В.К.Гавриленко. Казнь прокурора. Документальное повествование


Сколько в Хакасии шпионов?

В начале июня 1937 года в Красноярске помощник начальника краевого НКВД капитан госбезопасности В.И.Крестьянкин проводил совещание руководителей райгорорганов НКВД края по активизации работы по выявлению врагов народа среди раскулаченных в 1930-1931 годах граждан и текущим делам службы ГБ. В числе других выступающих был начальник Черногорского ГО НКВД Анатолий Керин, которому Хмарин предложил подготовиться и доложить о работе по борьбе с врагам народа в Черногорске. Керин стал докладывать, что в Черногорске им вскрыт и обезврежен ряд шпионских групп, работавших на японскую и германскую разведки в сфере угольной промышленности. Крестьянкин грубо прервал его:

— Какого черта вы городите, какие у вас там, в Черногорске, могут быть шпионы, что они там шпионят? О добыче угля на ваших шахтах пишут все газеты края, и области, и городская! Вы, Керин, видимо, не понимаете над чем нужно работать сейчас черногорскому отделу! Садитесь!

В конце совещания Крестьянкин поставил перед собравшимися первоочередную задачу: срочно взять на учет всех кулаков, возвратившихся из ссылки, проверить, кто состоит на учете в спецкомендатурах, кто выступал против Конституции, кто отказался участвовать в выборах, кто исключен из партии, кто допускает вредительство и саботаж в промышленности и сельском хозяйстве, и в трехдневный срок передать цифры для сообщения наркому Ежову. При этом Крестьянкин добавил, глядя на Керина:

— Не увлекайтесь поиском шпионов, особенно в тех районах, где нет режимных объектов. Не надо смешить членов Военной коллегии СибВО и Верховного суда такими делами!

Хмарин эту насмешку Крестьянкина не оставил без последствий. 20 июня на стол начальника УНКВД Красноярского края майора Леонюка лег рапорт, в котором Хмарин сообщал краевому начальнику о положительной антишпионской деятельности Черногорского ГО НКВД и его начальника Керина по выявлению шпионских групп. Им оказалось выявлено целых пять групп с арестом 40 человек. Хмарин доводил до сведения Леонюка, что установки Крестьянкина по борьбе со шпионажем ошибочны. Конец рапорта был патетическим: «Шпионы, несомненно, есть и в Черногорске, и в Абакане, и в других местах края и области, и наша задача: искать их, и чем скорее мы их разыщем и уничтожим, тем лучше».

Возразить такому нахрапу было невозможно. Ведь только круглый идиот мог возражать против разоблачения и уничтожения шпионов. Майор Леонюк не был идиотом. Он понимал, что не дать ход такому рапорту смерти подобно. Ведь другой экземпляр его мог лечь на стол самого Николая Ивановича Ежова или попасть в КПК ЦК ВКП(б) к Шкирятову, тогда обвиняемым станет сам Леонюк. Конечно, можно было бы отдать этот рапорт тому же Крестьянкину и поручить ему съездить и проверить дела в Черногорске, разобраться, за что были арестованы эти 40 «шпионов»? Но Леонюк склонил правосудие на сторону Хмарина. Против Крестьянкина было возбуждено уголовное дело, свидетелями по которому проходили некоторые участники злополучного совещания, в том числе Хмарин, Керин, начальник Аскизского РО НКВД, начальник 3-го отдела УГК края.

15 ноября 1937 года В.И.Крестьянкин в особом порядке был приговорен к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян в Красноярской тюрьме. В постановлении указано: «за принадлежность к контрреволюционной организации правых в Сибири».

Сам Леонюк тоже недолго сидел в кресле начальника УНКВД края и после ареста и расстрела Н.И.Ежова был заменен новым руководителем.


Оглавление Предыдущая Следующая

На главную страницу