«Большой ученый маленького города» (Памяти Александра Игорьевича Тощева)

«Большой ученый маленького города» (Памяти Александра Игорьевича Тощева)


Быкова Екатерина Андреевна
г. Игарка, МКОУДОД «Центр Детского Творчества города Игарки», КГБПОУ «Игарский многопрофильный техникум», 2 курс.

Руководитель: Забрыгина Татьяна Григорьевна

АННОТАЦИЯ

Цель: выявить влияние профессиональной и общественной деятельности Александра Игорьевича Тощева на развитие города и его вклад различные направления наук.

Методы: консультации с сотрудниками краеведческого музея о выбранном субъекте. Библиографический поиск литературы по теме. Использование материалов архивов, отзывы очевидцев.

Выводы и результаты. Гипотеза подтвердилась. Человеком с городской ментальностью являлся Александр Игорьевич Тощев. Это проявлялось и в его активной жизненной позиции, которая выражалась в многообразии увлечений и в той ответственности, с которой он брался за любое порученное дело. Конечно, многое зависит от натуры человека, от той среды, в которой он вырос, от людей, которые его окружали, но в большей степени от его желаний. Личность в городском небольшом социуме может быть не только лидером, но и ученым. И только талантливый исследователь и ученый может собственными силами и идеями, как наш герой, менять жизнь целого города и направления в науках.

ВВЕДЕНИЕ

В процессах урбанизации человек исследовался как составная часть, как элемент городского сообщества, житель урбанизированной среды. Это совершенно недостаточно. Необходимо рассмотреть горожанина как активного субъекта, воздействующего на среду своего обитания, конструирующего ее в соответствии со своими потребностями, создающего ее и одновременно под влиянием, как этой среды, так и своей деятельности изменяющего самого себя. В то время как в современном обществоведении все больше внимания начинает уделяться человеку, обращается внимание на взаимосвязи и взаимоотношения человека и города.

Городской человек не только житель, единица населения, он создает и живет в новом сообществе, городском, и совершенно новой пространственной организации. Горожанин становится таковым одновременно с включением в новый вид поселения, каковым является город. Он составляет собой часть города, а город создает из него горожанина. Человек в городской среде обретает множество ролей, он становится полифункциональным существом и одновременно почти в каждой позиции – он ведущий.

Актуальность темы заключается в необходимости сохранения и популяризации творческого и научного наследия Тощева А.И., который обладал совокупностью социально-значимых черт, свойств и качеств, и реализовал их в общественной жизни. А также формирования у подростков понимания, что личность С БОЛЬШОЙ БУКВЫ влияет НА ОКРУЖАЮЩУЮ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ. Слово "личность" является производным от латинского слова "персона" - человек в маске, выступающий в театре в роли актера. Античные корни слова дают нам понять, что личностью не рождаются люди, а становятся. В настоящее время на основе знаний, предоставленных психологией и обществознанием, мы можем сказать, что личностью становятся, обрастая социально значимыми связями с другими людьми, собственными чертами в этой связке. Личностью становятся через социализацию - процесс, посредством которого человек после своего рождения входит в общество. Длится он всю жизнь, видоизменяясь, подстраиваясь под обстоятельства динамичного мира. После этого предисловия к понятию можем сказать, что такое личность. Определение по обществознанию говорит нам следующее: личностью является носитель социально значимых свойств, черт и качеств, субъект социальной деятельности. Каждый из нас рождается человеком, но личностью становится лишь через социализацию.

Наша работа посвящена безвременно ушедшему из жизни гражданину нашего города с большой буквы Тощеву Александру Игорьевичу. Именно город дал ему возможность проявить себя в разных сферах творческой жизни. Он был исследователем, общественным деятелем, занимался скрупулезно исследованием отдельных тем, а затем созданием тематических выставок, при этом находил время помогать всем, кто обращался за помощью - это удел сильной личности. А сильные личности - это продукт городского общества, каким и являлся Александр Игорьевич. Для нашего города он в большей степени был ученым, оставившим согражданам богатое наследие.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

«…. Еще полветра до пурги, и с гулкой ярью
Звенят, звенят мои шаги по Заполярью.
Александр Тощев.1980 г.

Цель: исследовать жизненный путь Александра Игорьевича Тощева, его профессиональную и общественную деятельность.

Задачи:
1. Изучить биографию, материалы архивов, рукописи и статьи А.И. Тощева.
2. Получить информацию от очевидцев о сотрудничестве, о личностных качествах А.И.Тощева.
3. Систематизировать личностные качества А.А.Тощева;
4. Составить библиографический список трудов А.И.Тощева.
5. Сделать выводы.

Методы работы: консультации с родственниками, сотрудниками организаций, в которых работал Александр Игорьевич, учеными России из разных стран, научными сотрудниками краеведческого музея по выбранной теме; библиографический поиск литературы по теме: работа с местными краеведческими сборниками, справочными изданиями, альманахами, журналами и газетами; опрос очевидцев; архивный поиск.

Предмет исследования - материалы архивов города, фонды музея.

Объект исследования – биография и научная деятельность А.И.Тощева

Имя этого человека хорошо знакомо каждому жителю нашего города, как говорится «от мала до велика».


1958 г. Саша с мамой Валентиной Николаевной


С сестрой Олей. 1965 г.


10 класс. 1974 г.

Детские годы

Тощев Александр Игорьевич родился 16 февраля 1957 года в х. Кривовский Обливского района Ростовской области. Выпускник средней школы № 19 пос. Изварино Ворошиловградской области (Украина). В этой же школе работала его мама - учитель биологии - Валентина Николаевна Тощева.

Закончил в 1979 году факультет журналистики Ленинградского государственного университета. По распределению был направлен на Игарскую студию телевидения. Работал здесь корреспондентом, старшим редактором редакции информации. С 1981-83 гг. – 2-й секретарь Игарского горкома комсомола. В 1983-85 гг. - дворник-сторож детсада "Золотой ключик"; 1985-91 гг. - техник-геофизик, начальник чертёжно-оформительского бюро Игарской геофизической экспедиции; 1991-93 гг. - директор типографии; 1993-94 гг. - предприниматель (инновационно-внедренческая деятельность, художественно-оформительские и декоративно-прикладные работы). С 1995 – 2016 гг. - директор Дома ремёсел, заведующий отделом «Экспозиционно-выставочный центр» краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты».

Известен исследованиями в области издания первой печатной газеты «Ведомости», появления поселения и города Игарки, многих аспектов регионального краеведения. В поле зрения Александра Игорьевича были многие вопросы истории России, культуры, образования, развития Вселенной. Умел читать рукописи XIV – XV вв., знал несколько иностранных языков, неоднократно выступал с докладами на международных научных конференциях в Санкт-Петербурге, Красноярске, Томске, имеет немало публикаций в сборниках Академии Наук, Ленинградского и Санкт-Петербургского университета, научно-практических конференций в разных городах страны; является автором или участником многих реализованных музейных проектов. В течение 20 лет А.И. Тощев был главным художником музея, на его счету десятки оформленных музейных выставок, в том числе, и выездных – на Музейных Биеннале, в центре им. А. Сахарова и т.д. В последние годы он занимался с томскими исследователями изучением истории появления изображения Китовраса на «бляхах-зеркалах» и церковных хоросах. Сотрудничал с учёными и специалистами разных областей знания, работающими в Отечестве и за рубежом. Скончался скоропостижно 4 июня 2016 г. в г. Игарке.

Начало пути. «Петровские ведомости».

Свой путь Александр Игорьевич начал на факультете журналистики Ленинградского государственного университета. Как пишет Мария Вячеславовна Мишечкина: «Мы встретились с будущим супругом на 1-м курсе факультета журналистики Ленинградского государственного университета. Учились в разных группах, поэтому более близкое знакомство проходило «на картошке», которую собирали студенты в обязательном порядке, потом в стройотряде (строили университетские здания в Петергофе). Здесь можно было лучше узнать друг друга, после трудовых будней студенты устраивали себе поездки на несколько дней в Таллинн, мы тоже там бывали, изучали культуру, которой совсем не знали и не понимали. Заодно изучали друг друга. На втором курсе мы уже дружили, жили, правда, в разных частях Ленинграда – Саша в Новоизмайловском в общежитии, а я – сначала в Старом Петергофе в общежитии, потом - на квартире по ул. Чайковского.

В студенчестве Саша был известным на курсе юмористом, в паре с другом Сашей Ершовым они буквально «заражали» всех окружающих смехом. Два Шурика – все на курсе знали эту парочку. Как и все студенты на курсе, это были довольно серьезные и неординарные личности. Тощев легко сдавал экзамены, если мне приходилось долго готовиться к экзаменам, то он делал все как-то просто, без особых напряжений. Закончил обучение с красным дипломом».

Темой будущего диплома была история создания первой печатной газеты «Ведомости» Петром I. Преддипломная практика проходила в Польше, там он смог изучить многие документы, касающиеся подготовки информации за рубежом для первой газеты в оригиналах.

 
Дипломное сочинение Александра Тощева.

Его дипломная работа получилась очень объемная, до сих пор многие исследователи обращаются к ней. Позднее в течение более 15 лет Александр Игоревич продолжал разработку этой темы и написал несколько научных статей. Одна из них вошла в книгу «Итоги и проблемы изучения литературы XIX века» и размещена в электронной библиотеке Пушкинского Дома Санкт-Петербурга «Петровские «Ведомости» как тип издания»1.

Мария Вячеславовна пишет так: «Изучению годовых комплектов газеты «Ведомости» Саша посвятил лучшие годы своей молодости. И, как оказалось, не зря. К его статьям исследователи обращаются очень часто. Ведь не каждый смог прочитать и понять все газетные тексты. Изготовленные по его заказу копии газет и архивных документов до сих пор хранятся в семейном архиве. И это для нас уже раритетная часть».

 


Главный научный труд по «Петровским ведомостям» А.И.Тощева

Дипломная работа могла служить основой для кандидатской работы. Александр Игорьевич был зачислен даже в г. Ленинграде в число соискателей Пушкинского Дома, именно при поддержке его сотрудников были подготовлены статьи, в которых рассматривались различные аспекты изданий первой русской печатной газеты. Например, в 2004 году вышли в печать сразу две статьи: «Внешнеполитические и социально-коммуникативные условия возникновения русской периодической печати»2 и «Процесс взаимодействия и взаимовлияния русской и зарубежной печати первой четверти XVIII века (на примере «Ведомостей и летучих листков»)3. Работая в тесном сотрудничестве с Пушкинским Домом (научный руководитель Г.Н. Моисеева), А.И. Тощев продолжал поддерживать тесные контакты с факультетом журналистики ЛГУ, участвовать по возможности в научных конференциях. Так, в 2002 г. он стал участником научно-практической конференции, посвященной 300-летию российской журналистики, в сборнике, который был выпущен к этой дате, есть и его статья «Первая русская печатная газета как составная часть петровской дипломатии»4. В 2009 году вышла книга «Петербург газетный», в которой была опубликована статья Александра Игорьевича «Окно в Россию. Графическое оформление первой русской печатной газеты «Ведомости» 1702-1727 гг.»5. У Александра Игорьевича сложились хорошие отношения с заведующей кафедрой истории журналистики профессором Березиной Валентиной Григорьевной. Даже после завершения учебы в университете он переписывался с Валентиной Григорьевной. «Спасибо за постоянную заботу обо мне», - писал он. Александр Игорьевич продолжал общаться с ней до самой ее смерти. При этом проявлял особую заботу об этом человеке, который стал в преклонном возрасте очень одиноким. Из далекой Игарки он отправлял ей продукты, купить которые в 90-е гг. было невозможно в Ленинграде. В одном из писем В.Г. Березина радуется тому, что любимый студент скоро приедет на конференцию, а также благодарит его за посылку. Позже он написал о ней статью не только как о выдающемся ученом, но и как о добром, умном и отзывчивом человеке. Она постоянно помогала студентам, общалась с ними, готовила их к научной деятельности. Долгое время А.И. Тощев поддерживал научные связи с преемником Березиной на кафедре журналистики – Г.В. Жирковым.


Александр Игорьевич Тощев с Валентиной Григорьевной Березиной


Позже он написал о ней стать как о добром, умном и отзывчивом человеке. Она постоянно помогала студентам, общалась с ними, готовила их к научной деятельности. Долгое время А.И. Тощев поддерживал научные связи с преемником Березиной, Жирковым.

На первом курсе факультета журналистики Александр Игорьевич познакомился со своей будущей женой – Марией Вячеславовной. 22 июня 1979 года Мария Вячеславовна защитила диплом, а 23 июня у нее родилась первая дочь – Мария. 24 июня Александр Игорьевич получал дипломы за нее и за себя. Его поздравляли не только как успешно отучившегося студента, но и как отца. После окончания университета Александр Игорьевич уехал в Игарку, а . через 3 месяца приехала Мария Вячеславовна вместе с маленькой дочерью.


А.И.Тощев с дочерью Марией


Первое, что обустроил А. Тощев в квартире, это детская комната и
библиотека. В ней было много разделов, в том числе, научный


Крайний север.

Александр Игорьевич попал в Игарку по распределению. Там он начал работать на Игарской студии телевидения в редакции информации.


Комсомольцы студии ТВ 1980 г. Молодой специалист очень старательно работал над сюжетами.


А. Тощев на задании. 1980 г.

