У каждого своя голгофа

У каждого своя голгофа


Министерство образования Красноярского края
Краевое государственное бюджетное образовательное учреждение
дополнительного образования
«Красноярский краевой центр туризма и краеведения»

Дергачев Дмитрий
КГБОУ «Канский морской кадетский корпус», 10 «А» класс

Руководитель Шкурдалова Любовь Михайловна, учитель истории и обществознания

Красноярск 2017

Содержание

Введение
Глава 1. Основные вехи жизненного пути Луки Войно-Ясенецкого
Глава 2. Первая ссылка Луки Войно-Ясенецкого
2.1. Монашеский постриг под именем Луки.
2.2. Вторая ссылка.
Глава 3. Особенности пребывания Луки Войно-Ясенецкого на территории Красноярского края
3.1. Деятельность в годы Великой Отечественной войны
3.2. Воспоминания очевидцев
3.3. Интервью с членом Союза журналистов России, краеведом Л.И. Фирсанковой
3.4. Интервью с иереем, председателем отдела религиозного образования и катехизацииКанской епархии С.В. Смутиным
Заключение
Литература

Введение

Величайшим святым наших времен является святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Богослов и хирург с мировым именем, представитель известного дворянского рода. Ему установлен памятник в Тамбове и Симферополе, а третий возвели в Красноярске, куда был переведен профессор осенью 1941. Святитель Лука пока не так широко известен. В нашей работе мы предлагаем вниманию наиболее яркие даты его необычной биографии, которой кажется, вполне хватило бы несколько жизней.

Актуальность: В истории России встречается множество ярчайших событий и эпизодов, со всей полнотой раскрывающих исключительное долготерпение и выдержку Русского народа. На каждом шагу своей истории русский этнос сталкивался с суровыми испытаниями, трудностями, которые по всей логике вещей должны были завершить само существование русского народа и России. Но не таков русский человек, чтобы отступить. Тема исследования является актуальной, так как все больше и больше времени отделяет нас от того страшного режима, уходят люди, лично пережившие ту трагедию. Вызывает беспокойство, что забываются факты, события, которые имели место быть в стране.

Цель работы: исследование жизненного пути святителя Луки и его вклада в духовно-нравственное воспитание.

Задачи: изучить жизненный путь, а также особенности пребывания святого Луки на территории Красноярского края; раскрыть значение деятельности святителя Луки для духовно-нравственного воспитания.

Объект исследования: жизнь Луки Войно-Ясенецкого.

Предмет исследования: влияние Луки на духовно-нравственное воспитание сограждан.

Гипотеза: Жизнь святого Луки явилась подвигом служения народу, его духовно-нравственному становлению.

Методы исследования: теоретико-логический анализ литературы, синтез, обобщение, интервью.

Глава 1. Основные вехи жизненного пути Луки Войно-Ясенецкого

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился в 1877 г. В Керчи. В 1898г стал студентом медицинского факультета Киевского университета «Умение весьма тонко рисовать и моя любовь к форме перешли в любовь к анатомии. Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии и хирургии»

Уже на втором курсе Валентин прошел в профессора анатомии, но после окончания университета он заявил, что будет земским врачом. Товарищи по курсу недоумевали … Я был обижен тем , что они меня не понимают. « Я изучал медицину с исключительной целью быть земским врачом». Хирург, доктор медицины, до 1917 г. – врач в ряде земских больниц средней России, позднее – главный врач Ташкентской городской больницы, профессор Среднеазиатского государственного университета. Был известен тем, что никогда не брал гонорара за прием больных, операции и лечение.

Он был автором 55 научных трудов по хирургии и анатомии, а также 10 томов проповедей. Наиболее известна завершенная в тюрьме и ссылке книга «Гнойная хирургия», выдержавшая три издания (1934, 1946, 1956). Операциям на глазах Валентин Феликсович стал учиться сразу после выпускных экзаменов, приёма в больницах ему казалось недостаточно, и он стал приводить больных к себе домой. Они лежали у него в комнатах, словно в палатах больницы, Святитель Лука их лечил, а мать кормила .

Однажды после операции у него прозрел молодой нищий, потерявший зрение еще в раннем детстве. Месяца через два он собрал слепых всей округи , и вся эта длинная вереница пришла к Войно-Ясенецкому, ведя друг друга за палки.

