Д. Молева о боях на Волховском фронте, которые я нашел в Интернете: «…пулеметчики и автоматчики в танковых бригадах - это очень страшно, тяжело и ответственно. Ведь по танкам бьют пушки, самолеты. А ты в это время сидишь на танке. В разгар боя, когда танки идут на прорыв вражеской обороны, ты спрыгиваешь с танка и, пытаясь окопаться, поддерживаешь атаку пулеметным и автоматным огнем, стремясь уничтожить живую силу противника». Ветеран вспоминает один бой: «Мы всю ночь ехали на трех танках, сидели наверху. Выехали к утру на шоссе Мга - Любань, ждали команду, что нам делать дальше. Немец ударил пулеметами и пушками. Наш офицер спрыгнул с танка и залег. Танк начал разворачиваться, чтобы ударить по немецким пулеметчикам, и переехал нашего офицера… Один из наших автоматчиков соскочил и начал стрелять в немцев, а потом он же с одним из врагов схватился врукопашную. И наш, и немец были ранены, немец подмял нашего автоматчика под себя и начал душить. Наш солдатик оказался послабее, звал на помощь. Мы с моим товарищем Васиным подбежали. Васин выхватил штык и ударил немца. Но я сказал, чтоб он не мучил его, и убил немца выстрелом из автомата. В это время начался огонь с другой стороны. Наши подтащили два станковых пулемета и начали стрелять. Офицер дает приказ: «Вперед!». А нас только двое, я да Васин... Первым побежал Васин, я его поддерживал огнем. Подбежали к блиндажу. Немцы кричат: «Рус, сдаемся!». Мы взяли 8 человек, обыскали их, забрали у всех документы. Среди них был один эсэсовец. Он документы спрятал в рукавицу, а потом пытался выкинуть их. Но мы их нашли». [4]

Враг был очень силен, огрызался. Понимал, что скоро конец войне и не в его пользу. Из наградного листа Меньщикова Георгия Романовича: «В наступательном бою 2 сентября 1944 года у села Ульясик в Польше из ручного пулемета уничтожил 7 немецких солдат. 4 сентября 1944 года подавил огневую точку противника, в боях увлекал за собой своих товарищей… Представить в ордену Красной Звезды». [5]

Но Орден Красной Звезды Георгий Романович не получил. За последующие бои и героизм при освобождении Польши и Германии он был награжден в 1945 году двумя Орденами Славы. И это в 20 года!

Из статута Ордена Славы я узнал, что он «был учрежден одновременно с орденом «Победа» 8 ноября 1943 года. Инициатива создания принадлежит И. В. Сталину Основная идея его создания - возможность награждать рядовой и младший командный состав Советской Армии за самые различные героические деяния на полях сражений. Знак ордена должен был иметь очень высокий статус и фактически быть равным полководческим орденам. Именно поэтому изначально, при разработке он носил название орден Багратиона, но впоследствии стал именно орденом Славы. Работа над эскизом велась сразу в нескольких направлениях и разными художниками. Итогом стало утверждение эскиза, выполненного художником Н. И. Москалевым. Знаком ордена награждали военнослужащих Красной Армии рядового и сержантского состава. Он фактически являлся наградой рядового состава, «солдатским орденом». Кроме того награждению подлежали и военнослужащие в звании «младший лейтенант» войск авиации. Награждения производились за проявленные в боях за Родину личное мужество, бесстрашие и храбрость. Награжденным мог стать любой боец или младший командир Красной Армии, совершивший героические поступки. Награждение производится в порядке возрастания старшинства от третьей степени к первой. Первая степень является высшей степенью. Ношение определено на левой стороне груди. Различия первой, второй и третьей степени заключаются в том, что материалом для изготовления знака первой степени является золото. Знак второй степени изготавливается из серебра с золочением центрального медальона. Знак третьей степени полностью изготавливается из серебра.

Первые награждения орденом Славы состоялось в ноябре 1943 года. Всего знаком этого Ордена III степени награждено около 1 миллиона человек. Свыше 46 тысяч человек было награждено знаком II степени. Полных кавалеров Ордена Славы – более двух с половиной тысяч человек. Среди них 4 женщины. 7 человек были награждены орденом I степени, но не являлись полными кавалерами. Кроме того, что это был «солдатский» орден, это был еще и орден, который вручался только за личные заслуги перед Отечеством. Воинские части и подразделения знаком этого ордена не награждались.