Работа на телевидении занимала много времени, условия для работы были сложные – видеозапись отсутствовала, в прямом эфире использовались только фотографии и «живое» выступление.

   
А. Тощев ведет «Наш комментарий»& в прямом эфире. 1980 г


На съемках в морском порту с кинооператором П. Литвиненко. 1983 г.

В 1981 году ему доверили должность 2-го секретаря горкома комсомола. С большой верой в перемены он принялся перестраивать жизнь комсомольской организации города. Он не жалел личного времени на заседания, рейды, беседы, встречи. Взгляды Александра Игорьевича не совпадали с официальной линией партии, он несколько раз писал обращения в вышестоящую организацию – крайком партии. Это не могло не задевать честолюбия секретарей Игарского горкома партии.


На трибуне – 2-й секретарь ГК ВЛКСМ А. Тощев. 1982 г.


На субботнике. 1983 г.

Об этом противостоянии личности и идеологии пишет и в своем отзыве об А.И. Тощеве, Л.А. Бирюков: «Безусловно, войдя в руководящие органы ВЛКСМ, такие люди, как Тощев – активные по-настоящему, противники всяческой кампанейщины и протокольной показухи, не вписывались в уже состоявшуюся и не желающую что-либо менять систему. Система не терпела личность, на первом месте была роль организации. Александр Тощев являл собой личность, безусловно, яркую, неординарную, и конфликт между ним и вышестоящими товарищами был неизбежен».

В 1983 году А.И. Тощева вдруг призывают в армию. Отправили в край, где после нескольких бесед, где он был откровенным в высказываниях об армии и политике, которая втягивает ее в конфликты, отправили на обследование в краевой психдиспансер. Оттуда он вышел только через несколько месяцев с диагнозом «обостренное чувство справедливости». Из-за этой справки Александр Игоревич долго не мог устроиться на работу, тем более в нашем маленьком городе. Но вскоре он устроился дворником-сторожем в детский садик «Золотой ключик», где проработал 2 года. Позже он устроился техником Игарской геофизической экспедиции.

Но и здесь Александр Игорьевич делал многое – от копировальной работы до чертежно-оформительской. Он делал все, о чем его просили. Проработал он там до 1991 г.

В 1991 году он стал директором типографии, а через 2 года решил попробовать себя в сфере развития художественно-оформительского дела в качестве предпринимателя

.
Тощев А. И. – директор типографии с коллективом. 1992 г.

Он разработал множество эскизов и сделал часть работ. Но заниматься их реализацией в маленьком городе успешно было невозможно. Параллельно с художниками Игарки он обсуждал возможность создания в городе детского Дома ремесел.

Открытие Дома ремесел. Выставочный зал.

Александр Игоревич очень долго пытался открыть Дом ремесел. Он знал точно, что это необходимо игарским детям, их родителям – бесплатные занятия художественным творчеством, обучение ремеслам, занятость полезным делом. И упрямо добивался своей цели. Когда он приходил в очередной раз и убеждал в необходимости открытия Дома ремесел, все просто беспомощно и умоляюще смотрели на него, мол, знаем, что нужно, но не от нас все зависит. Поиски помещения, ремонт в нем, обустройство мест для обучения будущие работники Дома ремесел – директор и мастера – делали сами. Собирали природные материалы, добывали краски, инструменты. Поначалу ютились мастерские Дома ремесел в техэтаже жилого дома, но постепенно благодаря усилиям заведующей отделом культуры Н.С. Щенниковой и поддержке главы города Е.С. Сысойкова были решены вопросы по официальному открытию Дома ремесел в 1995 году. Благодаря заместителю мэра - председателя КУМИ г. Игарки – Н. А. Гормашу удалось сделать ремонт в здании бывшего детского сада по ул. К. Маркса, 31. Николай Андреевич Гормаш, ныне проживающий в г.Иркутске, о совместной работе над созданием «Дома ремёсел» в Игарке вспоминает так: «Все годы работы в Игарке я с большим трепетом и уважением относился к творческим людям, которых в Игарке всегда было много. Работая в 1987-1993 годах главным геофизиком ВСОМГЭ (или как её называли жители – «московская экспедиция») я часто встречался с местными художниками, бывал в их импровизированных мастерских, где с удовольствием рассматривал картины, написанные ими. Картин было много, и они просто стояли кучей в углах этих мастерских. На мои вопросы, почему они нигде не выставляют их для игарчан, отвечали с грустью: «А негде…». В 1993 году я стал заместителем мэра - председателем КУМИ г.Игарки и вспомнил об этом грустном «А негде…» и вновь встретился с ними для обсуждения возможности организации в Игарке выставочного зала.

Художники отнеслись к этой идее весьма скептически и недоверием – мол, мы не раз обращались к руководителям города, но безуспешно. В общем, я не нашёл встречного желания у большинства художников работать над этим проектом, и лишь Тощев Александр проявил осторожный интерес. Через некоторое время я подобрал помещение для организации там выставочного зала. Это был заброшенный детский садик недалеко от складов «Меркурия». Мэр города Сысойков Е.С. дал принципиальное согласие на реализацию этого проекта, но предупредил, что в бюджете денег на это нет и нужно самим искать финансовую возможность. С Тощевым А. мы осмотрели этот детский садик, пригласили специалистов «Игарстроя» для оценки возможностей восстановления этого помещения. Тощев А.И. взялся за эскизный проект выставочного зала. В ходе работы над эскизным проектом к нему пришла идея расширения функциональных возможностей этого помещения и организации «Дома ремёсел» с выставочным залом. В общем, работа методом «народной стройки» закипела. Нам удалось привлечь к реализации нашего замысла ряд игарских предприятий – Игарстрой (Тригуб В.В), Сантехмонтаж (Линденбой), Нефтебаза (Шевцов В.И.), ПОГХ (Ларьков), электриков (Шнайдер Е.Е.) и некоторых предпринимателей (Арбузов Д, Гузий Н. и др.) Контроль за ходом работы и их нужным качеством осуществлял, как правило, Тощев А.И.

Месяца через три-четыре здание «Дома ремёсел» было готово и теперь уже к его внутреннему наполнению подключились и некоторые художники. Ещё через месяц состоялось открытие «Дома ремёсел». На мой взгляд, открытие «Дома ремёсел» было важным событием в культурной жизни Игарки. В торцевых помещениях Дома были организованы мастерские, в которых занимались лепкой и азами рисования для детей, но и взрослых тоже. «Домом ремёсел» с момента открытия руководил Тощев А.И. Предприниматели города взяли все расходы на себя. Практически через год помещение было готово. Были мастерские для занятия детей и даже залы для выставок. Так появился городской выставочный зал. .

 
А.И.Тощев проводит экскурсию в выставочном зале. 2011 г.


А. Тощев проводит мастер-класс для воспитанников детского сада. 2011 г.

В 1997 году Дом ремесел и выставочный зал были переданы краеведческому музею. Александр Игорьевич стал работать вместе с женой. А вот как об этом вспоминает художник Дома ремесел Татьяна Сергеевна Черкасова: «Интеллект, громадный багаж знаний в самых разных областях и природная тактичность всегда позволяли ему находить общее с каждым из нас, с детьми и студентами, прошедшими «школу дома ремёсел». Многие из ребят сформировались как творческие личности благодаря атмосфере дружной «домремёсловской» семьи», в которой Саша был не просто организатором и рачительным хозяином, а прежде всего – интереснейшей неординарной личностью, притягивающей к себе молодёжь».

Исследование истории Игарки

А.И. Тощев написал большое количество статей и книг об Игарке. На протяжении нескольких десятилетий жизни в маленьком заполярном городе он полюбил его всем сердцем. И это неудивительно. Именно здесь он смог погрузиться в изучение его яркой неординарной истории. Как истинный исследователь именно в Игарке Александр Игорьевич расширил поле своей деятельности. Он знал историю Игарки абсолютно, то есть не только на уровне очень хорошего краеведа и знатока, а как говорят до самых тонкостей, до мельчайших подробностей.

Под его руководством было выпущено два издания книги «Игарка древняя, Игарка загадочная». Второе, дополненное, появилось в 2003 г.


2-е издание книги «Игарка древняя, Игарка загадочная». 2013 г.


Карта 1740 г., найденная А. Тощевым и опубликованная в книге. Игарское зимовье.

Впрочем, сам Александр Игорьевич в предисловии 2-го выпуска книги «Игарка древняя, Игарка загадочная»6 говорил, что «в судьбе Игарки еще масса неясного, спорного, неожиданного, многие исторические вопросы бередят ум и душу не одного поколения горожан». Пожалуй, одной из самых интересных тем его исследований является изучение вопроса, когда и кто основал Игарку и что означает само это слово. Итоги этой многолетней кропотливой работы изложены в обширной статье «Игарки свет сквозь 300 лет» из упомянутого выше сборника очерков по истории Игарского региона «Игарка древняя, Игарка загадочная».

Сборник стал итогом двадцатилетней работы А.И. Тощева, ставшего его главным редактором. Большая часть очерков этого издания написана не научными сотрудниками, а очевидцами событий разных лет. В рубрике «Документы эпохи» представлены «выписки из разных архивов страны, раритетных газетных и книжных публикаций, недоступных для рядового читателя». Кроме того, в сборник вошли несколько статей сотрудников музея, краеведов и общественных деятелей, иностранных граждан и, конечно, обычных игарчан. Был собран и систематизирован богатейший материал. Это подтверждает и Т.С.Черкасова: «Он основательно и скрупулёзно изучил историю Игарки, «проявив» многие имена и факты из её удивительной биографии, высказал в своих статьях неожиданные гипотезы как исследователь и учёный; наладил множество профессиональных связей со специалистами музейного сообщества, историками, геологами, этнографами, архитекторами, художниками, писателями… такое под силу только интеллектуалу, образованному человеку, грамотному специалисту. Как раз интеллект, грамотность и образованность в наше время - огромная редкость. Дело ещё и в таланте – «переварить» собранное, выстроить в «систему» и «преподнести популярно». Его лекции и экскурсии могли растянуться на два-три часа из-за невозможности не поделиться и не выложить знания. Думаю, в музей ходили и приезжали «на Тощева», личное обаяние и живое общение играли главную роль».

Длительное время Александр Игорьевич занимался изучением вопросов картографии, ему удалось раздобыть копии первых карт Сибири, которые сейчас находятся во Франции, на которых есть Игарское зимовье. Подтверждением этого являются воспоминания Виктории Александровны Сергеевой - методиста по музейно-образовательной деятельности МБУ «Музей вечной мерзлоты»: «Анализируя исследовательскую деятельность научных сотрудников Краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты» с 1994 года по 2016 год, могу с уверенность сказать о том, что поисковая и исследовательская деятельность А.И. Тощева по картографированию стала основополагающей для раскрытия истории появления на картах и развития поселения под названием Игарка. В течение ряда лет им обнаружено, прочтено, проанализировано множество картографических материалов. Опираясь на многочисленные документальные факты, он доказал более чем 300-летнее существование населенного пункта Игарка. Эта гипотеза под влиянием доказательной базы Александра Игорьевича превратилась в аксиому! Стала очевидной для всего сообщества историков, а не только ярых патриотов-игарчан. Используя свои знания палеографии (умение читать рукописи 14-17 вв.), он отследил упоминания и описания Игарки с конца XVII века до 1927 года, настойчиво обнаруживая всё новые источники информации. Во многом ему помогло в исследовательской работе знание нескольких иностранных языков.

Параллельно им были обнаружены факты, объясняющие появление географического названия «Игарка» и отметающие художественный вымысел о литературном персонаже Егоре Ширяеве». Особое значение и очень заслуженно он придавал влиянию на развитие и становление Игарки как центра Карских торгово-обменных операций Николаю Ивановичу Евгенову. Скрупулезно изучил благодаря личному знакомству с дочерью Евгенова его жизнь и деятельность.


Одно из писем дочери Н.И.Евгенова

Одной из значимых страниц в истории города является создание книги «Мы из Игарки», вышедшей в 1938 году в Ленинграде. Книга была написана по замыслу известного писателя Максима Горького, к которому обратились игарские школьники в 1935 году. Большинство юных авторов были из семей ни в чем не повинных людей, насильно высланных из родных мест в годы сталинского режима. Истории игарчат, написанные с детской непосредственностью, прошли строгий отбор. Необходимо было привести их в идеологически правильный вид. Сами авторы переделанную в духе времени книгу так и не увидели. В Игарку доставили всего два экземпляра, да и то они осели в политотделе Главсевморпути.

В 2000 году в Москве вышла книга "Мы из Игарки». Недетская судьба детской книги", в которую вошли материалы о судьбах авторов легендарной книги. Авторы-составители Мария Мишечкина и Александр Тощев. Это издание, по сути, было первым музейным исследованием, книгу помогло издать благотворительное общество бывших узников ГУЛАГа «Возвращение» в г. Москве. С его руководителем С. Виленским А.И. Тощев установил личные контакты и сделал все для того, чтобы книга была качественной и имела фотографии из первого издания книги «Мы из Игарки»

ККроме того, Александр Игорьевич длительное время занимался еще одним исследованием, а именно историей застройки Игарки, использованием методов архитектуры, деревянного зодчества, характерных для заполярного города с первых лет его возникновения. В 2006 году в рамках проекта «Заполярная Игарка: архив возрождает город», который был реализован в рамках конкурса «Меняющийся музей меняющемся мире» фонда В. Потанина, вышла книга «От утопии - к науке, от вечной мерзлоты – к городу солнца».