Валентин Феликсович не жалел о свергнутой монархии. Как утверждает его биограф М. Поповский, царизм был для него «властью безнравственной». Первые лозунги большевиков показались ему «этически приемлемыми». Он считал своим гражданским долгом служить новой власти так же честно, как он служил старой.

Первое серьезное столкновение Войно-Ясенецкого с большевиками биограф описывает так.

В начале1920 г. в Ташкенте одна из проверяющих городскую больницу комиссий приказала убрать из операционной икону Богоматери, оборотясь к которой врач имел обыкновение осенять себя перед операцией крестным знамением. В ответ на это Войно-Ясенецкий ушел из больницы, заявив, что вернется лишь после того, как икону водворят на ее место.

Это выступление завершилось успехом. Икона вернулась на свое место. Правда, Войно-Ясенецкому пришлось защищать икону еще раз, в конце 1921 г.

В то время, когда уже боялись упоминать о родственнике-священнослужителе, хирург принимает сан. Он никогда не готовился к этому. Но, услышав от епископа Иннокентия Ташкентского: «Доктор, Вам надо быть священником», - воспринял эти слова как Божий призыв.

В своих мемуарах врач объяснил свое решение так.

«При виде карнавалов, издевающихся над Господом нашим Иисусом Христом, мое сердце громко кричало: «Не могу молчать!» Я чувствовал, что мой долг – защитить проповедью оскорбленного Спасителя нашего».

В начале февраля 1921 г. Войно-Ясенецкий появился в больнице в рясе. Ассистенту, который обратился к нему по имени и отчеству, хирург ответил, что Валентина Феликсовича больше нет. Есть священник отец Валентин. На проведение операций он получил специальное разрешение патриарха Тихона.

Принятие сана было вызовом новой власти. Вскоре представился случай помериться силой. По обвинению во вредительстве по отношению к раненым красноармейцам были арестованы врачи одной из клиник Ташкента.

Профессор Войно-Ясенецкий был вызван летом 1921 г. на суд в качестве эксперта.
Общественным обвинителем выступал глава Туркестанской ЧК, знаменитый в истории гражданской войны Я. Х. Петерс. Он задал вопрос:
- Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днем людей режете?

Хирург ответил:

- Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей вы, гражданин общественный обвинитель?

Далее Петерс спросил:

- Как это вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве вы видели своего Бога?

Обвинитель услышал:

-- Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил.

Профессор-священник не выступал с антисоветскими выступлениями, но отстаивал законность, нравственность, право на независимые убеждения. Это был его ответ христианина в эпоху «всеобщего, эпидемического паралича совести».

Близко знавшая Войно-Ясенецкого по Ташкенту коллега-врач вспоминала:

«В делах, требующих нравственного решения, Валентин Феликсович вел себя так, будто бы вокруг никого не было. Он всегда стоял перед своей совестью один. И суд, которым он судил себя, был строже любого трибунала».

Преследования православных в 1922 г., обновленческий раскол, арест патриарха Тихона и террор по отношению к его сторонникам привели к уходу из церкви людей слабых. Из Ташкента бежал епископ Иннокентий. Епархию возглавил бывший отец Валентин, с июня 1923 г. епископ Туркестанский Лука. Тайное пострижение в монахи с именем Лука, в честь евангелиста, художника и врача, совершил ссыльный архиепископ Уфимский Андрей Ухтомский. В 1923 г арестовали по подозрению в «контрреволюционной деятельности». Неделю спустя, после того, как он был тайно рукоположен в епископы. Это стало началом 11 лет тюрем и ссылок. Его посадили в поезд, но тот минут 20 не трогался с места. Оказывается, поезд не смог двинуться, потому что толпа людей легла на рельсы, желая удержать епископа в Ташкенте

Далее судьба епископа Луки подобна судьбам сотен иерархов: Бутырская тюрьма и ссылка в Восточную Сибирь (Красноярск, Енисейск, Туруханск). В Енисейске епископ начал служить в закрытом властями храме. Повсюду Войно-Ясенецкий оперировал – и по-прежнему не брал гонорара за операции.

