Кто прячет прошлое ревниво, тот вряд ли с будущим в ладу…

Кто прячет прошлое ревниво, тот вряд ли с будущим в ладу…


Муниципальное казённое образовательное учреждение дополнительного образования детей
Туруханский районный Центр детского творчества «Аист»

Автор работы:  Зоткина Мария, 16 лет

Туруханский ЦДТ «Аист»
Секция НОУ «Краеведение»

Научный руководитель: Зубова Светлана Сергеевна - Педагог дополнительного образования высшей категории

С. Туруханск
Красноярского края
2011 – 2013 уч. год

Содержание

I Введение.
II Ссылка периода царизма и советская ссылка:
      1. Классификация  ссылки.
      2. Состав ссылки
      3. Перемещение в ссылку.
      4. Режим и надзор в ссылке.
      5.  Условия ссылки.
      6.  Освобождение из ссылки.
      7. Память о ссыльных.
III.  Заключение.
IV.  Литература.
V.  Приложения.

                                          «Быть разлучённому с семейством, проститься
                                          навсегда с предметами,  окружающими от
                                          колыбели, разорвать связи души,
                                           потерять все права на политическое
                                          существование – не значит ли умереть?»

                               А.П. Степанов – первый губернатор  Енисейской губернии
 
                                           «Соображено было рано, как трудно человеку
                                             существовать, оторванному от привычного
                                             окружения и места. Всё не то, всё не так и не
                                             ладится, всё временное, ненастоящее, даже
                                             если зелено вокруг, а не вечная мерзлота».

                                                                     А.И.Солженицын
 
                                             «Как жутко в нашей стороне…
                                             Здесь только ябеде привольно.
                                             Здесь даже воля всей стране
                                             Даётся по команде: «Вольно!»

                                                                        И. Сельвинский

I Введение

«Ссылка – вид уголовного наказания, состоящий в удалении осуждённого из места его жительства с обязательным поселением в определённой местности. В России применялась по суду или в административном порядке главным образом в отношении лиц, обвинявшихся в политических преступлениях».[1]

Политическая ссылка на территории Туруханского края (север Енисейской губернии) возникла в XVIII веке. Тема ссылки столь велика и многообразна, что для исследования мы выбрали из состава ссыльных Туруханского края (монархическое государство) только ссылку членов РСДРП. Это даёт возможность провести сравнительную характеристику периода их ссылки с массовыми репрессиями, которые  эта партия организовала в стране, придя к власти (советское государство). Поэтому мы взяли только временной период 1900г. – сер. 50-х годов ХХ века.

«Край белых ночей и чёрных дней» - так называли политссыльные времён царизма Туруханский край. Это была естественная тюрьма без стен с суровым климатом и огромной территорией (приложение 1). В 1928 году край был переименован в Туруханский район. Но по-прежнему до второй половины 50-х годов ХХ века его огромная территория была надёжным местом  многочисленной ссылки. 

Тема ссылки социал-демократов разрабатывалась в советское время очень активно, поэтому по ней много материалов в печати. Но она не всегда освещалась объективно, потому что в нашей стране не было демократии. Самая трудоёмкая работа – освещение  репрессий советского периода в Туруханском районе, потому что по ним мало  материалов. А ведь ссылка – значительная часть туруханской истории.

Почему я выбрала тему, которая продолжит исследование ссыльной истории Туруханского края? В мотивации выбора темы присутствуют мотивы личного интереса и общественной необходимости. Я готовлю себя к профессии юриста. История туруханской ссылки заинтересовала меня на занятиях по краеведению и появилось желание создать  в музее нашего Центра «Аист» экспозицию с объективными материалами, тем более, что исследований о советской ссылке в районе нет, а материалы о царской ссылке профессиональных революционеров часто носят характер мифов.

Вот предпосылки к такому утверждению. Туруханск – средоточие  горького исторического опыта, место ссылки сначала революционеров, далее – «славных сынов революционной партии», а впоследствии – место, куда эти же «сыны партии» высылали своих идейных врагов. До недавних времён места ссылки «славных сынов партии» были окружены почётом и вниманием, а прочих – преданы забвению. В память о ссыльных революционерах  в советское время в Туруханске были открыты мемориальные дома-музеи Я.М.Свердлова (7 ноября 1938 года) и С.С.Спандаряна (18 мая 1941 года), а в доме-музее Я.М.Свердлова одна комната была отдана под экспозицию о ссыльных революционерах Туруханского края. Фотографии музеев мы поместили в приложении 2, лист 1. В 1952 году  в Курейке было сооружено здание – пантеон над домиком Тарасеевых, в котором некоторое время жил во время ссылки Сталин (приложение 2, листы 2,3). Все материалы экспозиции размещены ещё до перестройки и  характеризуют условия ссылки как место больших испытаний.

А память о советских ссыльных  нигде не увековечена. Отдельные небольшие экспозиции в районном краеведческом музее не дают полного представления о масштабах и характере ссылки. А ведь пришедшие к власти большевики, на себе испытавшие суровые природно-климатические условия Туруханского заполярья, использовали это место в качестве надёжного  заключения своих политических оппонентов. Сами места туруханские как условия для ссылки  нисколько не изменились. Поэтому мрачная история «туруханки» продолжалась и в 20—50-е годы двадцатого столетия. «… И вот теперь я в Туруханском крае, где при царе бывали в ссылке вы…»,- писал в песне «Товарищ Сталин, вы большой учёный» Юз Алешковский.

Срок написания работы: работа выполнялась 2 учебных года. В 2011-2012 учебном году  мы изучили ссылку периода 1900 -1917 гг. В этом учебном году  – ссылку периода 1917 г. – сер. 50-х годов ХХ века и проводим сравнительную характеристику этих двух периодов.

Объект исследования:   жизнь ссыльных в Туруханском крае (1900-1927 гг.) и Туруханском районе Красноярского края (1928 г. – сер. 50-х годов ХХ века).

Предмет исследования: различия между ссылкой периода царизма и советской ссылкой.

Проблема исследования: раскрытие малоизученной страницы локальной истории, являющейся частью истории страны.

Цель исследования: сравнить режим и условия  ссылки периода царизма   и ссылки советского времени.

Задачи:
1. Изучить категории и состав ссылки при царизме и советской ссылки.
2. Исследовать официальные мифы советского времени о царской ссылке.
3. Сравнить действие законодательства по отношению к ссыльным при царизме и в советское время.
4. Проанализировать условия режима и надзора за ссыльными.
5. Выявить материально-бытовые и морально-психологические условия ссылки разных периодов истории российского государства.

Актуальность работы – в возможности объективно рассмотреть условия ссылок разных периодов истории нашей страны.   Наша страна в настоящий момент находится на новом этапе развития, социализм и царизм - уже перевернутые страницы  истории русского народа. Появилась возможность объективно посмотреть на эти два временных периода. Это выявит новую информацию, расширит наши знания о прошлом, без которого невозможно наше будущее.

Новизна работы. На первом этапе работы, анализируя источники региональной периодической печати, мы нашли факты, позволяющие взглянуть на политическую ссылку в Туруханском крае 1900-1917 г.г. под новым углом зрения: разрушение советских мифов.  На втором этапе работы мы получили новую информацию о ссыльных советского времени – это малоизученная страница истории района. Анализируя источники региональной периодической печати, проведя беседы с информантами работы, жившими в советское время, исследуя материалы музея политической ссылки, выявляем различия между ссылками, которые были на территории района. Место ссылки одно и то же, но при разных политических системах. Соответственно через требование, через отношение к политическому ссыльному – врагу системы -  прослеживаем цели, которые преследовала власть.

Гипотеза: условия советской ссылки были  жёстче, чем условия царской ссылки.

Методы исследования: 1. Сравнение различных моментов в  ссылках разных периодов российского государства.  2. Сопоставление полученных от информантов материалов со справочными изданиями и материалами региональной периодической печати.  3. Анализ различий  в возможности деятельности ссыльных в разные периоды времени в Туруханской ссылке. 4. Индукция.

Приемы исследования: поиск информантов, интервью, работа в районном архиве и краеведческом музее, работа с документами Красноярского отделения Международного историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал» и районного военного комиссариата,  изучение литературы, комплексный анализ источников.

Информанты работы: 1. Зырянова (Фельзингер) София Александровна, 1930 г.р., уроженка с.Красный Яр АССР НП, спецпоселенка в с.Туруханске, проживает в настоящее время в г.Железногорске Красноярского края. 2.Канаева Калиса Петровна, 1935 г.р., старожил, проживает в с. Туруханске, пенсионерка. 3. Кирейлис Роман Ромоальдович, 1953 г.р., уроженец д. Черноостровск (записан в сельском совете Бакланихи), сын спецпоселенцев, проживает в с. Туруханске, пенсионер. 4. Клинавичюс Юозапас Казимеро, 1937г.р., уроженец дер. Нискадварчяй Пренайского района Литвы, спецпоселенец, проживает в д. Селиванихе Туруханского района, пенсионер. 5. Ковалёва (Ульрих) Мария Александровна, 1924 – 2012 г.г., уроженка АССР НП, спецпоселенка, проживала в с. Туруханске. 6. Конусова (Цоль) Надежда Ивановна, 1958 г.р., уроженка с.Серково Туруханского района, дочь спецпоселенца, проживает в с. Туруханске, педагог ЦДТ «Аист». 7. Кононова (Тукуреева) Татьяна Георгиевна, 1933 г.р., уроженка д. Пупково Туруханского района, пенсионерка, проживает в с. Туруханске.  8. Кулмит Лаймон Эмильевич, 1927 г.р., уроженец хутора Меллужи округа Цейсис, Латвия, спецпоселенец, проживает в Туруханске, пенсионер. 9. Линк Эмма Генриховна, 1926 г.р., уроженка АССР НП, спецпоселенка, проживает в с. Туруханске, пенсионерка. 10. Мехайнеджидис (Лукиди) Любовь Юрьевна, 1949 г.р., уроженка д. Селиваниха Туруханского района, дочь спецпоселенцев, проживает в д. Селиванихе, пенсионерка. 11. Моор  (Штуккерт) Мина Августовна, 1957 г.р., дочь спецпоселенцев, уроженка станка Конощель Туруханского района, проживает в с. Туруханске, главный специалист Туруханского управления образования.  12. Печёных Борис Георгиевич, 1955 г.р., сын спецпоселенки, уроженец с. Туруханск, проживает в д. Селиванихе, боец пожарной охраны.  13. Печёных (Эйдемиллер) Елизавета Петровна, 1958 г.р., уроженка с. Старотуруханск, проживает в д. Селиванихе, завхоз детского сада. 14. Попова (Милюкова) Людмила Тихоновна, 1955 г.р., уроженка с. Туруханск, дочь спецпоселенки, проживает в с. Туруханске, документовед архивного отдела администрации района.  15. Самойлова (Еремеева) Вера Федуловна, 1932 г.р., уроженка Туруханска, проживает в Туруханске, пенсионерка.

Источниковая база исследования:

1. «Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края» Красноярского отделения общества «Мемориал» в 10 томах. Список ссыльных тоталитарного советского государства (приложения 6, 7, 8, 9) составлен по этой книге. В неё включены данные именно по тем сосланным, которые были реабилитированы, т.е. осуждены незаконно. Это - репрессии. Это была очень трудоёмкая работа. Например, в томе на буквы  Д-И  в алфавитном порядке приведены фамилии репрессированных на страницах с 50-й по 402-ю. На каждой странице данные на 14 человек. Но «Книга Памяти… составлена только по следственным делам, хранящимся в архиве РУ ФСБ РФ по Красноярскому краю. Здесь нет данных о депортированных спецпоселенцах, о «повторниках», о духовенстве. Эти данные, тоже неполные,  мы получили из других источников:

2. «Военно-экономическое и статистическое обоснование района» - документы Туруханского районного военного комиссариата Красноярского края Сибирского военного округа на 1 января 1949 года и 1 января 1952 года.

3. Кинг, Д. Отретушированная Россия. Фальсификация фотографий и произведений живописи в империи Сталина. Первое русское издание. Будапешт,: Полгарт, 2002. С.9, 30-33.

4. Материалы районного литературно-художественного конкурса «Моя родословная».

5. Приказы Туруханского районного Дома культуры им. Я.М.Свердлова по трудовой деятельности А.С.Эфрон.

6. Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 8 июня 1957 года (семейный архив Шевченко Г.В.).

7. Похозяйственные книги с. Туруханск 50-х годов ХХ века.

8. Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий). Я полюбил страдание… Автобиография.- М.: Издательский совет Русской Православной церкви. 2006. С.72.

9. «Список иностранцев и лиц без гражданства» 1953-1954 гг. РО МГБ в районном краеведческом музее.  

10.Устные воспоминания 15 информантов - старожилов Туруханска и детей сосланных и материалы из их семейных архивов.

11. Фаст, М.В., Фаст, Н.П. Нарымская Голгофа: Материалы к истории церковных репрессий в Томской области в советский период. Томск; М.: Водолей Publishers, 2004. С.405-409.

12.Эфрон, А. А жизнь идёт. Как Енисей… Федерольф, А. Рядом с Алей. М.: Возвращение, 2010.- С.12.

Хронологические  рамки исследования: 1900 г. – сер. 50-х годов ХХ века.

Способ изложения:  тематический (по главам). Приложения сгруппированы также по тематическому признаку: ссылка периода царизма и советская ссылка.

II Ссылка периода царизма  и советская ссылка

1. Классификация ссылки

Ссыльные в Туруханском крае в период царизма делились на две категории.

Первая – административные ссыльные. «Административная ссылка – насильственное перемещение человека без соблюдения легальных формальностей»[2], т.е. без суда и следствия по решению Особого Совещания. Люди в административном порядке высылались на основании акта, утверждённого еще Александром III 14 августа 1881 г. (продлённого в 1902 г.) и названного «Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия»[3]. Административная ссылка – это высылка. Люди не совершили  преступления, но их высылали из местностей, считавшихся политически нестабильными. Срок административной ссылки – от 1 до 5 лет. Казна выплачивала им денежное пособие, его размеры зависели от семейного положения. 

Вторая категория – ссыльнопоселенцы. Их ссылали на поселение, лишив по суду «прав состояния». Суд определял срок жительства на поселении. Это настоящая ссылка. Например, С.С. Спандарян в мае 1913 года приговорён к пожизненной ссылке в Енисейскую губернию с лишением всех прав состояния. Ссыльнопоселенцам пособие от казны не полагалось. Они выбирали место жительства в пределах губернии, были свободны в выборе работы. Ссыльнопоселенцам предоставлялось право через полгода после приезда в ссылку отлучаться из мест водворения. Затем они (кроме скопцов и иудеев) могли перемещаться в пределах области, губернии и пр. За побеги давали 200 ударов розгами, арест на срок до трёх месяцев или заключение в тюрьму на два года[4].

В советское время к ссыльным в Туруханском крае (впоследствии – районе) применяли два термина из царской ссылки: административно-ссыльные и ссыльнопоселенцы. Как и при царизме, к административной ссылке приговаривали  внесудебные органы: сначала – комиссия НКВД по административным высылкам, в 1930 году - особая тройка ПП ОГПУ ЗСК, в 1935-1937 гг. и в 1948 году - ОСО (Особое совещание). Срок высылки для административно-ссыльных – от 3 лет до пожизненной (бессрочной). К административной ссылке приговаривали духовенство и  приверженцев религиозных сект. Так, в справке о реабилитации В.Ф.Войно-Ясенецкого указано, что он – административный ссыльный, выслан в Сибирь на 2 года (приложение 13).

Внесудебные органы взяли на себя функции суда и приговаривали на поселение. «Повторники» получили социальный статус -  ссыльнопоселенцы. Приговоры, в отличие от царского законодательства, выносил не суд, а  внесудебный орган – ОСО, в том числе и на выездных сессиях. Особое совещание меру наказания для «повторников» определяло на основании справки по архивно-следственным делам о прошлой антисоветской деятельности. Всем «повторникам» предъявлялось обвинение по тем же статьям УК, по которым они уже отбыли наказание.

Особую власть внесудебные органы получили в 1937-1938 гг. Они   приговаривали уже находящихся   в ссылке или высылке людей к расстрелу.  Ссыльных в 1938 году приговаривали к расстрелу «особые тройки» УНКВД КК, созданные по оперативному приказу народного комиссара внутренних дел СССР № 00447[5]. 22 декабря 1938 года издана Директива НКВД СССР о том, что все приговоры внесудебных органов утратили силу, если они не были приведены в исполнение или не были объявлены осуждённым до 17 ноября. С этого времени  приговоры выносили комиссия НКВД и Прокурор СССР, а с 1939 года -  крайсуд, в том числе и на выездных сессиях.

При Сталине появился новый термин в отношении к  ссыльным  – спецпоселенцы. Это те же ссыльнопоселенцы, но отправленные в конкретные территории, специально выделенные для поселения. В такие спецтерритории выделен и Туруханский район. Раскулаченные входили в категорию спецпоселенцев, хотя сначала их  называли трудпоселенцами. Статус спецпоселенцев получили позднее и ссылаемые нации.

Отправляемых на поселение, как и во времена царизма, лишали имущества – его конфисковывали («с конфискацией личного имущества», «с конфискацией имущества», «имущество конфисковано»).

«Расцвет» туруханской ссылки времён царизма пришёлся на 1906-1912 годы. По неполным данным в крае  после событий 1905-1907 годов насчитывалось около 500 политических ссыльных (400 человек административно высланных и 70 ссыльнопоселенцев)[6]. В тоталитарном советском государстве в туруханской ссылке административных ссыльных мы насчитали единицы, все остальные из обширного списка были ссыльнопоселенцами или спецпоселенцами. Если в административную ссылку отправляли на 3-5 лет, то затем повторно приговаривали к ИТЛ или поселению, чаще всего на неопределённый срок.

Вывод: в советское время в отличие от царского периода увеличился масштаб  ссылки, ужесточилась мера наказания к ссыльнопоселенцам.

2. Состав ссылки

           В советское время писали, что в Туруханский край  времён царизма – «тюрьму без стен» - ссылали самых неукротимых. В 1913 году после Пражской конференции РСДРП сослали: будущего председателя Всероссийского Центрального исполнительного комитета Советской республики Я.М.Свердлова, будущего диктатора И.В.Джугашвили (Сталина), вождя закавказских большевиков С.С.Спандаряна, будущего 1 секретаря Казахского крайкома партии Ф.И.Голощёкина. Позднее – депутатов-большевиков  IV Государственной Думы Г.И. Петровского, А.Е.Бадаева, М.К.Муранова, Ф.Н.Самойлова, Н.Р.Шагова (приложение 3).

           Из известных исторических личностей этого периода также: доктор философских и математических наук Я.Е.Боград, будущий организатор и первый директор Института мировой литературы Л.Б.Розенфельд (революционный псевдоним Юрий Каменев – в приложении 3 – на первой фотографии, на последующих фотографиях вырезан – авт.), лидер меньшевиков Ю.О.Цедербаум (революционный псевдоним Мартов), активный член Красноярского отделения РСДРП И.Ф. Дубровинский (партийный псевдоним «Инок»), - это самые известные имена.  

            В советское время ссылали в Туруханский край (позднее переименованный в Туруханский район) представителей всех слоёв населения: от «28 столичных профессоров»[7], от генерал-майора с высшим военным образованием, сына профессора медицины Масленникова А.Н. (в 1929 году)[8], до простых крестьян. Среди них людей, причастных к политике, были единицы – 10 человек (это члены партий «Дашнакцутюн», «троцкисты-зиновьевцы», эсеры, меньшевики). Данные подсчитаны по «Книге Памяти…».