 Данное издание рассматривает на примере Игарки наследие известного архитектора-конструктивиста Ивана Леонидова. Он приехал в наш город не в самый лучший период своей жизни – пору изгнания и непризнания в столице. Но это не сломило дух молодого архитектора (ему было всего 28 лет). По проектам Леонидова в Игарке, как считают авторы проекта «Заполярная Игарка…», построены здания, совершенно не похожие на дома того времени. Это здание горсовета (Дом Советов и труда) по улице Большого Театра, здание управления Торгового морского (позже – речного) порта. Фотографии этих построек опубликованы в книге Тощева, позже здания после ремонтов были существенно упрощены, и игарчане видели с 50-х годов прошлого века уже значительно измененные постройки. К сожалению, эти здания не сохранились даже в таком виде, но старожилы города их прекрасно помнят. Но самое важное, архитектор разработал план застройки города 1931 года, сообщение об этом было опубликовано в местной газете. План предполагал линейную вытянутость города вдоль протоки, использование двухэтажных построек, каждая из которых имеет свой архитектурный облик. Именно таким образом старая часть города и была застроена.


Здание речного порта, спроектированное И. Леонидовым.

Объемные исследования были проведены А.И. Тощевым по теме истории Объекта № 503 ГУЛАГА (железной дороги Салехард-Игарка), «которая должна была соединить европейскую часть нашей страны с местами наибольшего сосредоточения полезных ископаемых по Северу России, вплоть до Норильска». Грандиозная стройка, которая велась с 1948 года, так и не была завершена. В 1953 году умер Иосиф Сталин, и строительство законсервировали, а затем и вовсе забросили.


1, 2 и 3-е издания книги «Стройка № 503»

С тех пор дорогу стали называть «мертвой» или «дорогой в никуда». Исследовательскую работу, а это прежде всего сбор экспонатов и документов, музейщики Игарки начали проводить с 1993 года. Александр Игорьевич выполнил львиную долю этой работы. Он установил контакты со многими учреждениями и организациями, бывшими узниками ГУЛАГа - свидетелями и участниками строительства трансполярной магистрали. Результатом стали три выпуска сборника «Стройка № 503», вышедшие в Красноярске в издательстве «Гротеск». В сборник вошли документальные материалы, обзор фондов, многочисленные иллюстрации, воспоминания очевидцев. Наряду с Александром Игорьевичем в группу составителей сборника вошли директор краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты» М.В. Мишечкина, главный хранитель музея В.А. Кохан (Сергеева), научный сотрудник Н.Е Немченко.

Особые отношения связывали Александра Игорьевича с музеем А.Д. Сахарова, где проходили выставки музея по истории строительства Объекта № 503. На сайте этого центра фамилию Тощев можно увидеть в числе дарителей этого музея. Многое почерпнул А.И. Тощев в совместной деятельности с председателем красноярского общества «Мемориал» А. Бабием, который также поделился своими воспоминаниями: «Его принцип – никаких домыслов, только факты, только документы. Перекрестная проверка материалов, тщательная работа со ссылками.

Человек неравнодушный, Александр остро переживал всё, что связано с «503-й». Все экспедиции, которые отправлялись через Красноярск в Ермаково, я инструктировал: ни в коем случае не пройдите мимо Музея вечной мерзлоты! Согласуйте с ними все ваши планы! Потому что эта стройка – их зона ответственности. И им больно смотреть, как толпы туристов тащат из бараков всё, что можно унести. Им больно смотреть, как сдают на металлолом катера с берега Ермаково и рельсы железной дороги, как увозят неизвестно куда раритетные паровозы. Они понимают, что это разрушение – безвозвратно, у них мышление музейщиков, а не работников Вторчермета».

В журналистской практике довольно часто допускаются случаи передергивания фактов. Об этом много писали бывшие заключенные А. Сновский, В. Руге, И. Алферова. Им больно было читать ложь о том, что они видели и пережили. Зная это, уважая этих людей, Александр Игорьевич не мог поступать иначе, как искать правдивую информацию и доводить ее до людей. А. Бабий пишет: «Та работа, которую Александр проделал вместе с Марией Мишечкиной по стройке «Салехард-Игарка», - поражает. По сути, их трёхтомник о стройке 503 – наиболее полный научный труд об этом лагере. «На другом конце» дороги, в Надыме, Вадим Гриценко выпустил книги о стройке 501.

Александр подходил к своей работе скрупулёзно, отделяя мифы от объективного знания. Выражение «дорога на костях» журналистами подавалось буквально – из статьи в статью кочевали рассказы о том, что умерших зэков закапывали в насыпь. Но на самом деле этого не было и быть не могло. Другое дело, что «доходяг», которые не могли дойти до места работы, оставляли в тундре – и на обратном пути видели только обглоданные песцами кости.

Или фигура начальника стройки Барабанова – в книгах, изданных Музеем вечной мерзлоты, она не плоская, а сложная и объёмная. Он не злодей, хотя, конечно, и не ангел тоже. Его цель – не людей истребить, а дорогу построить. Людей он бережёт, но так, как рачительный хозяин бережёт рабочий скот. И эта объёмность заставляет задуматься и поставить перед собой вопросы, которые раньше не ставил».

В сборниках по истории Объекта № 503 можно найти подробные рассказы очевидцев, бывших заключенных. Благодаря знакомству с обществом «Возвращение» Александр Игорьевич разыскал этих людей. В их числе Зоя Дмитриевна Марченко, Ванда Антоновна Савнор, Лазарь Вениаминович Шерешевский, Леонид Иванович Юхин – с ними встречаться нужно было в Москве, где они проживали, используя зачастую отпуск, Александр Игорьевич много времени уделял каждому из них, записывал на диктофон, собирал документы и фотографии для музея. Много времени и энергии было отдано А.И. Тощевым на подготовку 3-го сборника совместно с Александром Альбертовичем Сновским, он живет в г. Пушкине Ленинградской области. Встречаться и записывать его на диктофон, видеокамеру, звонить и переписываться Александру Игорьевичу довелось до конца своих дней, ведь оба автора планировали издание еще одного выпуска.

Александр Альбертович тяжело переживает боль утраты до сих пор, он звонит в музей, супруге Александра Игорьевича и надеется, что выйдет в свет 4-й сборник «Стройка № 503». Он пишет так об Александре Игорьевиче: «Долгая жизнь не баловала меня своими радостями. Годы заключения и связанные с ними мучения. Высылка с невзгодами. Трудности адаптации, становление после поздней реабилитации. Относительно короткий период нормальной человеческой жизни. И вот уже старость с болями, рвущими как стая волков, замученное болезнями старческое высохшее тело. Но я безмерно богат встречами с прекрасными людьми. И один из них – это Александр Игоревич Тощев.

Знакомству, первой встречи, духовной близости, дружбе, не смотря на огромное расстояние Санкт-Петербург-Игарка, очевидно были предопределены судьбой.
Игарка – место на карте, точнее точка на карте, где начался мой крестный путь политзаключенного, забывшего, что у нас их нет и быть не может. А мы вот есть. Сотни тысяч и даже миллионы. Отступление от темы – оправдание, неизбывная боль.

Первая встреча, лет 20 назад, была случайной. Александр Игоревич приезжал в Санкт-Петербург проездом и не ради меня, но случайно узнав о моём существовании и о моём прошлом, согласился на встречу. За ней последовали приезды из далекой Игарки уже ради меня. Откровением было узнать о существовании в Игарке Музея вечной мерзлоты и фундаментального отдела, посвященного 503-й стройке, которая занимает до сих пор столь большое место в моей жизни.

В дальнейшем редкие встречи, расстояние и значительно более частые обоюдные телефонные разговоры, и частые объемные письма. Я был деятельным автором 2-го выпуска по 503-й стройке, изданного под редакцией Александра Игоревича игарским Музеем вечной мерзлоты. Но информации о мертвой дороге в моей голове было еще такое количество, что Александр Игоревич решил выпустить 3-1 сборник, целиком посвященный мне. Сделано это было с неимоверным тактом к моей прямой речи, с огромным охватом исторических событий тех времен. И на высочайшем профессиональном журналистском уровне.

Я много общался с патриотами Мертвой дороги и Великого Севера, но такого истинного патриота Игарки, неутомимого исследователя истории Севера, настоящего ученого, скромнейшего человека, наделенного лучшими человеческими достоинствами, тактом, высочайшей культурой, огромными теоретическими знаниями и неимоверной скромностью мне не приходилось встречать на своем жизненном пути. Близкие мне люди и просто симпатизирующие мне люди, а таких большинство, ибо недоброжелателей его не должно быть по определению, называли его Игарковичем. Как никто он заслужил это отчество.

В последнюю встречу он меня обнял и поцеловал. Я был удивлен таким проявлением чувств. У нас северян это было не принято. А ведь он предвидел скорую свою кончину и прощался.

В отношениях с людьми, которые делились сокровенной информацией, Александр Игорьевич был всегда прост, доброжелателен и всегда очень откровенен. Каждый человек для него был отдельной планетой, для него не было мелочей в истории жизни любого, кто мог поделиться во имя воссоздания правдивой картины, той или иной эпохи, события. Зачастую отношения становились близкими, и люди обращались к нему за помощью. Так, Римвидас Раценас, поведавший свою историю высылки в Игарку, помог собрать материалы о других литовцах. А позже попросил помочь директора музея и Александра Игорьевича в установке памятника репрессированным литовцам. И они не только помогли в этом, но и каждый год контролировали состояние памятника на литовском кладбище. Александр Игорьевич брал на себя обязанности по организации работ по благоустройству места вокруг памятника. Неудивительно, что позже Р. Раценас в своем письме с благодарностью писал о том, что даже не рассчитывал на то, что все в Игарке удастся сделать, как планировали. Александр Игоревич в какой-то степени - продукт урбанизации. Именно город дал ему возможность проявить себя в разных сферах творческой жизни. Он был исследователем, общественным деятелем, занимался скрупулезно исследованием отдельных тем, а затем созданием тематических выставок, разработкой проектов, при этом находил время помогать всем, кто обращался за помощью - это удел сильной личности. А сильные личности - это продукт городского общества, каким и являлся Александр Игоревич. Для нашего города он в большей степени был ученым, оставившим согражданам богатое наследие.


Письмо Р. Раценаса.

Исследование вселенной

Круг познания и исследований А.И. Тощева выходил за рамки городских тем. Александр Игорьевич охотно откликался на просьбы коллег высказать свое мнение по истории отечества или проблемам развития музеев. Так появилась статья «Надо ли сохранять «ленинские» экспозиции в музеях, и если да, то как их интерпретировать?». Она была опубликована в 2002 г. в г. Красноярске в сборнике «Проблемы новейшей отечественной истории и общественных наук. Ленин и современность»7. А в 2003 г. он опубликовал статью «Коллекционирование – не самоцель» о музейной деятельности в журнале Ассоциации «Открытый музей» (г. Красноярск)8.

Несколько статей Тощев опубликовал в журнале «60-я параллель» (Сургут) по проблемам развития музейного проекта после его реализации. Один из них «От вечной мерзлоты к городу Солнца (2005 г.)9

Несколько статей, посвященных авторскому взгляду на историю возникновения северных поселений, Александра Игорьевича попросил написать журнал «Неизвестный Норильск». Одна из них опубликована в 2007 г. - «Игарка – наша Африка»10, вторая в 2008 г. - «Таймыр в системе геоклонирования»11.

О жизненных ценностях, о национальной идее, значении для человека культуры содержит статья «Кривая память. Монументальная война» (опубликована на сайте музея http://igarka-permafrostmuseum.ru/). Это по сути свод многолетних наблюдений за тем, как развивается сознание человека, как меняются в нем нравственные начала в зависимости от того, как развивается общество.

Много публикаций автора А.И. Тощев по разным темам можно было прочитать в районной газете (о границах Игарки и Туруханского района), в местной газете, причем с разными названиями – «Коммунист Заполярья», «Новости Игарки», «Игарские новости». Александра Игорьевича волновали не только исторические темы, но и проблемы города, поэтому спектр публикаций самый разнообразный.

Александра Игорьевича волновали сибирские тайны. Одна из них затрагивается в статье, изданной отдельной брошюрой «Сибирская тьма 1938 года» (о тайнах затмения). Другая тема – падение тунгусского метеорита затронута в статье «Игарка – ключ к тунгусскому взрыву, или Игарка ломает материки (опубликована в книге «Игарка древняя…», а также на сайте музея. В книге И.Прокопенко «Неизвестная Русь. Тайны русской цивилизации» есть ссылка на высказывание А.И. Тощева по данной проблеме12.