Орденом Славы награждался тот, кто:
• Ворвавшись первым в расположение противника, личной храбростью содействовал успеху общего дела;
• Находясь в загоревшемся танке, продолжал выполнять боевую задачу;
• В минуту опасности спас знамя своей части от захвата противником;
• Из личного оружия меткой стрельбой уничтожил от 10 до 50 солдат и офицеров противника;
• В бою огнём противотанкового ружья вывел из строя не менее двух танков противника;
• Уничтожил ручными гранатами на поле боя или в тылу противника от одного до трёх танков;
• Уничтожил огнём артиллерии или пулемёта не менее трёх самолётов противника;
• Презирая опасность, первым ворвался в ДЗОТ (ДОТ, окоп или блиндаж) противника, решительными действиями уничтожил его гарнизон;
• В результате личной разведки установил слабые места обороны противника и вывел наши войска в тыл противника;
• Лично захватил в плен вражеского офицера;
• Ночью снял сторожевой пост (дозор, секрет) противника или захватил его;
• Лично, с находчивостью и смелостью пробравшись к позиции противника, уничтожил его пулемёт или миномёт;
• Будучи в ночной вылазке, уничтожил склад противника с военным имуществом;
• Рискуя жизнью, спас в бою командира от угрожавшей ему непосредственной опасности;
• Пренебрегая личной опасностью, в бою захватил неприятельское знамя;
• Будучи ранен, после перевязки снова вернулся в строй;
• Из личного оружия сбил самолёт противника;
• Уничтожив огнём артиллерии или миномёта огневые средства противника, обеспечил успешные действия своего подразделения;
• Под огнём противника проделал для наступающего подразделения проход в проволочных заграждениях противника;
• Рискуя жизнью, под огнём противника оказывал помощь раненым в течение ряда боев;
• Находясь в подбитом танке, продолжал из оружия танка выполнять боевую задачу;
• Стремительно врезавшись на своём танке в колонну противника, смял её и продолжал выполнять боевую задачу;
• Своим танком смял одно или несколько орудий противника или уничтожил не менее двух пулемётных гнёзд;
• Находясь в разведке, добыл ценные сведения о противнике;
• Лётчик-истребитель уничтожил в воздушном бою от двух до четырёх самолётов-истребителей противника или от трёх до шести самолётов-бомбардировщиков;
• Лётчик - штурмовик в результате штурмового налёта уничтожил от двух до пяти танков противника или от трех до шести паровозов, или взорвал эшелон на железнодорожной станции или перегоне, или уничтожил на аэродроме противника не менее двух самолётов;
• Лётчик-штурмовик уничтожил в результате смелых инициативных действий в воздушном бою один или два самолёта противника;
• Экипаж дневного бомбардировщика уничтожил железнодорожный эшелон, взорвал мост, склад боеприпасов, горючего, уничтожил штаб какого-либо подразделения противника, разрушил железнодорожную станцию или перегон, взорвал электростанцию, подорвал плотину, уничтожил военное судно, транспорт, катер, уничтожил на аэродроме противника не менее двух самолётов;
• Экипаж лёгкого ночного бомбардировщика взорвал склад боеприпасов, горючего, уничтожил штаб противника, взорвал железнодорожный эшелон, подорвал мост;
• Экипаж дальнего ночного бомбардировщика разрушил железнодорожную станцию, взорвал склад боеприпасов, горючего, разрушил портовое сооружение, уничтожил морской транспорт или железнодорожный эшелон, разрушил или сжёг важный завод или фабрику;
• Экипаж дневного бомбардировщика за смелое действие в воздушном бою, в результате чего было сбито от одного до двух самолётов;
• Экипаж разведчика за успешно выполненную разведку, в результате которой получены ценные данные о противнике.

Я узнал, что самым молодым полным кавалером ордена Славы стал командир орудия, гвардии младший сержант И. Ф. Кузнецов, родившийся 28 декабря 1928 года. Он был представлен к Ордену Славы I степени в возрасте 16 лет в апреле 1945 года и награждён им 15 мая 1946 года, а самым старшим по возрасту полным кавалером ордена был стрелок, красноармеец И. А. Ширяев, родившийся 29 сентября 1891 года. ». [6]

Вместе со своей бригадой Георгий Романович дошел до Берлина. 6 мая 1945 года закончил войну в Германии. В этот же время был отправлен (с 1947 по 1949 гг.) в г. Полтаву (Украина) на курсы геодезистов. Затем там же, на Украине, строил военный аэродром. Служил до 1950 года. Там фронтовик начал вести дневник. С волнением держишь в руках дневник Георгия Романовича….

Глава 3. Судьба на страницах дневника.