«Все в том, чтобы жизнь имела высший смысл добра, - писал он из Енисейска своему 17-летнему сыну Михаилу. –

И с этой точки зрения деятельность врача представляется одной из самых высоких.Но дело в том, что это верно лишь тогда, когда очень глубоки и тверды основы высшей нравственности, на которых строится деятельность врача. Надо, чтобы он всецело был проникнут стремлением служить людям, любить людей.

Если бы у тебя я видел такую глубину стремления к добру, к любви, к Богу, то был бы очень счастлив…

Но при столь ясно сквозящем в твоих письмах легкомыслии не могу посоветовать тебе тяжелого пути врача. Будет лучше, если ты последуешь своему влечению к техническим наукам, потому что высшие нравственные цели жизни можно осуществлять во всякой профессии, всяком общественном положении».

За Енисейском был Туруханск

«В Туруханске, когда я выходил из баржи, - вспоминал епископ незадолго до смерти, - толпа народа вся опустилась на колени, прося благословления. Меня сразу же поместили в квартире врача больницы и предложили вести врачебную работу. Незадолго до этого врач больницы распознал у себя рак нижней губы и уехал в Красноярск…

В больнице оставался фельдшер, и вместе со мной приехала из Красноярска молодая девушка, только что окончившая фельдшерскую школу и очень волновавшаяся от перспективы работать с профессором. С этим двумя помощниками я делал такие большие операции, как резекции верхней челюсти, большие чревосечения, гинекологические операции и немало глазных».

Глава 2. Первая ссылка Луки Войно-Ясенецкого.

2.1.Монашеский постриг под именем Луки.

В 1923-ем году, после смерти жены, Войно-Ясенецкий принял монашеский постриг под именем Луки. По преданию, евангелист и апостол Лука был иконописцем и врачом, художником и врачом являлся Валентин Феликсович. В начале лета 1921-ого года он был посвящён в епископы, а в августе последовал первый арест. Условия первой ссылки в город Енисейск Красноярского края не были слишком жёсткими — Войно-Ясенецкого не лишают возможности хирургической и пастырской деятельности, он имеет возможность продолжать научные разработки. По приезде в Енисейск после первых же сложнейших и удачно проведенных операций к хирургу-епископу хлынул народ из окрестных сел и деревень Из Туруханска строптивого епископа в разгар зимы 1924-1925 гг. отправили на открытых санях в деревню (станок) Плахино, что находилось в 400 км от Ледовитого океана. Епископу предстояло сгинуть в ледяной пустыне, но он не погиб.

Верным другом Луки оказался милиционер, которому было поручено сопровождать ссыльного. В первой деревне Луку догнал ссыльный эсер Розенфельд, принципиальный атеист и материалист. Но, как только революционер узнал о ссылке владыки, он принялся обходить дома своих столь же неверующих товарищей и привез совершенно необходимые в дороге оленьи чулки-бакари, унты из собачьих шкур, енотовую шубу, меховое пальто.

Спустя три месяца епископа вернули в Туруханск. Оттуда он посылает поздравление академику И. П. Павлову:
«Возлюбленный во Христе брат мой и глубокоуважаемый коллега Иван Петрович! Изгнанный за Христа на край света (три месяца прожил я на 400 верст севернее Туруханска), почти совсем оторванный от мира, я только что узнал о прошедшем чествовании Вас по поводу 75-летия Вашей славной жизни и о предстоящем торжестве 200-летия Академии наук. Прошу Вас принять мое запоздалое приветствие. Славлю Бога, давшего Вам столь великую силу ума и благословившего труды Ваши. Низко кланяюсь Вам за великий труд Ваш. И, кроме глубокого уважения моего, примите любовь мою и благословление мое за благочестие Ваше, о котором до меня дошел слух от знающих Вас.

Сожалею, что не может поспеть к академическому торжеству приветствие мое. Благодать и милость Господа нашего Иисуса Христа да будет с Вами. Смиренный Лука, епископ Ташкентский и Туркестанский (б. профессор топографической анатомии и оперативной хирургии Ясенецкий-Войно). Туруханск. 28.8.1925».

Вот ответное письмо Павлова.

«Ваше Преосвященство и дорогой товарищ!

Глубоко тронут Вашим теплым приветом и приношу за него сердечную благодарность. В тяжелое время, полное неотступной скорби для думающих и чувствующих, чувствующих – по-человечески, остается одна жизненная опора – исполнение по мере сил принятого на себя долга. Всей душой сочувствую Вам о Вашем мученичестве. Иван Павлов».