Последний проект, над которым работал Александр Игорьевич был «Китоврас раскрывает сибирские тайны», в реализацию которого были втянуты сначала несколько, а затем уже десятки музеев, коллекционеров и объектов православной церкви. Идеи, которые давно развивали томские ученые, в их числе физик, кандидат технических наук Е. Г. Вертман, захватили многих исследователей, которые хотели бы узнать историю появления древнего изображения Китовраса на бляхах, церковных хоросах. Они изучали историю появления изображения Китовраса. Евгению Густавовичу Вертману удалось привлечь к реализации проекта Российское географическое общество, организовать проведение лабораторных экспертиз имеющихся в фондах музеев и в соборах предметов с этим изображением. А Александр Игорьевич взял на себя работу с музеями, разработку аналитических материалов по итогам исследований. Три основополагающие статьи «Откуда пришел на Север Котоврас» (части I, II и III) опубликованы на сайте музея. Ряд статей, написанных в соавторстве с Е.Г. Вертманом, был опубликован в материалах конференций, которые проводились в г. Томске. Это статья «Древние працивилизации в Сибири»13 и «Сибирь – прародина Таймыра».14

Появление облика Китовраса – пока загадка для ученых, но многое в ней становится понятным. Например, тот факт, что оригиналы изображений впервые появились все-таки в Сибири. Работу над 4-й статьей уже продолжает Е.Г. Вертман. Он сообщил в своем письме-отклике о Тощеве: «Будучи научным руководителем «Морской научно-поисковой экспедиции «Арктида-2014» я продолжил поиск китоврасов по маршруту экспедиции на катере «Меркурий» из Санкт-Петербурга через три моря Белое, Баренцево, Карское, Обскую Губу в Томск. Уже в Санкт-Петербургском музее Арктики и Антарктики мы изучили уникальный медальон с изображением Звёздного Китовраса. Этот медальон был найден на островах Фаддея в море Лаптевых восточнее Таймыра в 1-ой Арктической экспедиции 1945 года известным археологом и историком Окладниковым А.П. Далее двигаясь уже по реке Обь мы подключили к нашим исследованиям Салехардский Выставочный комплекс им. Шемановского, затем Тобольский, Ханты-Мансийский, Сургутский краеведческие музеи. И везде обнаруживались всё новые экземпляры медальонов с Китоврасом. Но невозможно объехать все города нашей огромной России, и, тем более, лишь на одном энтузиазме, так наш проект не имел и не имеет государственного финансирования.

Здесь нас выручил интернет с его доступностью к исторической информации и экспрессной электронной почтой. Мы охватили проектом более 20-ти музеев. Красноярск и Пустозёрск, Тобольск и Томск, Воронеж и Улан-Удэ, Тюмень и Петропавловск-Камчатский, Лабытнанги и Магадан, Воронеж и Оренбург, Аркаим и Тура, и даже «Американский музей естественной истории» в Нью-Йорке приняли участие в нашем проекте.

В 2016 году наш проект был близок к завершению. Александр Игоревич был убеждён, что он имеет огромное значение для настоящего и будущего России. В своих научных поисках, кто же такой Китоврас, он чувствовал, что каждая новая весточка о нём убеждала его в том, что Китоврас – это древнерусский крылатый символ мощного северного гиперборейского божественного царя-защитника всех народов. Подтверждение тому серия его великолепных научных статей «Китоврас, Борей, Велес – северные корни», «Откуда пришёл на север Китоврас». Наступило трудное время для России, и Он снова возник из далёкого нашего прошлого в чистоте и правде среди белых снегов и льдов Заполярья. Александр, по сути, хотел рассказать людям, что для России грядёт новая эпоха, эпоха Справедливости и Мирной жизни, которая существовала в древности и прозывалась «Золотым Веком». Александр хотел приблизить её и поэтому трудился днём и ночью до конца».


Так выглядят образцы с изображением Китовраса.

Особое трепетное отношение А.И. Тощева к изучению истории Игарки и ее судьбе отмечают многие коллеги, соратники, гости города. Об этом пишут и журналисты (Л.А. Бирюков в некрологе, опубликованном на сайте музея), и исследователь из Польши Кинга. Но очень важно восприятие коренных игарчан по этому вопросу. Татьяна Сергеева Черкасова отмечает: «Он основательно и скрупулёзно изучил историю Игарки, «проявив» многие имена и факты из её удивительной биографии, высказал в своих статьях неожиданные гипотезы как исследователь и учёный; наладил множество профессиональных связей со специалистами музейного сообщества, историками, геологами, этнографами, архитекторами, художниками, писателями… такое под силу только интеллектуалу, образованному человеку, грамотному специалисту. Как раз интеллект, грамотность и образованность в наше время - огромная редкость. Дело ещё и в таланте – «переварить» собранное, выстроить в «систему» и «преподнести популярно». Его лекции и экскурсии могли растянуться на два-три часа из-за невозможности не поделиться и не выложить знания. Думаю, в музей ходили и приезжали «на Тощева», личное обаяние и живое общение играли главную роль».

Я задалась вопросом, а что известно об этом человеке помимо всего того, что мне удалось собрать? Откройте поисковую страницу в Интернете с этой фамилией, и вы увидите, как много ссылок на различные публикации и проекты. Одна из них не просто удивила, а вызвала гордость. Есть такой электронный учебник «История книги», подготовленный коллективом Центра дистанционного образования на основе одноименного учебника под редакцией А.А. Говорова и Т.Г. Куприяновой. В этом издании используется материалы А.И. Тощева по истории первой печатной газеты «Ведомости». Дается ссылка на его статью «Петровские «Ведомости» как тип издания» из книги «Итоги и проблемы изучения русской литературы XVIII в.»

Семейные традиции

В семье пробуждаются и начинают развёртываться дремлющие силы личной души; здесь ребёнок научается любить (кого и как?), верить (во что?) и жертвовать (чему и чем?). Здесь слагаются первые основы его характера; здесь открываются в душе ребёнка главные источники его будущего счастья и несчастья; здесь ребёнок становится маленьким человеком.

Каким отцом был Александр Игоревич рассказывает дочь - Мария Тощева (Белоконева): «как и в любой другой, наверное, семье, в нашей сложились свои традиции. Одной из главных для нас явилась традиция получения качественного высшего образования. Несмотря ни на что. Ни на расстояния, ни на высокое количество баллов, необходимые для поступления, ни на недостаток финансов.


С друзьями-игарчанами. г. Москва

Несмотря ни на что. Ни на расстояния, ни на высокое количество баллов, необходимые для поступления, ни на недостаток финансов. Не потому, что образование - это залог обеспеченного будущего, а просто потому что человек должен быть грамотным. Он может достигать поставленных целей. И каждый из нас – журналист, финансист, директор, студент должен грамотно писать и говорить, уметь составить любую деловую бумагу.

К родному русскому языку отношение всегда было почтительным. Дети порой делали замечания посторонним людям, услышав неправильные выражения. Мы, конечно, терпеливо объясняли, что это нужно делать тактично, особенно если это касается взрослых. В речи никто не использовал никогда нецензурную лексику. У папы всегда было особое отношение к матерным словам, его часто приглашали на беседы по этой теме. Многому удивлялись не только дети, но и взрослые.

Несмотря ни на что. Ни на расстояния, ни на высокое количество баллов, необходимые для поступления, ни на недостаток финансов.

Несмотря ни на что. Ни на расстояния, ни на высокое количество баллов, необходимые для поступления, ни на недостаток финансов.

Чтение книг, наличие библиотеки, выбор книги - какую и в каком возрасте было бы не лишним прочесть - тоже стало уже традицией. Знакомство со словарями и умение с ними «работать» тоже, так уж сложилось, происходит в раннем возрасте. Это друг для человека на всю жизнь. Если внук возился с энциклопедией прямо на полу, дед ему не указывал, что нужно сесть за стол, а терпеливо выдерживал паузу: «Что ищешь». Потом мог сказать несколько слов и культуре чтения.


Последние снимки с женой, дочерью Дарьей и мамой на родине в п. Изварино

Почтительное отношение к инструментам. Так получилось, что в нашей семье с раннего возраста все знают их названия. И… умеют их применять! Независимо от возраста и пола! Да-да! Отвертки, пассатижи, пилы… сверла… сначала это была просто помощь папе. А потом вошло в привычку. Зато теперь вкрутить лампочку, повесить картину в доме, и даже починить розетку, наточить нож может любой по мере необходимости.

Воспитание детей в нашей семье - это просто обучение… «Так нужно», «так нельзя» и т.п. не работают. Необходимо постоянно говорить с ребенком. Нужно уметь в семье говорить! И самое главное в воспитании – собственный пример. Только собственный пример и обучение могут действительно правильно направить ребенка.


Александр Игоревич и Мария Вячеславовна с дочерьми –Машей и Дашей. 1984г.

Так получилось, что еще одной традицией в нашей семье стало творчество. В абсолютно разных его проявлениях. Это стихи, пение, рисование, фотография, прикладное искусство, актерство, игра на музыкальных инструментах…
Это и концерты дочерей по разным праздникам. С театральными представлениями и гимнастическими трюками. На концерты вручались билеты, готовилась афиша. Дочери создали в свое время собственный рукописный мультфильм «Щокорокуцо» (не пытайтесь понять, что это значит). Это и более современная игра с внуками: открой свое кафе и накорми гостей. Это игра в слова. Когда из одного большого слова, кстати, выбор которого не так прост, составляются другие слова. Иногда количество слов превышало сотню. Чтобы доказать правильность выбора слова, нужно было прибегать к словарям. В эту игру в семье играли все! И бабушки, и дедушки, и дети, и внуки…


С внуками Александрой и Владом. 2005 г.

Фотосьемка, проявка пленки, сидение в темноте и ожидание появления образов под воздействием проявителей – все это в нашей семье было. Чудесное время! Сейчас время, конечно, другое… Цифровое… Но… Сейчас мы тоже все фотографируем. И даже трехлетняя внучка!

Видео… тоже было, есть и будет в нашей жизни. Это маленькие фильмы из нашей жизни. Обязательно к юбилеям родных! Так прекрасно теплыми вечерами всем вместе посмотреть их. Вспомнить, посмеяться, поплакать…


Внуки – частые гости музея с малых лет. 2006 г


Внуки на занятиях в Доме ремесел. 2009 г

Заниматься родословной – почетное занятие. К этому тянутся не только взрослые, но и дети в нашей семье. Они становились даже участниками конкурса. Каждый год мы узнаем что-то новое о родных. Особенно много внимания уделяем сейчас участию родных в Великой Отечественной войне.

Стихи в нашей семье тоже рождались и рождаются по сей день. Иногда и песни. Рождаются у всех членов семьи. В разное время и в разном возрасте. Но они были, есть и, надеемся, будут рождаться еще.

Есть особые фразы и выражения, которые родились в нашей семье. Они появились в каких-то интересных событиях, случаях. Как правило, это юмор. Детские выражения, которые в жизни часто вспоминают все с радостью! Папа издал даже Словари Машко-русский, Дашко-русский…

Без прикладного искусства наша жизнь не была бы такой творческой и интересной. Поделки, рисунки мы готовили не только в школу, в детский сад, но и на конкурсы или просто так…от вдохновения. Из глины, из мешковины, из спичек…Каждый из нас прикоснулся хоть раз к этому чуду, помял, порезал, порисовал, связал. И каждый из нас что-то «помял» из главного чуда игарской природы – древней глины из подземелья – лепил вручную, крутил на гончарном круге. Мы и сейчас любил семейные поделки и украшения из игарской глины.

В нашей семье всегда учили, что развивать нужно не только интеллект и творческие способности. Но нужно быть ответственным, отзывчивым и…просто добрым…Не стесняться этого и не бояться, как многие, к сожалению… Не быть как все… Быть просто Человеком.

Романтизм, Дон Кихотство и научный подход

В характере Александра Игорьевича многие подчеркивают некую благожелательность и добродушие, романтизм, веру в справедливость, хорошую перспективу и возможность развивать то, что давно всеми заброшено и забыто. Н.А. Гормаш отмечает, например, «мне запомнился Александр Игорьевич Тощев как творчески разносторонний, влюблённый в Север и Игарку, честный и принципиальный человек. Но, как и все творческие люди, он всегда тяжело переживал любую несправедливость по отношению к делам, которыми он занимался».

Отстаивать собственную точку зрения любой исследователь и уважающий себя интеллигент будет до конца. Но делают это все по-разному. Татьяна Сергеевна Черкасова так пишет о проявлениях характера А.И. Тощева в отношениях с коллегами: «Главными чертами, цементирующими эти отношения, всегда были юмор, доброжелательность и взаимное уважение. Ни один жаркий и отчаянный спор (а их было много, и касались они самых разных тем – от разработок учебных программ, методов преподавания и соблюдения технологий в работе с материалами – до моделей мироустройства и приоритетов в искусстве) не заканчивался непониманием или неприятием чужого мнения».

Во время работы в горкоме комсомола, как я уже упоминала, назрели конфликтные отношения, в которых партия усмотрела угрозу в воззрениях Тощева и несогласием с общепринятыми идеологическими установками. Вот что написал в своем воспоминании об этих событиях врач Александра Щербин (Херсон, Украина в социальных сетях: «С Александром Игоревичем у нас были особые отношения, мне как молодому психиатру по настоянию горкома партии пришлось исследовать его личностные особенности. Это было обусловлено его особым мнением на некоторые городские проблемы и состояние дел в городском комсомоле. Уже тогда он вызвал большую симпатию, был очень тактичен и откровенен. Дальнейшее многолетнее общение только укрепило чувство уважения и какой-то трепетности от его "дон Кихотства". Вечная светлая память. Июнь 2016 г.».