Установить точное количество ссыльных советского тоталитарного государства в Туруханском районе не представляется возможным. По «Книге Памяти…» мы пытались проследить число осуждённых по 58-й статье. Но «Книга Памяти…» содержит данные о людях, осуждённых по 58-й статье,  без депортированных спецпоселенцев и «повторников». Похозяйственные книги с. Туруханск 50-х годов ХХ века в районном архиве и  «Список иностранцев и лиц без гражданства» 1953-1954 гг. РО МГБ в районном краеведческом музее дают данные о ссыльных  только по Туруханску и соседней деревне Селиванихе (приложение 5). Кроме депортированных и «повторников» по 58 статье в Туруханский район сосланы  ещё 237  человек, из них  раскулаченных – 99 человек (приложение 6), представителей духовенства и религиозных меньшинств – 17 человек (приложение 8).  Однако Благочинный Свято-Троицкого благочиния, наместник  Свято- Троицкого Туруханского монастыря игумен Агафангел (Дайнеко), работая в архивах, нашёл факты из истории монастыря, которые не были опубликованы в региональной периодической печати. С 1930 по 1940 годы в Туруханск были сосланы 20 новомучеников  и исповедников российских, 8 из них были в сане архиерея, а 6 из них канонизировали. Диапазон 58-й статьи был широк: от саботажа до контрреволюционного восстания. Незначительное число сослано по другим статьям УК: 10 человек (приложение 9).

По имеющимся в нашем распоряжении источникам также невозможно установить количество человек, сосланных  из депортированных наций. Депортированных спецпоселенцев по воспоминаниям секретаря Туруханского РК КПСС А. Убиенных в 1942 году прибыло в Туруханский район около 4000 человек[9]. По данным Туруханского районного военного комиссариата в 1948 году в районе было сосланных и высланных из депортированных 4093 человека (в это число вошли и «прочие», поскольку в перечне не оказалось некоторых депортированных национальностей), что составляло 33,7% населения района, а в 1951 году -  3540 человек, т.е. 33,4% (приложение 10).

В конце 1940-х — начале 1950-х ссылке подвергались жители Прибалтики и Западной Украины, оказывавшие содействие членам подпольных вооружённых групп, ведущих борьбу против Советской власти. Так попали в Туруханский детдом сироты Клинавичюс – три брата. Их с матерью  в 1948 году сослали в Ярцевский район Красноярского края после того, как сродный брат отца «подался в лесные братья». После смерти матери братьев отправили в детдом (приложение 18).

Количество ссыльных трудно установить ещё по одной причине. Следственные дела заведены в подавляющем большинстве случаев на мужчин. Но вместе со многими из них  были сосланы и семьи. Однако только в отдельных случаях встречается упоминание о высылке с семьёй. Так, с семьёй (жена и двое детей) в административную ссылку в Туруханский край из Алтайского края был отправлен церковный староста Ковалёв Фёдор Тимофеевич, на 3 года вместе с семьёй сослан священник Капендюхин (Копендюхин) Иван Васильевич.[10] Только в 12 случаях мы встретили упоминание, что в ссылку направляли с семьёй. Но, возможно, таких случаев было больше.

В монархическом государстве ссылались только лица, достигшие совершеннолетия. В империи Сталина  могли сослать несовершеннолетних детей вместе с матерью, как мы видим на примере Лисун Анны Устиновны, осуждённой в 1938 году к ссылке на 5 лет в Туруханск вместе с дочерью и сыном.[11]

Пребывание в царской ссылке никак не сказывалось на семьях тех, кого сослали. При советском режиме страдали не только сами осуждённые, но и их семьи. В советском государстве «сын за отца не отвечает»,- говорил Сталин. Однако «в феврале 1938 года ОСО НКВД «оформило» всем совершеннолетним (из семей осужденных выездными сессиями) по 5 лет в ссылке в Туруханске. Эти семьи проживали в самых разных концах региона: в Красноярске и Ачинске, в Хакасии, в Артёмовске (Ольховке) на юге края, в Канске, в Ингаше и Тинской на крайнем востоке края. И все были сосланы в Туруханск. До начала летней навигации их держали в Красноярской тюрьме».[12]

Сколько трагедий кроется за сухими строками фактов! Арестован муж, потом жена, она провела в тюрьме 8 месяцев,  двое детей отправлены в детдом города Чердыни. «К счастью» (!) жене дали всего 5 (!) лет ссылки в Туруханске, и дети затем жили с матерью в ссылке. Это судьба Демидовой Надежды Дмитриевны из Красноярска[13] (приложение 11). Её документы хранятся в Красноярском отделении общества «Мемориал». Такой была  и судьба многих других женщин, чьи мужья были арестованы. Была даже специальная аббревиатура – ЧСИР (член семьи изменника Родины). Например, Брянская Фаина Тихоновна была обвинена как ЧСИР и осуждена в 1938 году на высылку на 5 лет в Туруханск[14]. С клеймом ЧСИР в ссылку отправляли и детей при матери, осуждённой как ЧСИР. Так осудили Лисун Анну Устиновну, её дочь и сына после осуждения главы семьи.[15]

В Туруханском районе в разное время  было несколько потоков ссыльных советского времени.

Во-первых, раскулаченные. Летом 1929 года вскоре после принятия первого пятилетнего плана советское государство начало переход к политике коллективизации. К концу 20-х годов крестьянство составляло 80% населения страны. Мелкие крестьянские хозяйства были слабо технически вооружены и не могли обеспечить растущее городское население и армию продуктами, а развивающуюся промышленность сырьём.  Крестьян начали насильно загонять в коллективные хозяйства - колхозы. Сопротивление оказали, в основном, зажиточные крестьяне. Их назвали кулаками. А среди них было много людей просто трудолюбивых и хозяйственных.  Политика коллективизации сопровождалась ликвидацией кулачества. Массовыми жертвами раскулачивания становились и середняки, выбившиеся в зажиточные после революции.  В маховик репрессий попала и часть беднейшего крестьянства.

Огромные масштабы трагедии крестьянства нельзя объяснять одним лишь произволом властей. Ведь крестьяне не были пассивными статистами в событиях. Зачастую они сами участвовали в конфискации имущества своих односельчан, писали на них доносы. В этом смысле «коллективизацию можно рассматривать как вторичный передел собственности в деревне после революции 1917 года».[16]

Коренные народы Севера тоже попали в категорию раскулаченных. Стремление руководителей распространить коллективизацию на все народы страны, без учета национальных особенностей, уровня их развития, специфики хозяйственного уклада, привело к тому, что основой классового расслоения было признано оленеводство. Количество оленей, принадлежащих инородцу, стало определяющим его статуса: кулак или бедный.

Раскулаченных ссылали в разные места страны, в том числе и в Туруханский район. «Летом 1930 года из Мариинского района (ныне Кемеровской области) угоняли крестьян в ссылку в Туруханск. Вероятно, это были немногочисленные потоки».[17] «А также имеются отрывочные сведения о депортации в 1931 году из горных районов ОАО (Ойротский АО – ныне Алтайский край) в Туруханск. Вероятно, тут идет речь о сравнительно небольшой группе ссыльных, так как Туруханск, в общем говоря, не является значительным местом крестьянской ссылки».[18]

В Туруханский район были сосланы 99 раскулаченных  крестьян (приложение 6). Большинство из них были сосланы в 1930 году на 5 лет. У них было отобрано имущество, их лишили избирательных прав, поэтому раскулаченных крестьян ещё называли «лишенцами».

Отбыв срок ссылки, многие раскулаченные оставались жить на месте ссылки, ведь в родных местах у них не осталось ни дома, ни имущества. И здесь в 1938 году их настигла новая волна репрессий: повторные аресты. Из  сосланных  раскулаченных 52 человека были расстреляны в Туруханске, 10 – в Красноярске, 4 человека осуждены на 10 лет ИТЛ и 2 человека – на 8 лет ИТЛ. Фамилии первой группы расстрелянных – в приложении 12.

Во-вторых, бывшие соратники большевиков по революционной борьбе. «… В 1933-1935 гг. в район прибыли из различных городов и областей страны на поселение бывшие троцкисты и правые уклонисты с членами семей. Они были устроены на работу в разные учреждения и организации. Руководство района (секретарь райкома ВКП(б) Степанов и председатель райисполкома Лопуха) разрешило переселенцам работать во всех учреждениях и организациях районного центра. И эти переселенцы начали командовать всеми организациями. Районный Дом культуры превратили в клуб «Монте-Карло», музей Свердлова Я.М., дом Спандаряна С.С. и другое в читальни. В школах стали верховодить «педагоги» из специалистов-троцкистов. Появились «высоко» квалифицированные бухгалтера, экономисты и даже синоптики в метеорологической станции. В конце 1935-36 гг. всех этих «поселенцев» сослали на Колыму, а секретарь райкома ВКП(б) Степанов и председатель райисполкома Лопуха были осуждены и получили наказание по 20 лет тюрьмы»[19].

Конечно, статья написана, как теперь принято говорить, с прокоммунистических  позиций. Но из неё следует, что к сосланным в начале 30-х годов в Туруханске относились вполне лояльно. Им предоставили работу, и отнюдь не физическую, как это было в случаях со следующими потоками ссыльных. У них была даже  возможность активной общественной деятельности. Следующие потоки ссыльных уже были лишены таких возможностей. Но за свою лояльность поплатились и те, кто её проявил.

В-третьих, репрессированные священнослужители (приложение 8). В 30-е годы по стране прокатилась мощная волна антирелигиозной  пропаганды, и, как следствие, в Туруханской ссылке оказались священнослужители. Это была та часть духовенства, которая не поддержала «живую» церковь.

29 мая 1922 года ГПУ создало «живую» церковь. Она была организована по принципу партии. Её целью было реформировать православную церковь, развалить её (инспирированное ОГПУ движение изначально было нацелено на отпугивание верующих радикальными реформами). 6 августа 1922 живоцерковники созвали в Москве «Всероссийский съезд белого духовенства». Съезд созван был для подготовки обновленческого Собора. Постановление съезда ходатайствовать перед предстоящим Собором о введении белого епископа и о разрешении второбрачия клирикам вызвало протест  и отход части обновленцев. Тогда же было избрано ЦК церкви. На II Поместном Соборе (первом обновленческом Соборе) у живоцерковников была самая крупная фракция (около 200 делегатов).[20]

В Троицком мужском монастыре в с. Туруханске имелся представитель «живоцерковья» – священник Мартин Римша. Он являлся таковым до того, как в ссылку в с. Туруханск приехал В.Ф.Войно-Ясенецкий – Владыка Лука (приложение 13), который объяснил отцу Мартину, что «обновленцы - подлипалы советской власти». «Узнав, на какой политической  закваске замешана «живая» церковь, о. Мартин всё понял и легко обратился из раскола».[21]  Вот как об этом пишет сам архиепископ в своей автобиографии: «В Туруханске закрытый мужской монастырь, в котором, однако, старик-священник совершает богослужения. Он подчинился красноярскому «живоцерковному» архиерею, и мне надо было обратить его и всю Туруханскую паству на путь верности древнему Праотцу. Достигнуть этого удалось проповедью о великом грехе церковного раскола: священник принес покаяние перед народом, и я мог бывать на церковных службах, почти всегда проповедовал на них ».[22]

В-четвёртых, депортированные по национальному признаку в годы Великой Отечественной войны: немцы, литовцы, эстонцы, латыши, греки, калмыки и финны. При царизме по национальному признаку в ссылку не отправляли. В советский же период количественный состав политссыльных по национальному признаку впечатляет. Целые нации навлекли на себя гнев диктатора Сталина и были сосланы на поселение в наш край. Летом 1942 года на пароходах к нам в район были завезены спецпоселенцы из Республики немцев Поволжья, Калмыкии, Прибалтики и греки с Кубани. Виной этих людей было лишь то, что они рождены немцами, эстонцами, литовцами и т.д. Целые народы были обвинены в пособничестве фашистам и отправлены в ссылку. В справках о реабилитации «основанием применения репрессии по политическим мотивам в административном порядке» указано «по национальному признаку» (приложение 14).

 В-пятых, повторники. 21 февраля 1948 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку в отдалённые местности СССР». Согласно указу Министерство государственной безопасности СССР должно было «направить в ссылку на поселение государственных преступников… освобождённых по отбытию наказания из исправительно-трудовых лагерей и тюрем со времени окончания Великой Отечественной войны»[23]. Особое совещание выносило решение о направлении в ссылку на основе справок по архивно-следственным делам о прошлой антисоветской деятельности. Это была массовая высылка в первую очередь представителей интеллигенции. Например, А.С.Эфрон – дочь М.Цветаевой и С.Эфрона - вернулась  из Европы в 1937 году, уже в 39-м  была арестована в первый раз и осуждена на 8 лет исправительно-трудовых лагерей «по подозрению в шпионаже». В 1947 году освободилась из заключения, а в феврале 1949 года  «была вновь арестована, как ранее репрессированная, и приговорена к пожизненной ссылке в с. Туруханск Красноярского края»[24] (приложение 15).

Вывод: в тоталитарном советском государстве в отличие от монархического значительно расширился социальный и возрастной состав ссылки, появилась ссылка по национальному признаку. Нормой стало   неоднократное наказание за одно и то же преступление, репрессии к членам семьи осуждённого.

3. Перемещение в ссылку

В Туруханском крае царской России для жителей станков (так назывались населённые пункты, расположенные друг от друга на расстоянии одного дневного перехода на лошадях – авт.) существовала «подводная повинность», по которой они круглый год перевозили ссыльных и чиновников. Поэтому в зимний и летний периоды партию ссыльных (6-7 человек) из Красноярска или Енисейска сопровождал один стражник и один-два крестьянина -  хозяева подвод -  и только до с. Ворогово (южная граница края). Из этого следует, что в царский период один стражник был не в силах в пути поддерживать какую-либо дисциплину, тем более исключить возможность побега. По сути  функции стражника сводятся к тому, чтобы добыть лошадей, его никто не боится: « …для политссыльных  он является объектом насмешек и издевательств»[25]. Именно поэтому не могли быть соблюдены главные обязанности стражника: охранять ссыльных от самовольного покидания границ ссылки, отведённых им, и поддерживать дисциплину.

Но когда наладилось пароходное сообщение, то ссыльные, назначенные на поселение в северные станки края,  могли летом поехать  на пароходе. Специальных спецрейсов для перевозки ссыльных  не было. Например, Л.Мартов (Ю.О.Цедербаум) описывает, как комфортно он добирался в ссылку в Туруханск: «На пароходе, увозившем меня за Северный полярный круг, я имел достаточно досуга, чтобы впервые после долгого времени, оставшись в одиночестве, пораздумывать о предстоящей мне жизни»[26]. Он свободно выходил на палубу, любовался «величавым красавцем Енисеем».

В советское время пароход  тоже использовался, но уже для целых спецрейсов со ссыльными. Конвой мог быть спокоен: сбежать с парохода было нельзя, к тому же в ссылку ехали семьями, в отличие от ссыльных периода царизма. У нас нет сведений о том, как доставляли в Туруханский район первых спецпоселенцев – сосланных кулаков. Но о массовом переселении депортированных спецпоселенцев известно намного больше. Их везли в Туруханский район спецрейсами на пароходах, и они испытывали значительные унижения из-за скученности, антисанитарии, скудного рациона питания, полиэтничности, разности традиций, привычек, социальных различий. Они тоже думали о предстоящей жизни в бессрочной ссылке. Но условия их переселения  были совсем иными, нежели у ссыльных при царской власти. «Везли как скот. Ни сесть, ни лечь на «Марии Ульяновой» (так назывался пароходавт.). Ничего не разрешили с собой взять, даже тёплую одежду»,- рассказывала Никкель (Тейц) Луиза Германовна внучке – Л.Т.Поповой (Милюковой).

Другим спецпоселенцам продовольствие и имущество разрешили брать только на путь следования. Они оставили на родине дома и хозяйство.

«Повторников» в туруханскую ссылку тоже везли на пароходах. Им полагалось находиться в трюме, но трюм оказался условностью: никому из подневольных пассажиров не возбранялось жить на палубе, ведь бежать невозможно. Нехватка воды, унизительные санитарные условия, но на теплоходе была возможность общения. «Повторница» А.С.Эфрон, как и Л.Мартов, тоже смотрела на величавую реку, только восприятие её было иным: «С Севера, как из пасти какого-то внеземного зверя, несло холодом»[27]. Ариадна Сергеевна тоже думала о предстоящей жизни: огромная неизвестность и безнадёжность вечной ссылки. А ведь «повторники» после лагеря – уже физически и нравственно надорванные люди.

При распределении ссыльных по станкам Туруханского края жандармерия должна была учитывать, чтобы в одном селении не было много членов одной партийной группировки. Но конвой сопровождал из Красноярска только до села Ворогово (южная граница края), а дальше политссыльные были предоставлены сами себе и селились, где кто захочет. Никакой принудительной привязки к конкретному поселению не было[28].
            В советской ссылке всем ссыльным, кроме «повторников»,  определяли конкретный пункт проживания. Сосланных депортированных было так много, что в некоторых населённых пунктах они составляли большую часть населения. Например, на станке Черноостровск жило всего несколько местных семей, а депортированных привезли приблизительно 30 семей: немцев, финнов, латышей. Позднее туда же прислали греков.

Определение «повторникам» конкретного места поселения имеет сходство с расселением ссыльных в период царизма. Система была такова: их везли на пароходе или на баржах,  и в каждом населенном пункте их выпускали без всякого конвоя (бежать некуда и не на чем) на поиски места проживания и работы. Если удавалось найти, то данный населенный пункт становился местом  пожизненной ссылки. Те, кто не нашёл работу, ехали на Север, в Игарку и попадали в лагеря на строительство железной дороги Салехард - Игарка (стройка №503).

Ссыльным царского времени очень редко меняли населённый пункт ссылки. Это делали только для предотвращения возможного побега. Так, за Джугашвили и Свердловым числились неоднократные побеги, поэтому 25 августа 1913 года исполняющий обязанности вице-директора департамента полиции посылает на имя начальника Енисейского губернского жандармского управления спешное распоряжение: «ввиду возможности побега из ссылки в целях возвращения к прежней партийной деятельности упомянутых в записках от 18 июня сего года за №57912 и 18 апреля сего года за №55590 Иосифа Виссарионовича Джугашвили и Якова Мовшева Свердлова, высланных в Туруханский край под гласный надзор полиции, департамент полиции  просит ваше высокоблагородие принять меры к воспрепятствованию Джугашвили и Свердлову побега из ссылки»[29]. Такой мерой стал перевод ссыльных в Курейку. Но Свердлов уже через несколько месяцев  возвращается в Селиваниху, а Сталин остаётся в Курейке до призыва в армию в 1916 году[30].

Вероятно, необходимости в побеге у Сталина и Свердлова не было. Это могло быть продиктовано и соображениями партийной стратегии (возможность работы с местным населением) и затруднениями бегства из Монастырского. Суровый климат, путь до Красноярска мог быть только  по Енисею, а в 1907 году уже была проведена телеграфная линия до Красноярска, и случай побега стал бы сразу известен на всём пути возможного следования.

Спецпоселенцев могли перемещать с места на место. Обжиться на новом месте порой просто не успевали. Например, депортированная из Литвы семья крестьян-латышей Микайнис первоначально привезена в ссылку в д. Трифоново Новосёловского района  Красноярского края летом 1941 года, в июле 1942 года их привезли на пароходе «Иосиф Сталин» на станок Черноостровск Туруханского района, а в 1947 году перевели в Бакланиху Туруханского района  вместе с другими ссыльными, потому что в Черноостровске обосновалась военная часть. Об этом рассказал сын Айны Вилюсовны Микайните Роман Ромоальдович Кирейлис, проживающий в Туруханске.

