Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Поляки Красноярья


Мечислав Трухницкий

Яворский Александр Леопольдович
1889-1977 г.г.

Александр Леопольдович Яворский - человек-легенда, достаточно известная личность: педагог, музейный работник, ученый, краевед, столбист, коллекционер, поэт, самодеятельный художник. Его роль и значение его деятельности у нас до сих пор еще не получили должной оценки. Его хорошо знают и помнят музейщики, краеведы, столбисты, работники культуры. Но его труды не опубликованы. В Красноярском архиве хранится 348 дел с его документами, стихами, мемуарами, им создана хронологическая летопись Красноярска с августа 1628 года по август 1928 года. В Краеведческом музее есть его фонд, где хранятся его картины, фотографии, открытки, документы, коллекции. Он написал интересные мемуары и о своей нелегкой судьбе («Хождение по мукам моей жизни, схема по годам, пока не забылось») и о людях, с которыми сводила его судьба. А приходилось ему работать бок о бок с такими людьми как архитектор Л.А. Чернышев, М.В. Красноженова, Д.И. Каратанов, А.П. Лекаренко, Н.В. Лисовский, он хорошо знал Г.В. Юдина, дружил с поэтом и ученым Петром Дравертом, дружил с Львом Николаевичем Гумилевым (звал его Левушкой). Список можно было бы и продолжить. Он был первым наставником по скалолазанью известных альпинистов Виталия и Евгения Абалаковых. Уже после смерти А.Л. Яворского В.М. Абалаков в своей статье в газете «Советский спорт» за 27 декабря 1981 года тепло отозвался о нем, как о человеке и написал кратко о роли Яворского в его судьбе. Кроме того, Александр Леопольдович был человеком энциклопедических знаний и открытого сердца. Еще в 80 лет он мог лазить по скалам, например, поднимался на «Пагоду». Но начнем по порядку. Вот некоторые факты его биографии.

Александр Леопольдович родился 3 марта (18 февраля по старому стилю) 1889 года в городе Иркутске. Отец его был поляком, в Сибирь попал по распределению после обучения. В тот период работал землемером. Мать умерла вскоре после рождения Александра. Отец заключил второй брак и перешел на работу акцизным чиновником, семья переехала в Енисейск. В 1899 году отца переводят в Красноярск, и в 1900 году в Красноярск переезжает и Александр. С первых дней его покорила окружающая природа, и он совершал бесконечные походы по окрестностям города, на «Столбы» и т.д., часто убегал с уроков и из-за этого остался на второй год в третьем классе мужской гимназии. Краеведческий музей привлек к себе пристальное внимание мальчика, и с 1905 года он стал там постоянным посетителем и добровольным помощником. В 1909 году он уже участвует в экспедиции музея (Минусинская котловина и на реке Чулым), а с 1911 года начинает работать в музее и в том же году поступает учиться на естественное отделение Киевского университета. Он выбрал физико-математический факультет, но параллельно ходит слушать лекции по ботанике, которая и стала его основной специальностью. В 1915 году, после окончания университета возвращается в Красноярск, хотя были предложения остаться в Киеве, и начинает работать в музее. В этом же году его призывают на военную службу, которую он проходит в Канске и Нижнеудинске. В конце 1920 года демобилизован и снова пришел работать в музей научным сотрудником, его назначают работать заведующим ботаническим отделом. Он ведет большую исследовательскую работу, собирает коллекции и начинает специализироваться по грибам (микология), принимает участие во многих музейных экспедициях. Принимает участие в сборе скелета мамонта (может быть, это было даже в более ранний период). Александр Леопольдович как-то говорил мне, что красноярский музей был вторым музеем в мире, где был собран полный скелет мамонта.