6 тоненьких ученических тетрадей. Дневник 20 – летнего дважды орденоносца Меньщикова. Он начал его вести в 1947 году и на протяжении 3 –х лет (до 1950 года) делал записи. Не все листы сохранились. Может быть, вырвал сам, посчитав откровенными, может, обветшали от времени…. Записи ведутся простым карандашом (его видно плохо) и чернилами (хорошо читаются). До войны Георгий Романович окончил 7 классов. Удивительно, но орфографических ошибок практически нет (какие прочные знания давала советская школа!), очень мало ненормативной лексики, хоть это и дневник молодого человека. Нам сейчас это трудно даже представить! О чем думал, что писал гвардии ефрейтор Меньщиков?

Конечно о любви. Ведь на это и нужна молодость. В 1947 году о пастушке Тане (ее так прозвали солдаты, потому что пасла свою корову рядом с лагерем геодезистов): «Это местная девушка. Учится в сельскохозяйственном техникуме. Скромная, как мне нравится». Но романа не возникло. «Таня сказала, что ей не разрешает мать, молодая, мол, еще учиться надо, но я все равно думал о ней, она мне почти каждую ночь снилась».

Именно к 1947 году относятся первые записи в дневнике. Записи короткие, нет размышлений, подробного описания. Просто события одной строкой. Но они о многом говорят. Например, «продал английский пиджак и две рубашки, купил пожрать, все равно недоволен». Я думаю, что эти вещи

Георгий Романович вывез из Германии. Что греха таить, наши солдаты брали вещи немцев. Может, надеялся парень, что приедет в Сибирь одетым – обутым. А с вещами вот так пришлось расстаться… Просто проесть …

Запись от 17.01.1947 года «…получил письмо от родных. Брат Петька арестован, попался за барахло, которое украл у своих баб». Вот такая ирония судьбы: один брат – орденоносец, дошел до Берлина, в Сибири брат - вор. Позже есть запись, что Петр получил срок 5 лет лишения свободы. Неприятность случилась и с семьей Георгия Романовича «8 декабря 1948 года. Получил письмо от отца, их обокрали».

Георгий Романович с сарказмом пишет «получил получку за 3 мес. – 80 руб. Не знаю, куда деть деньги. Купил сала и хлеба поесть на один раз». Стыдно Георгию Романовичу писать о таком факте «…сегодня написал письмо бате, прошу денег на сапоги, и не решаюсь, и это меня удручает. Но ничего не поделаешь, хотя для меня это позор…».

А вот еще один грустный случай «взяли мыла и пошли в город, думали, продадим и не смогли продать, никто не купил». Гражданские люди в послевоенные годы тоже бедствовали. Встречаются еще более короткие записи: «жизнь не радует», «выпил 100 гр.», «смотрел фильм», «вши заели», «продал кожаные перчатки на базаре за 25 руб.», «сидел на губе, выпустили в честь 9 мая», «лег в санчасть с чирьем», «загнал ботинки», «вскрыли чирей», «блохи не дают покоя» и т.д.

С 1948 года записи становятся более подробными, основательными, много рассуждений, выводов, смысла. Встречаются записи несогласия с политикой государства: «на политзанятии узнали, что СССР дал Польше хлеба в кредит. Все стали кричать, что в 1945 году Франции дали хлеба, а в 46 г. и 47 г. сами кулак сосали». Это было очень опасно, за такие речи могли серьезно наказать.

В почти каждой записи тоска по родному дому, матери, отцу, родным. И еще: когда демобилизация?

Накануне нового 1948 года Георгий Романович вспоминает, как он праздновал всеми любимый праздник: « 44 г. - в учебке, голодный, забитый, а 1 января принимал присягу. 45 г. - на Висле готовил капониры и землянки, чтобы в них даже танки не стояли. 46 г. - его только и встретил у начальника ГСМ. А проводили 1946 год поллитром самогона на двоих и двумя картофельными оладьями. 47 г. - встретил голодный, в холодной теплушке по дороге из Белой Церкви». Все мысли об еде, как это страшно! Тяжелое время!

В феврале 1948 года пишет «3 дня не писал. Ничего в моей жизни не изменилось. Я даже не рассказал своим сослуживцам об именинах, промолчал. На скудные рубли купил ржаную булку хлеба и тут же зажевал ее». Я думаю, причина этому – отсутствие денег, нечем и не на что угостить товарищей.

На отдельной странице приводит понравившуюся цитату М. Горького «Любите книгу. Она облегчит вам жизнь, дружески поможет разобраться в пестрой и бурной путанице мыслей, чувств, событий» и добавляет «да, я чересчур люблю книги, от которых у меня болит уже голова».