Вывод: в монархическом государстве отсутствовал  жёсткий контроль со стороны административных органов за расселением ссыльных. Только единицам (особо активным) назначался в пределах края конкретный населенный пункт в качестве места ссылки. Доставка осуществлялась на тех же видах транспорта, на которых перемещались и обычные граждане. Для советского периода характерен тотальный  контроль за перемещением ссыльных, сопровождаемый моральным и физическим  унижением. Перевозка осуществлялась на спецрейсах. Каждому (за исключением «повторников») назначался конкретный пункт ссылки.

4. Режим и надзор в ссылке

В царской России понятие ссылка чаще всего ассоциировалось с правосудием. В тоталитарном советском государстве изменилось восприятие таких понятий как «тюрьма» и «ссылка». Всё это  сделалось символом репрессий и перестало ассоциироваться с правосудием.

В монархическом государстве «в общей сложности весь административно-репрессивный аппарат в Туруханском крае состоял из: двух офицеров, трёх урядников, 10 казаков и 20 надсмотрщиков за ссыльными»[31] на всю огромную территорию Туруханского края в 1609824 квадратных вёрст (верста – это 500 саженей или 1067 метров).

Площадь Туруханского края с преобразованием в 1928 году в Туруханский  район не изменилась. Нет данных о том, в каком количестве здесь был административно-репрессивный аппарат в годы тоталитарного режима, но явно большим по штату, потому что масштаб ссылки был большим.  В советский период в ссылку отправляли под надзор карательных органов (ГПУ, ОГПУ, НКВД, МВД).  Надзор за сосланными и высланными осуществляли и комендатура, и местная власть, и уполномоченные на местах.

Ссыльные обоих изучаемых периодов должны были отмечаться в соответствующих органах: социал-демократы во времена царизма – один раз в месяц, раскулаченные – два раза в месяц, «повторники» - каждые десять дней. В присутствии дежурного расписывались в журнале. Бывали случаи, когда при отметке делались новые распоряжения, «поэтому эти походы всегда были сопряжены с волнением»,- писала «повторница» А.Шкодина[32].

Очень боялись ходить на отметку девушки из спецпоселенцев. Мужчины ходили на отметку вечером. Девушки стремились отмечаться только днём, потому что неоднократно вечерами они подвергались в комендатуре насилиям. Родившихся детей и называли «комендантскими». Об этом рассказала С.А.Зырянова (Фельзингер). В их семье выходили  приёмную девочку, спасшуюся от голодной смерти (девочка-сирота вдвоём с мальчиком  зимой пришли пешком по почтовой дороге  в Туруханск из В-Имбатска за 200 километров, питаясь в пути конскими лепёшками – сосали их). Девочку вырастили, она стала очень красивой.   При отметке красавицу заметил комендант… Сама София Александровна помнит, как она вместо 2 июня пришла на отметку в 10 часов вечера не то 8, не то 10 июня. Её спасло то, что в 17 лет она едва выглядела на 14, была маленькой, щуплой, невзрачной: «Как он на меня смотрел, как смотрел, но отпустил…». Когда в Сухой Тунгуске застрял караван с баржами, то вохровцы за один «визит» к ним давали девушкам стакан муки. И некоторых эта мука спасла от голодной смерти.

Во времена царизма, несмотря на отметку, за ссыльными социал-демократами контроль был мал, поэтому ссыльные, группируясь по партиям, селились зачастую в одной деревне. Например, с.Верхнеимбатское  в 1908-1909 г. было, в основном, заселено эсерами. Ссыльные  царской России могли свободно перемещаться в пределах края по станкам. Повод для приезда в Монастырское при желании можно было найти: за медпомощью, за продуктами, за почтой. Бывая на других станках, социал-демократы могли решать вопросы своей политической деятельности.

Поэтому политическая деятельность сосланных социал-демократов была очень активной. Примеров тому немало. С. С. Спандарян и В.Л. Швейцер ездили к Сталину в Курейку на собаках за 200 километров: «Тайком от стражников, зимой, мы вместе с Суреном Спандарьяном поехали в Курейку к Сталину.  Нужно было разрешить ряд вопросов, связанных с происходившим тогда судом над думской фракцией большевиков и с внутрипартийными делами»[33].  В 1908 году был создан «Союз ссыльных Туруханского края»[34]. В Монастырском, в скромном домике, который полицейское управление предоставляло ссыльным, в августе 1915 года было проведено даже нелегальное совещание политссыльных Туруханского края. По разным данным на нём присутствовало от 18 до 30 человек[35]. В Туруханском музее Я.М.Свердлова есть фотография участников совещания на фоне избушки у забора (приложение 3).  Фотография сфальсифицирована, удалены изображения тех, кто уничтожен в ходе «чисток» 30-х годов ХХ века (среди них Ю. Каменев - революционный псевдоним Л.Б.Розенфельда). «Сталину мало было уничтожать своих политических противников физически: параллельно с физической ликвидацией искоренялись все формы их визуального бытия».[36]

В одной из комнат дома-музея Я.М.Свердлова расположена экспозиция, посвящённая политическим ссыльным. По карте видно, что из села Монастырского, расположенного на севере, как на краю земли, краю света, установлены были связи практически со всеми революционными центрами страны и даже с заграницей, а также с другими ссыльными. Переписка имела огромное значение – это были своего рода партийные директивы.

При обнаружении факта нелегальных поездок ссыльным социал-демократам ничего не грозило. О нелегальных поездках ссыльных в советское время из-за условий режима говорить не приходится.

В советское время был официальный миф, что при царизме было невозможно бежать из Туруханской ссылки из-за географических условий и сурового климата. Но успешные побеги происходили. Да если хорошо подумать, то и причин к побегу было немного. Во-первых, сроки, в основном, небольшие. Во-вторых, были условия для политической деятельности, хотя  именно за это социал-демократов и отправили в ссылку.  Местный краевед В.А.Ситников, работая в краевом архиве, нашёл документы о том, что «побеги из Туруханского края приняли массовый характер. Ссыльного ловили, водворяли на место поселения, затем он вновь бежал и т.д. Самое большее, чем он рисковал – это помятыми боками при поимке… и заключением на три месяца в тюрьму»[37]. Возможно, побеги совершались всё-таки из южной части края, оттуда легче добраться до Енисейска. Ведь именно из станка Осиново на юге Туруханского края отправились в  побег ссыльные в 1909 году. В региональной истории он получил название «Туруханский бунт». Правда, они делали попытку бежать через весь край на север. Бунт сопровождался террором местного населения. Но был побег и из северной части края – из Курейки.[38]

Таким образом, условия для побегов из царской ссылки были. На побег могли прислать деньги из партийной кассы. Ничто не грозило тем, кто помогал беглецу. Родственники революционера никак не страдали. Самому беглецу ничего не грозило. Его водворяли на прежнее место и с прежним сроком, т.е. без увеличения срока.

Типичный пример такого побега привёл А.И.Солженицын: «… побег из Туруханского края анархиста А.П.Улановского. Во время побега ему достаточно было в Киеве зайти в студенческую читальню и спросить «что такое прогресс» Михайловского – как студенты его накормили, дали ночлег и денег на билет. А за границу он бежал так: просто пошёл по трапу иностранного парохода – да ведь там патруль МВД не стоял! – и пригрелся у кочегарки. Но ещё чудней: во время войны 1914 он добровольно вернулся в Россию – и в Туруханскую ссылку! Иностранный шпион? Расстрелять? Говори, гадина, кто тебя завербовал? Нет. Приговор мирового судьи: за трёхлетнее заграничное отсутствие из ссылки – или 3 рубля штрафу или 1 день ареста! Три рубля были большие деньги, и Улановский предпочёл один день ареста»[39].

И ещё одна цитата из «Архипелага ГУЛАГ»: «Если мне могут теперь указать побеги русских революционеров XIX или XX века с … трудностями, с … отсутствием поддержки извне, с … враждебным окружением среды, с … беззаконной карой пойманных – пусть назовут!».[40]

Ссыльные советского времени, находясь под комендатурой,   даже на поездку к врачу в районный центр должны были получить разрешение. 26 ноября 1948 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдалённые районы Советского Союза в период Великой Отечественной войны»[41]. К побегу приравнивалась даже самовольная отлучка за пределы отведённого поселения, наказание – 20 лет каторжных работ. На помощь местного населения при побеге рассчитывать было нельзя, так как изменилась нравственная атмосфера в обществе.  Репрессиям подвергалась даже оставшаяся на воле семья.  Поэтому побегов не было. Это дело было заранее обречённое на провал. Можно считать исключением четыре побега из туруханской ссылки, упомянутых в «Книге Памяти…». Например,  баптист Строителев Клим Никанорович (Никандрович) осуждён в 1930 году на ссылку в Туруханский край, из ссылки бежал[42]. Его дальнейшая судьба неизвестна. Три других побега окончились трагически: на следующий год беглецы были расстреляны в Красноярске.

Обращение властей со ссыльными тоже было разным. В царской России обращение с политссыльными, согласно полицейской инструкции 1909 года, - корректное и на «Вы».[43]. Корреспонденция в виде писем и газет не вскрывалась, если не было подозрений со стороны стражника. Посылки вскрывались при понятых. Стражникам запрещалось под страхом уголовной ответственности грубое отношение со ссыльными, а тем более нанесение побоев. Был случай избиения полицейским ссыльного Некрасова в с. Монастырском. Сразу после этого ссыльные под руководством Свердлова отправили телеграмму протеста Министру внутренних дел. Управление Туруханского края получило указания по этому случаю от Министерства, виновный был наказан.

В стране Советов отношение к ссыльным было иным. Спецпоселенцы в Туруханском районе слышали по отношению к себе обидные, унижающие и  нецензурные выражения. Нормой со стороны властей было открыто пренебрежительное отношение и даже физическое насилие. Жена начальника участка в Селиванихе Кристина Савельева била депортированных спецпоселенцев по лицу костерей (рыба из семейства осетровых – авт.), если они пытались во время рыбалки утаить для голодающей семьи рыбину. Это не единичный случай насилия.

В царской ссылке все ссыльные могли иметь оружие. Многие охотились. В книге А.Федерольф «Рядом с Алей» описана встреча с местным жителем из коренных народов Севера Афоней Тетериным. Он утверждал, что был приставлен к Сталину, чтобы тот не сбежал из ссылки: «с ним Сталин и рыбачил, и охотился, но ружьё за ним носил только Афоня – Сталину это запрещалось»[44]. Скорее всего, здесь дело не в запрете носить оружие, а в личных качествах человека. Нести ружьё нельзя, а стрелять из него можно?..

В советской ссылке был запрет на владение оружием, и невозможно даже представить, чтобы его можно было нарушить. Когда в 1938 году повторно арестовывали находящихся в ссылке раскулаченных, то при обыске согласно приказу НКВД № 00447[45] искали валюту, оружие и переписку.

И административным ссыльным, и ссыльнопоселенцам периода 1900-1917 гг. запрещалось заниматься педагогической деятельностью, иметь учеников, заниматься врачебной и адвокатской практикой, читать лекции, содержать библиотеки, вести пропаганду среди населения. В повседневной же жизни политссыльные и врачевали местное население, и обучали грамоте, потому что на всю огромную территорию Туруханского края практиковал один врач, одна акушерка и три фельдшера, существовала одна аптека, а школ было всего пять[46].

В стране Советов «повторникам» тоже было запрещено заниматься культурно-просветительской деятельностью. Однако местных грамотных кадров не хватало, поэтому МГБ смотрело сквозь пальцы на то, что в клубе работали осуждённые по 58-й статье, например, А.С.Эфрон[47] (приложение 16). Эта особенность Туруханской ссылки позволила  отдельным ссыльным с востребованными профессиями работать и в больницах, и в школах.

В монархическом российском государстве паспорта у ссыльных никто не отбирал. В тоталитарном советском государстве  ссыльные были лишены не только избирательных прав. Вместо паспорта они имели справку с фотографией; в справке отмечена прописка на жительство и отмечено, что они являются ссыльнопоселенцами («повторники») или спецпоселенцами (депортированные) без права передвижения за пределы посёлка (приложение 14). Однако ещё одной особенностью советской туруханской ссылки было то, что не было способа покинуть «тюрьму без стен», и ссыльные «повторники» через год могли выходить за пределы посёлка в лес за ягодами и грибами.

Отбыв наказание, ссыльные социал-демократы уезжали. Практикой советской ссылки было повторное наказание за одно и то же. Например, В.М.Тепляков отбыл 2 года концлагерей, 1 год ИТР. Поселился в Туруханске, заведовал магазином. Но в 1938 году был снова арестован, обвинён в КРО (контрреволюционная организация, именно в это время местный орган НКВД умышленно сфальсифицировал дело о якобы существующей контрреволюционной организации ссыльныхавт.) и расстрелян в Туруханске.[48]

Из числа ссыльных в Туруханском районе в 1938 г. были расстреляны в Туруханске – 87 человек,  в Красноярске – 44 человека, осуждены на разные сроки ИТЛ – 24 человека.

Иногда ссыльные эпохи Туруханска причудливо перекликаются. В 1948 году Туруханский РК КПСС и райисполком писали в письме непосредственно И.В.Сталину по поводу бедственного положения с жильём, с социально-культурными объектами. В общем перечне проблем есть и такая: «… райком партии, райисполком до сих пор ютятся в конторе пристава Кибирова, райотдел МВД размещается в Кибировской тюрьме, прокуратура и нарсуд томятся в домишке, где жили охранники пристава Кибирова»[49].

Вывод: через требование, через отношение к политическому ссыльному – врагу системы -  прослеживаются цели, которые преследовала власть. В ссылке при царизме - только изоляция, введение его в пассивное состояние, которое так и не было достигнуто. В советской ссылке – подавление личности индивида, лишение ссыльного всяких прав, выносливость тягот ссылки -  на грани выживания. Этим самым  ломали  морально врага, обезличивали и даже устраняли.

5. Условия ссылки

В период 1900-1917 гг.  Туруханский край был почти безлюден: на его огромной  территории проживало не более 15 тысяч человек. Население, в основном, кочевые инородцы, а русского населения всего несколько тысяч. Русские деревни – станки – расположены только по берегам Енисея. Всё остальное – глушь, беспредельная тайга, на севере – тундра. Единственная дорога в Туруханском крае – это Енисей. Занятия жителей – рыбный промысел и охота. Ремёсла не развивались из-за малочисленности  населения, потому что потребность в них была незначительная.

Интеллигенту, попавшему в ссылку в Туруханский край, проживание в крестьянской избе казалось пределом того, что может вынести цивилизованный человек. Поэтому условия ссылки этого периода описаны в воспоминаниях бывших ссыльных или с их слов как невыносимо тяжёлые: «Выдержать «туруханку» с её ледяным климатом, пургами, непрерывной топкой печей, коротким летом, мошкарой, с её белыми изнуряющими душу ночами, с её ощущением таёжной пустыни и трагической отдалённости от всего мира было очень трудно»[50]. Такой «туруханку» видели ссыльные социал-демократы, ведь они попали сюда не по своей воле. Поэтому и называли они Туруханский край «краем белых ночей и чёрных дней».

Конечно, объективно жизнь в Туруханском крае была тяжёлой. В дореволюционные времена не было электроэнергии, стабильного снабжения, транспортных средств. Крутые морозы, пурги и метели со снежными заносами зимой, летом – неисчислимое количество гнуса, зима – семь месяцев, световой день – 5-6 часов. Но эта характеристика касается природно-климатических условий Туруханского края. В советское время тяжёлые климатические условия в сравнении с дореволюционной ссылкой никуда не делись. Однако условия ссылки даже в разные периоды сталинской  эпохи менялись в сторону ужесточения.

Миф о невероятно тяжёлых условиях туруханской ссылки для социал-демократов оказался несостоятельным. В 1900-1917 гг.  условия ссылки   были для них достаточно приемлемыми.

 Проблема голода перед сосланными социал-демократами никогда не стояла. Царское правительство административных ссыльных содержало. Больше того, можно поставить вопрос: бедно ли жили сосланные революционеры? Скорее всего, административные ссыльные  не нуждались. Царское правительство их содержало. Семейные ссыльные, в том числе и Яков Михайлович,  получали 19 рублей 16 копеек в месяц[51]. Сибирские цены были в 2-3 раза ниже российских[52], поэтому казённое содержание ссыльного было вполне достаточным. Вот примеры.

В доме Свердловых была экономка[53]. Этот факт нигде не упоминается. Автор статьи ссылается на письмо мужа экономки – Павла Конных. Купить дом можно было за 12 рублей. «Мартов за 5 рублей в месяц получал от хозяина квартиру с полным столом, а остальные деньги тратил на книги и откладывал на побег»[54]. Об И. Джугашвили А. С. Тарасеева вспоминала, что не  так уж плохо ему и жилось: «Да чего ему тут не жить-то было. Им ведь какие деньги от казны давали! Пятнадцать рублей в месяц каждому! А ведь когда осенью пароход приходил, то на два рубля на всю зиму муки- то я запасала…»[55]. 1 пуд (16 килограммов) ржаной муки стоил в Туруханске летом 1 рубль 20 копеек, а зимой – на 10 копеек меньше. А.И.Солженицын приводит  пример о том, что ссыльный Улановский впервые попробовал какао именно в Туруханской ссылке, здесь же он имел и свободные деньги, которые высылал своей знакомой[56].

Ссыльные - «лишённые прав» (пожизненные ссыльнопоселенцы) – не получали  денежного содержания. Их материальное положение было намного тяжелее, если им не помогали родственники или партийные кассы. Но и в этом случае о голоде речи не шло. Они искали приработок, жили охотой, рыбачили в бригадах, заготавливали и продавали дрова, нанимались на работы по прокладке телеграфной линии.

В советское время перед депортированными спецпоселенцами стояла угроза именно  голодной смерти.  Немцы-спецпоселенцы в Ангутихе «не могли забыть повальную смерть своих родичей, которых охватил голодный мор в год их прибытия. Заранее копали могилы осенью, чтобы зимой не долбить мерзлоту – сил для этого не было»[57]. Мина Августовна Моор (Штуккерт) запомнила со слов отца, каким деликатесом была мёрзлая картошка, жаренная на печке. София Александровна Зырянова (Фельзингер) вспоминает, как в Туруханске привозили муку в склад, размещённый в здании церкви напротив дома, где их ненадолго поселили, и бабушка отправляла детей с вениками и совком собирать просыпавшуюся в снег муку: из этой муки пополам со снегом бабушка варила кисель. Ещё она помнит, как «солили ботву репса и турнепса как капусту, собирали по помойкам картофельные отходы, на швейную машинку «Зингер» выменяли половину ведра картошки. Только в 1945 году смогли посадить свою картошку. Я завидовала детдомовцам, им же давали первое, второе и третье. Помню, как вкусно пахло супом возле детдома». В 1944 году от истощения умерли её бабушка, дедушка и семнадцатилетний брат. Р.Р.Кирейлис помнит слова отца: «В 49-м году если бы не черёмуха – погибли бы» (в тот год черёмуха рано замёрзла, не осыпалась, и можно было её собрать на еду). Генрих Батц в своей автобиографической книге «1418 и ещё один день» пишет, что только в первую зиму в Баихе из ста сорока переселенцев пятьдесят один умерли от голода или замёрзли» [58].

Немыслимые трудности пережили дети, сосланные с родителями. Йозапас Казимеро Клинавичюс вспоминает: «Оборванные, босые, я в резиновых сапогах зиму проходил. Мать надорвалась на лесозаготовках в леспромхозе, заболела туберкулёзом. Забрали в больницу, так по больницам и была до смерти. Больше я маму не видел. Мы зиму прожили одни с братьями. Что ели, как… но прожили. А потом меня с братьями отправили в Туруханск в детдом».