30 июня 1925 года выходит постановление о создании государственного заповедника «Столбы», Яворского назначают его директором. В том же году в соавторстве с директором музея А.Н. Соболевым он выпускает брошюру «Столбы», государственный заповедник в окрестностях Красноярска». Издание содержит краткое описание заповедника, его животного и растительного мира, геологический очерк, историческую справку, топографическую схему заповедника в масштабе в одном дюйме одна верста. Этот труд не потерял своего значения и поныне – в 2002 году был переиздан малым тиражом.
Работая директором заповедника, Александр Леопольдович не оставляет работу в музее. Один год, после трагической гибели А.Н. Соболева, он совмещает руководство музеем и заповедником. Дело в том, что в музее, сильно пострадавшем при пожаре в 1920 году, полным ходом идут восстановительные работы, а Яворский – ведущий сотрудник музея. Кроме этого ему еще приходится заниматься педагогической практикой – преподавать биологию и ботанику (специалисты, а особенно с университетским образованием были в городе наперечет). Географию в школах города в этот же период преподавал его родной старший брат Виктор Леопольдович Яворский, но о нем несколько ниже. Александр Леопольдович читает ботанику в педагогическом техникуме, и во вновь образованном Сибирском Лесотехническом институте (ботаника и фитопатология), а с образованием в 1934 году педагогического института читает ботанику там. В 1935 году он оставляет работу в Музее и сосредоточивается на работе в пединституте, в 1936 году его назначают заведующим кафедрой ботаники. Лето 1937 года он провел в экспедиции на «Столбах», за ним приходили неоднократно, но на «нет» и суда нет. С 1 сентября он приступил к чтению лекций в пединституте, а 22 сентября 1937 года его арестовали прямо во время лекции. Он был осужден по ст. 17, 58-8 и 58-10 УК РСФСР на 10 лет с правом переписки. Отбыл 10 лет в «Вятлаге» (Кировская обл.) Первые годы приходились порой ночевать на снегу (теплой одежды у него не было). Вернулся через 10 лет с открытой формой туберкулеза, полученной во время заключения. Но даже в тех условиях Александр Леопольдович не падал духом, не сдавался, писал стихи (отрывки из его поэмы «Столбы», написанной в «Вятлаге» опубликованы в библиографическом сборнике «История Кузьмичевой поляны»). В начале 1949 года новый арест и ссылка, на этот раз в Сухобузимский район, совхоз «Таежный». Был рабочим и одновременно занимался выведением скороспелых морозостойких сортов картофеля для Сибири. Ссылка закончилась в 1954 году. Был реабилитирован. Еще один интересный штрих в его биографии (он мне как-то рассказал это). Перед высылкой дали несколько часов на сборы. Денег не было. Он взял очень редкий экземпляр миниатюрного издания басен И.А. Крылова, подаренный ему Г.В. Юдиным, и понес его в музей. Директор музея З.К. Глусская (ее он, кстати, считал причастной к своему аресту) выдала ему за этот раритет сумму денег, которой едва хватило на покупку булки хлеба в коммерческом магазине.

Будучи пенсионером, Александр Леопольдович ведет полевую практику в пединституте, пишет стихи, создает картины. Кажется, во время заключения он увлекся флористикой, т.е. аппликацией осенних листьев. Его картины побывали на выставках не только в культурных центрах России, Москве и Ленинграде, но в Брюсселе и Париже. Он пишет воспоминания, собирает исторические материалы. И, конечно, бывает на «Столбах». «Столбы» в его жизни занимали особое место, особенно в летний и осенний период, не случайно он написал о них такие строки:

« У нас два дома – тот и этот,
И сам не ведаешь порой,
Особенно в разгаре лета,
Который настоящий твой.»

В 1968 году он увлекся коллекционированием экслибрисов (кстати, ему в 1921 году художником Л.И. Пирожниковым был нарезан на линолеуме экслибрис на тему «Столбов»), собрал их более 4-х тысяч. После его смерти коллекция была передана в художественную галерею (ныне музей им. В.И. Сурикова).

Ушел из жизни Александр Яворский 7 апреля 1977 года в праздник Благовещения. Светлая память об Александре Леопольдовиче сохранится не только в сердцах тех, кто его хорошо знал, но и кто хотя бы немного слышал о нем. А имя его всегда было на слуху.

Уже после его смерти была опубликована его книжка «Избушка «Дырявая»». Кстати, Яворский был и одним из ее строителей.

И еще несколько замечаний. Виктор Леопольдович Яворский, который преподавал у нас в городских школах географию, по образованию был юрист, работал прокурором в Якутске, в 20-е годы возвращался на «большую землю» через Иркутск. Его библиотеку, все до одного ящика с книгами, реквизировали. Его книги частично легли в основу иркутской городской библиотеки. Часть из его книг вроде бы попала в библиотеку Иркутского университета. На эту тему как-то был мимолетный разговор. Были ли на этих книгах владельческие надписи, экслибрисы или штемпель, не знаю.

Сестра Александра Леопольдовича была замужем за внуком декабриста Николая Осиповича Мозгалевского, жила в Ленинграде.

Карандашный набросок портрета А.Л. Яворского работы томского художника Владимира Алексеевича Марьина.

 

 


На оглавление