Ссылка закончилась в 1926 г. Епископ Лука вернулся в Ташкент и стал служить простым священником в храме (в городе уже был епископ), не прекращая медицинской практики. Принимал он 15-20 человек в день. Бесплатно. Но больные ухитрялись оставлять деньги и продукты, что позволяло домохозяйке содержать семью.

Из-за епископского сана отца дети не имели нормального детства, годами терпели унижения в институтах и на работе. Старший сын Михаил, чтобы учиться в университете, публично отрекся от своего отца…

Новая ссылка епископа была связана со смертью профессора-физиолога Ивана Петровича Михайловского и возникшим в связи с нею уголовным делом (август 1929 г.). После смерти своего сына профессор психически заболел, не позволил похоронить его и мумифицировал тело. Окружающим заявил, что вернет сына к жизни. С этой целью он занялся опытами по воскрешению, об одном из которых (по переливанию крови обескровленной обезьяне) профессор написал статью в популярном приложении к газете «Правда Востока».

Разойдясь с женой, профессор жил одиноко. Затем второй раз женился, но неудачно – и покончил жизнь самоубийством. Самоубийцу священник хоронить по церковному обряду отказался, и вдова обратилась за помощью к епископу Луке.

Помочь владыка, который не был уже правящим архиереем, мог только одним способом – как врач, написав заверенную именной печатью справку о психической ненормальности покойного. В этом случае покойный мог быть похоронен по церковному обряду. Но на этом дело не закончилось.

Вдову обвинили в убийстве мужа. Началось следствие. В «Узбекистанской правде» был опубликован фельетон, в котором утверждалось, что профессора-атеиста убила религиозная фанатичка жена. Он-де жертва конфликта между наукой и религией.

Это было время коллективизации и ожесточенного преследования Церкви. В начале 1930 г. дело стало политическим и антицерковным. Власти воспользовались им для расправы над епископом. Его арестовали 6 мая 1930 г. по обвинению в укрывательстве убийцы. 15 мая 1931 г. протоколом Особого совещания епископа Луку осуждают на ссылку в Северный край сроком на 3 года.

Фельетон послужил темой для создания антицерковного романа «Грань» М. Борисоглебского и двух пьес, авторами которых выступили знаменитые советские литераторы. С. Сергеев-Ценский в соавторстве с К. Треневым написал «Опыт», а Б. Лавренев – «Мы будем жить!». Пьесы были приняты к постановке крупнейшими театрами. Правда, зрители на эти спектакли не ходили, и на сцене пьесы долго не продержались.

2.2. Вторая ссылка.

«В награду» за самоотверженный труд власти отправляют непокорного епископа Луку в новую ссылку, на этот раз на Крайний Север, в Туруханск, где большую часть года стоят жестокие морозы, а потом ещё дальше на север. Но и там Войно-Ясенецкий продолжает оперировать и проповедовать.

Вторая, архангельская, ссылка после ареста в 1930-ом году стала более суровой — ему не разрешали оперировать. Это условие властей тяжело переносилось Войно- Ясенецким. «Хирургия — это та песнь, которую я не могу не петь», — писал Валентин Феликсович из ссылки.

Самые тяжёлые испытания ждали Войно-Ясенецкого в 1937-ом году, когда он был арестован по бредовому обвинению в шпионаже в пользу Ватикана. В тюремных камерах этот шестидесятилетний человек провёл четыре года, время от времени попадая в тюремные больницы в крайне тяжёлом состоянии.

Глава 3. Особенности пребывания Луки Войно-Ясенецкого на территорииКрасноярского края.

С марта 1940 года работал хирургом в ссылке в районной больнице в Большой Мурте, что в 120 километрах к северу от Красноярска. Осенью 1940 года ему разрешили выехать в Томск, в городской библиотеке он изучал новейшую литературу по гнойной хирургии, в том числе на немецком, французском и английском языках. На основании этого было закончено второе издание «Очерков гнойной хирургии». В начале Великой Отечественной войны отправил телеграмму председателю Президиума Верховного совета СССР Михаилу Калинину.

3.1.Деятельность в годы Великой Отечественной войны.

