Поэт, боец и гражданин

Поэт, боец и гражданин


«Репрессированные деятели культуры и искусства в истории Красноярского края»

Автор: Казанцева Анастасия
9 «А» класс, СОШ № 144, г. Красноярск.

Руководитель:  Грузинская Ольга  Артемовна
Преподаватель истории
СОШ № 144, г. Красноярск

Красноярск, 2011 г.

Оглавление

Введение
Глава 1. Становление
          1.1.  От партизана  до  писателя
          1.2.  Трагические годы жизни Петрова П.П.
Глава 2.     Творчество
          2.1.   Партизан  взялся  за  перо
          2.2.   Книги  Петрова П.П.
          2.2.1.Поэма «Партизаны»
       2.2.2.Роман «Борель»
          2.2.3.Роман «Золото»
          2.4.   Преемственность  поколений
          2.5.   Стихи написанные жене из тюрьмы
           3.     Заключение
         4.     Библиографический список
           5.     Электронные ресурсы
Приложение

Введение

Современная молодёжь плохо знает Гражданскую войну, а тем более о событиях, происходящих во время Гражданской войны на территории Красноярского края.

Биография  и  творчество  Петрова Петра  Поликарповича  позволит сформировать собственное видение о происходящих событиях Гражданской войны на территории края и увидеть, как они повлияли на его судьбу и творчество.

Я считаю, что изучать историю малой родины  можно и на конкретных судьбах людей, потому что именно они делают историю нашей страны. Исследовательская деятельность поможет сформировать уважительное отношение к историческому прошлому родного края .

С 2009 года в школе реализуется проект «Музей школы № 144», в котором формируется экспозиция, посвящённая землякам-участникам Гражданской войны на территории Красноярского края.

Данная работа станет одним из источников, который поможет другим ученикам  получить необходимые знания о Петрове Петре Поликарповиче, как о первом  сибирском   писателе  в годы Гражданской войны  на территории Красноярского  края.

Исследования проводились в рамках учебной практики «Моя малая Родина», СОШ  № 144 Советского района  г .Красноярска.

Глава 1. Становление

1.1. От партизана до писателя

Жизнь и творчество Петра Поликарповича Петрова, известного сибирского писателя тридцатых годов, самым тесным образом связана с общественно-политической жизнью Красноярского края, с его славным революционным прошлым. Он был видным участником гражданской войны в бывшей Енисейской губернии, талантливым организатором и руководителем трудящихся Сибири, поднявшихся на всенародную борьбу с колчаковщиной.

Потомственный крестьянин, сибиряк-таежник, Петров был одним из тех народных самородков, которых пробудила к активной общественной деятельности   Октябрьская  революция.

Петр Поликарпович Петров родился 25 января 1892 года в таежном селе Перовское бывшей Енисейской губернии (ныне село Партизанское Красноярского края). До 1914 работал в крестьянском хозяйстве отца. В своих биографических «Беглых заметках» писатель позднее рассказывал: «До 1917 года мечтал быть хорошим хлеборобом, чтобы сеять пшеницу с граненым колосом, объезживать хороших коней. К этому меня готовили дед и мать с отцом. Однако революция перевернула, разбила вдребезги сложившиеся понятия о жизни, о законченности исканий».[1]

До революции Перовское было местом политической ссылки. Ссыльные революционеры оказывали заметное влияние на умонастроение местного населения, особенно молодежи. В Перовском, в частности, под руководством политссыльных образовался своеобразный кружок из сельской молодежи, куда вошли многие сверстники Петрова, в том числе и он сам, успевший уже к тому времени окончить двухклассную школу.

В Перовском повеяло свежим ветром. По рукам ходили запрещенные брошюры и прокламации, росло недовольство царизмом.

В октябре 1915 года Петр  Поликарпович  был мобилизован в царскую армию. Службу проходил в Канске, занимая должность младшего писаря полковой канцелярии. Грозовую атмосферу тех незабываемых лет, настроение людей своего поколения в канун и в самый разгар революции писатель передаст позднее в целом ряде своих произведений, в том числе и стихотворных. Так, в одном из стихотворений, написанном в последние годы жизни, он изображает мироощущение своего лирического героя — солдата, который решительно порывает со стародедовскими традициями деревенской жизни и смело идет в революцию.[2]

И я унес печаль и сожаленье
Туда, где зрела новая война,
Где, как в набат, гудело слово
И  грозно  ширилась Октябрьская волна...