Альвина Андреевна Гетц оказалась в ссылке в Костино с двумя детьми, ждали третьего. Мужа – Якова Миллера – отправили в трудармию. Альвина Андреевна искала его, но он так и не нашёлся. Страдали от голода. Через 3 месяца умерла одна из дочерей, затем вторая. Осталась одна девочка, Эрна (сейчас она – монахиня Варвара в Мариинском сестричестве при Туруханском Свято-Троицком монастыреавт.). От голода, чтобы осталась в живых дочь, красавица Альвина Андреевна вышла замуж за местного вдовца с пятью детьми, который был старше её на 20 лет. Его младшему ребёнку – Алексею – было 8 месяцев, остальные дети – почти взрослые. В этом браке Альвина Андреевна родила ещё 5 детей. Всех поставила на ноги. Впоследствии семья переехала в Туруханск.

В Туруханске было немало смертей «повторников». «Хоронили пачками. Так много умирало от голода, холода и болезней», - говорит старожил К.П.Канаева. Сохранилось всего несколько могил на старом Северном кладбище, но это уже 1957 год (приложение 17).  А более ранние могилы на кладбищах по улицам Лесной  и Северной утеряны

Жилищные условия. Ссыльных царского времени чаще всего поселяли в больших населённых пунктах. С.С.Спандаряну и В.Л.Швейцер в Монастырском  местный купец Лукашевич отдал бесплатно флигель (приложение 2, лист 1) . Свердловы в Монастырском сначала снимали две комнаты в отдельном новом доме, построенном в 1910 году.  Затем  этот дом для них приобрела Иркутская метеорологическая обсерватория, потому что К.Т. Новгородцева – жена Я.М.Свердлова – была начальником первой метеостанции (приложение 2, лист 1). В домике, принадлежащем  управлению Туруханского края  в Монастырском, в разное время жили В.Л.Бурцев – европейская знаменитость, редактор журнала «Былое» и газеты «Будущее», которые издавались в Париже; Юрий Каменев, Александр Александрович Масленников, Яков Ефимович Боград, Денис Петрович Долбёшкин, Григорий Иванович Петровский – депутат социал-демократической фракции IV Государственной Думы. У И.В.Сталина была отдельная комната в доме Перепрыгиных 9приложение 2, лист 2). Другим ссыльным в разных населённых пунктах тоже предоставлялось жильё в крестьянских избах. Они платили за проживание два-три рубля в месяц. Иногда кооперировались по 3-4 человека и со временем ставили свой дом. Словом, проблемы жилья для ссыльных при царской власти не было.

Для спецпоселенцев советской ссылки Туруханский край стал не «местом белых ночей и чёрных дней», как для социал-демократов, а местом «чёрных дней и чёрных ночей».

В империи Сталина проблема жилья остро стояла перед всеми спецпоселенцами, но особенно в страшных условиях оказались депортированные. Высылали их в сверхсрочном порядке, многим не дали взять хоть какой-нибудь домашний скарб. На северных просторах люди оказались без средств к существованию: без зимней одежды, обуви, без продуктов питания, без крыши над головой. «… Их, когда  привезли, высадили на берегу и лопаты дали, чтобы землянки себе рыли, ни еды, ни одежды тёплой, сколько их тогда легло в холодную землю, хоть и пытались им  местные жители помочь. Но куда там, много их было, всё  равно не хватало на всех»[59].

Зырянова (Фельзингер) С.А. вспоминает, что их в 1942 году в Туруханске высадили на берег между двумя большими оврагами. Было холодно. Наверху (где можно было собрать топливо) мужчины развели костёр, на нём грели камни и передавали детям, чтобы те согрелись. В маленьких станках сосланные занимали хозпостройки: холодные амбары, конные дворы, сараи. Другие спецпоселенцы были высажены просто на берег Енисея, где были два-три дома местных жителей. Рыли землянки, а была уже осень. Земля замерзала. Порой нужно было спилить деревья, чтобы освободить место для землянки. «Инструментов не было, железными банками рыли»,- со слов отца рассказал Р.Р.Кирейлис.

В Пупково Аграфёна Ильинична Тукуреева «сама взяла к себе на квартиру женщину с тремя детьми, у неё мужа забрали в трудармию. Ещё взяла тётю Машу Штибен с маленькой Ирмой. Комары её кусали, и мама над её кроваткой повесила полог. Потом они землянку себе построили». Это из рассказа  дочери  А.И.Тукуреевой – Татьяны Георгиевны Кононовой (Тукуреевой). « Ещё была семья – финка с дочерью. Дочери 18 лет, а мать у неё умерла. Мама сказала: «Иди к нам жить». Как дочь была у мамы».

Когда 14-летнего Юозапаса Клинавичюса отправили работать в совхоз  возле Старотуруханска («ни кола ни двора, ни денег, ни одежды после детдома»), ему для жилья дали сушилку для хомутов («со мной вместе один калмык и один немец»). Позднее его переселили в землянку к немецкой семье Шпинт.

Любовь Юрьевна Мехайнеджидис (Лукиди) рассказывает, что их вместе с другими греческими семьями Кайогло, Палачиди, Иваниди привезли из Красноярска на пароходе, «на берег в Селиванихе выгрузили: иди куда хочешь. Какой-то амбар был, в нём поселились. Потом стали землянки строить». Не было тёплой обуви. Любе и её старшей сестре Маше родители сшили бурки, «ходить-то не в чем было. Отец печку затопил, ей наказал к печке не подходить:  «сидите на кровати». Маша намочила бурки и поставила их сушить на печку. Бурки сгорели, в землянке дым. Она меня завернула и понесла в соседнюю землянку к бабушке Василисе. Другой обуви у сестры не было».

Чтобы не замёрзнуть в землянках, нужно было заготовить много дров. В Селиванихе давали спецпоселенцам лошадь в колхозе. «Двуручной пилой пилили брёвна по размеру саней», - рассказывает Л.Ю.Мехайнеджидис.

Мало кому повезло попасть в Туруханск, большинство высадили с парохода на станках.  Некоторым из тех, кто попал в Туруханск, повезло с жильём благодаря местным жителям. Жительница Туруханска Вера Федуловна Самойлова  вспоминает, что у них в доме «комната и кухня были всего. Родители и я с сестрой младше меня на два года. Всего четверо. Но на это не смотрели, нас не спрашивали. Сначала поселилась Наталья Андреевна (фамилию не помню) с девочкой, потом Лейзер Мария Антоновна, умница, ставила пьесы в клубе. Потом тётя Лена, у неё было четыре парня, один с голоду умер. Жили и латыши: Ольга Яновна и её тётка».

Семья  Фельзингер, как и другие семьи в Туруханске, долго не могла устроиться. После ночёвки на берегу их поселили в доме напротив церкви, где раньше жили монахи (дом в форме  буквы Т с  надстройкой- мезонином  над частью дома не сохранилсяавт.). Затем они жили на Спуске (территория рыбозавода в 3 км от Туруханска - авт.) в землянке с пятью другими семьями; затем - в бараке и, наконец, получили комнату в полубараке. Строили сами мужчины-спецпоселенцы: немцы, финны, латыши.

Перед ссыльными социал-демократами не стояла проблема трудоустройства и условий работы. Материальная обеспеченность административных ссыльных была такова, что они могли себе позволить вместо поисков работы заняться самообразованием. Для них работа скорее была способом времяпровождения. Ссыльнопоселенцы из-за меньшей материальной поддержки в Монастырском по возможности  работали в складской конторе французской фирмы по продаже меховых изделий  «Ревильон  и братья». В должности приказчика здесь работал политический ссыльный М.И.Зелтынь. Он сообщал товарищам об отдельных разовых работах, дававших им некоторый заработок. Приработком стало и участие политссыльных в строительстве пристройки к  управлению и  тюрьмы (сейчас в здании бывшего  управления находится краеведческий музей; внешний облик здания очень изменился, но сохранилась пристройка с зарешечённым окном для кассы – приложение 2, лист 4).

Изучая материалы о работе ссыльных, мы встретили ещё один советский миф. Валентин Андреевич Трифонов (отец будущего писателя Ю. Трифонова), отбывавший ссылку в Монастырском, вспоминал: «Группа ссыльных, среди которых был и Я. М. Свердлов, работали в селе Монастырском на постройке. Возводили дом, который, как они знали, должен был служить тюрьмой. К слову сказать, долго решали, имеют ли моральное право ссыльные работать на такой постройке, но решили, что предотвратить использование любого дома под тюрьму они всё равно не в силах, а зарабатывать больше негде, вот и стали строить»[60]. Ни в каких других источниках не упоминается об участии Я.М.Свердлова в этом строительстве. В заработке он не нуждался, так как был административным ссыльным, а жена работала. Материально обеспеченному Якову Михайловичу не было нужды зарабатывать на жизнь на этой стройке, к тому же в партийной иерархии Свердлов занимал очень высокое место.

Для ссыльных в тоталитарном государстве ситуация была совсем иной. Работа как способ выживания  - это как раз про них. В сталинскую эпоху сосланным и высланным был предложен только неквалифицированный физический труд.  Преподаватель графики А.С.Эфрон была принята уборщицей в школу, а учитель английского А. Шкодина – ночной судомойкой в столовую аэропорта. Председателям колхозов было предписание свыше «ссыльным спуску не давать».  «Виктор Карлович Шеффер, мальчишкой пригнанный на берега Енисея, однажды решил, что зарежет бригадира, если тот будет посылать его снова и снова на непосильную работу, но бригадир, по-видимому, всё же догадался дать парню отдых и тем самым спас себе жизнь»[61].

В основном это был тяжелый труд на лесозаготовках, рыбалке и охоте. Мария Александровна Ковалёва из всех тягот военной поры особенно помнила рыбалку: «Осенью селёдка идёт, и лёд идёт, а обуви нет. В воду залезешь, а потом, когда рыбу из сетей в лодку выбираешь – и ноги поднимаешь, только чтобы ноги не примёрзли».

Латыш Л. Э. Кулмит (ныне проживает в Туруханске, приложение 22) в возрасте 14 лет с матерью и сестрой оказался в Бакланихе как спецпоселенец. Отца от семьи отделили ещё в дороге и отправили на лесоповал, в Свердловлаг, больше семья его не видела. Лаймон Эмильевич вспоминает, как латышей загоняли в тайгу на промысел. Не знающим местных промыслов людям было тяжело выполнять план, и их держали в тайге до выполнения плана. За добытую пушнину вместо денег засчитывали трудодни. Уху можно было сварить только на рыбалке.

София Александровна Зырянова (Фельзингер) рассказывает: «Все работали на рыбе, на покосах. Мама работала на рыбозаводе засольщицей, а я не была оформлена официально. Я работала, а выписывали на маму, иначе из двух работающих одного отправляли в колхоз». Работа в колхозе была неимоверно тяжёлой, и девочке, отморозившей ноги, отстающей от сверстников в  физическом развитии на несколько лет, можно было и не выжить.

Спецпоселенцам за работу сначала давали карточки, затем отменили и ввели отоваривание за сданную рыбу или пушнину через талоны (в народе их называли «рулоны») на хлеб, сахар, муку, табак. В колхозе начисляли трудодни («палочки»). Но и ими порой приходилось жертвовать. Эмма Генриховна Линк продала заработанного семимесячного поросёнка, чтобы повезти в больницу в Красноярск слепнущую трёхлетнюю дочь Таню.

Многие смогли выжить благодаря поддержке местного населения. Август Юльевич Штуккерт живёт на своём участке в 15 километрах выше по течению от Горошихи, в которую он прибыл в ссылку. Он помнит, как его всему научили местные жители: сети вязать, самоловы ставить, налима в самые морозы брать. Лодки своей не было, так горошихинские старики дали –« трудись». Он потом их «рыбкой выручал».

Л.Ю.Мехайнеджидис рассказывает: «Местное население к нам неплохо относилось. Когда познакомились – то ещё лучше». В Селиванихе «колхоз был, мама дояркой работала. Полеводство было, садили зелёный лук, капусту, морковку. Отец возил сено, силос – заготавливали за рекой».

С.А.Зырянова (Фельзингер) вспоминает: «Всем было тяжело. Народ местный - добрый, хороший. Я, если картошку сварю, а тебе оставшуюся шелуху отдам,- это уже помощь. Врач в Туруханске Анфиса Николаевна Терешонок клала в больницу ослабевших от голода как от пневмонии».

Удивительный случай помощи голодающим спецпоселенцам поведала Татьяна Георгиевна Кононова (Тукуреева). В Пупково восьмилетняя местная жительница Таня Тукуреева помогала сестре, работающей пекарем на пекарне, перевезти хлеб в магазин. Пока старшая сестра ходила в магазин,  младшая караулила сани с хлебом. «Подходит немочка, вся в платок закутана: «Танька, дай хлеба. Пожалуйста». Я что – мне не жалко, дала. Потом ещё подходили сосланные.  И так два-три раза. У сестры припёка не хватает. Соседка сказала, что это я хлеб раздаю. Сестру сняли с работы. Хоть под суд не отдали». Те спецпоселенцы, которых маленькая Таня спасла, через годы встретились с ней - уже взрослой. Таня поехала к родственникам в Ачинск, а под Ачинском после реабилитации жили спасённые ею немцы. «Приехали за мной на кошёвке расписной, повезли к себе, не знали куда посадить, чем угостить. Теперь-то у них всё было, люди они такие работящие».

Мама Татьяны Георгиевны – Аграфёна Ильинична Тукуреева (Аверина) – кормила рыбой, которую она добывала сама,  поселившихся у неё на квартире двух женщин, их  четырёх детей и своих девять детей (младшему было 4 года): «Сорожек мелких накрутим, рыбьим жиром сверху и снизу намажем и поджарим. Получается один пласт. Мама его разрежет на куски и всех покормит. Муж женщины с тремя детьми после войны приехал из трудармии, стоял перед матерью на коленях, благодарил, что детей его спасла. «Ради Аграфёны живём – рыбой кормила», - говорили спецпоселенцы.

Психологическая адаптация на месте ссылки – неотъемлемое условие для выживания. Социал-демократам с этой точки зрения могла грозить только депрессия. Необходимо было обладать сильным источником внутренней бодрости. В Монастырском именно Я.М.Свердлов оживлял ссылку: умел ободрить, встряхнуть от мёртвой спячки, заставить работать над собой. Его оптимизм притягивал людей. О человеческих качествах Якова Михайловича очень тепло отзывались многие.

Активная деятельность избавляла от депрессии. С этой точки зрения у ссыльных социал-демократов были большие возможности. Политссыльные официально получали всю легальную литературу партии.            Политические ссыльные занимались не только политической, но и публицистической, и общественной   деятельностью. Я.М.Свердлов «написал и опубликовал  в газете «Сибирская жизнь» в 1916 году около 20 корреспонденций о жизни ссылки, о бедственном положении народностей Сибири. В журнале «Вестник Европы» в июле 1915 года напечатана статья  «Туруханский край». Пишет он и «Очерки Туруханского края», статьи «Массовая ссылка (1906-1915 год)», «Война и Сибирь», «Крушение  капитализма», «К изучению Сибири» и др.».[62]   Я.М.Свердлов организует работу Туруханской колонии ссыльных большевиков, начинает организовывать кооператив в селе Монастырском. «Тимофей» (подпольная кличка Спандаряна) вёл среди крестьян культурно-просветительскую работу»[63].

 В царской ссылке имелось достаточно свободного времени, поэтому было много возможностей для самообразования. Ссылку рассматривали как представившейся случай пополнить свой теоретический багаж знаний.  Например, Иосиф Фёдорович Дубровинский, помимо политической деятельности, занимался высшей математикой. В краеведческом музее восстановлен список книг, которые читали и изучали Спандарян и Свердлов в Туруханской ссылке. Спандарян занимался изучением национального вопроса.

Ссыльные  социал-демократы не были окончательно оторваны от жизни страны. Они получали газеты и журналы. Они писали коллективные письма в редакции, и им присылали бесплатно издания. Они получали всю легальную партийную прессу. Правда,  почта на станки и в Монастырское приходила редко, нерегулярно (8-9 раз в год).

В тоталитарном советском государстве   психологическая адаптация, наверно, не нужна была только сосланному духовенству. Наоборот, они сами поддерживали верующих. Духовенство в 20-х годах отправляли с правом служить в ссылке. В числе канонизированных священнослужителей был Павел (Акмолинский), он жил здесь в ссылке пять лет. Верующие тайно собирались у него на квартире, и церковная жизнь продолжалась. Она приняла другие формы, не как во всей России. Святой Василий (Ушаков) «умер в заключении» в Туруханске от холода и истощения. Епископ Афанасий (Сахаров), прославленный новомученик, святой, отбывал ссылку в Туруханске с 1930 по 1933  годы. В 1923-24 годах отбывал ссылку в Туруханске стойкий к гонениям архиепископ и выдающийся хирург Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович (архиепископ Лука). В местной больнице он делал уникальные операции, а в церкви проповедовал. Больные очень доверяли ему, потому что он делал успешные операции. Чувство духовного долга перед Родиной, перед людьми было главной особенностью репрессированных священнослужителей.

Адаптации ссыльных во времена  царизма способствовали также дружеские отношения с местным населением, которому они оказывали медицинскую и  юридическую помощь.

Спецпоселенцы тоталитарного государства испытывали потрясения от экстремальных условий ссылки, потери социального статуса, потери полной семьи. Спецпоселенцы испытывали трудности в общении и между собой из-за разности языков и культур. Дружеские отношения  местного населения со ссыльными власти старались пресекать и наказывали за них. Колмагорову Ольгу Андреевну из Серково  исключили из комсомола, потому что она вышла замуж за немца-спецпоселенца Цоль Ивана Карловича, об этом рассказала их дочь Конусова (Цоль) Н.И

По-разному относились местные жители к сосланным. Татьяна Георгиевна Кононова (Тукуреева), рассказывая о жизни в деревне Пупково в годы войны, всегда подчёркивала: «Не делились ни на немцев, на греков. Жили дружно». Зимой в школе всех одинаково кормили супом из овощей, выращенных детьми на пришкольном огороде: «Всем по поварёшке, делились куском хлеба, у кого был».

Бывало, что местное население откровенно враждебно относилось к сосланным. София Александровна Зырянова (Фельзингер) привела такой пример: «Когда отменили норму продуктов и в магазине давали в продаже по 2 килограмма муки и другие продукты, то бывшие военные выкинули из очереди немцев и калмыков». Другой её пример: «Был высокий красивый старик, ямщик, возил почту. Дед скупал всё: табак, мыло… Мы меняли у него что-нибудь на продукты. Однажды я пришла к ним что-то менять. У них на столе была большая стопка блинов. Я никогда ничего не просила, а тут попросила один блин – не для себя, для сестрёнки, она на 9 лет младше меня. Мне не дали». Конечно, во втором примере мы видим проявление негативных личных качеств, но в первом примере мы видим обострённое отражение политики по отношению к сосланным – «врагам народа».

Эта вражда проходила и по семьям. Когда в Туруханске местная жительница Самойлова Валя стала встречаться с немцем Лейманом Виктором, её родители запрещали встречи. Когда родился ребёнок, родственники Вали запретили ей выйти замуж, и в метрике о рождении вместо данных об отце стоит прочерк. Родственники запретили Вале и отъезд с любимым, когда немцы получили освобождение из ссылки и семья Лейман уезжала в Казахстан. Эту семейную драму поведала соседка Самойловых С.А.Зырянова (Фельзингер).

Сосланные при тоталитарном режиме лишились многого: родных мест, привычной обстановки, своего дома, своих вещей. Семья Тейц смогла вывезти из дома только семейный альбом и библию на немецком языке (приложение 19). Дети, оставшись без родителей, порой теряли и своё имя. Так случилось с Юозапасом Казимеро Клинавичюсом (приложение 18). Его, сироту, в детдоме стали звать Василием. Это имя он носил многие-многие годы. И только годам к 60-ти благодаря помощи юриста он смог получить из Литвы копию своего свидетельства о рождении и вернуть себе имя, данное родителями, и правильное написание фамилии. А у его жены в паспорте теперь фамилия отличается от фамилии мужа: она пишется Кленавичус. (Из-за этого происходят казусы в гостиницах. К тому же получилось, что и жена, и дочь носят мужскую фамилию, ведь жена должна быть записана как Кленавичене, а дочь – Кленавичетеавт.).