Условия проживания на курсах были тяжелыми «…спим в палатках, дождь каждый день, холод, сырость, матрасы все мокрые» и все мысли о еде «дал последние деньги Дангарову, чтоб купил булочку, но он мне ее не принес», «…сегодня прожрал свою огромную получку – купил батон и 2 булочки. Нужно ждать следующего 15 – ого числа», «..ели яблоки». Пишет фразу «на первое были щи – хоть полощи…». А вот запись очень откровенная «…обед снова бурда. Борщ одна картошка не очищенная и капуста. Но не крошеная, а рваная. На второе сечка. Мясо, как всегда, три крошки для кошки и та съест, не почувствует». Конечно, времена были голодные, послевоенные, паек был скудным.

Правда, не стесняясь, пишет о том, что 21 мая 1948 года «обманули дежурного по роте – взяли две лишние порции первого и второго и скушали вчетвером». Солдатская сноровка и хитрость пригодилась! Куда без этого…

Хотя не всегда такое могло остаться без последствий: «сегодня двоих осудили за воровство. Одному дали 15 лет, второму 12 лет». А вот еще трагический случай «уснул часовой на посту и его винтовку начальство у спящего вытащили. Он проснулся, убежал, а потом от страха зарезал себя сам».

Откровенно пишет. Если украл, то признается, а вот запись иного рода «25 декабря 1948 года. Получил на кухне по морде рыбиной, якобы за то, что украл рыбу. Ее нашли под ларем. Как она туда попала, не представляю». В голове не укладывается! Орденоносец, который брал Берлин, был побит за подозрение в краже. Вот были времена!

Постепенно жизнь входила в мирное русло. В мае 1948 года пишет «ходил на футбольный матч. Команда Полтавы «Спартак» загнала нашей «Заре» 1 мяч».

Георгий Романович после окончания курсов с 1948 года работает. «Наш объект строительства №060 Центральное Проектное бюро ВВС СССР спроектировано 20.05.1947 года. Главный инженер майор Ильин. Начальник отдела капитан Усатый. Начальник отдела капитан Крылов. Автор проекта инженер Глотов. Проектировщик инженер Глотов. Начальник 7 отд. ЦПБ инженер майор Асанов. 11 июня 1947 г.». Удивительно, что он пишет об этом очень подробно, называя фамилии, звания и т.д. Ведь мы знаем, что многое в то время было засекречено. А строили геодезисты военный аэродром. На Украине в эти годы было еще много недобитых врагов – бандеровцев, бывших полицаев, предателей.

В 1949 году познакомился в полтавчанкой Валей. Это были длительные, тяжелые, отношения на протяжении 2 лет (до самой демобилизации). С Валей у Георгия были близкие отношения, он действительно полюбил девушку, убегал в самоволки, чтобы повидаться с ней, его «часто садили за это на губу». Но ему не нравилось, что девушка может выпить. И еще «…получил письмо от Вали и песенку. Содержание песенки мне не понравилось. Где она ее могла узнать и какое у нее воспитание …». Сожалеет «денег нет, когда пошел… к Вале. Никакой подарок не купил ей». Со временем понимает, что «Валя мне мозги закрутила, но я ее все равно люблю». В 1950, году появляется такая запись «15.01.1950 г. Решил расписаться с Валюшей». Через несколько дней, 29 января «мать не разрешила расписываться». Не понятно, то ли мать Вали не разрешила, а она жила в Полтаве и Георгий с ней встречался. То ли его мать написала письмо и не разрешила. Данных нет. Но отношения постепенно сходят на нет «…справляли именины. Валентина… напилась. Люблю ее и ненавижу. Пора прекратить эту музыку с Валентиной».

В этом же году познакомился с Марусей, пишет о ней несколько грубо, но видимо честно: «…на рожу не гожа, зато душа человечья».

Очень популярно в то время было социалистическое соревнование. В 1949 году Георгий Романович отмечает данный факт записью «позвали на соц. соревнование 5 батальон». А вот еще одна интересная запись: «у нас объявлен конкурс на лучшую палатку».

В каждой записи учеба, работа, но не только. 26 мая 1949 года «…получил деньги 300 рублей, куда они улетают? Осталось… 100 руб.». 8 июня 1949 года «…после двух бессонных ночей шел и наскочил на дерево – поцарапал щеку». Солдаты часто убегали в самоволки «… обмундирование новое не дают, чтобы мы не сбегали…».