Начавшаяся в России революция привела в движение широкие народные массы. Для Петрова она ознаменовалась активной общественной и политической деятельностью. Уже в марте 1917 года его избирают членом Канского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. А 14 октября того же года на уездном съезде  Советов он избирается делегатом Первого Всесибирского съезда Советов. Активное участие принимал он в качестве полномочного делегата и в работе Второго Всесибирского съезда Советов.

На эти представительные съезды, проходившие в Иркутске, собрались делегаты всех сибирских и дальневосточных Советов — от Тюмени до Владивостока. Здесь П. Петров дважды избирался в состав Центрального исполнительного комитета Советов  Сибири  Центросибирь.

Он работает бок о бок вместе с такими видными   центросибирцами-большевиками, как П. П. Постышев, Ф. М. Лыткин, Н. Н. Яковлев, Я. Е. Боград  и  другие .  В декабре 1917 года в Иркутске вспыхнуло антисоветское восстание юнкеров. Девять дней лихорадило город. Ожесточенные бои не затихали ни днем, ни ночью. Особенно суровый и кровопролитный характер приняло сражение за так называемый Белый дом, бывшую генерал-губернаторскую резиденцию, в которой в то время размещались ревком , штаб Красной гвардии  и  Центросибирь. Среди осажденных в Белом доме наряду с П. Постышевым, Я. Шумяцким, Н. Шевцовым, С. Лебедевым и другими политическими деятелями и революционерами находился и рядовой красногвардеец Петр Петров. Десятки бешеных атак выдержали защитники Белого дома, укрываясь в холодном, изрешеченном пулями и гранатами здании. Позднее Петров писал:

Так я сберег суровые страницы
Иркутских  битв  семнадцатого  года.
Трещал  декабрь...
Вставала  Ангара...
И — вот в тумане непроглядно-сером
Нам первый залп послали юнкера,
И повторили штурмом офицеры.
И девять суток город был в огне,
А вьюги злобно заметали трупы.
Здесь было все, как на любой войне:
Жестоко, безрассудно, глупо.

Героическая оборона Белого дома явилась символом стойкости и мужества иркутских большевиков. Впоследствии не раз эпизоды декабрьских боев в Иркутске служили  источником  творчества писателя. Созданные им в тридцатые годы роман «Половодье» и повесть «Кровь на мостовых» навеяны именно этими событиями.

В сложной обстановке тех лет по-настоящему проявились воля, организаторский талант и инициатива Петрова. Он пишет листовки и воззвания, создает подпольный комитет  и штаб повстанцев, выступает на митингах и издает партизанские листки и газеты. Оружие бойца и слово трибуна — все было подчинено заветной цели: борьбе с контрреволюцией, защите завоеваний Октября.

Политика целиком захватила его. Вот он участвует в работе второго Всесибирского съезда Советов (1918 год), затем входит в состав Центрального исполнительного комитета Советов Сибири - "Центросибирь", находившегося в Иркутске. Здесь судьба сводит его с такими большевиками и революционерами, как П.Постышев, Б.Шумяцкий, Я.Боград, Н.Яковлев и другие. Много лет спустя в своей автобиографии писатель сдержанно и скупо рассказывал: «В мае 1918 года был командирован  в Красноярск по организации  Красной Армии. Здесь застал меня чешский переворот. После боев на станции Клюквенная и под Красноярском бежал в свое село. До декабря 1918 года жил на заимках и состоял председателем подпольной организации вплоть до восстания партизан. На первом же съезде в Перовском был избран начальником штаба повстанцев, и в марте 1919 года, когда повстанческое движение разрослось  и  перовский отряд соединился с манским  под общим командованием Кравченко(1), я был избран в Объединенный Совет Степно-Баджейской республики, председателем которого работал вплоть до отступления в Урянхайский край.

В  Урянхае и позднее при создании Минусинской республики (июль 1919-январь 1920 г.) был членом армейского Совета, зав. орготделом и его газеты «Соха и молот».