Спецпоселенцы лишились  свободы передвижения. Они лишены обычно и работы по специальности. Они оказались в среде чужих, а то и враждебных им людей – с иным жизненным опытом, взглядами, обычаями. Некоторые местные жители называли депортированных спецпоселенцев фашистами, глумились над ними. В Селиванихе Доротея Карловна Гекк рассказывала внукам: «Увезут на покос на лодке, лодки уйдут назад, а у нас - ни пологов, ни мази от комаров. А жена начальника участка Кристина говорит вечером: «Попозже за ними, пусть работают». Полина Андреевна Самойлова рассказывает, как в той же Селиванихе комендант предупреждал их – местное население: «Осторожнее с ними, они – политические ссыльные». По документу Туруханского районного военного комиссариата «Военно-статистическое и экономическое обоснование района по состоянию на 1.1.1949 г.» можно понять моральную атмосферу того времени: «Из числа административно высланных абсолютное большинство в моральном и политическом отношении неблагонадёжны» (приложение 10).

В царское время  случаев гибели ссыльных практически не было.  Нам известно лишь о двух случаях. Первый - гибель политического ссыльного Абрама Лекаха, замёрзшего по пути в ссылку 6 декабря 1910 года (возможно, он был отправлен из Красноярска без соответствующей одежды). Ему был 21 год. Печёных Борис Георгиевич – внук Д.К.Гекк - рассказал со слов деда (местного старожила), что надгробную плиту установили друзья Лекаха, такие же ссыльные. Через несколько лет после смерти А.Лекаха они речным путём доставили в Селиваниху надмогильную плиту и установили её (приложение 4).

Известно также о смерти И.Ф.Дубровинского. «В декабре 1910 года из Красноярской пересыльной тюрьмы был направлен к месту ссылки в Баиху Туруханского края, где было 16 человек ссыльных. Он утонул в Енисее 1 июля 1913 года»[64]. Существует версия о том, что несчастный случай с И.Дубровинским – тоже миф советской эпохи: «…о смерти Иосифа партийные историки не захотели написать всей правды… На самом деле революционер утопился в Енисее, понимая, что неизлечимо болен туберкулёзом и жить осталось недолго»[65].

Самоубийство в советской ссылке  можно рассматривать как один из вариантов сведения счетов с жизнью в силу невыносимых условий пребывания в ссылке. Виктор Савельевич Крамаров – «повторник», отец будущего заслуженного артиста СССР Савелия Викторовича Крамарова, в марте 1951 года повесился, находясь в ссылке в Туруханске (приложение 21). В книге А.Федерольф «Рядом с Алей» описана смерть пожилого бухгалтера с тридцатилетним финансовым стажем, который в поисках работы отправился на рыбозавод за несколько километров от Туруханска. Он ослабел от голода, в двадцатиградусный мороз его единственной обувью были калоши, привязанные верёвочкой к ступням. «Его нашли на следующий день: он замёрз, сидя на пне. Я думаю, что сел он не отдохнуть, а просто – чтобы разом со всем покончить».[66] Но чаще в советское время спецпоселенцы и ссыльнопоселенцы погибали от голода, холода и болезней.

В тоталитарном советском государстве возрастные ограничения ссылки отсутствовали. Очень тяжело было детям, особенно тем, кто остался в ссылке без родителей. Копылов Андрей, учащийся Борской средней школы, прислал на районный конкурс «Моя родословная» рассказ о судьбе своей бабушки Гильды Фридриховны Эллерт. В ссылку её, 5-летнюю, отправили из Энгельса отдельно от родителей с братом Артуром 7 лет и 16-летней тётей по имени Соня: «Поэтому было не так страшно, как другим детям, которых просто отняли от родителей. Вначале их привезли в деревню Ярцево.  Они там жили в бараках, жилось им плохо, ведь их кормили один раз в день, давали немного чёрного хлеба и какой-нибудь похлёбки… Через год их отпустили на поселение, они жили у тёти, а когда их тётя вышла замуж, им пришлось идти пасти коней, т.к. они с братом теперь должны были заботиться о себе сами. Иногда им удавалось на поле собрать несколько колосков, но это случалось редко и было опасно… Зимой бабушка работала няней. Ей приходилось очень тяжело, ведь ей было не так много лет, а если были хорошие хозяева, ей разрешали ходить в школу со старыми учебниками их детей».

Вывод: в царское время перед ссыльными  была только одна проблема: адаптация. Климатические условия и оторванность от жизни  - главное, к чему необходимо было приспособиться.  В советское время административные ссыльные лишились материальной поддержки государства. Советское государство создало для  ссыльных новые проблемы:  голода, жилья, работы, психологической адаптации.

6. Освобождение из ссылки

Из царской ссылки по окончании её срока бывший ссыльный мог выехать в любое время года. Ссыльные, освободившиеся зимой, уезжали  на санях или нартах, которые везли лошади. Леонид Мартов описывает, что это, конечно, было гораздо менее комфортно, чем на пароходе: «Закутанные во всевозможные меха до полной неподвижности, мы врастяжку лежали на нартах и с большим трудом поднимались, когда лошади останавливались, и нам приходилось помогать вознице, ехавшему на передней нарте с нашими пожитками, расчищать дорогу»[67].  После Февральской революции 1917 года политссылка в России была ликвидирована. Все осуждённые по политическим мотивам и отбывающие наказание в тюрьмах, ссылках и на каторжных работах оказались на свободе. Некоторые политссыльные формировали органы советской власти в Туруханском крае и вошли в них, другие покинули ссылку с началом навигации.

В советское время освободиться из ссылки было практически невозможно. За тремя годами ссылки следовали три года политизолятора, а за ними снова три года ссылки. «Ссылка была – предварительным овечьим загоном для всех назначенных к ножу».[68] Например, в 1936 году был сослан на 3 года ссылки в Туруханский район Андреев Василий Иванович. Он работал на заготовке дров в Туруханске. 23 марта 1938 года он снова арестован, обвинён в КРО  и осуждён 14 апреля  тройкой УНКВД Красноярского края на 10 лет ИТЛ[69]. Из этого примера видно, что грубо нарушалась социалистическая законность: арестовывали и неосвобождённых – находящихся в ссылке.

«Повторники» освобождались из ссылки после смерти Сталина.  В 1954 году им выдали паспорта, но многие ещё ждали справку о реабилитации. А.С.Эфрон  выехала из Туруханска в 1955 году, она провела в туруханской ссылке шесть лет

епортированные спецпоселенцы и после смерти Сталина ещё долго ждали освобождения из ссылки. Только в 1955 г. вышел указ «О снятии ограничений в правовом отношении с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении». Однако комендатуру сняли только 15 июня 1958 года. Об этом рассказал сын А. В. Микайните Р. Р. Кирейлис. Ю.К.Клинавичюс рассказывает: «Приехал представитель калмыков и всех своих  забрал, бесплатно увёз. А мы остались, нас не забирали».  Чтобы исключить в будущем возможность возникновения проблем для  своих детей, некоторые немцы при получении паспорта даже меняли фамилии. Например, немец Мюллер (станок Келлог) стал носить фамилию Мулява.[70]

Редко бывшие спецпоселенцы навещали места, откуда их сослали. София Александровна Зырянова (Фельзингер) навестила своё родное село Красный Яр в 20 километрах от Саратова: «подошла к проруби, умылась и плакала-плакала, а жить там уже не могу».

В годы ссылки они ежедневно одерживали великие победы: над голодом, несчастьем и бедностью. Они бережно хранили и пронесли через всю жизнь главное, что у них было: честь, достоинство, любовь…Их помнят как очень организованных, педантичных и очень работящих людей.

Многие из репрессированных так и остались жить в Туруханском районе. Селились компактно, ближе друг к другу. Иногда заключались межэтнические браки. Например, в Верхнеимбатске, в семье Гопонтюй корни финские (Регонен), немецкие (Кайзер) и китайские, даже фамилия стала писаться по-другому: Гопонтюй вместо Го-пон-тюй. Алексей, родившийся в 1909 году, писался Го-пон-тюй, а Алексей, родившийся в 1957 году, уже пишется Гопонтюй  (приложение 21). Ссыльные породнились и с местным населением, и порой только акцент людей пожилого возраста напоминает об их национальности. Радости и печали у них теперь общие с местным населением.

И чувство юмора они не утратили: «Нас выслали сюда из Балахты, потому что в семье было две лошади. А теперь мой зять купил машину в 100 лошадиных сил. И пока ничего не случилось»[71].

Вывод: В царский период ссыльные освобождались сразу после окончания срока осуждения, в советский же период ссыльные, попавшие в маховик репрессий, практически не освобождались.

7. Память о ссыльных

Мы нашли два мнения о том, какую память оставили о себе политические ссыльные времён царизма.

Первое мнение – резко отрицательное. Вот что пишет местный краевед В.Ситников на основании работы в архивах: «1905-1907 годы дали некую мутную волну всякого сброда, среди которого терялись единицы действительно революционеров… Среди политических находятся воры и грабители, убийцы и насильники, поджигатели, и конокрады и в небольшом числе интеллигенты, осуждённые по политическим делам. Первые настолько преобладают, что обуславливают нравственную физиономию ссылки»[72].

Неудивительно, что мнение о «политических» было резко отрицательным. Его приводит В.Ситников: «…полное засилие и самоуправство со стороны ссыльных, число которых в большей части станков больше числа крестьян. В одном станке ссыльные заставляют возить воду им и дрова. В другом силой занимали лучшие избы, выдворяя хозяев. В третьих установили свою цену на приобретение продуктов. Везде терроризировали…». [73] Поэтому отношение крестьян к «политике» было негативным, значит, и память о них такая.

Другое мнение, наоборот, резко положительное. Но оно касается опять же не всех, а «действительно идейных борцов с самодержавием, теоретиков и интеллектуалов, во всяком случае образованных людей»[74].

Отмечается, что эти ссыльные с большим уважением относились к местному населению. Никогда не отказывали в помощи: писали жалобы, кассации по суду. Многие профессиональные революционеры были для местного населения учителями, врачами, адвокатами. Поэтому среди местного населения члены РСДРП (б) пользовались авторитетом и уважением. Это был привлекательные образы большевиков, и эти образы  работали на авторитет  партии.

Они и сами видели в Сибири много достойного внимания.  В письмах Я.М.Свердлова полярная окраина Сибири не выглядит мрачным и гиблым краем. Он описывает ширь енисейских просторов, северные белые ночи – «настоящие белые, не петербургские». Он пишет об огромных лесных богатствах края, о залежах угля, графита, месторождениях слюды, золота, об обилии рыбы и пушного зверя, о возможности плавания Северным морским путём.

Что дало Туруханскому краю пребывание в нём ссыльных революционеров? В июне 2011 года исполнилось 94 года со дня действия кооператива в Туруханском районе. Впервые подобная организация хозяйственной деятельности появилась в 1917 году, в селе Монастырском. Потребительское общество «Монастырское» было создано для поддержания друг друга в продовольственном отношении. У его истоков стоял Я.М.Свердлов. Это был прообраз потребкооперации, которая была в нашей стране до середины 60-х годов ХХ века.

Л. Мартов писал корреспонденции, которые «обличали грабёж инородческого населения», обличал духовенство. Корреспонденции он свободно отправлял в Енисейск, их напечатали в газете. «Енисейские обыватели прислали своим туруханским приятелям экземпляры газет». Но напрасно «туземные жители … наивно ждали административных последствий для обличённых грешников».

В советское время существовал миф о туруханской ссылке Сталина. Писали о том, что он неустанно занимался  в ссылке политической деятельностью. Пребывание в туруханской ссылке  И.Джугашвили отмечено, в основном, пантеоном. Осенью 1942 года в Красноярском краевом издательстве вышла книга «И.В.Сталин в сибирской ссылке» (ответственный редактор – секретарь Красноярского крайкома ВКП(б) по пропаганде и агитации К.У.Черненко – будущий генсек). Книга вызвала резкое недовольство и раздражение Сталина. Не любил вождь вспоминать курейскую ссылку. Возможно, гордиться там ему было нечем[75].  Второй том его сочинений завершается листовкой, написанной им в феврале 1913 года. Третий том открывается статьёй, напечатанной в «Правде» 14 марта 1917 года. Даже в составлении резолюции собрания политических ссыльных (лето 1915 года) он не участвовал, хотя это было поручено ему и Свердлову; Сталин сразу уехал в Курейку[76].

О его человеческих чертах, проявившихся в ссылке,  нигде в литературе почти не  упоминается. Квартирная хозяйка И. Джугашвили А.С.Тарасеева вспоминала: «Ёсиф весёлый парень был, плясал хорошо, песни пел, со стражником дружбу водил, а тот ему письма куда-то отправлял»[77]. «Ёсиф» помогал Тарасеевым строить дом. Жители Костино вспоминают И.Джугашвили как человека, который сватался к местной красавице Устинье.  Калиса Петровна Канаева рассказывает, что в Костине жила бабушка Любава, у неё были взрослые дочери, и Джугашвили хотел жениться на одной из них. Он просил её руку у матери девушки. Но та наотрез отказала: «Ёська, ты же каторжный».

К.П.Канаева рассказала также о «бабушке Шадрихе» (ударение на второй слог – авт.), на квартире которой жил И.Джугашвили в Костине: «долганку бабушку Шадриху, а она была очень кроткая и тихая, ссыльные надоумили написать письмо Сталину о том, что ей очень трудно живётся, а она во время его ссылки заботилась о нём, стирала и готовила для него. И ей дали квартиру где-то в южном городе, кажется, в Орджоникидзе, а, может, в Минске. Она поехала из Туруханска на пароходе. Вещи были в сундучке, сундучок она привязала к руке. А на пароходе у неё срезали этот сундучок. В Орджоникидзе у неё в квартире были две женщины, которые за ней ухаживали. А после смерти Сталина её вернули в Туруханск». Возможно, это очередной миф. Трудно поверить, что  письмо какой-то бабушки дошло непосредственно до Сталина. Но Калиса Петровна говорит, что её мама видела фотографию Сталина, бабушки Шадрихи и её мужа, а потом эту фотографию взяли в музей в том городе, куда уехала бабушка. В старости бабушка и её дочь, тоже уже в возрасте, жили в Туруханске в тех же трудных условиях. Калиса Петровна вспоминает, как они везли воду из-под угора (местное название высокого берегаавт.): на нартах, на собаке, впереди дочь с собакой тянут нарту, а сзади бабушка подталкивает. Фотография бабушки Шадрихи в приложении 2, лист 2.

Есть ещё два упоминания об И.Джугашвили в книгах А.С.Эфрон «Мироедиха» и А.Федерольф «Рядом с Алей». Он предстаёт как человек жадный («рыбу ловили вдвоём, а забирал её он один» - из рассказа местного жителя) и непорядочный («и дала я тебе в тую пору новую сатиновую одеялу, а ты тую одеялу, кормилец, с собой увёз» - из письма  Сталину жительницы Мироедихи Елены Ефимовны Гавриленко).[78]

Кого только не было в туруханской ссылке! Какие только профессии, знания, а порой и таланты не таились в среде сосланных! Среди сосланных советской эпохи было много замечательных людей, которые оказали большое влияние на культуру посёлков, их население, облагородили нравы. Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий  способствовал организации медицинской помощи коренным народам Севера, в том числе и проведению прививок против инфекционных болезней. Для Ариадны Сергеевны Эфрон Туруханск был местом ссылки, но она для Туруханска была миссионером культуры и просвещения.

В январе 1950-го года А.С.Эфрон начала работать в районном Доме культуры, сначала маркёром, позднее -  художником.  Работавшая в то время в ДК 16-летняя Калиса Канаева вспоминает некоторые детали этого периода жизни Ариадны Сергеевны: «Она дружила в ДК с Игнатовым Юрием Никитичем. Он сначала был художником, а потом руководителем духового оркестра. Он честно подставлял ей плечо, а она была женщина хрупкая. В клубе  было всегда холодно. Ребята принесли перчатки, обрезали пальчики, чтобы руки у неё не мёрзли. Красок не было, и Ариадна Сергеевна пользовалась свеклой. Ещё в лаборатории брали розовую краску. Когда я поехала на учёбу, Ариадна Сергеевна подарила мне платок и пальто. Подкладка пальто – из коричневого атласа. Меня она учила плакатному делу, и у меня в училище были по плакатному делу пятёрки, редко – четвёрки. «Выхожу один я на дорогу» и «На заре ты её не буди» - её любимые романсы. Она и сама пела потихоньку во время обеда.

Ариадна Сергеевна делала рисунки для вышивок, которые вышивала Людмила Исааковна Ролавс (ударение на второй слогавт.). Людмила Исааковна продавала вышивки и делилась с Ариадной Сергеевной  заработком, например, сгущёнкой. Муж Людмилы Исааковны – ссыльный Карелов Пётр,  у них родилась  в Туруханске дочь Ира. Когда они уезжали из Туруханска, Ире было 3 года. Людмила Исааковна  вышла замуж вынужденно. Муж её – владелец мясных заводов, ещё раньше уехал за границу, а Людмила Исааковна не успела получить визу, и попала в ссылку. Карелов был хороший портной в Москве, шил генералам мундиры. Он Людмиле Исааковне сшил костюм к отъезду. Мы выпросили в ДК списанное сукно с биллиардного стола, он перелицевал и сшил такой красивый жакет. Людмила Исааковна шла на пароход такая красивая, эффектная. Она вообще была красивой женщиной. Только в Прибалтике они вместе прожили недолго. С мужем-русским её нигде знакомые не принимали. И Пётр уехал в Москву».

Калиса Петровна показала дом, где жила Людмила Исааковна Ролавс – подруга Ариадны Сергеевны. Точнее, дом, который стоит на том же месте, но который построен точно таким же, как прежнее здание (приложение 15, л.2).

К.П.Самойлова (Канаева) восхищается, какие декорации к спектаклям делала Ариадна Сергеевна! А ещё она оформляла агитацию (агитацию той партии, что её репрессировала), накладывала грим самодеятельным артистам, делала костюмы, бутафорию. В книге приказов вынесены ей благодарности за хорошее исполнение служебных обязанностей 5 января 1954 года, 4 января 1955 года и благодарность и премия в 50 рублей в сохранившемся обрывке приказа  без даты (приложение 16).

А вот что помнит об А.С.Эфрон спецпоселенка в Туруханске Зырянова (Фельзингер) София Александровна: «Мы жили на Лыткина 6, а они на Лыткина 2. Ариадна Сергеевна носила тёплый платок, завязанный крест-накрест. Дядя мой сторожем был, инвалид, он подшивал валенки. С Лыткина 2 приносили валенки мужские от Эфрон. Имя странное. Мама сказала, что её отец организовал какую-то галерею художественную в Москве. Мама у меня грамотная была. Она закончила Саратовский институт, преподавала русский и немецкий языки». С.А.Зырянова (Фельзингер) приблизительно показала место под берегом, где стоял домик А.С.Эфрон и А.А.Федерольф (Шкодиной) (приложение 15, лист 2). В 1959 году домик на улице Лыткина снесло наводнением.