Телеграмму в Москву не передали, а в соответствии с существующими распоряжениями направили в крайком. С октября 1941 года профессор Войно-Ясенецкий стал консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя. Он работал по 8-9 часов, делая 3-4 операции в день, что в его возрасте приводило к неврастении. Тем не менее, каждое утро он молился в пригородном лесу (в Красноярске в это время не осталось ни одной церкви).

27 декабря 1942 года епископу Луке, «не отрывая его от работы в военных госпиталях», было поручено управление Красноярской епархией с титулом архиепископа Красноярского. На этом посту он сумел добиться восстановления одной маленькой церкви в пригородной деревне Николаевка, расположенной в 5 километрах от Красноярска. В связи с этим и практически с отсутствием священников за год архипастырь служил всенощную только в большие праздники и вечерние службы Страстной седмицы, а перед обычными воскресными службами вычитывал всенощную дома или в госпитале. Со всей епархии ему слали ходатайства о восстановлении церквей. Архиепископ отправлял их в Москву, но ответа не получал. Летом 1943 года впервые получил разрешение выехать в Москву, участвовал в Поместном Соборе, который избрал патриархом митрополита Сергия (Страгородского); также стал постоянным членом Священного Синода, который собирался раз в месяц. Однако вскоре он отказался участвовать в деятельности Синода, так как длительность пути (около 3 недель) отрывала его от медицинской работы; в дальнейшем стал просить о переводе в Европейскую часть СССР, мотивируя это ухудшающимся здоровьем в условиях сибирского климата. Местная администрация не хотела его отпускать, пыталась улучшить его условия — поселила в лучшую квартиру, доставляла новейшую медицинскую литературу, в том числе на иностранных языках. Тем не менее, в начале 1944 года получил телеграмму о переводе в Тамбов. С 1943 года официальный орган РПЦ «Журнал Московской Патриархии» печатал его статьи, в основном общественно-политического содержания. В частности, в статье «Праведный суд народа» (ЖМП. 1944, № 2) он выступил сторонником смертной казни «обер-фюрера орды палачей и его ближайших сообщников-нацистов».

В Красноярске, служа Отечеству на ниве военной медицины, Валентин Феликсович не оставлял своей пастырской деятельности. В этом большом сибирском городе, издавна славившемся прекрасными храмами, не осталось ни одной действующей церкви. Владыка Лука добился открытия маленькой кладбищенской церквушки на окраине города, где начал проводить регулярные службы. В 1942 году он был назначен Архиепископом Красноярским. В 1943 году на Поместном Соборе в Москве красноярского архиерея избрали постоянным членом Священного Синода. Но хирурга Войно-Ясенецкого в госпиталях ждут раненые, и он просит освободить его от присутствия на заседаниях.
В 1946-ом году выходит второе издание «Очерков гнойной хирургии», переработанное и основательно дополненное.

Эта работа становится мировым медицинским бестселлером, за неё Войно-Ясенецкому присуждается Сталинская премия.

И спустя 50 лет после описанных событий биограф находил людей, с благодарностью вспоминающих о владыке-хирурге.
С началом войны с фашистской Германией владыка из ссылки пишет телеграмму на имя Калинина: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, отбываю ссылку в поселке Большая Мурта Красноярского края. Являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука». Его незамедлительно назначили главным хирургом эвакогоспиталя № 15–15 в Красноярске. Два года он с полной отдачей сам лечил офицеров и солдат. «Раненые офицеры и солдаты очень любили меня. Когда я обходил палатки по утрам, меня радостно приветствовали раненые. Некоторые из них, безуспешно оперированные в других госпиталях по поводу ранения в больших суставах, излеченные мною, неизменно салютовали мне высоко поднятыми прямыми ногами», – вспоминал он. Приезжавший в госпиталь инспектор профессор При­о­ров го­во­рил, что ни в одном из эвакуационных госпиталей не наблюдалось подобных блестящих результатов лечения раненых, как у владыки Луки.