И как вы уже убедились, ученый-физик Е.Г. Вертман тоже считает, что при всей научности взглядов Александра Игорьевича отличала вера в то, что эпоха хороших перемен наступит, поэтому не стоит в трудное время для России предаваться пессимизму. И чтобы приблизить ее, не нужно быть Дон Кихотом. Достаточно быть просто неравнодушным Человеком. Ирина Евгеньевна Иванченко, историк, член Союза русских писателей Эстонии заметила очень точно (Октябрь, 2016 года.): «это был человек эпохи шестидесятников, постоянного творческого горения, желания «служить», а не прислуживаться. Человек, в котором чувствовалось поэтическое, романтическое восприятие мира. И вместе с тем, очень глубокие знания, интеллект, человек с твердой гражданской позицией, и собственными убеждении о нравственных и моральных законах. К Александру Игоревичу полностью применимы слова Булата Окуджавы: «Совесть, Благородство и Достоинство - вот оно, святое наше воинство». Да, Александр Игорьевич был один из тех настоящих мужчин, воинов, на которых испокон веков держалось наше многострадальное Отечество. Был такой завет у защитников Отечества: «Жизнь - Родине, Честь - никому». Вот к таким людям в полной мере можно отнести Александра Игоревича Тощева».

Из письма Сновского А.А.: «я много общался с патриотами Мертвой дороги и Великого Севера, но такого истинного патриота Игарки, неутомимого исследователя истории Севера, настоящего ученого, скромнейшего человека, наделенного лучшими человеческими достоинствами, тактом, высочайшей культурой, огромными теоретическими знаниями и неимоверной скромностью мне не приходилось встречать на своем жизненном пути. Близкие мне люди и просто симпатизирующие мне люди, а таких большинство, ибо недоброжелателей его не должно быть по определению, называли его Игарковичем. Как никто он заслужил это отчество.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблема личности остается актуальной и сегодня. Ее определение берутся давать многие науки, центром изучения которых является человек. В нашей статье мы рассматривали, что такое личность (определение по обществознанию): субъект социально-культурной деятельности, наделенный особыми чертами и качествами. Важно то, что личностью становятся именно через связи с социумом. Рождаемся же мы все людьми, готовыми к росту и новым открытиям каждый день

Завершить свою работу мне бы хотелось словами Кинги Нендзы_Щикониовской: «в одной из моих статей «Город, оторванный от земли, люди, привязанные к городу: заполярная Игарка» я, пытаюсь понять феномен возрождающейся из пепла Игарки. Иногда я задаю себе вопрос: «Была бы эта статья столь оптимистической, если бы мне пришлось ее написать сегодня, когда не стало уже Александра «Игарковича»? Удивительно, что смерть одного человека может повлиять на судьбу целого города. Но я очень надеюсь, что это не конец, а часть эстафеты - от Валентины Остроумовой, через архитектора Ивана Леонидова, краеведа Леопольда Барановского. Александр «Игаркович» со своей женой Марией Вячеславовной Мишечкиной это одно из звеньев цепи людей, не только преданных городу, но смотрящих на него через призму будущего, и именно в контексте будущего работающих над решениями современности.

Надежда - это жизнь. Пусть глубокое прошлое, запечатленное в удивительном Музее вечной мерзлоты, не перестанет быть основой для проектов будущего. Зерно, которое бросил Александр «Игаркович» с Марией Вячеславовной, упало на мерзлый грунт и не сразу взойдет, но я глубоко убеждена, что это дело времени - найдутся продолжатели, Игарку спасут.»

Задачи выполнены:

1. Изучены материалы архивов, рукописи и статьи об Александре Игорьевиче Тощеве, его рукописи и статьи.
2. Получена информация от очевидцев через отзывы.
3. Материал готовится для публикаций в СМИ и для участия в конкурсах разного уровня и МТК.

Выводы и результаты. Гипотеза подтвердилась. Человеком с городской ментальностью являлся Александр Игорьевич Тощев. Это проявлялось и в его активной жизненной позиции, которая выражалась в многообразии увлечений и в той ответственности, с которой он брался за любое порученное дело. Конечно, многое зависит от натуры человека, от той среды, в которой он вырос, от людей, которые его окружали, но в большей степени от его желаний. Личность в городском небольшом социуме может быть не только лидером, но и ученым. И только талантливый исследователь и ученый может собственными силами и идеями, как наш герой, менять жизнь целого города и направления в науках.

Осталась жизнь за мёрзлой параллелью.
Воспоминанья стынут на губах.
Но мысль взрывает старой жизни келью
И звёздный час взметает в звёздный прах.
Александр Тощев. 1979 г.

Список использованной литературы:

1. Тощев А.И. Петровские «Ведомости» как тип издания. / ХVIII век. Сб. 16: Итоги и проблемы изучения русской литературы ХVIII века. Л.: Наука, 1989, с. 184–199.
2. Тощев А.И. Внешнеполитические и социально-коммуникативные условия возникновения русской периодической печати» // Просветительская миссия журналистики: к 300-летию русской печати. Под ред. Проф. Г.В. Жиркова. СПб, 2004, с. 115-147.
3. Тощев А.И. Процесс взаимодействия и взаимовлияния русской и зарубежной печати первой четверти XVIII века (на примере «Ведомостей и летучих листков») // Просветительская миссия журналистики: к 300-летию русской печати. Под ред. Проф. Г.В. Жиркова. СПб, 2004, с. 148-200.
4. Тощев А.И. «Первая русская печатная газета как составная часть петровской дипломатии» // «Российской журналистике – 300 лет». Материалы научно-практической конференции 11 декабря 2002 г., г. Санкт-Петербург, 2003, с. 54-57.
5. Тощев А.И. «Окно в Россию. Графическое оформление первой русской печатной газеты «Ведомости» 1702-1727 гг.» Петербург газетный 1711-1917 гг. Составитель Е. Сонина. Тюмень. Мандр и К0. 2009.
6. Игарка древняя, Игарка загадочная. Сборник очерков по истории Игарского региона. Вып. 2. – Красноярск: ООО ИД «Класс Плюс». 2013.
7. Тощев А.И. «Надо ли сохранять «ленинские» экспозиции в музеях, и если да, то как их интерпретировать?» // «Проблемы новейшей отечественной истории и общественных наук. Ленин и современность». Материалы научно-практической конференции, 17 апреля 2002 г. Красноярск, 2002, с. 123-134.
8. Тощев А.И. «Коллекционирование – не самоцель» // Журнал Ассоциации «Открытый Музей», (г. Красноярск), № 1-2: «Музейная коллекция и её смысл», 2003, с. 36-39.
9. Тощев А.И. От вечной мерзлоты к Городу Солнца. Проект. // 60 параллель (Сургут). Вып. 3 (18), сентябрь. С. 56-67.
10. Тощев А.И. «Игарка – наша Африка», // Неизвестный Норильск, альманах, 2007, зима, с. 36-39.
11. Тощев А.И. «Таймыр в системе геоклонирования», // Неизвестный Норильск, альманах, 2007, лето-осень, с. 38-40.
12. Прокопенко И.С. Неизвестная Русь. Тайны русской цивилизации. М., Эксмо, 2015.
13. Тощев А.И., Вертман Е.Г. «Древние працивилизации в Сибири» // «Возможности развития туризма Сибирского региона и сопредельных территорий» / Департамент потребительского рынка Администрации Томской области, ТГУ, Томское отд. РГО. Сб. материалов 10-й межрегиональной научно-практической конференции с международным участием, 26 октября, г. Томск, 2010, с. 87-90.
14. Тощев А.И., Вертман Е.Г., Лавбин Ю.Д. ТАЙМЫР – Сибирская прародина. Научно-поисковая краеведческая экспедиция 2009. // Возможности развития туризма Сибирского региона и сопредельных территорий. Материалы 9-й межрегиональной науч.-практич. Конференции. Томск, 2009. С. 7-

Оказали помощь:

1. Мишечкина Мария Вячеславовна, жена Александра Игорьевича.
2. Алексей Бабий, Председатель Красноярского общества «Мемориал».
3. Леонид Александрович Бирюков, журналист. Дивногорск
4. Е. Г. Вертман, кандидат технических наук, физик. Действительный член Русского географического общества, Томск,
5. Гормаш Николай Андреевич 2016. г.Иркутск
6. Ирина Евгеньевна Иванченко, историк, член Союза русских писателей Эстонии, исследователь рода Случевских.
7. Кинга Нендза Щикониовска – антрополог, сотрудник Института России и Восточной Европы Ягеллонского университета в Кракове (Польша). Автор статьи «Город, оторванный от земли, люди, привязанные к городу: заполярная Игарка» (журнал «Неприкосновенный запас», 2014, 5(97).
8. Сновский Александр Альбертович, автор выпуска «Стройка №503. Выпуск 3», бывший заключенный ГУЛАГа.

Приложение.

1. Алексей Бабий, Председатель Красноярского общества «Мемориал».
Январь 2017 г.

Александр Тощев – ответственность, скрупулезность, научный подход

С запозданием узнал, что умер Александр Тощев. Это большая потеря. Последние лет пятнадцать мы были на связи постоянно: то обменивались информацией по 503-й стройке (конечно, обмен был неравноценный – от Александра поступало сведений на порядок больше), то совместно противостояли установке памятника Сталину в Курейке, то пытались противостоять разграблению Ермаково, а то просто организовывали выставку игарских квилтов в Красноярске.

Та работа, которую Александр проделал вместе с Марией Мишечкиной по стройке «Салехард-Игарка», - поражает. По сути, их трёхтомник о стройке 503 – наиболее полный научный труд об этом лагере. «На другом конце» дороги, в Надыме, Вадим Гриценко выпустил книги о стройке 501.

Александр подходил к своей работе скрупулёзно, отделяя мифы от объективного знания. Выражение «дорога на костях» журналистами подавалось буквально – из статьи в статью кочевали рассказы о том, что умерших зэков закапывали в насыпь. Но на самом деле этого не было и быть не могло. Другое дело, что «доходяг», которые не могли дойти до места работы, оставляли в тундре – и на обратном пути видели только обглоданные песцами кости.

Или фигура начальника стройки Барабанова – в книгах, изданных Музеем вечной мерзлоты, она не плоская, а сложная и объёмная. Он не злодей, хотя, конечно, и не ангел тоже. Его цель – не людей истребить, а дорогу построить. Людей он бережёт, но так, как рачительный хозяин бережёт рабочий скот. И эта объёмность заставляет задуматься и поставить перед собой вопросы, которые раньше не ставил.

Его принцип – никаких домыслов, только факты, только документы. Перекрестная проверка материалов, тщательная работа со ссылками.

Человек неравнодушный, Александр остро переживал всё, что связано с «503-й». Все экспедиции, которые отправлялись через Красноярск в Ермаково, я инструктировал: ни в коем случае не пройдите мимо Музея вечной мерзлоты! Согласуйте с ними все ваши планы! Потому что эта стройка – их зона ответственности. И им больно смотреть, как толпы туристов тащат из бараков всё, что можно унести. Им больно смотреть, как сдают на металлолом катера с берега Ермаково и рельсы железной дороги, как увозят неизвестно куда раритетные паровозы. Они понимают, что это разрушение – безвозвратно, у них мышление музейщиков, а не работников Вторчермета. Увы, к ним не прислушивались, музейную зону грабили, да и в работе ставили палки в колёса. Обидно, но теперь нет в Игарке ни Тощева, ни Мишечкиной. Будем надеяться, им подрастёт смена из отряда «Поиск»

2. Леонид Александрович Бирюков, журналистг. Дивногорск. Июнь 2016 г.

ВЫРАЖАЮ ТЕБЕ СОБОЛЕЗНОВАНИЕ, ИГАРКА

Умер А.И. Тощев… Известие об этом до сих пор остается в душе не фактом неизбежного и окончательного, а воспринимается вопиющей несправедливостью, в которую не хочется верить. Мне Александр Игоревич Тощев всегда казался воплощением здоровья физического и нравственного. В первую очередь, конечно же нравственного. После окончания факультета журналистики Ленинградского государственного университета и сразу же по приезде в Игарку, по-особому ярко проявившись в редакции молодёжных и общественно-политических передач Игарской студии телевидения, Александр Тощев практически в одночасье становится заметной фигурой в нашем маленьком городе. Довольно быстро он вошёл в актив городской комсомольской организации, стал членом горкома комсомола, а затем и секретарём горкома ВЛКСМ. Та ситуация, которая царила в нашем комсомоле в конце 70-х и начале 80-х годов, позднее, в перестроечные годы была признана тупиковой. Полные бюрократического формализма конференции и собрания, пленумы и заседания бюро комитетов комсомола имели вид хорошо отрепетированных спектаклей. Практически полностью исключались такие механизмы внутрисоюзной жизни, как критика и самокритика, контроль снизу, коллективность и коллегиальность руководства. Мне всё это было хорошо знакомо, поскольку был комсомольцем, кроме того, в 1974 – 75 годах периодически работал внештатным корреспондентом газеты «Коммунист Заполярья» и нередко по роду своей деятельности сталкивался с людьми, немало озабоченными подобной ситуацией в комсомоле. Безусловно, войдя в руководящие органы ВЛКСМ, такие люди, как Тощев – активные по-настоящему, противники всяческой кампанейщины и протокольной показухи, не вписывались в уже состоявшуюся и не желающую что-либо менять систему. Система не терпела личность, на первом месте была роль организации. Александр Тощев являл собой личность, безусловно, яркую, неординарную, и конфликт между ним и вышестоящими товарищами был неизбежен.