В июне 1949 года отмечает важное событие, посвящая ему несколько строк: «фотокарточки отца и матери вставил в карманные рамки».

Описывает один случай, когда ехали из Германии в СССР «откурочили цистерну спирта на станции Майдабург (видимо г. Магдебург) и прятали ее от начальства».

Из дневниковых записей следует, что на курсах проводились политзанятия по темам «Наш военно - морской флот», «СССР – оплот мира и порядка», разные собрания, солдат систематически снабжали свежей прессой.

Много записей о кинокартинах, которые показывали в клубе. Среди любимых фильмов «Подвиг разведчика», «Робинзон Крузо» (билет стоил 18 руб). Но 10.07.1949 года с сожалением пишет «пошли… в кино, но оно не состоялось – барахлит движок», «…кино мне не понравилось, чехословацкий фильм, только 18 руб. издержал зря».

Нередки были конфликты с сослуживцами и командирами, так в июле 1949 года есть следующая запись «…повздорил с командиром Бугарем. Он сказал, что… посадит на губу. Я сказал, что садите, я губы не боюсь, что я не солдат?». Вот еще более резкая запись: «…люди озлоблены этими порядками в части. Им уже не мила жизнь. Особенно грызут зубы на начальство».

Меня поразила одна запись «…прошу шинель – не дают. Говорят, что у меня записано, что я получал шинель в октябре 1947 года. Не было этого. Мне до того стало обидно, что даже слезы вышли на глаза. После этого дали». Герой войны просит шинель. Ему не верят. Вот такие были времена, ничего не скажешь. И еще запись «я не работаю, сижу в казарме в рваных ботинках…».

Есть запись от 31.07.1949 года «Проснулся от того, что сильно колет в левом боку почти внизу грудной клетки около сердца». Это были первые симптомы болезни. Сердечный приступ на работе (в 1985 году) сведет его в могилу в возрасте 59 лет, в Канске… Помощь оказать было некому, была ночь, и Георгий Романович находился один.

А пройдя медосмотр 5 августа 1949 года, пишет «…мой рост 169 см, вес 63,4 кг». Просто шок! Взрослый парень, а вес … Все это последствие голодных лет. Следующая запись меня особенно поразила «завтра нам бежать кросс 25 км для сдачи ГТО».

Слушателем курсов разрешалось брать книги в библиотеке и Георгий с упоением читает. Я подсчитал, что за 3 года им прочитано более 50 книг: «…читаю Ж. Амаду, бразильского писателя «Земля золотых плодов», недавно закончил «Цусиму», взял в библиотеке книги Сталина, А. Герцена «Былое и думы», В.И. Ленина «Шаг вперед, два шага назад».

17 июля 1949 года очень резкая запись «Что мы, рабы? Музыку нам нельзя, вон у летчиков все есть, а у нас на ужин капуста и вонючая рыба».

В минуты отдыха в палатках «после ужина мы философствовали. Лесных развил тему о школе хитрости. Из этой школы человек выходил такой, чтобы его никто не мог обмануть, а он бы всех обманывал. Мы ему стали доказывать всю несуразицу его идеи». Например, 2 сентября 1949 года пишет «разговорились с Гришей об устройстве торговли в государствах и денежной реформе, и какой результат от этой реформы».

2 сентября 1949 года «…базары – это пристанище паразитирующего элемента. Базары отсутствуют во всех странах Европы, за исключением Польши и Румынии. Почему у нас нельзя так сделать? А потому что государство имеет прибыль с базара…». Иногда знаний не хватало, но ему интересно все: «попугаи, говорят, водятся только в южных странах. Но они есть и в Советском Союзе. Хотя он и в умеренном поясе…».

Плохо было не только с едой, но и куревом «плохо с куревом…». Папиросы покупали за свои деньги, и вот Георгий Романович пишет 13 августа 1949 года «Решил бросить курить и бросил. Не курил 4 дня. А потом снова начал курить. Разве в армии можно бросить курить, когда все время только ругань с начальством». Как это звучит современно и актуально до сих пор!

Одна запись проливает свет на то, почему Георгий Романович оказался на курсах геодезистов в разоренной Украине, а не остался дослуживать в Германии: «У меня сегодня вечер воспоминаний. Вспомнил армяшку Бодыряна. Как он у меня все перевернул в жизни… и все в худшую сторону, как сорвал мои мечты вступления в кандидаты партии. Мне после этого все опротивело в службе, и я начал употреблять то, что не нужно и вредно для организма. Как добивался либо лечь в госпиталь, либо демобилизоваться… Вместо демобилизации попал в Полтаву». Георгий Романович знал, как их называли за глаза «выслали из-за границы как разлагающийся элемент».