 Вообще о ссыльных советской эпохи  воспоминаний практически нет, только отдельные факты. В Верхнеимбатске отбывал ссылку и вёл уроки в школе «повторник» Ковров, ставший впоследствии известным физиком. Об этом говорила моему руководителю А.З.Кожевникова. В. Ф. Самойлова (Еремеева), работавшая радистом,  помнит несколько ссыльных в Ангутихе: «Они к нам очень хорошо относились. К ним отношение местных было не очень, а мы как-то хорошо. Ну, это был 54-й год, если бы раньше – наверно, мы могли бы пострадать за эту дружбу». Один из них - актёр Шалимов, играл в каком-то из театров Ленинграда (приложение 20). Вместе с женой – немкой – они работали на звероферме. Врач Шаласуев вылечил сына Веры Федуловны: «Евгений только благодаря ему выжил. В тот год какая-то эпидемия скарлатины была. В Сухой Тунгуске несколько детей умерли от скарлатины».  Александр Александрович Торгонский работал в Ангутихе продавцом, кем был до ссылки – Вера Федуловна не знает. С семьёй Торгонских Вера Федуловна и её муж долго переписывались, обменивались фотографиями (приложение 20). На кладбище в Туруханске есть могила, в которой похоронен врач, бывший майор,  латыш по национальности, Николай Карлович Мужнек (ударение на последний слог – авт.). На кресте – табличка из фольги (приложение 17), её сделал сын Веры Федуловны в память о том, что  врач принимал его  рождение.

Память о советских спецпоселенцах из депортированных народов – это тот вклад, который они  внесли в экономику района в трудные годы Великой Отечественной войны. Например, осенью 1942 года в Мироедихе поселились греческие и немецкие семьи (44 человека). Прибавка рабочей силы позволила колхозу расширить количество пахотной земли с 3 га до 15га, из них 11,5 были заняты под картофель и другие овощные культуры. В колхозе им. Свердлова в Селиванихе увеличились показатели урожайности (приложение 23). Постоянно выполнялись плановые задания по добыче рыбы и пушнины.[79]

«Туруханское районное отделение НКВД получило строгое предписание от НКВД СССР не использовать калмыков на сельхозработах»[80]. Калмыки были хорошо знакомы с рыбным промыслом. Среди них нашлись умельцы, которые предложили новую технологию обработки тугуна, особый посол в поллитровых банках. «И стала эта продукция деликатесом и впоследствии была организована в правительственный резерв»[81]. И совреченский момчик (елец) в Янов-Стане по- другому стали солить, а затем вялить. Таким образом, с помощью стараний спецпоселенцев рыбозавод из убыточного перешел в прибыльное предприятие.

«В Старо-Туруханске немец Шульц организовал пригородный совхоз. Он много сил и труда вложил в это крайне нужное хозяйство…. Через два-три года совхоз обеспечивал районный центр ранней зеленью, молоком, творогом, из года в год увеличивал поставки мяса, обеспечивал все потребности в картофеле и капусте. В совхоз также были приняты специалисты из спецпоселенцев: грек- агроном, зоотехник, фельдшер».[82]

Некоторые ссыльные не знали русского языка, поэтому стремились компенсировать эту своего рода изоляцию от местного населения  обменом культурными традициями. Например, в Сухой Тунгуске ссыльная молодежь поставила спектакль «Дурак» на военную тему, а вечерами в Красном  уголке переселенцы учили местных вальсу и фокстроту, а сами осваивали северные лихие переплясы и старинные хороводные песни. [83]Спецпоселенцы, стремясь приспособиться к новым условиям, стремились обустроить улицы и дворы на месте ссылки. Например, на енисейском севере было не принято украшать дворы и улицы цветами, но Л.Э. Шейнмайер в В-Имбатске вместе с учениками украшала ими школьный двор. Школа была на месте церкви, было много камней, и ученики в мешках приносили землю. Также новым для жителей В-Имбатска был балетный кружок, организованный Лидией Эдуардовной.

После реабилитации многие бывшие «враги народа» и члены их семей разъехались. Но и через полстолетия о них помнят, не забывают.

Вывод: во времена царизма к политическим ссыльным относились не только профессиональные революционеры. Поэтому у населения мнение о политссыльных было двояким.  В советский же период ссыльные оставили  о себе положительное мнение. Местные жители до сих пор вспоминают тот вклад, который ссыльные вложили в развитие района.

III Заключение

Название работы «Кто прячет прошлое ревниво, тот вряд ли с будущим в ладу» - строки А.Твардовского. Они  вспоминаются всякий раз, когда думаешь: какое множество людей прошло через туруханскую ссылку! Мы не можем установить удельного веса ни различных социальных групп, ни ступеней культуры, ни религиозных верований, ни даже национальностей.

Все репрессии тоталитарного режима разрушили нашу духовность, способность жить и трудиться по совести. Никакими достижениями социализма нельзя оправдать эти потери. Считается, что за эти годы в стране много создали и построили. Но ведь весь мир тоже строил – без ссылок и ГУЛАГов – города, электростанции, научные центры. Никто не стоял на месте. Причём открытия в других странах в области генетики и кибернетики опередили нашу страну на поколение.

Рассмотрев различия в классификации ссыльных, в причинах осуждения к ссылке, условиях ссылки в царское и советское время, мы пришли к следующим выводам.

1. При  царизме ссыльные делились на две категории: административные ссыльные по приговору Особого совещания  и ссыльнопоселенцы по решению суда. В  советское время фактически  были те же две категории, но ссыльнопоселенцы были переведены в категорию спецпоселенцев – с очень жёсткой привязкой к месту специально отведённого поселения. Регионом спецпоселения являлся в том числе и Туруханский район. Спецпоселение – это изобретение тоталитарного государства. К административным ссыльным относилось духовенство,  статус ссыльнопоселенцев имели «повторники» и раскулаченные, на спецпоселении оказались депортированные нации. Меру наказания по всем видам ссылок  до 1939 года и в 1948 году определяли внесудебные органы.

2. После революции 1905 года в разряд политических ссыльных попало значительное число уголовного элемента. В советской ссылке, наоборот, все дела по 58-й статье рассматривались как уголовные.

3.  Состав советской ссылки от ссылки в царской России отличается: по масштабу репрессий (в сторону значительного увеличения), по национальному признаку (высланы целые нации), по возрастному (мог быть подвергнут ссылке  ребёнок в любом возрасте), по отсутствию партийности (все партии и фракции были ликвидированы).

4. В советское время о Туруханской ссылке были официальные мифы: о невозможности побега из этой  ссылки, о невероятно тяжёлых условиях ссылки, о неустанной политической деятельности И.В.Сталина во время ссылки и др. Анализ приведённых в работе фактов опровергает эти мифы.

5. На ссылку времён царизма распространялось действующее законодательство. Размах и техника репрессий при советском режиме значительно превзошли карания непокорных при царской власти. В период советского строя нарушалось действующее законодательство, не допускающее повторного наказания за одно и то же преступление. Грубо нарушалась социалистическая законность: арестовывали  неосвобождённых – находящихся в ссылке, продлевали и ужесточали им сроки наказания (вместо поселения – лагерь), а в 1938 году даже расстреливали. По окончании срока ссылки тоже могло быть назначено новое наказание. «Повторникам» в 1948 году  назначалось неопределённое наказание в виде бессрочной ссылки по обвинению по тем же статьям Уголовного кодекса, по которым они уже отбыли наказание.

6. Административно-репрессивный аппарат Туруханского края был небольшим, поэтому наблюдение за ссыльными сводилось, в основном, к отметке в полицейском управлении. Ссыльнопоселенцы могли менять место жительства в пределах Туруханского края. Ограничения по роду деятельности не соблюдались. Были и возможности для побегов. В этом случае революционеры рисковали небольшим наказанием лично для себя. Большинство русских революционеров не получали и не отбывали больших сроков.

Административно-репрессивный аппарат при советской власти был более многочисленным. Ссыльные советского времени находились под комендатурой, были привязаны к конкретному места жительства и лишены паспортов. За побег, к которому приравнивалась незарегистрированная отлучка на соседний станок,  назначалось 20 лет каторги. Факторами, препятствующими побегам, были также наличие в ссылке семьи с детьми и  общественная атмосфера ненависти к «врагам народа». Репрессиям подвергалась и семья беглеца, находящаяся на свободе. Поэтому в советское время из туруханской ссылки побегов не было.

7. Выявлены материально-бытовые условия ссылки. В период царизма административные ссыльные получали пособие от казны, которое в сопоставлении с ценами являлось значительным и позволяло заниматься политической деятельностью, не устраиваясь на работу. Ссыльнопоселенцы пособия не получали, вследствие чего искали возможности заработка физическим трудом,  но им помогали партийные кассы. Ссыльных советского периода государство не обеспечивало. Они столкнулись с целым рядом проблем: питания, жилья, трудоустройства, психологической адаптации. Только те, кто имел востребованные профессии при отсутствии местных кадров, могли получить работу по специальности. Особенно в трудных условиях оказались высланные из родных мест народы.  Многих настигла  преждевременная смерть от голода и холода, отсутствия жилья и работы.

8. Морально-психологические условия ссылки в период царизма характеризовались доброжелательными отношениями с местным населением и товарищескими отношениями в среде самих революционеров с необходимой поддержкой друг друга. Условия ссылки давали возможность самообразования и занятий публицистической деятельностью.

Психологическая адаптация для советских ссыльных в новых условиях «тюрьмы без стен» была трудной в результате потрясения от экстремальных условий, потери социального статуса, оторванности от своих корней, а для депортированных народов ещё из-за потери полной семьи и языкового барьера. В советский период отношения ссыльных с местным населением складывались с затруднениями. Власти старались пресекать позитивные  отношения.

Таким образом, задачи исследования выполнены, гипотеза подтверждена. Результаты исследования показывают, что  режим и условия туруханской царской ссылки  и ссылки советского времени значительно отличаются в сторону ужесточения в период тоталитарного государства по сравнению с монархическим.

По результатам исследования  оформляется стенд в музее «Наши истоки» Центра «Аист». Народная память, возбуждённая проснувшейся совестью, предаёт гласности имена мучеников жестокой революционной власти.

Приношу благодарность моему научному руководителю Зубовой Светлане Сергеевне и моей маме Зоткиной Ларисе Владимировне за помощь в написании работы. Благодарю за предоставленные материалы всех информантов, председателя общественной организации «Красноярское историко-просветительское правозащитное и благотворительное общество «Мемориал» Алексея Андреевича Бабия, Благочинного Свято-Троицкого благочиния наместника Свято-Троицкого Туруханского монастыря  игумена  Агафангела (Дайнеко).

 
[1] Национальная историческая энциклопедия. М.: РОСМЭН, 2009. С.154.
[2] Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка). // Маяк Севера.- 1993.- 18 ноября. С.3.
[3] http://www.presidents.h1.ru/site/monarchs/r/romanovs/alexander3.html
[4] Ситников, В. Ссылка в Туруханский край 1593-1900. // Маяк Севера.- 1992.- 4 июня. С.2.
[5] Книга Памяти жертв политических репрессий  Красноярского края. Т.В-Г.- Красноярск: Издательские проекты, 2005.- С.437-444.
[6] Гареев, Г. Коммунисты северных окраин.// Маяк Севера.-1985.- 19 февраля.
[7] Красноярье: пять веков истории. Часть II. – Красноярск: Платина, 2006.- С.62.
[8] Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М.- Красноярск: Издательские проекты, 2007.- С.259.
[9] Убиенных, А. Страницы жизни Маяк Севера.- 1992.- 13 августа. С.4.
[10] http: // kuz3.pstbi.ru/bin/nkws.exe/no dbpath/docum/ans/nm/? HYZ9E xGHoxITYZCF.
[11] Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: Издательские проекты, 2007.-С.108.
[12]  Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А - Б.- Красноярск: Издательские проекты, 2004.- С. 129.
[13] Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И.- Красноярск: Издательские проекты, 2005.- С.76.
[14] Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.449.
[15] Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: Издательские проекты, 2007.-С.108,109.
[16] Политическая история: Россия – СССР – Российская Федерация: в 2 т. Т.2.- М.: TERRA, 1996.- С.272-273.
[17] Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б.- Красноярск: Издательские проекты, 2004.- С.114 .
[18] Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б.- Красноярск: Издательские проекты, 2004.- С.112. 
[19] Воронин, А. Из воспоминаний ветерана. Былое… // Маяк Севера.- 1988.- 30 ноября.
[20] www.hierarchy.religare.ru
[21] Поповский, М.А. Жизнь и житие святителя Луки Войно-Ясенецкого – архиепископа и хирурга. Париж, 1979. – С. 183.
[22] Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий). Я полюбил страдание…  Автобиография.- М.: Издательский совет Русской Православной церкви. 2006. С.72.
[23] Россия. ХХ век. Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. Т.2. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 1997.- С. 225.
[24] Эфрон, А. А жизнь идёт, как Енисей…/ Федерольф, А. Рядом с Алей. М.: Возвращение, 2010.- С.7-8.
[25] Ситников,В. Туруханка (политическая ссылка).// Маяк Севера.-1993.- 2 декабря. С.3.
[26] Три года в Туруханске. // Маяк Севера.- 1990.-13 сентября. С.3.
[27] Эфрон, А. А жизнь идёт, как Енисей…/ Федерольф, А. Рядом с Алей. М.: Возвращение, 2010.- С.12.
[28] Ситников, В. Политическая ссылка.// Маяк Севера.- .1996.-№116. С.3.
[29] Швейцер, В. Сталин в Туруханской ссылке. Воспоминания подпольщицы. // Маяк Севера.- 2007.- 29 августа. С.6.
[30] Чебуркин, А. Пантеон генералиссимуса. // Красноярский комсомолец.- 1989.- 21 декабря. С.3.
[31] Ситников, В. Политическая ссылка. // Маяк Севера.- №120. С.3.
[32] Эфрон, А. Устные рассказы/ Эфрон А. Мироедиха: Рассказы. Письма. Очерки. Федерольф А. Рядом с Алей: Воспоминания. – М.: Возвращение, 1995, с. 220.
[33] Швейцер, В. Сталин в Туруханской ссылке. Воспоминания подпольщицы. // Маяк Севера.- 2007.- 29 августа. С.6.
[34] Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка). // Маяк Севера.- 1993.- 18 ноября. С.3.
[35] Тверской, С. Страницы истории. // Маяк Севера.- 1989.- 15 августа.
[36] Кинг, Д. Отретушированная Россия. Фальсификация фотографий и произведений живописи в империи Сталина. Первое русское издание. Будапешт.: Полгарт, 2002. С.9.
[37] Ситников, В. Политическая ссылка. // Маяк Севера.- №120. С.3.
[38] Горчаков, Р. Сибириада Йонаса Лида. / Полярные горизонты. Вып. 34. – Красноярск: книжное издательство, 1990.- С.195.
[39] Солженицын, А.И. Архипелаг ГУЛАГ.Т.3.- М.: ПРОЗАиК, 2009. С.102.
[40] Солженицын, А.И. Архипелаг ГУЛАГ.Т.3.- М.: ПРОЗАиК, 2009. С.220.
[41] Россия ХХ век. Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. Т.2. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 1997.- С.225.
[42] Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: Издательские проекты, 2009.-С.449.
[43] Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка). // Маяк Севера.- 1993.- 18 ноября. С.4.
[44] Эфрон, А. А жизнь идёт, как Енисей… Федерольф, А.Рядом с Алей.- М.: Возвращение, 2010. С.245.
[45] Книга Памяти жертв политических репрессий  Красноярского края. Т.В-Г.- Красноярск: Издательские проекты, 2005.- С.437-444.
[46] Ситников, В.А. Политическая ссылка. // Маяк Севера.- 1996.- №177.
[47] Эфрон, А. «А жизнь идёт, как Енисей…», Федерольф, А. Рядом с Алей.- М.: Возвращение, 2010.
[48] Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Т-Ф. - Красноярск: Издательские проекты, 2009.-С.49
[49] Убиенных, А. Страницы жизни. // Маяк Севера.- 1992. – август.
[50] Трифонов, Ю. Отблеск костра, собр. соч. в 4 томах, Т.4-й, М.. : Художественная литература, 1987, с.36.
[51] Ситников, В. Политическая ссылка. // Маяк Севера. – 1996.- № 117. С.3.
[52] Андюсев, Б.Е. Сибирское краеведение.- Красноярск, 2006. С.22.
[53] Шемякин, Ю. Духовный наставник и целитель. // Туруханская широта.- 2009.-21 сентября. С.6.
[54] Солженицын, А. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 4. М.. : ПРОЗАиК, 2009, с.342.
[55] Чебуркин . А. Пантеон генералиссимуса.// Красноярский комсомолец.- 1989.- 21 декабря. С.3.
[56] Солженицын, А. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 4. М.. : ПРОЗАиК, 2009, с.342.
[57] Гольдвайн, Ю. В Ангутихе кусочек истории. // Туруханская широта.- 2008.-4 августа. С.2.
[58] Батц, Г. 1418 и ещё один день.- Абакан: Стрежень, 2003.- С.175.
[59] Воронова, Н. Одна удивительная женщина, или Почти ушедшее поколение. //  Маяк Севера. – 2010.- 2 февраля. С.5.
[60] Трифонов, Ю. Отблеск костра, собр. соч. в 4 томах, Т.4-й, М.. : Художественная литература, 1987, с.38
[61] Штильмарк, Ф.Р. Из прошлого. // Охотничьи просторы. – Реутов: ПТП Эра.- 2003. С.196. 
[62] Силкина, Т. Современники о Я.М.Свердлове.// Маяк Севера. – 2009.- 14 апреля. С.6.
[63] Банбенкова, И. Чтим светлую память о нём. // Маяк Севера.- 1986. Май.
[64] Банбенкова, И. Он был в Туруханской ссылке. // Маяк Севера.- 1977.- 25 августа. С.2.
[65] Город и имена. Яков и Иосиф Дубровинские. // АиФ.- 2011.- 25-31 мая. С.32.
[66] Эфрон, А. А жизнь идёт, как Енисей…/ Федерольф, А. Рядом с Алей. М.: Возвращение, 2010.- С.226.
[67] Три года в Туруханске. // Маяк Севера.- 1990.- 13 сентября. С.3.
[68] Солженицын, А.И. Архипелаг ГУЛАГ.Т.3.- М.: ПРОЗАиК, 2009.С.349.
[69] Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.190.
[70] Штильмарк, Ф.Р. Из прошлого (охотэкспедиция по Туруханскому району в 1963 г.). // Охотничьи просторы. Литературно – художественный альманах. – 2003. С. 209.
[71] Каюров, Юр. Люди с острова Анбезов. // Туруханская широта. – 2008. 12 мая . С.4.
[72] Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка). // Маяк Севера.- 1993.- 25 ноября. С.4.
[73] Ситников, В. Политическая ссылка. // Маяк Севера.- 1996. №120. С.3.
[74] Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка). // Маяк Севера.- 1993.- 25 ноября. С.4. 
[75] Комарицын, С. Имена не на века. // Красноярский комсомолец.- 1989.- 1 января. С.3.
[76] Ярославцев, В. Курейский след. // Красноярский комсомолец.- 1989.- 21 декабря. С.2.
[77] Чебуркин,. Пантеон генералиссимуса. // Красноярский комсомолец. - 1989. – 21 декабря. С. 3
[78] Эфрон, А. А жизнь идёт, как Енисей…/ Федерольф, А. Рядом с Алей. М.: Возвращение, 2010.- С.245, 261.
[79] Беспалов, Г. Прощай, Мироедиха. / Маяк Севера.- 2000.-7 февраля. С.3.
[80] Красноярск – Берлин. 1941-1945. Историко-публицистическое краеведческое издание, посвящённое 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.- Красноярск: Поликор, 2010.-С.222.
[81] Убиенных, А. Страницы жизни. // Маяк Севера.- 1992.- 13 августа. С.3.
[82] Убиенных, А. Страницы жизни. // Маяк Севера.- 1992.- 13 августа. С.3
[83] Батц, Г. 1418 и ещё один день.- Абакан: Стрежень, 2003. С.295.