После нескольких лет работы в Игарской геофизической экспедиции А.И. Тощев на какое-то время практически полностью вернулся к своей журналисткой деятельности, став директором игарской типографии. И жило в нём вначале настороженное, а затем крайне негативное отношение к навязанной сверху (как бы для «галочки») перестройке и ко всему, что за этим последовало: практически насильственное изменение государственного строя, распад страны, войны… Подобно Высоцкому он мог бы сказать: «Пусть впереди большие перемены, я это никогда не полюблю!» А ещё не любил он, когда букву «Ё» – из пренебрежения ли русским языком, или ради экономии металла при использовании в печати строкоотливной машины, заменяли на букву «Е»…

Мое личное и уже непосредственное знакомство с Александром Тощевым состоялось в 1994 году, когда я стал штатным сотрудником газеты «Новости Игарки». Мне импонировала деятельность нового директора Игарского краеведческого музея М.В. Мишечкиной и её заместителя А.И. Тощева. Они вместе учились в ЛГУ, вместе начали работать в наших местных СМИ. Знаю, не всем нравился этот супружеский тандем, но многое, если не всё, в становлении городского музея и превращении его во всемирно известный краеведческий комплекс, связано именно с этими людьми. Они не соперничали, как это нередко бывает в семьях, где сходятся две сильные личности, они были парой, которая смотрит в одну сторону и тянет в одном направлении. Ничуть не умаляя заслуг М.В. Мишечкиной, считаю, что формирование информационно-издательского и научно-исследовательского блока в деятельности музея целиком зиждилось на идеях и немалых трудах Александра Игоревича.

Был издан замечательный многолетний исследовательский труд – книга «Мы из Игарки». Недетская судьба детской книги», шла серия исторических работ под названием «Игарка древняя. Игарка загадочная» … А ещё Александр Тощев был поэтом, когда-то он печатался в поэтических сборниках. Впрочем, почему «был поэтом»? Поэтическое начало чувствуется во всех его работах и музейных проектах, многие из которых остались незавершёнными и теперь вряд ли когда-нибудь будут завершены.

Выражать соболезнование в связи с кончиной Александра Тощева нужно не только его родным и близким. Соболезновать нужно и тем, кто дружил, кто сотрудничал и просто общался с ним – всем нам.

http://igarka-permafrostmuseum.ru/index.php/component/content/article/258.html

3.Е. Г. Вертман, кандидат технических наук, физик. Действительный член Русского географического общества, Томск,декабрь 2016 г.
Александр Тощев и Китоврас- предвестники новой эпохи Света.

Тощеву Александру Игорьевичу посвящается.

Начало июня. Идёт 2016 год. Не взирая на наступающий полевой экспедиционный сезон, у нас с Александром шла напряжённая работа по завершению межмузейного проекта «Китоврас раскрывает сибирские тайны». Электронные письма, звонки каждый день позволяли оперативно решать вопросы, возникающие по ходу проекта. И вдруг Александр пропал со связи. Тишина день, два, пять … и, как гром среди ясного неба, известие – Саша скоропостижно скончался! Нет, нет! Это конечно ошибка, не может этого быть, потому, что быть не может! Поняв, что это печальное известие – неоспоримый факт, ищу ответ на вопрос – в чём причина? Ведь он же в расцвете сил, всего 59 лет. Ответ единственный – Саша перетрудился и сгорел на своём посту защитника малой и большой Родины. Я знаю, какое невероятное количество сил и нервов им было затрачено на то, чтобы поддерживать на высоком уровне Выставочный комплекс «Музей вечной мерзлоты», постоянно разрабатывая всё новые проекты, создавать редактировать сборники, наполнять сайт музея свежей и качественной информацией, а сверх работы вести научные исследования, писать по ночам статьи. А сколько души он вложил в то, чтобы сохранить в период разрушительной перестройки Советского Союза свой город с удивительным сакральным названием – ИГАРКА.

И-ГА-РА в переводе с санскрита и древнерусского означает – Голубая небесная дорога к солнцу. По этой дороге шли от Ледовитого океана на юг к тёплому солнцу наши предки гиперборейцы. По этой дороге к Свету ушёл и наш Александр. Царство ему небесное!

Я попробую рассказать, как началось и развивалось наше сотрудничество. Познакомились мы заочно, когда, переписываясь по теме поиска следов древней цивилизации в Сибири, он, по сути, в 2007 году стал членом нашей томской общественной организации «Сибирская прародина». Одним из первых таких древних следов стали удивительные артефакты - камни-халцедоны с треугольниками и ромбами, которые были найдены Л.С. Казанской и им самим прямо на дороге после отсыпки гравием. Нас поразило то, с каким огромным энтузиазмом и какой научной глубиной он приступил к изучению этих камней. Продолжение последовало в год 100-летнего юбилея падения Тунгусского «метеорита». В этот 2008 год я, будучи начальником международной Тунгусский экспедиции, познакомился с Лавбиным Ю.Д. – директором красноярского фонда «Тунгусский феномен», у которого более десятка обломков халцедонов с многослойными таблицами треугольников и других знаков, нанесёнными по той же «неземной», технологии, что и на игарских камнях. Камни были найдены на берегу Подкаменной Тунгуски. Позднее мы уже вместе с Александром начали плотно заниматься поисками и изучением халцедонов с треугольниками и нашли подобные артефакты в Краеведческом музее Туры и Сибирском геологическом музее Красноярска.

Александр принял активное участие в разработке планов и дал согласие на участие в моей экспедиции «Таймыр-Сибирская Прародина-2009» по маршруту Красноярск-Игарка-Дудинка-Норильск-Талнах-озеро Лама. Заполярная Игарка была первой из пунктов обследования экспедиции. И здесь, в Игарке я впервые встретился с ним как с давно знакомым близким другом и познакомился с его женой Марией Вячеславовной Мишечкиной – директором «Музея вечной мерзлоты».
«Музей вечной мерзлоты», в возрождении и развитии которого немало труда и души вложили Александр и Мария, поразил меня не столько великолепной резьбой по дереву на фасаде маленького домика и не столько огромными настоящими снежинками на стенах и потолке, сколько тем, с каким тщанием и любовью были обустроены отдельные помещения шахты, проложенной в древних грунтах, скованных морозом около 50 тысяч лет назад. В этих подземных галереях у меня возникла мысль, что эти стволы деревьев, торчавшие из замороженных стен, были свидетелями великого катаклизма, приведшего к гибели той древней цивилизации, следы которой ищет наша Экспедиция. «Музей вечной мерзлоты» стал для нас одним из символов древней северной Гипербореи. Идею создания такого музея трудно переоценить. Его высокую значимость покажет уже скорое будущее. Поэтому я желал и желаю музею и его сотрудникам вечной молодости, чтобы просвещать умы и сердца наших потомков.

Поразили меня и проекты возрождения Игарки – красивые настенные архитектурные композиции на стенах краеведческого комплекса, инициатором создания которых был сам Александр. В 2014 году он подарил мне с автографом сборник очерков «Игарка древняя, Игарка загадочная», где пишет, что «действительные истоки поселения ИГАР(КА) и невероятные для нас реалии его существования уходят вглубь тысячелетий». Да, Игарка – это действительно сакральное место, практически, в географическом центре России. Несомненно, она возродится и займёт свое подобающее положение в Новой России. Это открытие сделал Александр в своих исследованиях. Основная его боль и забота - это светлое будущее России. В статье «Игарка-ключ к тунгусскому взрыву, …» он делает выводы своих исследований и тут же предлагает практический механизм приближения этого будущего России, через познание великого, но пока сокрытого прошлого нашей русской цивилизации:

«Здесь, на территории Таймыра, на плато Путорана, на гиперборейской праславянской родине, в обрамлении защитного контура из ромбовидных сегментов, одним из форпостов которого является место Тунгусского взрыва, до сих пор хранятся секреты арийских, славянских народов, тайны русской нации. Поэтому ещё есть время и шанс приоткрыть завесу над предысторией славянства и Руси, обрести национальную идею, но главное – предотвратить серию катаклизмов и катастроф в государстве, а также в некоторых регионах мира возродить прогрессивные технологии наших предков.»

Александр своими исследованиями уже начал открывать запретные страницы российской протоистории, спрятанной на севере Сибири, и он предлагает ускорить этот важный процесс: «Россия срочно, в ближайшие год-два, должна начать строить в районе Игарки стратегический научно-исследовательский центр, наукоград».
Зная Александра как своего соратника, обладающего энциклопедическими знаниями, недюжинными организаторскими способностями и безмерным трудолюбием при глубочайшей любви к Родине, я совершенно уверен, что ему можно было бы смело доверить руководство этим стратегическим научно-исследовательским центром.

Александр показал мне бронзовые древние артефакты, обнаруженные в районе старой Игарки на острове, и вручил мне кусок песчаника с вкраплениями самородной меди. Находки бронзовых изделий времён бронзового века и наличие рудопроявлений меди вблизи Игарки позволили нам предположить, что здесь, возможно, находился древний бронзолитейный горно-металлургический центр Заполярья. Затем мы обследовали гравийный карьер, который мог быть местом находки халцедона с ромбами, пропечатанными по технологии, недоступной для современной науки и техники. Это произведение искусства, принадлежащее древней цивилизации, он назвал «скрижалью Гермеса-Трисмегиста». На пути в карьер мы причастились водичкой святого ключа, прекрасно обустроенного неравнодушным человеком. Меня весьма порадовало такое почтительное отношение игорчан к роднику – ведь я к тому времени уже 10 лет занимался родниками. Так, с сотоварищем мы открыли и описали более 1000 родников на территории Томска и постепенно их обустраиваем.

Несколько дней, проведённые мной в Игарке в обществе Александра, породнили нас больше чем кровное братство. Наш гиперборейский дух укрепился и вселилась уверенность, что мы на правильном пути. С тёплым напутствием Александра я загрузился на красивый белоснежный теплоход «Валерий Чкалов и поплыл на север в Гиперборею по великому Енисею, который в древности был Гангом – «дорогой дорог» в переводе с санскрита. Прекрасная солнечная погода в конце июля, весёлые пассажиры, и огромный Енисей-батюшка. Всё сулило удачу в наших исканиях.
И вот град Дудинка. В Таймырском окружном краеведческом музее меня очень радушно встретила директор Ольга Павловна Корнеева, предоставив мне возможность изучения древней бронзы Таймыра, прекрасная коллекция которой была собрана известным археологом Заполярья Л.П. Хлобыстиным. В первый же день меня ждал сюрприз: из отдела этнографии принесли мне на показ большой бронзовый медальон, размером 11 см в диаметре, с изображением царского Китовраса. И это было началом нашего с Александром проекта, но тогда мы ещё и не подозревали кто это такой Китоврас.

Далее по маршруту экспедиции, в Норильском краеведческом музее, а затем в частном Этнографическом музее Крашевского О.Р. на озере Лама на меня обрушилась лавина удивительной шаманской атрибутики, где основное место занимали литые медные и бронзовые украшения (подвески, медальоны, грудные накладки, короны), найденные в тундре или переданные родственниками последних на Таймыре шаманов. Но, конечно, наиболее Поразительным оказалось то, что среди них оказалось большое количество медальонов с изображением человека-коня - Китовраса и Полкана-Стрельца. Сотрудники музеев охотно помогли снять размеры, сфотографировать артефакты и отобрать пробы металла для анализа их химического состава. Изучение китоврасов не входило в задачи экспедиции, но как потом оказалось – это и были главным результатом нашей экспедиции. Передавая из рода в род эти древние артефакты, шаманы сохранили для нашего времени этот удивительный феномен.

Уже в Томске, в «Химико-аналитическом центре «Плазма», где я служил зам. директора, мы выполнили масс-спектрометрический анализ таймырской бронзы, медной руды, в том числе и китоврасов. Тощев А.И., ознакомившись с этими анализами химсостава металла, взялся за труднейшую задачу: узнать кто же такой Китоврас и почему он оказался на Сибирском Севере, как бы предчувствуя его связь с древней Прародиной.

Почти 8 лет шла кропотливая работа по поиску изучению литературных источников, древних русских и иностранных летописей. Для того, чтобы стало возможным получать материал для исследований Александр предложил создать межмузейный социально-культурный проект «Китоврас открывает Сибирские тайны», а я подключил к нему «Русское географическое общество». В результате мы ознакомились с фондами десятков музеев России и не только. На запрос Александра откликнулся даже «Американский музей естественной истории» в Нью-Йорке и прислал фото и размеры наших сибирских медальонов с Китоврасом.

Под флагом Русского географического общества я провёл несколько научно-поисковых экспедиций с прежней целью поиска материальных свидетельств существования древней гиперборейской цивилизации на территории Сибири. Так в 2011 году в томской тайге реки Малая Юкса - притока Чулыма мы нашли остатки 15-ти тонных кварцитовых блоков-сундуков, и это там, где лишь песок и глина, где за сотни километров не найти ни одного камня. В 2012 году при обследовании бассейна реки Тым на севере томской области были обнаружены древние поселения и городища бронзового века. И здесь бронзовые артефакты по химическому составу металла были близки к бронзе Таймыра. Будучи научным руководителем «Морской научно-поисковой экспедиции «Арктида-2014» я продолжил поиск китоврасов по маршруту экспедиции на катере «Меркурий» из Санкт-Петербурга через три моря Белое, Баренцево, Карское, Обскую Губу в Томск. Уже в Санкт-Петербургском музее Арктики и Антарктики мы изучили уникальный медальон с изображением Звёздного Китовраса. Этот медальон был найден на островах Фаддея в море Лаптевых восточнее Таймыра в 1-ой Арктической экспедиции 1945 года известным археологом и историком Окладниковым А.П. Далее двигаясь уже по реке Обь мы подключили к нашим исследованиям Салехардский Выставочный комплекс им. Шемановского, затем Тобольский, Ханты-Мансийский, Сургутский краеведческие музеи. И везде обнаруживались всё новые экземпляры медальонов с Китоврасом. Но не возможно объехать все города нашей огромной России, и, тем более, лишь на одном энтузиазме, так наш проект не имел и не имеет государственного финансирования.