Несмотря на молодость к Георгию Романовичу обращались за помощью сослуживцы «Помог Шитикову. Продиктовал ему, как писать заявление в комсомол…». Сам Георгий Романович был комсомольцем, платил членские взносы.

Время было очень непростое: июль 1949 год «судили дезертира Ивановского Бориса. Тот поехал в госпиталь в Киев, но его не приняли и он бежал. Поймали через 6 дней. Дураку туда и дорога». Но вскоре Георгий приводит в дневнике другой случай «В 7 вечера построили весь полк. Комполка полковник Кудрявцев объявил, зачем построил: чтоб решить, что делать с солдатом Лазаревым, дезертиром. Лазарев просил, чтобы его не судили. Начали выступать кто за Лазарева, кто против. Голосовали. За суд – «за» все офицеры и примерно рота. Против – все остальные. Мое мнение таково – судить. Но судить человека всегда можно успеть, его еще воспитать нужно. Да, товарищ Сталин правильно говорит: «Нет плохих людей, есть плохие руководители». Его удручает проявление несправедливости «Витюку простили дезертирство, да еще комвзвода поставили».

Удивительно, но уже в то время многие красноармейцы и мирные граждане СССР знали, что наши солдаты навсегда остались за границей, об этом рассказывает один случай, описанный Георгием Романовичем «…встретили двух теток в городе. Они несли воду, дали нам попить и одна из них меня спрашивает, мол, на фронте был? Отвечаю, что был. На самой передовой, спрашивает. Да, на передовой, говорю ей. Ранен был, допытывается. Отвечаю, да легко ранен был, можно сказать поцарапан. Там убивают, не унимается тетка. Обыкновенно, убивают, говорю ей. Оказывается, у нее сына убили, и она написала письмо в то село, где его убило, а оттуда ответили, что в этом селе боев вообще не было. Теперь эта тетка думает, что ее сын в Америке». И это 1949 год!

С горечью Георгий Романович пишет «…пошел в парк г. Полтавы, там братская могила запущенная. Меня зло взяло. Не могут могилы прибрать. Ведь нет ни одного дома на Украине, где бы ни убило сына, мужа, сестру, брата, мать, стариков… Могли б хоть цветы посадить…». Как это особенно сейчас актуально звучит в связи с событиями на Украине!

А вот посещение исторического музея оставляет у Георгия Романовича очень яркие впечатления «…подошли к музею, здание было сожжено, но красоту сохранило. Много экспонатов». И затем подробно описывает многие из них: статую Петра Первого, бронзовые изделия, карту Полтавской битвы, посуду и т.д.

Даже в то нелегкое время, голодное и холодное ничего не делалось бесплатно. В июне 1949 года есть такая запись «пришлось ехать из Киева в Васильков. Заплатили 4 руб. за машину». А вот еще одна запись «Каждый живет по принципу «своя рубашка ближе к телу». Странно это слышать, ведь в то время пропагандировался принцип коллективизма, братской взаимопомощи. Сам погибай, а товарища выручай! Оказывается, не всегда так было, даже после такой страшной войны.

Многим солдатам очень интересно, что постоянно Георгий Романович пишет, может письма? Отвечает «пишу дневник». Один солдат поделился с ним, что тоже писал, но потом дневник с вещами попал к немцам.

Встречаются довольно крамольные по тем временам записи. Просто удивительно, что никто из сослуживцев не выдал Георгия Романовича, там написано «…и нам теперь говорят: мы идем к коммунизму… Мы должны работать для того, чтобы построить коммунизм для наших детей. А мы кто? Парубки 24 лет. Ничего не видевшие в жизни хорошего, кроме как работы и войны и после снова работы. А будущее 50 лет на черта нам нужно? Нам нужно сегодня». И еще запись от 8 августа 1949 года «…разговорились с Гришей про армию Власова. Гриша сказал, что не Власов предатель, а Тимошенко. Он фронтом командовал, а Власов ему только подчинялся». За такие слова можно было запросто угодить в лагерь, только не геодезический, а исправительный. Видно, что даже простые люди понимают, что не все просто было с делом Власова…

В марте 1950 года пишет, что «…у нас хозяйственный день. Купил 4 носовых платка, 4 банки крема, бутылочку тройного одеколона, футляр для зубной щетки, три карандаша, автоматическую ручку. Мечта купить портсигар и лезвия. Но все это откладывается до получки». Как нам, современным людям, странно и удивительно это! В то время люди не имели элементарных предметов гигиены и очень страдали от этого. Запросы молодежи сейчас куда выше!