Можно представить себе, какая кипучая, поистине многогранная деятельность скрывается за этим сухим, почти протокольным перечислением фактов. Здесь и организация общенародного движения против колчаковщины, и многочисленные стычки с карательными отрядами, и создание партизанской армии, и возникновение Степно-Баджейской партизанской советской республики, и первые крестьянские съезды  А затем многодневный тысячеверстный поход с армией А. Д. Кравченко и П. Е. Щетинкина(2)     через отроги Саян в Урянхай (нынешнюю Туву), сражение с казачьим отрядами есаула  Болотова за  Белоцарск (теперешний Кызыл) и последующий выход к Минусинску, издание в Минусинске советской газеты «Соха и молот». И снова организация крестьянских съездов, разъяснение задач и целей Советской власти, мобилизация населения на окончательный разгром   белогвардейщины.  Отдельные эпизоды из этого времени послужили позднее писателю основой для создания таких произведений, как повести «Памятная скала», «Саяны шумят», «Крутые перевалы», поэма «Партизаны».За самоотверженное участие в борьбе с колчаковщиной П. Петров был награжден Реввоенсоветом СССР  Почетной грамотой, гласившей: «Петру  Поликарповичу  Петрову. Революционный Военный  Совет Союза Советских Социалистических Республик за проявленные Вами мужество, энергию и решительность в борьбе трудящихся против врагов  Социалистического Отечества в должности начштаба Перовского партизанского  отряда и председателя Объединенного Совета партизанских войск  Западной Сибири в 1918—1919 гг. награждает  Вас к 10-летию РККА  Почетной  грамотой . Революционный Военный Совет уверен, что и впредь Вы будете идти в первых шеренгах бойцов в грядущих  битвах  за социализм».(3)

В 1924 году П. Петров заканчивает Красноярский институт народного образования и целиком отдается литературной работе. В 1927 году на страницах журнала «Сибирские огни» появляется его первое значительное произведение — поэма «Партизаны». Содержание ее навеяно событиями Степно - Баджейской  партизанской эпопеи. Широкими и броскими мазками рисует автор настроение сибирского крестьянства  впервые месяцы Советской власти. Теплое слово поддержки и одобрения со стороны П.Петрова не раз слышали и красноярские писатели, тогда еще совсем молодые - П.Устинович,  Игн.Рождественский  и другие.

Сам Игнатий Рождественский рассказывал, что познакомился с Петром Поликарповичем   в 1927 году, когда тот жил еще в Красноярске, по ул.Ленина, 112, на первом этаже двухэтажного деревянного дома. Хозяйка квартиры, Александра Антоновна, всегда приветливо встречала начинающих писателей и поэтов, ставила на стол большой самовар, угощала чаем. При редакции газеты "Красноярский рабочий" в то время действовало литобъединение, и Петр Поликарпович охотно читал молодым свои стихи, давал советы.(4)А вот еще одна характерная заметка в газете "Красноярский рабочий" (лето 1935):"26 июля тов.Акулинушкин (первый секретарь Красноярского крайкома партии - К.П.) принял Петра Поликарповича Петрова и в продолжительной беседе говорил с ним о ближайших задачах развития литературного движения в крае, об объединении творческих сил, о выращивании новых кадров писательского молодняка из среды рабочих и крестьян".Увы, подобным планам суждено было осуществиться лишь частично: как сам писатель, так и партийный секретарь через несколько лет, точно пылинки, сгорят в огне чудовищных репрессий.

А потом - новая большая радость. П.Петров в августе 1934 года участвует в работе Первого Всесоюзного съезда писателей. Там, в Москве, на квартире Горького состоялась их личная встреча, А.М.Горький, со слов Александры Антоновны , предложил П.Петрову остаться в столице и редактировать один из журналов. Семье Петровых дали хорошую квартиру, помогли обзавестись всем необходимым. Однако писать в Москве Петр Поликарпович не мог. Его угнетали шум, многолюдье, теснота, он привык к таежным просторам, к Сибири, По совету Горького семья перебралась на дачу, но это помогло мало. Однажды, когда к Петровым зашли в гости иркутские друзья, Петр Поликарпович  окончательно решил вернуться в ставший родным Иркутск.

1.2. Трагические годы жизни Петрова П.П.