Здесь нас выручил интернет с его доступностью к исторической информации и экспрессной электронной почтой.

Мы охватили проектом более 20-ти музеев. Красноярск и Пустозёрск, Тобольск и Томск, Воронеж и Улан-Удэ, Тюмень и Петропавловск-Камчатский, Лабытнанги и Магадан, Воронеж и Оренбург, Аркаим и Тура, и даже «Американский музей естественной истории» в Нью-Йорке приняли участие в нашем проекте.

В 2016 году наш проект был близок к завершению. Александр Игоревич был убеждён, что он имеет огромное значение для настоящего и будущего России. В своих научных поисках, кто же такой Китоврас, он чувствовал, что каждая новая весточка о нём убеждала его в том, что Китоврас – это древнерусский крылатый символ мощного северного гиперборейского божественного царя-защитника всех народов. Подтверждение тому серия его великолепных научных статей «Китоврас, Борей, Велес – северные корни», «Откуда пришёл на север Китоврас». Наступило трудное время для России, и Он снова возник из далёкого нашего прошлого в чистоте и правде среди белых снегов и льдов Заполярья. Александр, по сути, хотел рассказать людям, что для России грядёт новая эпоха, эпоха Справедливости и Мирной жизни, которая существовала в древности и прозывалась «Золотым Веком». Александр хотел приблизить её и поэтому трудился днём и ночью до конца.

Теперь наше время продолжить дело, начатое Александром Игорьевичем Тощевым. Вечная ему память!

4.Гормаш Н.А. 18. 10. 2016. г.Иркутск
О совместной с Тощевым Александром Игорьевичем работе над созданием «Дома ремёсел» в г. Игарке.

Все годы работы в Игарке я с большим трепетом и уважением относился к творческим людям, которых в Игарке всегда было много. Работая в 1987-1993 годах главным геофизиком ВСОМГЭ (или как её называли жители – «московская экспедиция») я часто встречался с местными художниками, бывал в их импровизированных мастерских, где с удовольствием рассматривал картины, написанные ими. Картин было много, и они просто стояли кучей в углах этих мастерских. На мои вопросы, почему они нигде не выставляют их для игарчан, отвечали с грустью «А негде…» В 1993 году я стал заместителем мэра - председателем КУМИ г. Игарки и вспомнил об этом грустном «А негде…» и вновь встретился с ними для обсуждения возможности организации в Игарке выставочного зала. Художники отнеслись к этой идее весьма скептически и недоверием – мол, мы не раз обращались к руководителям города, но безуспешно. В общем, я не нашёл встречного желания у большинства художников работать над этим проектом и лишь Тощев Александр проявил осторожный интерес. Через некоторое время я подобрал помещение для организации там выставочного зала. Это был заброшенный детский садик недалеко от складов «Меркурия». Мэр города Сысойков Е.С. дал принципиальное согласие на реализацию этого проекта, но предупредил, что в бюджете денег на это нет и нужно самим искать финансовую возможность. С Тощевым А. мы осмотрели этот детский садик, пригласили специалистов «Игарстроя» для оценки возможностей восстановления этого помещения. Тощев А.И. взялся за эскизный проект выставочного зала. В ходе работы над эскизным проектом к нему пришла идея расширения функциональных возможностей этого помещения и организации «Дома ремёсел» с выставочным залом. В общем, работа методом «народной стройки» закипела. Нам удалось привлечь к реализации нашего замысла рад игарских предприятий – Игарстрой (Тригуб В.В), Сантехмонтаж (Линденбой), Нефтебаза (Шевцов В.И., ПОГХа (Ларьков), электриков (Шнайдер Е.Е.) и некоторых предпринимателей (Арбузов Д, Гузий Н.и др.) Контроль за ходом работы и их нужным качеством осуществлял, как правило, Тощев А.И. Месяца через три-четыре здание «Дома ремёсел» было готово и теперь уже к его внутреннему наполнению подключились и некоторые художники.. Ещё через месяц состоялось открытие «Дома ремёсел». На мой взгляд, открытие «Дома ремёсел» было важным событием в культурной жизни Игарки. В торцевых помещениях Дома были организованы мастерские, в которых занимались лепкой и азами рисования для детей, но и взрослых тоже. «Домом ремёсел» с момента открытия руководил Тощев А.И. Я часто там бывал, бывал на уроках Тощева А.И по лепке и рисованию. Оказалось, что у него ко всем его достоинствам, ещё и талант педагога. В 5-летний юбилей открытия «Дома ремёсел» в газете «Игарские новости» его назвали «тёплым домом». И действительно нём было тепло всем, кто туда приходил. Тепло от особой атмосферы творчества, дружелюбия и наполненных прекрасными картинами и поделками из особой игарской глины. И за всем этим теплом был его первый директор Александр Игоревич Тощев.
Позже мне посчастливилось оказать Тощеву Александру Игоревичу и Мишечкиной Марии Вячеславовне содействие в реализации нескольких их проектов (издание книги «Мы из Игарки» , например)

Мне запомнился Александр Игоревич Тощев как творчески разносторонний, влюблённый в Север и Игарку, честный и принципиальный человек. Но, как и все творческие люди, он всегда тяжело переживал любую несправедливость по отношению к делам, которыми он занимался

5. Ирина Евгеньевна Иванченко, историк, член Союза русских писателей Эстонии.
Октябрь, 2016 года.

«На фото только мы увидим эти лица… Пусть в памяти для нас они живые»!

Не могу и не хочу представлять Александра Игоревича ушедшим навсегда. Для меня, он, как был, так и остался живым, по-юношески стройным с умным взглядом серых глаз, прекрасным собеседником и коллегой… Да, да, почти коллегой.

Знакомство с Александрой Игоревичем, (я так и научилась звать его Сашей, хотя он об этом меня неоднократно просил), состоялось в ходе написания книги «Родов связующая нить», в 2008 году. В книге была глава о потомке поэта Константина Константиновича Случевского– Владимире Александровиче Зеленкове.

Мне везло на знакомство с хорошими, чуткими, светлыми людьми. Таким был и Александр Игоревич. А началось с того, что я нашла в интернете письма Дмитрия Владимировича Зеленкова, сына Владимира Александровича, написанные из ГУЛАГа, стройки № 503 или «Мертвой дороги», как ее называли. Я не имела понятия ни об этой дороге, ни о стройке, ни о музее Вечной мерзлоты. И опять же, благодаря интернету, я смогла связаться с музеем. И первым кого я услышала–это был голос Александра Игоревича. Так состоялось наше знакомство. Между нами завязалась переписка и по мере нахождения материалов из семейного архива Зеленковых наша связь становилась все более тесной и дружественной.

А в 2009 году осенью состоялась наша первая встреча с ним и Марией Вячеславовной Мишечкиной в Петербурге. Мы договорились встретиться с ними, хотя бы на полчаса. И я увидела перед собой двух красивых, удивительно молодых душой людей, замечательную семейную пару. И при всем моем уважении к Марии Вячеславовне, чувствовалось, что в этом творческом союзе лидером был Александр Игорьевич. Это был человек эпохи шестидесятников, постоянного творческого горения, желания «служить», а не прислуживаться. Человек, в котором чувствовалось поэтическое, романтическое восприятие мира. И вместе с тем, очень глубокие знания, интеллект, человек с твердой гражданской позицией, и собственными убеждении о нравственных и моральных законах. К Александру Игоревичу полностью применимы слова Булата Окуджавы: «Совесть, Благородство и Достоинство - вот оно, святое наше воинство». Да, Александр Игорьевич был один из тех настоящих мужчин, воинов, на которых испокон веков держалось наше многострадальное Отечество. Был такой завет у защитников Отечества: «Жизнь - Родине, Честь - никому». Вот к таким людям в полной мере можно отнести Александра Игоревича Тощева.

В ту памятную встречу вместо получаса мы проговорили более двух часов. Мне казалось, что я знаю их всю жизнь, так естественно, просто было наше общение. Говорили обо всем. О судьбах узников стройки 503 и о судьбе Дмитрия Владимировича, который отбывал срок в Ермаково, в тюремном театре, о судьбе музея в Игарке. Рассказывал, в основном, Александр Игоревич, причем с такой горячностью и любовью к Крайнему Северу, к Игарке, что можно было подумать, что это не «край света», а земля обетованная. Расставаться не хотелось. Мы обменялись домашними телефонами и сфотографировались с ними на память. Александр Игорьевич подарил мне три сборника о стройке № 503 и фильм о музее. Так я виртуально прошлась по всем залам музея и «побывала» в его подземельях, где ныне царит царство Вечной мерзлоты, а когда-то это «была родина гиперборейцев, ариев, славян…» ( из статьи А.И.Тощева)

А потом была дружеская переписка, мы перезванивались довольно часто. После выхода в свет книги «Родов связующая нить» у меня была возможность подарить эту книгу музею.

Мы переписывались в течение всех лет со дня нашего знакомства. Именно по инициативе Александра Игорьевича, и Марии Вячеславовна прошла съемка сюжета по 1-му каналу о Мертвой дороге, в 2009 году.

А в январе 2014 года в Музее Вечной мерзлоты состоялось знаменательное событие. Открылась первая выставка работ Дмитрия Зеленкова, сохранившихся в семейном архиве племянницы Д.В. Зеленкова – Екатерины Дмитриевны Якубович. Она передала все Димины рисунки на вечное хранение в Игарский музей. И один из организаторов этой выставки был Александр Игорьевич.

А потом мы обсуждали с ним проект установки барельефа Дмитрия Владимировича, сделанный местным скульптором Евгением Каунченко. И снова были разговоры о новой нашей встрече… Но не довелось… А мне все кажется, что она еще будет…

Благодаря воспоминаниям солагерников Дмитрия Зеленкова, в частности, Александра Альбертовича Сновского, сотрудникам Музея Вечной мерзлоты в Игарке, и прежде всего, Александру Игорьевичу, его энтузиазму, стремлению восстановить справедливость и объективность, его экспедиционной и краеведческой деятельности, собраны уникальные документы, фотографии, предметы быта и записаны воспоминания ссыльных и узников ГУЛАГА. Они свидетельствуют о горестной жизни тысяч и тысяч человеческих судеб, чтобы живые помнили, не забывали и не допускали повторения страшных и трагических событий истории страны.

Жизнь Александра Игорьевича была не из легких, но он сам выбрал свой жизненный путь и ни разу не изменил своим убеждениям, своему делу, которое он любил беззаветно и преданно. «Не говори с тоской: «Их нет, но с благодарностию – были» - этой строкой Василия Андреевича Жуковского я хочу закончить свои очень небольшие воспоминания об этом светлом Человеке. Он, так и не успевший состариться, как легкое дыхание, коснулось земли, чтобы раствориться в воздухе, которым мы дышим.

6. Кинга Нендза_Щикониовска – антрополог, сотрудник Института России и Восточной Европы Ягеллонского университета в Кракове (Польша). Автор статьи «Город, оторванный от земли, люди, привязанные к городу: заполярная Игарка» (журнал «Неприкосновенный запас», 2014, 5(97). Ноябрь 2016 г.

Зерно, брошенное в мерзлый грунт.

Моя встреча с Игаркой в июле 2013 года неразрывно связана была с личностью Александра «Игарковича» Тощева, который не только приютил молодую исследовательницу, но и раскрыл мне не одну тайну заполярного города. Магическое путешествие вниз по Енисею на теплоходе «Валерий Чкалов», постепенное погружение в мир белых ночей и летней жары привело меня в одно из самых загадочных мест мира, город самых удивительных людей.

Я приехала туда с обычными ожиданиями, встретила неожиданное: мирового уровня профессионализм и все еще не исчерпанный потенциал места. В небольшом городе, далеко от материка встретил меня на причале прекрасно говорящий на польском языке человек с добрыми глазами и постепенно познакомил с игарской непростой судьбой. Хотя раньше мы не знали друг друга, общались тогда до поздней ночи (ночи светлой, как день, но наполненной все же ночной тишиной). Александр «Игаркович» рассказывал обо всем: геополитике и о чае из чабреца и мяты, о Тарковском и ценах на недвижимость. Но все темы сходились в одной точке: Игарке и его семье, любимом городе и любимых людях. Беседы этих дней мы продолжали потом в электронном виде, благодаря чему я чувствовала себя связанной с Игаркой удивительной нитью.