Надо сказать, что в начале учебы на геодезиста Георгий Романович не всегда хорошо справлялся, его ругали, пишет про себя «маяки выставлял с ошибками». Но потом он становится лучшим и на экзамен «зашел и сдал первым».

Живо интересуется международным положением: «читал ноту СССР Югославии» о том, что там арестовали русских граждан, это плохо». Очень доволен действиями вьетнамцев и партизан Ю. Кореи.

Нередки были несчастные случаи «солдата придавило вагонеткой, вот такая наша дешевая жизнь…».

Бойцы бегали на свидание к девушкам и на прокат одалживали одежду и награды Георгия Романовича: «дал свою гимнастерку, сапоги, серебряшки и медяшки». Я думаю, что это производило впечатление на девушек - два Ордена Славы, медали. Девушки до сих пор любят героев.

Из 6 тетрадей дневника только дважды Георгий Романович пишет о боях, войне: в первый раз о боях за Берлин, где он был легко ранен и второй случай: «…смотрели фильм «Берлин», я узнавал улицы, по которым мы проезжали. Показывали Богданова – маршала бронетанковых войск. Я его видел вживую в Берлине. Нас прятали от него, так как мы были плохо одеты, а он все равно нас захватил и общался с нами». Оказывается, в то время тоже было немало показухи и очковтирательства.

Конечно, нельзя Георгия Романовича назвать антисемитом, но вот просто курьезный случай, описанный в дневнике: «Сегодня пошел в библиотеку сдавать книги. А на крыльце сидит мл. лейтенант еврейчик и стонет. В библиотеке случилась беда. Еврей полез наверх, оборвался вместе с книгами на пол и пострадал. Сидит, стонет «к чертям всю эту работу» и «сна никогда не видал». Его подняли, увели помощь оказать. Теперь он может гордиться, что контужен в библиотеке».

Дороги Георгию Романовичу сведения о родном Канске, которые он узнает из писем родных «…табачную фабрику восстановили и она работает вовсю. Мелькомбинат все еще восстанавливают. Текстильный комбинат строится в Кан – перевозе». Ему интересно, сколько у кого из его родни детей, кто с кем поженился… Видно, что он соскучился по мирной жизни.

Дневнику Георгий Романович доверял все свои мысли и взгляды. А в жизни не любил фронтовик рассказывать о войне. Если и рассказывал, то скупо. Вспоминал, что на войне солдаты уставали страшно, мечтали просто по - человечески выспаться. Если разрешали, то они падали спать там, где стояли. Однажды Георгий Романович уснул под танком, его долго не могли найти: и кричали, и по имени звали. Спал мертвецким сном. Еле его нашли и разбудили.

Воевал геройски. Об этом говорят его награды. Два Ордена Славы, Орден Отечественной войны I степени, медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Вот еще один интересный и необычный факт из фронтовой судьбы Георгия Романовича: медалью «За отвагу» он был награжден 26 сентября 1944 года. Но так ее не получил, время было такое: то документы запоздали, то часть перевели, то ранение солдат получил… Медаль разыскала адресата только в 1993 году, спустя 8 лет после смерти Георгия Романовича. Получала награду в Канском военкомате дочь Катя.

Канские фронтовики, знавшие Георгия Романовича, спрашивали его, почему не получил Орден Славы I степени до полного комплекта. Герой отшучивался: «Или грудь в крестах, или голова в кустах!»

С женой Калининой Ниной Васильевной познакомился в Канске, по возвращении в 1950 году. Она была местной жительницей. Была младше мужа на 6 лет. После войны родилось 4 детей:
1951 год – дочь Галя;
1953 год – сын Александр;
1955 год – дочь Нина;
1967 год - дочь Катя;

Младшенькую дочь называл «поскребыш», очень любил Катю. У Георгия Романовича были золотые руки. В советские годы дефицита сам сделал дочери заколки для волос из зубных щеток; сделал из дерева дипломат (чемоданчик, модный в то время), обтянул кожей, поставил замки. Никто не мог отличить его от фабричного изделия. Очень любил землю. Живя в частном доме, садил огород, выращивал цветы. Мог сшить фартук, рукавицы. Прекрасно вышивал крестиком, даже вышил ковер. Очень вкусно готовил. Любил ходить в городскую библиотеку, читал запоем. В те времена не было Интернета, люди действительно читали. Читал всегда сидя за столом, сделав себе небольшую конторку (подставку под книгу). Сердился на дочь, если читала лежа. Всегда ходил на Парад 9 мая. Водил с собой дочь. Сшил в ателье хороший костюм, на котором были его заслуженные награды. А вот гвардейский значок носил всегда, даже на повседневной одежде. Сам лично сделал себе орденские планки (колодки). Позже военкомат выдал ему типовые (заводские).