9 апреля 1937 г. П.П. Петров был арестован как участник контрреволюционной организации. Нелепые обвинения, чудовищные допросы, следствие казались ему неправдоподобными. «Психология следствия, как можно тяжелее меня обвинить, навязать вещи, о которых я ничего не знаю... Ни одного оправдывающего меня мотива в протокол не занесено... А силы все слабеют, память меркнет, воля к жизни  иссякает. Сейчас от меня добиваются  раскрытия  контрреволюционной организации, а я ее не знаю. И отуманенный мой мозг доходит до чудовищных вещей: я пытаюсь сфантазировать эту организацию, но приходит реальное мышление, и я проклинаю свою больную фантазию, день своего рождения... И это я, ровно 7 лет таскавший винтовку для укрепления Советской власти, написавший для той же цели несколько книг, о которых не раз хорошо говорил М. Горький» (П.П. Петров).[4 ]    Исследователь творчества писателя В.Трушкин утверждает, что в Иркутской тюрьме П.Петров провел около четырех лет. Старался зря время не терять - изучал немецкий язык, писал стихи, поэмы. С этой целью использовал всевозможные клочки бумаги, даже писал на длинных полосах, вырванных из рубашки.[7]   В одном из его писем из тюрьмы читаем:

"Все же я верю, что правде будет праздник", в другом - "Все силы я напрягаю, чтобы сохраниться... но если   суждено мне погибнуть, помните, что я ни в чем не виноват перед народом, я всю жизнь отдал за него и лучшей кровью сердца засвидетельствовал это".[10]  В письме  к жене  и  дочери  он пишет: «Родные Шура и Ланочка! Я жив пока. И помните, что ни в чем  не виноват. Ложь, подлость, клевета хотят сделать меня врагом. Но я умру честно... Береги себя и Ланусю. Целую, В. папа. Помните, что больше вас я ничего в жизни не любил. Пусть Лануся гордиться своим отцом. Петр. 16.07. 1939 г.».   Сбылись его пророческие слова:

 "Не допахал я начатое поле
  И не собрал желанные плоды..."

В августе 1939 г. он пишет очередное письмо начальнику УНКВД: «Нахожусь под арестом 29-й месяц, содержусь по первой категории, в одиночной камере... Просто удивляюсь крепости моего мозга. Не понимаю, зачем и кому нужно держать меня почти три года в этих непосильных человеку условиях, жестоком бездействии, обрекая на медленное тление, толкая на последний  роковой шаг?»

Неоднократное обращение супруги Александры Антоновны  в органы с просьбой разобраться остались безответными. Александра Антоновна продолжала отчаянно бороться за жизнь любимого человека. Она вновь и вновь отправляла письма в Москву, напоминала, что сам Горький назвал Петрова талантливым  писателем, а ведь "тов.Сталин сказал, что "талантливых людей надо беречь". Жаловалась, что ее с ребенком выселяли из квартиры, жить нечем...»   Ответом было красноречивое молчание...  Пытались вызволить из страшного лагеря  на Колыме своего боевого товарища и красные партизаны. В "Деле" подшито их письменное ходатайство, адресованное Председателю Президиума Верховного Совета СССР  М.И.Калинину (копия - прокурору СССР т. Бочкову  ), в котором они перечисляли заслуги П.Петрова, просили пересмотреть дело и освободить их товарища, арестованного в период "ежовщины . «Знаем, верим,  что Петров - жертва врагов народа, но не преступник".

И это письмо было оставлено без внимания. Откуда было знать боевым друзьям  писателя-партизана, что "всесоюзный староста" был  всего-навсего пешкой   в большой кровавой игре, сам не раз подписывал списки обреченных на смерть…(1)17 апреля 1940 г. Особое Совещание при НКВД СССР заочно приговорило Петрова П.П. к 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Он был отправлен на Колыму на прииск  им. Водопьянова, где работал забойщиком на руднике, несмотря на плохое здоровье. В 1941 г. с рудника был совершен групповой побег, в составе группы был и П.П. Петров. На 26-й день его задержали на 161 -м километре Тенькинской трассы и вернули в лагерь. 26 августа 1941 г. Военным Трибуналом Войск МВД на Дальстрое по статье 58-14 УК РСФСР осужден к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 23 октября 1941 г.     В заключение - документы, которые спустя 20 лет после ареста П.Петрова восстанавливают справедливость. Первый из них - "Заключение по архивному следственному делу Петрова П.П." от 19 января 1957 г., г.Иркутск. В нем говорится, что постановление Особого Совещания подлежит отмене, ибо: "перед арестом Петрова в Управлении НКВД Иркутской области оперативных данных о том, что он принадлежал к контрреволюционной организации, не было, лишь было известно, что он высказывал среди писателей анархистские взгляды".Затем последовало "Определение Военного Трибунала Забайкальского военного округа", в котором говорится, что, тщательно изучив доводы, изложенные в протесте прокурора. Военный  Трибунал отменил постановление  ОСО  и дело о Петрове П.П. прекратил за отсутствием состава преступления.