До 1943 года владыка был лишен возможности совершать богослужения, так как в Красноярске, городе с многотысячным населением, последнюю из множества церквей закрыли перед войной. И вот в марте 1943 года святителя назначили архиепископом Красноярским. Он писал сыну: «Господь послал мне несказанную радость. После шестнадцати лет мучительной тоски по церкви и молчания отверз Господь снова уста мои. Открылась маленькая церковь в Николаевке, предместье Красноярска, а я назначен архиепископом Красноярским… Конечно, я буду продолжать работу в госпитале, к этому нет никаких препятствий». Признание святителя в светских кругах росло, он вспоминал: «Почет мне большой: когда вхожу в большие собрания служащих или командиров, все встают». Конечно же, владыка знал об изменении отношения государства к Церкви в связи с войной и мировым положением страны, но в то же время в одном из писем сыну есть такие строки: «В Красноярске, в «кругах» говорили обо мне: «Пусть служит, это политически необходимо». …Я писал тебе, что дан властный приказ не преследовать меня за религиозные убеждения. Даже если бы не изменилось столь существенно положение Церкви, если бы не защищала меня моя высокая научная ценность, я не поколебался бы снова вступить на путь активного служения Церкви. Ибо вы, мои дети, не нуждаетесь в моей помощи, а к тюрьме и ссылкам я привык и не боюсь их». «О, если бы ты знал, как туп и ограничен атеизм, как живо и реально общение с Богом любящих Его…» И в другом письме: «Я подлинно и глубоко отрекся от мира и от врачебной славы, которая, конечно, могла бы быть очень велика, что теперь для меня ничего не стоит. А в служении Богу вся моя радость, вся моя жизнь, ибо глубока моя вера. Однако и врачебной, и научной работы я не намерен оставлять».

В Красноярске началась переписка святителя с митрополитом Сергием Страгородским, которая имела немаловажное значение для подготовки Собора епископов Русской Православной Церкви 1943 года для избрания Патриарха всея Руси. Архиепископ Лука принял непосредственное участие в составлении документов Собора. Он был членом Священного Синода. В годы войны Лука был назначен консультантом всех госпиталей Красноярского края. Ссылка окончилась только в 1943 году. Умер Лука 11июня 1961 года.

3.2.Воспоминания очевидцев.

Вспоминает внук и келейник Святителя Луки Николай Николаевич Сидоренко:

«Впечатление, как служил Владыка Лука, осталось на всю жизнь. Пока он был зрячим, он старался служить литургии каждый день. Продолжал служить и после того, как ослеп. Меня поражал этот подвиг Владыки: ведь не только слепота отяготила его, но и диабет, от которого у него была страшной слабость, так что даже вся одежда была у него мокрой. Дедушка очень любил людей, каждый день на почту я относил пачку переводов, он посылал «копеечку» людям, с которыми его свет господь на разных местах во время его служения. Он всегда, прежде всего, думал о других людях»

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий — человек удивительной судьбы, прошедший через суровые испытания, ниспосланные России XX века. Учёный с мировым именем, выдающийся хирург, чей бронзовый бюст был прижизненно установлен в Институте неотложной помощи им. Склифосовского, он одновременно исполнял священническое служение в Русской Православной Церкви, оставаясь органичным и цельным в обеих своих ипостасях. Вот указание самого В. Ф. Войно-Ясенецкого: «Если станете описывать мою жизнь, не пробуйте разделять хирурга и епископа». Даже то, что он был и узником сталинских лагерей, и лауреатом Сталинской премии, не вносит противоречий в его образ, не делит его надвое.

Из-за невозможности занятия хирургией последние годы жизни архиепископа Луки Войно-Ясенецкого были полностью отданы пасторскому делу, он также пишет богословские труды. В 1949-ом году выходит его работа «Дух, душа и тело», в которой не мозг, а сердце признаётся высшим органом познания. Развивая мысли Паскаля и Бергсона, автор приходит к выводу о том, что «нервная система, и в особенности мозг — не аппарат чистого представления и познания, а лишь инструменты, предназначенные к действию». В этой книге ученый, богослов и художник выступают как единое целое. Автор в своём рассуждении соединяет квантовую механику, процессы аннигиляции и материализации, психические, творческие и духовные процессы.

3.3.Интервью с членом Союза журналистов России, краеведом Л.И. Фирсанковой.

При подготовке работы мы выяснили, что в г. Канске проживали женщины, которые были лично знакомы с Войно-Ясенецким, вместе с ним работали, учились у него в операционной, ассистируя и просто наблюдая. Это Ольга Иосифовна Оленович и Мария Федоровна Коренева. Встретиться с ними не удалось, так как они уже умерли. Но мы встретились с Л. И. Фирсанковой, канскимжурналистом, которая лично знала Кореневу Марию Федоровну и беседовала с ней о Войно-Ясенецком.

