В.К.Гавриленко. Казнь прокурора. Документальное повествование


Эхо Смольного

Приказ наркома юстиции Н.В.Крыленко, исполнявшего одновременно обязанности прокурора страны, о назначении Жирова на должность хакасского прокурора пришел в Абакан 2 декабря 1934 года, когда по радио было объявлено об убийстве в Смольном Сергея Мироновича Кирова.

Сталин выступил с обращением к партии и народу и заявил, что за спиной убийцы Николаева стоят его наемники — недобитые троцкисты и прочие оппозиционеры.

Для Сталина было важно не то, кто убил Кирова, а сам факт убийства, который он использовал для развязывания кровавого наступления на всяческое инакомыслие, оппозицию, на всех потенциальных противников его, сталинской линии во всех эшелонах партийной, государственной, местной власти, в органах управления, в армии, НКВД, прокуратуре, судах, среди хозяйственных и инженерных кадров, научной и творческой интеллигенции, среди всех, кто по каким-то причинам высказывал недовольство жизнью или властью, кто был отмечен нелюбовью со стороны власти или не любил ее сам. Таких оказались десятки миллионов. Все они заносились в картотеки Объединенного главного политического управления (ОГПУ), которое в тот период было преобразовано в Наркомат внутренних дел (НКВД). И все были объединены общим именем — «враг народа».

Жиров уже в декабре 1934 года заметил, что в стране, по существу, вводится режим чрезвычайного положения. Была максимально упрощена процедура расследования и рассмотрения уголовных дел о политических преступлениях. Управления госбезопасности органов НКВД наделялись судебными функциями. Дела по статье 58 Уголовного кодекса в основном подлежали рассмотрению на заседаниях так называемых «двоек», «троек», а также Особых совещаний, которые создавались начальниками управлений НКВД и комплектовались из работников НКВД. Отменялось участие защитников по этой категории дел, а также право на обжалование — все решения «двоек», «троек» и совещаний являлись окончательными и обжалованию не подлежали.

Вскоре во главе НКВД вместо Генриха Ягоды был поставлен секретарь ЦК ВКП(б) Николай Ежов. На время его деятельности приходится пик массовых репрессий 1937-1938 годов, унесших миллионы человеческих жизней и искалечивших судьбы десятков миллионов неповинных людей.

И все это искусно заглушалось фанфарами в честь «успехов» социалистического строительства, принятия сталинской Конституции, хотя она и была сразу же названа апологетами режима самой демократичной конституцией в мире и в ней декларировались демократические права граждан, но даже не упоминалось такое естественные права человека, как право на жизнь, право на личную свободу. Такого большевики не могли позволить даже на бумаге: ведь классовая борьба обострялась, кругом были враги. Их надо было уничтожать. Требовались и главные исполнители. Ими Сталин назначил Ежова и прокурора СССР Андрея Януарьевича Вышинского.


Оглавление Предыдущая Следующая

На главную страницу