"Из Магадана. Секретно.
Петров Петр Поликарпович по второй судимости реабилитирован 11 июля 1957 г.Магаданским областным судом»
[4][Приложения 7,8.9]

Глава 2. Творчество

2.1.Партизан взялся за перо

Пережитое заставило его взяться за перо - бывший красный партизан стал автором популярных в свое время романов " Шайтан-поле" , " Саяны шумят" .. Жена Петрова, местная комсомольская активистка Липинская, тоже написала книгу о бурных событиях того времени. Называется  она   «Далеко в заснеженной   Сибири".

2.2. Книги П.П.Петрова

Еще редактируя газету "Соха и Молот", Петр Петров начал свои литературные опыты. Первым крупным произведением явилась стихотворная поэма "Партизаны"(1920).Затем были написаны и другие произведения:

1928 г. – Роман «Борель»
1931 г. – Повесть «Кровь на мостовых»
1933 г. – Повесть «Крутые перевалы»,  повесть «Саяны шумят» и  роман «Шайтан-поле»
1934 г.-   Поэма «Золото»[3],[Приложение 6]

2.2.1.Поэма «Партизаны»

В 1927 году на страницах журнала «Сибирские огни» появляется его первое значительное произведение — поэма «Партизаны». Содержание ее навеяно событиями  Степно-Баджейской  партизанской эпопеи.

Целые главы занимают  в поэме эпизоды боев и сражений, переданы различные перипетии героического Саянского похода, взятия Минусинска и т. д. Автор щедро  расцветил повествование поэтическими повторами, романтически окрашенными картинами  родной сибирской  природы.

«Вьются сизые туманы,
Горный ветер хлещет.
Позади в утесах Мана
Белой лентой блещет.
Позади Баджей плывет в розовом тумане.
Впереди  блестят  снегами Дикие Саяны.»

Поэма имела успех. Особенно трогательно приняли ее бывшие участники партизанского движения. Она была прочитана 26 февраля 1928 года на съезде партизан  Манского фронта. В протоколе съезда было записано: «Съезд бывших партизан Манского фронта, заслушав напечатанную в № 6 журнала «Сибирские огни» поэму «Партизаны» П. Петрова, находит, что эта вещь является художественно правдивым произведением и памятником борьбы манских  и минусинских  партизан... Съезд партизан постановляет: возбудить ходатайство перед Сибкрайисполкомом и Сибкрайиздатом о выпуске этой вещи отдельным изданием... для широкого распространения среди енисейских партизан. Съезд считает, что издание этой вещи будет хорошим и общим  подарком для  партизан  Сибири  к десятилетию красных бойцов».Ходатайство партизанского съезда было удовлетворено. Вскоре поэма с портретом автора вышла отдельным изданием в Новосибирске под грифом Сибирского союза писателей.

2.2.2. Роман  «Борель»[2]

Настоящая  известность и признание пришли к писателю после появления в печати первого его крупного прозаического произведения—романа «Борель».

Впервые «Борель» была опубликована в 1928—1929 годах в журнале «Сибирские огни». В 1931 году роман вышел отдельным изданием в московском издательстве «Федерация».

В своем романе П. Петрову удалось верно передать атмосферу эпохи, почувствовать дыхание ее. Выразительная художественная деталь, меткая реплика персонажа помогают воссоздать своеобразный, такой неповторимый колорит времени. Разруха и запустение на далеком сибирском прииске, таежная глушь, где спаиваются и опускаются люди, лишенные любимого дела, рвачество и безудержная разбойная удаль, выпукло, рельефно изображены в романе.