Из материалов интервью мы узнали, что Мария Федоровна приехала летом 1940 года на практику в Большемуртинскую районную больницу из Красноярской фельдшерской школы. В Большой Мурте в 1940 году была третья ссылка доктора и архиепископа Луки Войно-Ясенецкого Что доктор Войно-Ясенецкий еще и архиепископ, знали не все, его звали в больнице коллеги и больные по имени-отчеству, носил он под белым халатом обычную одежду, жил в маленькой комнате при больнице, там же, где и девчонки-практикантки, питался той пищей, что готовили больничные повара. Церкви в селе уже не было, и доктор по два часа молился прямо в березовой роще при больнице. В эти моменты замирало, затихало все вокруг: доктор готовится к операциям. Вслед за ним, осенив себя крестным знамением, входили в операционную коллеги и практикантки.

Два месяца М.Ф. Коренева работала рядом с владыкой Лукой, потом всю жизнь вспоминала те дни как праздник, никогда позднее не было так радостно трудиться, и таких людей больше не видела. Простой и великий - одно дополняло другое. Для нее он раз и навсегда стал эталоном человека и врача.

-Я когда прочитала в газете: Войно-Ясенецкий канонизирован, причислен к лику святых - ничуть не удивилась, для меня он святым оставался всю жизнь. Сразу побежала к шкафу, достала фотографию из альбома, показываю своим ребятам: «Это святой, я с ним работала», рассказывала Мария Федоровна.

В фельдшерской школе она выпускалась в 1941 году, последний зачет был назначен на 22июня. Зачет уже не сдавали. Их построили - пять групп - и строем повели в военкомат. Вскоре почти все уехали на фронт. Из всех только они вдвоем с одним мальчиком попали в госпиталь, который направили в Абакан. Все ее однокурсники погибли на войне.

После войны Мария Федоровна работала в Большемуртинской больнице ренгенлаборантом. Память о докторе Войно-Ясенецком там берегли долгие годы. С 1954 года она в Канске, до выхода на пенсию работала в детской поликлинике, потом в поликлинике ЦРБ.

Эту удивительную фотографию Мария Федоровна Коренева передала в Свято-Троицкий собор Канска. На ней коллектив Большемуртинской районной больницы в 1940 году. В середине человек, чье имя золотом вписано в историю страны и Русской Православной Церкви - ученый с мировым именем, хирург Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, он же архиепископ Лука. Очень простая поза со сложенными на коленях натруженными руками. Доктору 63 года, спокойный взгляд, и во всем облике спокойствие, но за этим угадывается огромная духовная энергия и сила. Кажется, ее хватило и в этот миг, чтобы коллектив на снимке не был разъединенным – они близко к учителю, плечо к плечу.

Ольга Иосифовна Оленович родилась в Канске в 1912году. Закончив в 1937 году Иркутский медицинский институт, вернулась работать в Канск .

В её жизни была незабываемая встреча с профессором Войно-Ясенецким, назначенным в 1941 году главным хирургом эвакогоспиталя в Красноярске и консультантом всех госпиталей Красноярского края. После этой встречи она еще раз убедилась в правильности выбранного пути и необходимости служения людям.
В 1995 году Крымской и Красноярской епархиями архиепископ Лука был причислен к лику местночтимых святых. В 2000 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви он был канонизирован как святой в земле Российской просиявший.

3.4.Интервью с иереем, председателем отдела религиозного образования и катехизацииКанской епархии С.В. Смутиным

-Какое значение для православной церкви имеет имя Луки Войно-Ясенецкого?

-Человек, который посвятил свою жизнь людям. Человек, который оказался высокопрофессиональным врачом, который был эталоном врача и крестьянина для самых разных людей.

-Почему Святой Лука был причислен к лику святых?

Лука был во многих местах. Остаток дней провел в Крыму ,из-за этого его прозвали еще Лука Крымский. Он оставил глубокий след в истории Красноярского края. Исповедник во время ссылки. Врач во время войны. Святой общецерковного значения.

-Возможно ли работать и жить, как когда-то жил и работал Святой Лука?

-Жить и работать, как Святой Лука можно всегда, нужно придерживаться Евангелия. Жить, любить, трудиться можно всегда.