IV Литература

1. Андюсев, Б.Е. Сибирское краеведение.- Красноярск, 2006. С.22.
2. Банбенкова, И. Он был в Туруханской ссылке. // Маяк Севера.- 1977.- 25 августа. С.2.
3. Банбенкова, И. Чтим светлую память о нём. // Маяк Севера.- 1986. Май.
4. Батц, Г. 1418 и ещё один день.- Абакан: Стрежень, 2003.- С.175, 295.
5. Беспалов, Г. Прощай, Мироедиха. / Маяк Севера.- 2000.-7 февраля. С.3.
6. Воронин, А. Из воспоминаний ветерана. Былое… // Маяк Севера.- 1988.- 30 ноября.
7.  Воронова, Н. Одна удивительная женщина, или Почти ушедшее поколение. //  Маяк Севера. – 2010.- 2 февраля. С.5.
8. Гареев, Г. Коммунисты северных окраин.// Маяк Севера.-1985.- 19 февраля.
9. Гольдвайн, Ю. В Ангутихе кусочек истории. // Туруханская широта.- 2008.-4 августа. С.2.
10.  Город и имена. Яков и Иосиф Дубровинские. // АиФ.- 2011.- 25-31 мая. С.32.
11. Горчаков, Р. Сибириада Йонаса Лида./ Полярные горизонты. Вып. 34.- Красноярск: книжное издательство, 1990.- С.195.
12. Комарицын, С. Имена не на века. // Красноярский комсомолец.- 1989.- 1 января. С.3.
13. Красноярск – Берлин. 1941-1945. Историко-публицистическое краеведческое издание, посвящённое 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.- Красноярск: Поликор, 2010.-С.222
14. Красноярье: пять веков истории. Часть II. – Красноярск: Платина, 2006.- С.62.
15. Национальная историческая энциклопедия. М.: РОСМЭН, 2009. С.154.
16.Политическая история: Россия – СССР – Российская Федерация: в 2 т. Т.2.- М.: TERRA, 1996.- С.272-273.
17. Поповский, М.А. Жизнь и житие святителя Луки Войно-Ясенецкого – архиепископа и хирурга.  Париж, 1979. - С.183
18. Россия. ХХ век. Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. Т.2. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 1997.- С. 225.
19. Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий). Я полюбил страдание…  Автобиография.- М.: Издательский совет Русской Православной церкви. 2006. С.72.
20. Силкина, Т. Современники о Я.М.Свердлове. // Маяк Севера.- 2009.- 14 апреля. С.6.
21. Ситников, В. Политическая ссылка. // Маяк Севера.-1996 .- №113, С.3. №116, С.3. №120, С.3.
22. Ситников, В. Ссылка в Туруханский край 1593-1900. // Маяк Севера.- 1992.- 4 июня, С.2. 11 июня. С.2.
23. Ситников, В. Туруханка (политическая ссылка).// Маяк Севера.-1993.- 18 ноября, С.3, 4. 25 ноября, С.4. 2 декабря. С.3.
24. Солженицын, А.И. Архипелаг ГУЛАГ. Т.3.- М.: ПРОЗАиК, 2009. С.102, с.220,С.349, С.342.
25. Тверской, С. Страницы истории. // Маяк Севера.- 1989.- 15 августа.
26. Три года в Туруханске. // Маяк Севера.- 1990.-13 сентября. С.3.
27. Трифонов, Ю. Отблеск костра, собр. соч. в 4 томах, Т.4-й, М.. : Художественная литература, 1987, с.38
28.Убиенных, А. Страницы жизни. // Маяк Севера.- 1992.- 13 августа.
29. Чебуркин, А. Пантеон генералиссимуса. // Красноярский комсомолец. – 1989.-21 декабря. С.3.
30. Швейцер, В. Сталин в Туруханской ссылке. Воспоминания подпольщицы. // Маяк Севера.- 2007.- 29 августа. С.6.
31. Шемякин, Ю. Духовный наставник и целитель. // Туруханская широта.- 2009.-21 сентября. С.6.
32. Штильмарк, Ф.Р. Из прошлого (охотэкспедиция по Туруханскому району в 1963 г.). // Охотничьи просторы. Литературно – художественный альманах. – 2003. С. 209.
33. Эфрон, А. А жизнь идёт, как Енисей… Федерольф, А. Рядом с Алей.- М.: Возвращение, 2010. С.245-246.
34. Эфрон, А. Устные рассказы/ Эфрон А. Мироедиха: Рассказы. Письма. Очерки. Федерольф А. Рядом с Алей: Воспоминания. – М.: Возвращение, 1995, с. 220.
35.  Ярославцев, В. Курейский след. // Красноярский комсомолец.- 1989.- 21 декабря. С.2.

Приложение 1

 
Карта Туруханского  края  
Источник: экспозиция Туруханского краеведческого музея


Карта Туруханского района
Источник: http://www.turuhansk – region.ru

Приложение 2

Лист 1

Туруханская ссылка профессиональных революционеров


Мемориальный дом – музей Я.М. Свердлова

 
Мемориальный дом – музей С.С. Спандаряна

 
Открытие Дома – музея Сурена Спандаряна
с. Туруханск
1941 г.

Источник: Туруханск. Северная вотчина государства Российского.- Красноярск: книжное издательство, 2004. С. 77.

Приложение 2

Лист 2

Туруханская ссылка И.В. Джугашвили (Сталина)

 
Макет пантеона в Курейке (работа С.В. Краснова)

 
Дом Л.П. Перепрыгиной в Курейке,  где проживал И.В. Джугашвили


Бабушка Шадриха – квартирная  хозяйка И.В. Джугашвили  в ст. Костино.  Фото 1958 г.
Источник: семейный архив (Самойловой) К.П.

Приложение 2

Лист 3

Пантеон И.В. Сталина в Курейке

 
Лестница к музею И.В. Сталина со стороны р. Енисей
4 сентября 1957 г.

 
Под окнами музея И.В. Сталина
4 сентября 1957 г. 
Источник: семейный архив Самойловой П.А.

Приложение 2

Лист 4
Управление Туруханского края

 
Здание управления Туруханского края
          Постройка 1910-1912 г.
                 (вид со двора)
    с. Туруханск (Монастырское)
                80-е годы ХХ века.

 
Здание управления Туруханского края
Кирпичная пристройка – касса управления

 
Пристройка, которую строили политссыльные.
       Вход в здание управления Туруханского края

Источник: архив краеведческого музея Туруханского района.

Приложение  3

Фальсификация фотографии

 
Участники совещания ссыльных большевиков.
с. Монастырское август 1915 г.

 
Вариант фотографии 1936 г.


Вариант фотографии 1939 г.

Источник: Кинг, Д. Отретушированная история. Фальсификация фотографий и произведений живописи в империи Сталина. Первое русское издание. Будапешт.: Полгарт, 2002. С. 31-33.

Приложение 4

Могила (1910 г.) политического ссыльного А. Лекаха


Надгробная плита

 
Так выглядит могила Абрама Лекаха 
д. Селиваниха
Туруханского района
Август 2009 г.

Приложение 5

Источник сведений о ссыльных по национальному признаку в с. Туруханске и д. Селиванихе

 
«Список иностранцев и лиц без гражданства 1953 – 1954 гг.» Туруханского РО МГБ

Источник: фонд 20 краеведческого музея Туруханского района оп. 1, д. 2, л.77.

Приложение 6

Список сосланных в Туруханский район раскулаченных крестьян

1. Эстонец Абель Ян Карлович - «из крестьян-кулаков». Столяр и бондарь в Туруханской рыбной конторе в станке Костино Туруханского р-на КК. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Красноярске1.
2. Азаров Георгий Тимофеевич - «из крестьян-кулаков», находился в ссылке на поселении в с. Туруханск. В 1938 году осуждён на 10 лет ИТЛ2.
3. Азаров Иван Тимофеевич - из крестьян-кулаков. В 1931 был осужден к ссылке в Туруханский край. Работал плотником в райбольнице в Туруханске. Повторно арестован в 1938 году и осуждён на 8 лет ИТЛ.[3
4. Азаров Иван Тимофеевич - «из крестьян-кулаков». В 1931 году осуждён к высылке в Туруханский край. В 1938 году осуждён на 8 лет ИТЛ4.
5. Бажин Филипп Яковлевич - из крестьян, малограмотный, ссыльный в с.Туруханск, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.5
6. Латыш Берц Павел Мартынович - бывший кулак. Работал в сельмаге бухгалтером в с. Костино Туруханского . В 1938 году осуждён на 10 лет ИТЛ6.
7. Бирюков Пётр Степанович - ссыльный из бывших кулаков, работал директором зверопитомника в Туруханске, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Красноярске.7
8. Бирюков Филипп Сафронович - хлебопашец. Осуждён в 1930 году на высылку в Туруханский район КК.8
9. Хакас Боргояков Нарка Чертосович - крестьянин-единоличник. Осуждён в 1930 году на высылку в Туруханский край на 5 лет.9
10. Бочкарёв Александр Илларионович - «из крестьян-кулаков», осуждён в 1930 году на ссылку в Туруханский р-н10.
11. Буймов (Буйлов, Буимов) Иван Терентьевич - в 1930 году раскулачен и коллегией ОГПУ отправлен в ссылку в Туруханский край на неопределённый срок. Работал пильщиком тёса и плах в разных учреждениях Туруханска. В 1938 году повторно арестован и расстрелян в Туруханске.11
12. Буянов Михаил Гаврилович - «из крестьян-кулаков», осуждён в 1930 году на высылку на жительство в Туруханский край12.
13. Воров Григорий Дмитриевич - из «крестьян-кулаков» Мариинского уезда Енисейской губ. Работал в единоличном хозяйстве. В 1930 году осуждён к ссылке на поселение с семьёй в Туруханский край, имущество конфисковано13.
14. Вяткин Степан Филиппович - из «крестьян-кулаков», в 1930 году осуждён к ссылке в Туруханский р-н на 5 лет. В 1938 году расстрелян в г. Минусинске14.
15. Армянин Гарибиян Анапет (Аирапет) Вартанович - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал на распиловке дров для организаций. Повторно арестован в Туруханске в 1938 году, расстрелян в Туруханске.15
16. Грузин Гдзелидзе Александр Владимирович - из крестьян, ссыльный в г. Туруханске16.
17. Генин Карп Александрович - из крестьян, в 1939 году судим, проживал в с. Верещагино Туруханского р-на ЮС, бухгалтер Верещагинского рыбного участка «Севморпути», повторно арестован в Туруханске в 1938 году, расстрелян в Туруханске.17
18. Грузин Гзиришвили Илико Ясонович - «из крестьян-кулаков». В 1937 году осуждён к 5 годам ссылки в Туруханский р-н КК. В 1938 снова арестован по обвинению в КРО и расстрелян в г. Красноярске18.
19 Глонти Михаил Григорьевич - из крестьян, ссыльный в Туруханском районе. В 1935 году осуждён по ст.58-10, 58-11 к ссылке в Казахстан на 3 года .19
20. Гогичайшвили Мамонт Барнабович - из крестьян-середняков. Ссыльный в г. Туруханске. В 1935 году осуждён к ссылке в Западную Сибирь на 3 года20.
21. Головин Дмитрий Ильич - занимался хлебопашеством. В 1930 году осуждён к высылке в Туруханский край вместе с семьёй, имущество конфисковано21.
22.   Горбачёв Порфирий Назарович - из крестьян, ссыльный в Туруханске, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.22
23 .Украинец Грабовик Харитон Иванович - «из крестьян-кулаков», ссыльный в Туруханске, работал сторожем райбольницы. Повторно арестован в Туруханске в 1938 году, расстрелян в Туруханске.23
24. Украинец Грабовик Иван Григорьевич - «из крестьян-кулаков», ссыльный в Туруханске, работал сторожем райбольницы. Повторно арестован в Туруханске в 1938 году, расстрелян в Туруханске.24
25. Грузин Николай Габриславович Даташвили - «кулак-торговец», был осуждён в 1930 году на 5 лет ссылки в Туруханск25.
26. Белорус Дедеуш Александр Емельянович - из «крестьян-кулаков», осуждён к высылке с семьёй с конфискацией имущества в Туруханский край в 1930 году26.
27. Белорус Дедеуш (Дадеуш) Семён Емельянович - из «крестьян-кулаков», осуждён к высылке с семьёй с конфискацией имущества в Туруханский край в 1930 году27.
28. Русский Дерягин Кирилл Иванович - «из крестьян-кулаков», осуждён к ссылке на жительство в Туруханский район в 1930 году28.
29. Русский Дерягин Семён Иванович - из «крестьян-кулаков», осуждён в 1930 году к ссылке в Туруханский район на 3 года29.
30. Демидов Иосиф Алексеевич - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал на разных временных работах, в Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.30
31. Дмитрук Николай Фёдорович - из крестьян, ссыльный в Туруханске, рабочий в зверопитомнике, в Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.31
32. Украинец Добровольский Михаил Степанович - «из крестьян - кулаков», ссыльный в Туруханске, без определённых занятий, в Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.32
33. Русский Долгинский Григорий Фёдорович - «из крестьян-кулаков», отбывал ссылку в Туруханске. Повторно арестован в 1938 году и осуждён на 10лет ИТЛ33.
34. Русский Долгинский Карп Фёдорович - «из крестьян-кулаков», отбывал ссылку в Туруханске. Повторно арестован в 1938 году и осуждён на 10 лет ИТЛ34.
35. Русский Долгинский Фёдор Григорьевич, «из крестьян-кулаков», отбывал ссылку в Туруханске. Повторно арестован в 1938 году и расстрелян в Туруханске35.
36. Домбаян (Дембаян) Адам Степанович - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал на разных черновых работах. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.36
37. Дорофеев Пётр Михайлович - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал портным на дому. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.37
38. Душкин Михаил Иванович - занимался хлебопашеством в д. Александровка Томской губернии, в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край38.
39. Еврей Евсиович Абрам Исаевич - «из крестьян-кулаков», проживал в д. Сургутихе Туруханского района, работал заведующим товарно-перевалочной базой. Снова арестован в 1938 году и расстрелян в Красноярске39.
40. Русский Есин Василий Семёнович - хлебопашец-мельник, в 1930 году осуждён к ссылке на поселение в Туруханский край40.
41. Железнов Прокл Кириллович - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал на разных работах. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.41
42. Украинец Жук Иван Маркович - «из крестьян-кулаков», ссыльный в Туруханске, работал в различных организациях по перекладке печей. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.
43. Русский Жуковский Роман Лукьянович - «из крестьян-кулаков», ссыльный в Туруханске, работал на разных чёрных работах. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.43
44. Русский Заболоцкий Василий Захарович - лишён избирательных прав, раскулачен. В 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край 44.
45. Украинец Зимник Степан Самсонович - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал конюхом на зверопитомнике. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.45
46. Зверев Егор Митрофанович - единоличник, в 1930 году осуждён к высылке в Туруханский край46.
47. Зубков Арсентий Семёнович - «из крестьян-кулаков» Томской губ. В
1930 году осуждён к 5 годам ссылки в Туруханский р-н. проживал в Туруханске, работал на временных работах. Повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.47
48. Зубков Яков Арсентьевич - «из крестьян-кулаков» Томской губ. В 1930 году осуждён к 5 годам ссылки в г. Туруханске. Повторно арестован в 1938 году, осуждён на 10 лет ИТЛ. 8.
49. Зубрицкий Павел Фёдорович - лишён избирательных прав, раскулачен. В 1931 году выслан как кулак в Туруханский район КК, в 1936 бежал. В 1937 году расстрелян в г. Красноярске49.
50. Иванов Иван Нифонтович - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал на разных работах. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.50
51. Исаков Григорий Васильевич - «из крестьян-кулаков», в 1936 году осуждён на 5 лет ссылки, ссыльный в с. Верещагино Туруханского р-на КК, кустарь-портной. Расстрелян в 1938 году в Туруханске.51
52. Кабалин Иван Акатович (Акотович, Акапович) - раскулаченный, сосланный в Туруханск на 5 лет, работал плотником на радиостанции, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Красноярске.52
53. Белорус Козловский Александр Викторович - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал наблюдателем на гидростанции. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.53
54. Коковихин Иннокентий Гурьянович - «из крестьян - бедняков», ссыльный в Туруханске, работал столяром в мастерской школы. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.54
55. Комаров Иван Трофимович - из крестьян, сослан в 1933 году на 6 лет в д. Верещагино Туруханского р-на ВСК, без определённых занятий, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.55
56. Конкеев Алексей Зиновьевич - из крестьян-кулаков, в 1929 году осуждён на 3 года ссылки в Туруханский край.56
57. Украинец Котов Антон Михайлович - «из крестьян-кулаков», отбывал ссылку в Енисейске, в 1936 году осуждён повторно к ссылке на 5 лет в Туруханск, здесь работал на разных работах. Снова арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.57
58. Котов Василий Павлович - в 1929 году осуждён на 6 месяцев ИТЛ и 5 лет ссылки в Туруханский край за несдачу хлебных «излишков» .
59. Кошкин Василий Ильич - из крестьян, ссыльный в Туруханске, без определённых занятий. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.59
60. Кретов Федос (Федосий) Иванович - из крестьян, в 1930 году осуждён особой тройкой ПП ОГПУ СК к высылке на жительство в Туруханский р-н. Проживал в д. Сургутиха Туруханского р-на КК. Рабочий транспортной базы Севморпути. В 1938 году повторно арестован, расстрелян в Туруханске.
61. Кудрявцев Афанасий Александрович - из крестьян, осуждён в 1930 году на 5 лет ссылки в Туруханский край, проживал в Туруханске, без определённого рода занятий. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.61
62. Кузнецов Никита Абрамович - «из крестьян - бедняков», ссыльный в Туруханске, работал на разных временных работах. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.62
63. Лапшин Тит Фёдорович - из крестьян, в 1930 году осуждён особой тройкой ПП ОГПУ СК к высылке в Туруханский край. Ссыльный в д. Сургутиха Туруханского р-на КК. Плотник в нацсовете. В 1938 году повторно арестован, расстрелян в Туруханске.63
64. Лысов Лазарь Дмитриевич - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал на разных работах. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.64
65. Мак Тимофей Тимофеевич - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал парикмахером. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.65
66. Мананков Степан Никитьевич - из крестьян. В 1930 году выслан на жительство в Туруханский край66.
67. Мордвин Мартышкин Яков Прокопьевич - «из крестьян-середняков». Работал в личном хозяйстве. В 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край67.
68. Марьясов Дмитрий Романович - из «крестьян-кулаков». В 1929 году после раскулачивания отец с семьёй сослан в Туруханск. Дмитрий бежал, скрывался. В 1938 году расстрелян в Красноярске68.
69. Медведев Иван Степанович - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал на разных работах. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.69
70. Мезенцев Иван Сысоевич - из крестьян-кулаков, в 1936 году ОСО на 5 лет ссылки в г. Туруханск, работал на распиловке дров для школы и банка. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.70
71. Милюков Александр Кузьмич - раскулачен, сослан в Туруханск. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в г. Красноярске71.
72. Михаилов (Михайлов) Николай Дмитриевич - из крестьян, ссыльный в Туруханске, работал рабочим в столовой. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.72
73. Мошков Борис Петрович - из «крестьян-кулаков». Семья выслана в 1931 году в Туруханский край. В 1932 году освобождён из-под стражи и направлен по месту высылки семьи73.
74. Николаев Василий Егорович - из крестьян, в 1930 году тройкой ПП ОПТУ ЗСК осуждён к бессрочной ссылке в Туруханский край. Проживал в Туруханске, без определённых занятий. В Туруханске повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.74
75. Парахин-Минаев Артемий Степанович - в 1936 году осуждён на 5 лет ссылки в Туруханск. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в г. Красноярске. Вины не признал75.
76. Пахотин Василий Васильевич - «из крестьян-кулаков», ссыльный в Туруханске, работал на разных временных работах, повторно арестован в 1938 году и расстрелян в Туруханске.76
77. Перевалов Антон Иванович - раскулачен, выслан в Туруханск, работал на распиловке дров для организаций и на разных черновых работах. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.77
78. Перевалов Лука Иванович - раскулачен, выслан в Туруханск, работал на разных работах. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.78
79. Поблагуев Павел Дмитриевич - из крестьян, выслан в Туруханск, работал на разных работах. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске. 79
80. Пойлов Василий Спиридонович - из крестьян, выслан в Туруханск, работал на разных работах. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске. 80
81. Украинец Пономаренко Терентий Андреевич - «из крестьян-кулаков», выслан в Туруханск, работал на разных работах. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.81
82. Попов Иван Николаевич - из крестьян, выслан в Туруханск, работал на заготовке дров. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.82
83. Почекутов Аким Ионович - из крестьян, в 1933 году осуждён за несдачу хлеба на 5 лет ссылки. Ссыльный в д. Сургутиха Туруханского р-на КК. Работал шорником на Сургутинской транспортной базе. Повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.83
84. Прытков Фёдор Никитич - «из крестьян-кулаков», выслан в Туруханск, рабочий в пушной конторе. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске. 84
85. Ракович (Ракобич) Иван Фёдорович - из крестьян, выслан в Туруханск, без определённых занятий. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.85
86. Родкевич Мирон Фёдорович - в 1929 году раскулачен, в 1930 осужден, в 1932 сослан в Туруханский район ВСК, в том же году бежал из ссылки86.
87. Родоная Михаил Ефимович - из крестьян, ссыльный в с. Туруханск, повторно арестован и в 1935 году осуждён к ссылке в г. Томск на 3 года87.
88. Сапрыкин Василий Федосович - «из крестьян-кулаков», В 1931 году сослан в Туруханск, занимался на различных работах. Повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.
89. Соловьёв Фёдор Зиновьевич - из крестьян, раскулачен и лишён политических прав, в 1930 году осуждён к высылке в Туруханский край на 5 лет .
90. Сердюк Иван Иванович - из крестьян, выслан в Туруханск, работал рабочим в торгконторе. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.90
91. Сырецкий Иван Иванович - из крестьян, выслан в Туруханск, работал столяром райкомхоза. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.91
92. Таскаев Пётр Алексеевич - из крестьян, «раскулачен, сослан». Без определённых занятий в г. Туруханске. Повторно арестован, расстрелян в г. Красноярске.92
93. Цуприков Моисей Платонович - занимался личным хозяйством, в 1930 году осуждён к высылке в Туруханский край.93
94.Черемных Иван Кузьмич - «из крестьян - кулаков», ссыльный в Туруханске, работал на разных работах, повторно арестован в 1938 году и расстрелян в Туруханске.94
95. Украинец Черненко Николай Александрович - из крестьян, грамотный. Лишён политических прав, раскулачен, выслан в Туруханск. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.)95.
96. Шабанов Иван Кириллович - из крестьян, выслан в Туруханск, работал на разных черновых работах. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.96
97. Щербаков Афанасий Ефимович - из крестьян, выслан в Туруханск, работал на разных работах. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.97
98. Белорус Юницкий Феликс Игнатьевич - из крестьян, выслан в Туруханск, работал банщиком в бане. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.98
99. Юрьев Климентий Сергеевич - из крестьян, выслан в Туруханск, работал на распиловке дров для организаций. Повторно арестован в 1938 году. Расстрелян в Туруханске.99