«Борель» - остросюжетное и остроконфликтное произведение. На страницах   романа  бушуют страсти, активно действуют два   классово-враждебных  лагеря, между которыми   развертывается борьба  не  на  жизнь, а  на  смерть.

Появление в литературе книги сибирского писателя горячо приветствовал А. М. Горький. В архиве Горького сохранилась следующая любопытная характеристика романа П. Петрова и его персонажей. «Петров. «Борель». История восстановления золотоносного рудника рабочим Медведевым. Тема Гладкова. Рабочий -живой, техник Яхонтов -   тоже. Неплохо сделана Валентина Сунцова, сестра хищника. Написано живо, талантливо, автор, видимо, молодой. Картины убийств, покушений на убийство сделаны скромно, являются вполне неизбежными. Очень хороша баба Настя, убитая людьми Сунцова. Вообще автор хорошо видит людей. Книжка - в «Дешевую библиотеку».

Настойчиво пропагандируя «Борель», Горький добивался издания этой книги в массовой серии «Дешевая библиотека» Госиздата. Об этом он несколько раз писал председателю   Госиздата А. Б. Халатову. Так, в письме к нему от 15 января 1931 года он советует: «Очень рекомендую для «Дешевой библиотеки» книжку Петрова «Борель» изд.«Федерация». Петров очень живо изобразил историю восстановления золотого прииска  и  борьбы  рабочих с хищником».

В одном из последующих писем к Халатову Горький снова возвращается к своему предложению. «Не помню,— пишет он,— писал ли я Вам о книге сибиряка Петрова «Борель», издание «Федерация»? Эту книгу следовало бы пустить в «Дешевой библиотеке», в ней очень живо рассказывается история восстановления рабочими золотоносного рудника, хорошо сделаны характеры и чувствуется во всем правда. Автор — талантлив».

В январе 1931 года Горький посылает книгу Петрова в подарок рабочим Алдана. Этот последний факт особенно взволновал автора, тогда только еще начинающего сибирского литератора. «Я не помышлял,— вспоминает П. Петров,— что Горький будет читать мои первые опыты и напишет о них... И вдруг человек, к голосу которого прислушивался весь мир. послал мою первую книжку  в подарок сибирским горнякам. Поверить этому было трудно. Несколько дней подряд я заглядывал в журналы «Наши достижения», «Резец» и в газету «Известия», где были напечатаны заметки Алексея Максимовича. Более желанного судьи представить было невозможно.
Горький открыл меня, заставил работать дальше».

Для своего времени «Борель» явилась произведением чрезвычайно актуальным и злободневным. В таких книгах, как «Цемент» и «Борель», едва ли не впервые наметились те тенденции, которые станут ведущими в советской литературе начала тридцатых годов..

В создании своих характеров, определенных сюжетных ситуаций он шел прежде всего от жизни, лично виденного и пережитого. Поэтому в большинстве произведений Петрова без труда прослеживается реальная жизненная основа, легко угадываются прототипы героев и событий. По существу, вся жизнь писателя — своеобразный комментарий к его книгам. Поучительна в этом отношении творческая история многих книг писателя, в том числе и «Борели». «В 24 году,— рассказывает он,— я был командирован на Южно-Енисейские прииски организовать кооператив. Совершенно новая таежная  обстановка  заинтересовала.  Я  попробовал написать рассказ, вышла маленькая повесть... Повестушка была слаба, страдала натурализмом, в ней было ярче показано отрицательное. Через год (в 27 году) из отлежавшейся бракованной повести получился роман «Борель» '. Роман был навеян «знакомством с обстановкой, которую пришлось наблюдать». Так, не скрывая трудностей и ошибок, не идеализируя своих героев, ведет нас художник от одной преодоленной преграды к другой, чтобы в конце романа показать преображенный, оживший прииск, изменившихся людей, пробужденных к жизни и творческому труду волею партии, энергией беззаветных энтузиастов. Первые тяжелые взмахи парового молота, долгие годы стоявшего без движения и теперь наполняющего своим гулом тайгу, пуск первой драги заставляют учащенней и радостней биться сердце не только героев, населяющих роман, но и читателей.