Острота ума, широкий кругозор и храбрость в поиске необыкновенных ответов удивляли в общении с Александром «Игарковичем» и обогащали мое приключение. Даже если мы не соглашались, я чувствовала, что возможность выслушать его, откроет мне кусок мира пока недоступный, поможет понять больше русскую культуру, современность и человеческую сущность в целом. В большой степени благодаря Александру «Игарковичу» я почувствовала себя причастной к судьбе Игарки. В своей научной работе я занимаюсь советским градостроительством в Сибири, и многие города стали мне близкими, но только за судьбу Игарки я начала переживать почти болезненно. Город - это не только место, не только стены и улицы - это и люди. Хотя они меняются иногда быстрее чем здания, но оставляют свой след как в пространстве, так и в памяти города. В одной из моих статей «Город, оторванный от земли, люди, привязанные к городу: заполярная Игарка» я, пытаюсь понять феномен возрождающейся из пепла Игарки. Иногда я задаю себе вопрос: «Была бы эта статья столь оптимистической, если бы мне пришлось ее написать сегодня, когда не стало уже Александра «Игарковича»? Удивительно, что смерть одного человека может повлиять на судьбу целого города. Но я очень надеюсь, что это не конец, а часть эстафеты - от Валентины Остроумовой, через архитектора Ивана Леонидова, краеведа Леопольда Барановского. Александр «Игаркович» со своей женой Марией Вячеславовной Мишечкиной это одно из звеньев цепи людей, не только преданных городу, но смотрящих на него через призму будущего, и именно в контексте будущего работающих над решениями современности.

Надежда - это жизнь. Пусть глубокое прошлое, запечатленное в удивительном Музее вечной мерзлоты, не перестанет быть основой для проектов будущего. Зерно, которое бросил Александр «Игаркович» с Марией Вячеславовной, упало на мерзлый грунт и не сразу взойдет, но я глубоко убеждена, что это дело времени - найдутся продолжатели, Игарку спасут.

7. Сновский Александр Альбертович, автор выпуска «Стройка №503. Выпуск 3», бывший заключенный ГУЛАГа. Январь 2017 г.

За свою очень долгую жизнь, вот уже 88 лет исполнилось, в калейдоскопе имен, стран, событий мне приходилось общаться с огромным количеством людей. Среди которых встречались, увы, лишь встречались очень достойные представители рода человеческого, лучшие, высокой пробы. Долгая жизнь не баловала меня своими радостями. Годы заключения и связанные с ними мучения. Высылка с невзгодами. Трудности адаптации, становление после поздней реабилитации. Относительно короткий период нормальной человеческой жизни. И вот уже старость с болями, рвущими как стая волков, замученное болезнями старческое высохшее тело. Но я безмерно богат встречами с прекрасными людьми. И один из них – это Александр Игоревич Тощев.

Знакомству, первой встречи, духовной близости, дружбе, не смотря на огромное расстояние Санкт-Петербург-Игарка, очевидно были предопределены судьбой.

Игарка – место на карте, точнее точка на карте, где начался мой крестный путь политзаключенного, забывшего что у нас их нет и быть не может. А мы вот есть. Сотни тысяч и даже миллионы. Отступление от темы – оправдание, неизбывная боль.

Первая встреча, лет 20 назад, была случайной. Александр Игоревич приезжал в Санкт-Петербург проездом и не ради меня, но случайно узнав о моём существовании и о моём прошлом, согласился на встречу. За ней последовали приезды из далекой Игарки уже ради меня. Откровением было узнать о существовании в Игарке Музея вечной мерзлоты и фундаментального отдела, посвященного 503-й стройке, которая занимает до сих пор столь большое место в моей жизни.

В дальнейшем редкие встречи, расстояние и значительно более частые обоюдные телефонные разговоры и частые объемные письма. Я был деятельным автором 2-го выпуска по 503-й стройке, изданного под редакцией Александра Игоревича игарским Музеем вечной мерзлоты. Но информации о мертвой дороге в моей голове было еще такое количество, что Александр Игоревич решил выпустить 3-1 сборник, целиком посвященный мне. Сделано это было с неимоверным тактом к моей прямой речи, с огромным охватом исторических событий тех времен. И на высочайшем профессиональном журналистском уровне.

Я много общался с патриотами Мертвой дороги и Великого Севера, но такого истинного патриота Игарки, неутомимого исследователя истории Севера, настоящего ученого, скромнейшего человека, наделенного лучшими человеческими достоинствами, тактом, высочайшей культурой, огромными теоретическими знаниями и неимоверной скромностью мне не приходилось встречать на своем жизненном пути. Близкие мне люди и просто симпатизирующие мне люди, а таких большинство, ибо недоброжелателей его не должно быть по определению, называли его Игарковичем. Как никто он заслужил это отчество.

В последнюю встречу он меня обнял и поцеловал. Я был удивлен таким проявлением чувств. У нас северян это было не принято. А ведь он предвидел скорую свою кончину и прощался.

Да будет земля тебе пухом, милый человек! И кто с тобой общались, будут считать это общение для себя великой честью, и оно останется в их памяти. Аминь!

Сновский, 14 января 2017 года.

Вот всё. Я уже не могу долго и много писать, но всё, что я вам прочел, это от души. Теперь ещё такой вопрос. То, что я обещал, я сделал. Скажите пожалуйста, ведь Александр Игоревич собирался выпускать 4-й сборник. Он у меня брал на него материал. В частности, его интересовало СКБ заключенных в Игарке. Я ему послал полный состав инженеров-заключенных, полный план избы(?) их специального конструкторского бюро, ведь оно разрабатывало прокладку электрического кабеля по дну Енисея с одного берега на другой. Это я ему дал.

Кроме этого он попросил, я ему дал полный план хирургического отделения и других бараков, значит этих две терапии, где лежали заключенные семитысячного лагеря. Он попросил полный перечень инструментария хирургического. Я же был бывший хирургический фельдшер. Я ему тоже все послал. Этот материал нигде не появлялся. Он у вас? Или где он исчез? Понимаете, он меня не интересует уже, но вы его можете взять в 4-й сборник.

Да, я всё рукописный, я не умею по компьютеру. Я могу только писать. Я же очень старый. Я пишу шариковой ручкой.

Напоследок. Постарайтесь выпустить 4-й сборник – это вопрос вашего престижа, поверьте мне. А то получается, были они – было три сборника. Их не стало, и вы не можете выпустить. Извините, но я считаю, что вы просто обязаны выпустить.

Я рад, что у нас восстановился контакт пока я жив. Если у вас возникнут какие-то любые вопросы, пожалуйста, без стеснения звоните. Но вот привет Альбине Александровне, я уже знаком и с ней, и с вами. И считаю, у меня появилось два новых друга в Игарке. Всего вам доброго, звоните, пожалуйста. Я не избалован общением, понимаете, вокруг меня уже все умерли. Вы подумайте только, с 503-й стройки я остался один. Вы только подумайте, а было примерно 70-90 тысяч заключенных. Вдумайтесь в эту цифру.

Всего вам доброго. Счастливо вам. За вами 4-й выпуск, повторяю.

Я то, что вам сейчас сказал – это мало, но это от души. Поместите его в начало памяти Тощева. Это будут мои цветы на его могилку. Кстати, где он похоронен?

- Он похоронен в Костроме.

Понял. Его прах даже не оставили в Игарке, где ему было бы приятнее, его душе. Ну ладно, это уже мистика. Всего вам доброго, счастливо. За вами 4-й выпуск.

8. Виктория Александровна. Сергеева - методист по музейно-образовательной деятельности МБУ «Музей вечной мерзлоты», февраль 2017 г.
Александр Игорьевич Тощев

С Александром Игорьевичем Тощевым мне посчастливилось работать бок о бок и просто общаться с середины 90-х годов ХХ века и почти до его ухода от нас, т.к. наш последний с ним разговор состоялся 2 июня 2016 года.

Именно посчастливилось, т.к. это была уникальная возможность во время общения (независимо от темы, рабочая она или нет) расти в профессиональном плане как музейщику, поисковику-исследователю, просветителю и т.д., а также развивать свои лучшие человеческие качества и подавлять худшие (к сожалению, никто из нас их не лишен, но многое зависит от умения их подавлять в себе).

Первоначально меня поразил в нём огромный объём знаний. Фактически он являл собой энциклопедию человеческих знаний по многим направлениям. Не мёртвых статичных знаний, а с их интерпретацией, расшифровкой при необходимости и практическим применением. Ощущалась большая внутренняя работа человека над своим образованием. Я даже бы сказала образовательным перерождением с отклонением в сторону роста из года в год. При этом Александр Игоревич оставался скромным, ненавязчивым в общении, но настойчивым и требовательным, если вопрос касался рабочих музейных аспектов или Игарки в целом.

Анализируя исследовательскую деятельность научных сотрудников Краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты» с 1994 года по 2016 год,могу с уверенность сказать о том, что поисковая и исследовательская деятельность А.И. Тощева по картографированию стала основополагающей для раскрытия истории появления на картах и развития поселения под названием Игарка.В течение ряда лет им обнаружено, прочтено, проанализировано множество картографических материалов. Опираясь на многочисленные документальные факты, он доказал более чем 300-летнее существование населенного пункта Игарка. Эта гипотеза под влиянием доказательной базы Александра Игоьревича превратилась в аксиому! Стала очевидной для всего сообщества историков, а не только ярых патриотов-игарчан. Используя свои знания палеографии (умение читать рукописи 14-17 вв.), он отследил упоминания и описания Игаркис конца XVII века до 1927 года, настойчиво обнаруживая всё новые источники информации. Во многом ему помогло в исследовательской работе знание нескольких иностранных языков. Параллельно им были обнаружены факты, объясняющие появление географического названия «Игарка» и отметающие художественный вымысел о литературном персонаже Егоре Ширяеве.

А.И. Тощевым проделана огромная по своим объемам работа по восстановлению в памяти соотечественников таких исторических имён как Николая Ивановича Евгенова, Петра Филипповича Очеретько, Ивана Ильича Леонидова. Все эти имена нашли достойное отражение не только в постоянной экспозиции отдела истории Краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты» г. Игарки, но и в музейных изданиях.

Следует отдельно отметить внемузейную исследовательскую деятельность Александра Игорьевича, которой он занимался уже в 70-х годах прошлого столетия. Это относится к изысканиям о первой русской печатной газете «Ведомости», издававшейся в XVIII в. Его материалы становятся одними из основополагающих источников в различных изданиях о становлении печатной периодики и книг в России.

Считаю, что Александра Игорьевича Тощева смело можно назвать ученым. Умение анализировать, аргументировано, четко и последовательно излагать факты, точно ставить цели и определять нестандартные пути решения, уметь видетьи в малых деталях ценное зерно информации, проверять фактыпо различным источникам информации – всё это является характерным особенностями исследовательских работ А.И. Тощева.

Приложение. Из личного архива семьи Тощевых

Тетрадь по чистописанию Александра Тощева. 1966 г.


Благодарность школы родителям А. Тощева. 1968 г.


Школьная стенгазета. 1970 г.


Выписка из протокола зашиты
дипломной работы. 1979 г.


Оглавление дипломной работы


Архив по газете Ведомости» состоит из выписок, фотокопий, негативов, а также ксерокопий,
переплетенных А. Тощевым и оформленных как книги.


В архиве содержится литература на разных языках.


Статья А.И. Тощева «Первая печатная газета «Ведомости» как составная часть Петровской дипломатии». Санкт-Петербург. 2003 г


Одна из последних научных публикаций А.И. Тощева по истории газеты «Ведомости». 2009 г.


Пропуски для работы в международных архивах в Польше.


Центральный Государственный архив Военно-морского флота


Ходатайство факультета журналистики, подготовленное В.Г. Березиной, в архив древних актов, куда доступ для работы с документами ограничен


Выступление студента IV курса ЛГУ А. Тощева на межфакультетской конференции. 1977 г.


В архиве – много книг с дарственными надписями- от ученых, бывших заключенных, друзей.


Разрешение Министерства иностранных дел члену Союза журналистов А. Тощеву на работу в читальном зале. 1990 г.


Отзыв на научную работу А.И. Тощева Института русской литературы. 1990 г.


Первая газетная практика. Ленинградская обл. Волосово. 1976 г.


Газетная практика в г. Пятигорске. 1977 г.


А.И. Тощев – 2-ой секретарь ГК ВЛКСМ.


Коллектив студии ТВ. 1983 г. А. Тощев стоит в центре.


Александр Альбертович Сновский, проживающий в г. Пушкине, стал главным героем
книги «Стройка 503. Выпуск 3-й». Организацией подготовки книги, редактированием
и выпуском занимался А.И. Тощев

 
Выставка 2009 г. по истории Игарки «Знаки времени» (автор А. Тощев) в г. Красноярске.


18 мая 2013 г. День открытых дверей в музее.


Обследование старых строений Игарки с профессором СФУ А.В. Слабухой.


Посещение экспертами ДК ЛПК в рамках реализации проекта «Архив возрождает город». 2006 г.


С игарчанами Л. Вокаревой (сидит справа) И. Мартыновой (стоит слева). Москва. 2005 г.


Поздравление семьи с 55-летием А.И. Тощева в выставочном зале. 2012 г.


В семейном архиве – множество грамот, которые были вручены А.И. Тощеву.


А.И. Тощев. Озеро. Картон. Масло. 1998 г.


Эскизы на срезах деревьев, разработанные и выполненные А.И. Тощевым. 1997 г.


Словарь детских выражений старшей дочери Маши. 1990 г.


Таким запомнила его семья. Открытым, добрым, веселым. Фото 1972 г.


«Игаркович». Фото 1983 г.


16 февраля 2017 г. Выставка «Искатель», в выставочном зале музея,
посвященная 60-летию А. И. Тощева.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»