После войны работал на Племконюшне, в 4 – ом военном городке. На пенсию ушел с Канского ремзавода. Никакими льготами не пользовался. 20 лет после войны День Победы не отмечался, был обыкновенным рабочим днем. Начиная с 1965 года, фронтовики стали пользоваться некоторыми льготами. Но получил благоустроенную квартиру Георгий Романович только тогда, когда снесли их частный дом. Единственное, как фронтовик, по ранению, раньше ушел на пенсию. По тем советским временам пенсия была хорошая. Умер еще нестарым человеком 13 ноября 1985 года. Было Георгию Романовичу всего 59 лет. Догнала война …Дочь Катя осталась без отца в 18 лет, учась в Канском педагогическом училище.

Вот такие простые русские солдаты одолели врага, одержали победу, на своих плечах вынесли все тяготы нелегкой судьбы русского человека, жили всегда честно и достойно. Нам, молодым, надо брать пример с таких людей.

Заключение

О Великой Отечественной войне написаны горы книг. Но, к сожалению, лишь в небольшой их части - тяжелая правда о войне. Истину знают только ее участники. Все меньше и меньше остается их с нами. Возможно, мы последнее поколение, которое еще может общаться с уходящими живыми свидетелями. Воспоминания о них становятся поистине бесценным историческим документом. Мы обязаны продолжать, начатую такими же, как и мы, молодыми людьми, летопись нового века и перенести настоящую, невыдуманную историю нашей страны в XXI век, передать ее другому поколению.

Цели, задачи и гипотеза моя полностью подтвердились. Моя работа без претензий на строгую научность и новизну. Но для меня это очень важно как первое соприкосновение с историей. Историей моей страны. Работа поистине захватила меня. Я впервые осознанно, так близко увидел боевые награды - ордена, медали. Я понял, что война - это не только громкие победы на фронте, героизм, а тяжелая, обычная, даже, можно сказать, повседневная работа и жизнь. Огромный труд, долг, ответственность. Меньщиков Георгий Романович - настоящий русский солдат, сибиряк. Мне запомнились слова Маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза Р.Я. Малиновского: «Лучше воинов, чем сибиряки бесспорно, мало в мире, поэтому рука невольно пишет это слово с большой буквы».[7]

Георгий Романович никогда не жаловался на судьбу. Так случилось, что с женой он расстался. Воспитывал дочь один с 5 лет - готовил ей, стирал, убирал, мыл. Дочь вспоминает: «Утром в воскресенье просыпаюсь, а блинами вкусно пахнет, отец стряпает». В будние дни увозил дочь в детский сад, вечером забирал. Часто ему приходилось задерживаться после работы. Тогда он забирал дочь из детсада, и Катя была допоздна с отцом на работе. Екатерина Георгиевна помнит, как с ней рисовали солдаты (когда фронтовик работал в 4 - ом военном городке), угощали медом в казарме.

Младшую дочь увлек коллекционированием спичечных этикеток. Говорил: «Учи историю по этикеткам» (в то время на них было много полезной информации - интересные памятники, даты, отображались исторические события - полет Гагарина, пуск БАМа и др.).

Именно такой характер был у русского солдата Георгия Меньщикова - жить достойно, несмотря на невзгоды и трудности.

Библиография и источники

1.Н.А. Лазуко, О.А. Щеткова. Коллективизация и раскулачивание в Зауралье. Пермь, 2005
2.Сборник документов и материалов. 1917 - 1945 гг. Челябинск, 1999 г. стр. 100 (ЦДНИЧО)
3.http:// pamyat-naroda.ru/ Электронный банк документов «Память Народа» — информационный проект
4. http://kirovsk.bezformata.ru/listnews/volhovskom-fronte-po-vospominaniyam/30009257/ О боях на Волховском фронте по воспоминаниям ветерана.
5. http://podvignaroda.ru/ Электронный банк документов «Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг...
6. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 08.11.1943 года «Об учреждении Ордена Славы». Сборник указов периода Великой Отечественной войны. М.: Издательство «Правда», 2002
7. Великие мысли великих людей. СПб.: Лениздат, 2007

Приложение


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»