2.2.3. Роман «Золото»[2]

Подлинным творческим взлетом художника явился роман «Золото», одно из лучших произведений Петрова, впервые опубликованное в 1934 году. Со страниц  романа  встает жизнь  далеких окраин бывшей России, оживает время, когда лихорадочная жажда личного обогащения гнала отдельных смелых и предприимчивых людей на поиски счастья в глухие таежные дебри, заставляя пережить десятки опаснейших приключений, чтобы потом неделю-другую безудержно кутить, носить бархатные  портянки  или оказаться обобранным в первом же трактире, а иногда и погибнуть там.

Особенно примечательна оценка романа, данная большим и оригинальным русским писателем В. Я. Шишковым. Автор «Угрюм-реки» хорошо почувствовал стихийную силу таланта Петрова, сочность и яркость языка, умение создавать пластически емкие, скульптурные образы, добивался непринужденности и живости развития событий. В одном из своих писем к

Петрову он писал: «...Книгу «Золото» отыскал и прочел с большим интересом. Я удивляюсь, как эта книга, ценная по содержанию, идеологической установке и искусству, до сих пор не стала в ряду хороших книг, весьма нужных широкому читателю. По этой книге Ваш литературный облик для меня ясен: Вы очень одаренный человек и с большим дарованием писателя. В  романе «Золото» поразительное знание материала, умение компоновать события, ставить их в интересной, увлекающей читателя последовательности. И прекрасный диалог, которому остается только позавидовать, а за  Вас порадоваться.

В разговорном языке большая типизация: каждый персонаж имеет свой собственный голос, говорит на свой манер. В чистопробном искусстве — это одно из непременных условий. У Вас есть и словесный и скульптурный жест, есть образность, словом, все, что делает роман живописным и талантливым».

Идейно-тематически «Золото» перекликается с первым романом писателя «Борелью», являясь прямым продолжением тех идей и тенденций, которые так явственно, с такой свежестью и непосредственностью прозвучали уже в этом раннем его произведении.  «Золото» повествует о следующей, новой исторической   ступени, вводя нас в накаленную атмосферу социалистического строительства на далеких сибирских приисках в период первой пятилетки.

Роман охватывает события самого начала тридцатых годов. Действие в нем развертывается с присущим творческой манере писателя стремительно нарастающим драматизмом. В основе повествования все время — острые конфликты и противоречия. Здесь  действуют полярные силы. Десятки страниц в произведении посвящены представителям старой технической интеллигенции. Среда это довольно пестрая и политически не однородная. Здесь и прямые вредители, вроде главного инженера Клыкова, американца Гирлана и химика Перебоева, и внутренне честные, но безвольные люди типа Антропова.

Этим «спецам» в романе противостоит коллектив рабочих во главе с новым директором и инженером Вандаловской. Острота конфликта усиливается еще и живучими традициями старого приискательства, которыми заражена часть отсталых рабочих, чьи настроения     подогреваются группой бандитов, предводительствуемых отчаянным Сашкой Алданцем. Недельные пьяные загулы, карты и поножовщина, расхищение золота.

Хороши и массовые сцены: комсомольские и партийные собрания шахтеров, строительство подвесной  дороги и т.д.

 Почти каждый персонаж «Золота» — живая индивидуальность.

Роман «Золото» — плод большого и кропотливого труда, тщательного изучения материалов и источников. О том, насколько был сложен процесс работы, говорит свидетельство самого писателя, сделанное им в 1933 году в одном из выступлений: «Я сейчас начал работу над повестью о золоте. Я беседовал с рабочими, беседовал с теми рабочими, которые проработали в шахтах по 35 лет и больше, и вместе с тем просмотрел много материала, и все-таки у меня нет нужного впечатления, потому что не вижу, как это все включается в производство».

Насыщенность глубоким и значительным  содержанием, выхваченные  из самой  жизни, яркие  и  красочные приметы  времени, правдивые  и выпуклые человеческие  характеры,  динамика  сюжета, развивающегося  просто и увлекательно,  пафос утверждения  новой  жизни   обаятельность и многогранность   облика нового положительного героя,  героя-коммуниста, органически  связанного с народом и вышедшего из недр его,— все это делает талантливые   произведения Петрова  заметным  и  примечательным явлением  советской  литературы   первой половины тридцатых годов.