-Что для этого нужно?

-Нужно вспомнить, что написано в Евангелии: Возлюби господа Бога твоего всем сердцем; возлюби ближнего своего, как самого себя.

-С какой целью 20 февраля в Спасский собор города Канска привезли мощи Святого Луки.

-Привезли, чтобы люди могли помолиться, поклониться.

-Почему много людей хотят увидеть мощи Святого Луки?

-Многие люди знают, почитают, любят, ждут исцеления, благодарят, что-то просят.

В настоящее время на территории Красноярского край функционирует поезд «Св. Лука»Прообразом современных медицинских поездов стали медико-санитарные поезда, создаваемые во времена Великой Отечественной войны. В настоящее время медицинский поезд – это «поликлиника на колесах», в которой не только квалифицированные специалисты, но и самое современное диагностическое оборудование, с краткой аббревиатурой «ПКДЦ».

Передвижной консультативно-диагностический центр – уникальный гуманитарный проект ОАО «Российские железные дороги». В нашей стране медицинские поезда создаются с 1993 года. Сегодня их пять и работают они в разных уголках нашей необъятной России. С 1993 года на Западно- Сибирской железной дороге курсирует поезд «Здоровье». В 2004 году на Северной железной дороге создан ПКДЦ «Хирург Николай Пирогов». С 2006 года на Дальневосточной железной дороге работает ПКДЦ «Терапевт Матвей Мудров». На Красноярской магистрали ПКДЦ «Доктор Войно – Ясенецкий (св. Лука)» начал свою деятельность в ноябре 2007 года. И с января 2010 года по просторам БАМа и Восточно- Сибирской железной дороги курсирует ПКДЦ «академик Федор Углов».

По предложению вице – президента ОАО «РЖД», д.м.н. О.Ю. Атькова медицинский поезд на Красноярской железной дороге назван в честь выдающего хирурга Валентина Феликсовича Войно – Ясенецкого, архиепископа Луки, внесшего вклад не только в мировую гнойную хирургию, но и в хирургическую школу Красноярска. Все медицинские поезда носят исключительно имена выдающихся врачей, внесших огромный вклад в развитие медицинской науки.

1 марта 2007 года было подписано соглашение между Советом администрации Красноярского края и ОАО «РЖД» о создании на Красноярской железной дороге передвижного консультативно-диагностического центра.

Уже 13 ноября того же года Красноярский поезд «Здоровья» отправился в свой первый рабочий рейс. Поезд состоит из 12 вагонов: шесть медицинских, три бытовых, вагон-ресторан для питания персонала, вагон «зал ожидания» и вагон-электростанция, позволяющая автономно работать, даже на не больших станциях. В одном из вагонов функционирует аптечный киоск «Губернских аптек» и осуществляется розничная торговля лекарственными препаратами. Позднее, в 2009 году, в состав медицинского поезда «святитель Лука» добавился вагон – храм, во имя святой равноапостольной великой Российской княгини Ольги. И теперь каждый страждущий может получить помощь не только телесную, но и духовную.

Заключение:

Изучив жизненный путь Луки Войно-Ясенецкого, мы пришли к выводу, что Валентин Феликсович был человеком, который всегда был готов прийти на помощь другим; прекрасным хирургом, спасшим тысячи жизней, всегда делившимся опытом; патриотом своей Родины, считавшим служение родному народу главным делом жизни; стойкой личностью. Все эти качества дают право говорить о нем, как о Великом гражданине России!

Практическая значимость: мы выступали с этой работой на классных часах в кадетском корпусе, на Канских Рождественских образовательных чтениях. Материалы из этой работы могут быть использованы на уроках истории Красноярского края, литературы.

Наше духовное преображение зависит от того, насколько чуткими будут наши сердца к злу и добру, насколько открыты будут для постижения истины.

Любой человек, соприкоснувшийся с личностью Войно-Ясенецкого, не может остаться равнодушным к его жизни и исповедческому подвигу.

Литература

1. Газета История. № 31, 2000 г.
2. Интернет-сайт: http://sv-luka.orthodoxy.ru/live.php
3. Интернет-сайт:http://foma.ru/sviatitel-luka-professor-vrach-arhiepiskop.html
4. Интернет-сайт: http://azbyka.ru/days/sv-luka-vojno-jaseneckij


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»