2.3. Преемственность поколений [5]

Плодотворно работая сам, он находил время  и силы для постоянной помощи начинающим литераторам, прозаикам и поэтам. Многим в своем творческом развитии обязаны ему такие крупные писатели Сибири, как К. Седых, Н. Устинович, Игнатий Рождественский.

2.4 Стихи, написанные жене на носовом платке в тюрьме [10]

Как бездны глубь, мрачна моя темница,
Я искалечен телом и душой.
Лишь по ночам твой образ светлолицый,
Как светоч жизни блещет предо мной…
И этот образ неизменно милой
Меня зовет во сне и наяву,
Он мне дает живительную силу,
И я надеждой в будущем живу.
Черты любимой узнаю я снова:
Овальный, гордый лоб, изгиб крутых бровей,
И ангела глаза с картины Васнецова
Все воскресают в памяти моей.
И в этот час от радости я плачу,
Души родной приемля теплоту,
И верю я в счастливую удачу,
Что свет повергнет ложь и темноту.
Тебя не устрашат злословье и проклятья,
Пренебрегая пытки и позор,
Ты за меня готова на распятье,
 Ты за меня готова на костер.
И пусть судьбой безжалостной гонимый
Уйду я скоро в гробовую тишь,
Но знаю я, что честь мою и имя
Ты для потомства свято сохранишь.

30.06.1939 г. Иркутск, тюрьма

3.Заключение

Изучив  материалы  о писателе,я пришла  к выводу ,что   рождением и  всей  своей  деятельностью и всем своим сердцем  П. Петров был  связан с Сибирью, с борьбой сибиряков  за власть Советов, за строительство новой жизни. Знакомясь с произведениями  я почувствовала насколько  беззаветно, до самозабвения  он  любил  сибирский край. Писатель так же, как и его герои, мечтал о преображенной, цветущей Сибири, Сибири высокоразвитой культуры, изобилия и богатства .Именно в такой  Сибири мы живем сейчас.

До глубины души  меня тронули стихи написанные Петром Поликарповичем   на носовом платке  своей жене. Сколько душевной боли  слышится в них, душа его  терзается от несправедливости, сколько любви и нежности , надежды  и  веры  ощущаешь в них. 

Важную роль сыграла общественная и политическая деятельность П. П. Петрова в истории революционного и партизанского движения в Сибири. Писатель имел полное право заявить в одном из своих писем: «Я всю жизнь отдал для народа и лучшей кровью сердца засвидетельствовал  это» .

4.  Библиографический список:

1. Мармышев А.В., Елисеенко А.Г. Гражданская война в Енисейской губернии. Красноярск: из-во ООО «Версо», 2008.-416 с.(ст. 138,106,389)
2.П.П.Петров «Борель» и «Золото»
3. История Красноярского края. Учебное пособие по краеведению для учителей истории . Красноярск : 1967. ( ст.153-159,166,211)
4.Толстова Г. А. Статья «Не допахал я начатое поле...»
5.Документ архивно-следственного отдела «Дело № 54»

5. Электронные ресурсы:

1. http://www.memorial.krsk.ru 
2. http://www.memorial.krsk.ru/Articles/Popov/08.htm 
3. http://www.memorial.krsk.ru/Petrov/.htm 
4. http://www.memorial.krsk.ru/memuar/PetrovPP.htm 
5.http://www.memorial.krsk.ru/Public/00/20030709.htm
6.http://www.PetrovPP.ru 
7. http://magazines.russ.ru/din/2006/3/mar1.html.

Приложение 1


Пётр  Поликарпович  Петров- начинающий литератор

Приложение 2


Партизаны

Приложение 3


Петров среди партизан (1919 г.)

Приложение 4

Приложение 5


1921-1924 г.г. –учёба в Красноярском институте народного образования,

Приложение 6


Книги Петрова П.П-Половодье, Шайтан-Поле, Саяны шумят, Борель и Золото.

Приложение 7


Материалы архивно-следственного дела

Приложение 8

 
 Заключённый  Петров  П.П.

Приложение 9


Справка заключённого Петрова П.П

Приложение 10


В этой купеческой усадьбе в г. Иркутске (ул. Марата) располагалось с
1919 г.  англ.консульство, затем гостиница и общежитие. Теперь здесь Региональное отделение союза
 Писателей России  и  Дом литератора имени Петра Поликарповича Петрова 


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.