------------------------------------
1 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.1ЗЗ.
2 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.155.
3 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.155,
4 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.155.
5 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.263.
6 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.358.
7 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.478-479.
8 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.367.
9  Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Я. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2011.-С.265.
10 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.427.
11 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.460.
12 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.486.
13 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.242.
14.Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С 263.
15 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.287.
16 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.292.
17 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.295.
18 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.304.
19 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.314.
20 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-C.S2L
21 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С327.
22 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.347.
23 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекта, 2005.-С.370.
24 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С. 369-370.
25 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.61.
26 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекта, 2005.-С.68.
27 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекта, 2005.-С.68.
28 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекта, 2005. С.88-89.
29 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекта, 2005. С. 89
30 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекта, 2005. С.75.
31 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С. 104.
32 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С. 106.
33 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С. 112.
34 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С. 112.
35 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С. 112.
36 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С. 118.
37 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С. 126.
38 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С. 159.
39 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С. 173.
40 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С.213.
41 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С.231.
42 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С.246.
43 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С.249.
44 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С.258.
45 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С.310.
46 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С.297.
47 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005. С..325.
48 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.326.
49 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.327.
50 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С 352.
51 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.396.
52 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.14.
53 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С. 211.
54 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.219.
55 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.247.
56 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Я. - Красноярск. ОАО Пик Офсет, 2011,- С.343.
57 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.326.
58 Книга Памяти жертв политических регрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.326.
59 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.341.
60 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекта, 2006.-С.364.
61 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.396.
62 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.409.
63 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.52.
64 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С. 160.
65 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.184.
66 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.227.
67 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.249.
68 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.256.
69 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.291.
70 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.298.
71 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.330.
72 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.345.
73 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.401.
74 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С. 99.
75 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.331.
76 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.236.
77 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.248.
78 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С. 248.
79 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.314.
80 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.330.
81 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.356.
82 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.366.
83 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.399.
84 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С
85 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.65.
86 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.103.
87 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.103.
88 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.221.
89 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.384.
90 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. T.P-C. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.273.
91 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.487.
92 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Т-Ф. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С. 37.
93 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С. 122.
94 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С 158.
95 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С 169.
96 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С 235.
97 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С 387.
98 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С 414.
99 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С 420.

Приложение 7

Список сосланных в ссылку в Туруханский край По 58-й статье (кроме раскулаченных)

1 .Абрамович Семен Иосифович - образование - 5 классов гимназии, беспартийный, в 1931 году осуждён ОСО НКВД к высылке в Туруханский край. Бухгалтер торговой конторы ГУСМП. Повторно осуждён в 1938 году, расстрелян в г. Туруханске.100
2. Армянин Аветисян Тигран Георгиевич - образование высшее, юрист, член партии «Дашкнакцутюн». В 1935 году осужден ОСО НКВД СССР на 5 лет ссылки в г. Туруханск. Повторно арестован в 1938 в г. Туруханске. Обвинение в КРПО, ТД. Приговорен тройкой УНКВД КК к ВМН.101
3. Армянин Агавнян (Арутюнян) Абель Мартиросович - образование среднее, ссыльный в г. Туруханске. Повторно арестован в 1938 году, расстрелян в г. Туруханске. 102
4. Немка Аккерман Елизавета Августовна - образование среднее, в 1935 осуждена ОСО НКВД СССР на 5 лет ссылки, отбывала наказание в г. Туруханске. Работала метеонаблюдателем на метеостанции. В 1938 году повторно арестована по обвинению в Ш., приговорена Комиссией НКВД и Прокурором СССР и расстреляна в г. Красноярске103.
5. Еврей Аксельрод Ефим Львович - образование высшее, ссыльный в пос. Маклаково Енисейского р-на КК, повторно арестован в 1935 году и осужден ОСО НКВД СССР на ссылку в Туруханский край на 3 года.104
6. Александров Егор Степанович - в 1930 году по обвинению в ТД осужден особой тройкой ПП ОГПУ ЗСК к высылке на жительство в Туруханский край. 105
7. Антонова Наталья Александровна - административно-ссыльная в с. Ворогово Туруханского края. Повторно арестована в 1938 году.106
8. Аркадьев Михаил Александрович - административно-ссыльный в с. Ворогово Туруханского р-на КК. В 1938 году арестован и обвинён по ст. 58- 10 4.1, 58-11 Дело прекращено в 1939 году по реабилитирующим обстоятельствам107.
9. Байкалов Василий Андреевич - в 1930 году по обвинению в ТД осужден особой тройкой ПП ОГПУ ЗСК к высылке на жительство в Туруханский - край.108
10. Байкалов Егор Ильич - в 1930 году по обвинению в ТД осуждён к высылке в Туруханский край109.
11. Байкалов Егор Спиридонович - в 1930 году по обвинению в ТД осуждён к высылке в Туруханский край110.
12. Байкалов Никифор Пимович - в 1930 году по обвинению в ТД осуждён к высылке в Туруханский край 111.
13. Баталов Василий Ефимович - в 1930 году по обвинению по ст. 58-10 осуждён к высылке с семьёй в Туруханский край112.
14. Венгр Белов Матвей Иванович - осуждён в 1925 году на 3 года ссылки в Туруханский край113.
15. Белозеров Корни л (Кирилл) Степанович - в 1930 году осуждён и выслан в Туруханский район114.
16. Белозерцев Иван Иванович - в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край115.
17. Армянин Боблоян (Аратилян) Захар Саакович - член партии дашнаков, в 1935 году осуждён (повторно) на 5 лет ссылки, работал в Туруханске плановиком Туруханского райотделения торгконторы ГУСМП. В 1938 году снова арестован, расстрелян в Туруханске.116
18. Богданов Иван Николаевич - ссыльный. Чернорабочий в г. Туруханске. Обвинение в КРД. Осуждён в 1937 году на 5 лет ИТЛ.117
19. Армянин Бозаян (Бозоян) Семён Мкртычевич - состоял в партии «Дашнакцутюн», сослан в Туруханск, работал парикмахером. В 1938 году в Туруханске повторно арестован, расстрелян в Туруханске.118
20. Бордиловская Федора Емельяновна - в 1930 году осуждена к ссылке на 5 лет в г. Туруханск119.
21. Борисенко Николай Алексеевич - из дворян, ссыльный в Туруханске, работал начальником радиостанции гидропорта ГУСМП Туруханского р-на, повторно арестован в 1938 году, осуждён выездной сессией Красноярского крайсуда в 1939 году на 6 лет ИТЛ.120
22. Браницкий Яков Семёнович - ссыльный в Туруханске, работал старшим инспектором пушной конторы ГУСМП по Туруханскому сектору г.Игарки, в 1938 году повторно арестован и расстрелян в Красноярске.121
23. Брянская Фаина Тихоновна - осуждена в 1938 году на высылку на 5 лет в Туруханск. Обвинение - ЧСИР, АСА122.
24. Бугров Яков Антонович - в 1930 году осуждён на ссылку на жительство в Туруханский край123.
25. Бушмакин Григорий Устинович - образование среднее, из служащих, ссыльный в Туруханске, работал на заготовке дров для организаций. В Туруханске в 1938 году повторно арестован, расстрелян в Туруханске.124
26. Варыгин Василий Семёнович - арестовывался дважды: в 1920 и 1930 годах. Осуждён в 1930 году к высылке на жительство в Туруханский край125.
27. Виленская Эмилия Самойловна- ссыльная, проживала в с. Балахта КК. В 1938 году осуждена на 5 лет ссылки в Туруханский край126.
28. Вильсо (Вилисов) Герман Андреевич осуждён в 1930 году на высылку на 5 лет в Туруханский край127.
29. Волков Анатолий Дмитриевич - ссыльный в станке Ангутиха Туруханского района 128.
30. Голиков Степан Родионович - в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский р-н КК129.
31. Горбунов Пётр Степанович - в 1930 году осуждён к ссылке в Туруханский край130.
32. Горбунов Тит Лаврентьевич - в 1930 году осуждён к ссылке в Туруханский край, имущество конфисковано131.
33. Горбунова Ефросинья Тимофеевна - в 1930 году осуждена к ссылке в Туруханский край с конфискацией имущества132.
34. Горшков Николай Егорович - в 1930 году осуждён на 5 лет ссылки в Туруханский край133.
35. Граков Борис Георгиевич - из мещан, со средним образованием, ссыльный в Туруханске, работал чернорабочим. Повторно арестован в Туруханске в 1938 году, расстрелян в Туруханске.134
36. Груша Филипп Степанович - в 1931 году выслан в г. Туруханск. В 1933 году проживал в Уярском районе КК и снова осуждён к ссылке в Туруханск135.
37. Гусаров Пётр Иванович - ссыльный в Туруханске, работал в зверопитомнике, в 1937 году осуждён на 8 лет ИТЛ.136
38. Гусаров Пётр Петрович - ссыльный в г. Туруханске. В 1938 году осуждён на 8 лет ИТЛ137.
39. Гуськов Павел Дмитриевич - в 1935 году осуждён на 3 года ссылки в Туруханск. В 1937 году осуждён на 5 лет ИТЛ138.
40. Украинец, казак Дербенцев Карп Васильевич после отбытия 5 лет ИТЛ (статья 58-10) в 1936 г. отправлен в ссылку на 3 года139.
41. Поляк Доберчак Павел Иванович - ссыльный в Туруханске. Снова арестован в 1938 году и расстрелян в г. Красноярске140.
42 .Грузин Долидзе Гавриил Самсонович - в 1935 году сослан в пос. Подкаменная Тунгуска Туруханского района. Впоследствии сослан в Енисейск, снова арестован и расстрелян в г. Красноярске141.
43 .Полька Дубнер Юдвига (Ядвига) Альфонсовна - проживала в станке Мироедиха Туруханского района. Впоследствии расстреляна в Красноярске142.
44. Дунаева Агриппина Леонтьевна - ссыльная в Туруханске. Повторно арестована и расстреляна в Красноярске143.
45. Литовка Дыджакос (Дыджикос) Екатерина Казимировна - в 1930 году сослана на 5 лет в Туруханский край. Повторно арестована и в 1938 году расстреляна в Красноярске144.
46. Русская Егорова Пелагея Спиридоновна - в 1938 году осуждена на 5 лет ссылки в г. Туруханск145
47. Русский Жиряков Феофан Афанасьевич - в 1930 приговорён к высылке на жительство в Туруханский край146.
48.3акутилина Фёкла Павловна - в 1938 году осуждена к ссылке в Туруханск на 5 лет вместе с двумя сыновьями147.
49. Залознов (Залозонов) Михаил Афанасьевич - ссыльный в Туруханске, плановик райотделения Красноярской конторы ГУСМП, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.148
50.3амышляев Егор Акимович - в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край149.
51.3апрягаев Прохор Егорович - в 1930 году осуждён к ссылке в Туруханский район 150.
52.3арецкий Иван Васильевич - осуждён в 1949 году к ссылке на станок Верхнеимбатск Туруханского района ЮС151.
5З.Иванов Герман Олимпиевич - в 1935 году осуждён на 3 года ссылки, Проживал в г.Туруханске. В 1938 году повторно арестован и осуждён на 10 летИТЛ152.
54. Иванов Матвей Иванович - в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край153.
55. Илюшкин Николай Михайлович - ссыльный в Туруханском районе КК. Впоследствии расстрелян в г. Красноярске154.
56. Капуста Степан Антонович - в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край155.
57. Карабейников Алексей Андреевич - ссыльный на станке Сургутиха Туруханского р-на, работал ямщиком в транспортной конторе, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.156
58. Карась Ефим Трофимович - в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край с конфискацией имущества157.
59. Карпович Григорий Яковлевич - в 1930 году осуждён к ссылке на жительство в Туруханский район158.
60. Карпович Михаил Григорьевич - в 1930 году осуждён к ссылке на жительство в Туруханский район159.
61. Картелев Афанасий Кузьмич - сослан на 5 лет в Туруханск, повторно арестован, расстрелян в Красноярске.160
62. Финн Кенен Виктор Августович - ссыльный в Туруханске, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Красноярске.161
63. Кижапкин Афанасий Яковлевич - в 1930 году осуждён на высылку на жительство в Туруханский край162.
64. Грузин Кобидзе Иполит Соломонович - ссыльный в Туруханском районе КК. В 1935 году осуждён к новой ссылке в г.Обдорск163.
65. Козырькова Екатерина Михайловна. Обвинение - СОЭ. В 1938 году осуждена к ссылке в г. Туруханск на 5 лет164.
66. Коновалов Василий Иванович - в 1935 году осуждён к ссылке в Туруханск на 4 года, в 1936 году снова арестован, в 1937 году приговорён к расстрелу, в 1938 году расстрелян в Красноярске.165
67. Корневский Степан Трофимович - сослан на 3 года в Туруханский район, работал сторожем в отделении связи, в 1938 году повторно арестован, расстрелян в Красноярске.166
68. Коротчёнок Пётр Михайлович - осуждён на 4 года ссылки в Туруханск, работал счетоводом в фактории ГУСМП, повторно арестован в 1938 году и расстрелян в Красноярске.167
69. Крайчик (Семёнов-Крайчик) Семён Михайлович - ссыльный в Туруханске, повторно осуждён ОСО НКВД на 5 лет ИТЛ.168
70. Красноборов Василий Пармёнович - ссыльный в с.Туруханск, работал поваром, в 1937 году повторно осуждён ОСО НКВД на 5 лет ИТЛ.169
71. Эстонец Крембе Александр Яковлевич - ссыльный в Туруханске, работал старшим бухгалтером Туруханской торговой конторы, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Красноярске.170
72. Кузнецов Алексей Михайлович - ссыльный в Туруханске, повторно осуждён в 1938 году на 10 лет ИТЛ.171
73. Кузнецов (Кузнецов-Драгомирецкий) Владимир Иванович - из мещан, ссыльный в Туруханске, работал бухгалтером торговой конторы ГУСМП, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.172
74. Венгр (мадьяр) Лазарь Андрей Евгеньевич - отбывал ссылку в пос. Подкаменная Тунгуска с 1928 (1929) года после первой трёхлетней ссылки и трёх лет концлагеря. Работал зав. медпунктом в пос. Подкаменная Тунгуска. В 1938 году снова арестован и расстрелян в Красноярске173.
75. Лакидо Екатерина Ивановна - осуждена на 3 года ссылки в Туруханский край, в 1938 году повторно арестована и расстреляна в Красноярске.174
76. Леонидова Софья Васильевна - в 1930 году осуждена к высылке в Туруханский край на 5 лет 175.
77. Лепень Семён Юрьевич - в 1931 году осуждён к ссылке в Туруханский край на 5 лет176.
78. Лепнн Семён Юрьевич - в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край177.
79. Лисун Анна Устиновна, работала штамповщицей на фабрике «Спартак» г. Красноярска. В 1938 году обвинена в СОЭ (социально опасный элемент) и осуждена к ссылке на 5 лет в Туруханск вместе с дочерью и сыном178.
80. Лисун Крестина. Работала почтальоном в г. Красноярске. В 1938 году обвинена в СОЭ (социально опасный элемент) и осуждена к ссылке на 5 лет в Туруханский район179.
81. Лобчук Николай Фёдорович - троцкист-зиновьевец - в 1935 году осуждён на 3 года ссылки в Туруханск. В 1936 году арестован и расстрелян в Красноярске180.
82. Логинов Семён Афанасьевич - в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край. В 1935 году освобождён от ссылки181.
83. Лупинский Зиновий Максимович - в 1930 году осуждён к высылке с семьёй в Туруханский край на 5 лет и конфискацией имущества182.
84. Лушпа Филипп Андреевич - в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край183.
85. Семья Максак. 23-летний Михаил в 1937 году расстрелян в Красноярске. За недонесение в 1938 году его 17-летний брат Алексей, 20-летняя сестра Мария, 26-летняя сестра Лидия, отец Захар Андреевич, мать Федосья Устиновна осуждены на 5 лет ссылки в Туруханск. Отец в 1941 году погиб в ссылке. Алексей в 1942 году освобождён из ссылки, но в 1944 году в Туруханске осуждён на 5 лет ИТЛ. Погиб в Норильлаге в том же году184.
86. Манин Потап Дмитриевич - сослан в Туруханск на 3 года, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Красноярске.185
87. Маркграф Александр Александрович - повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Красноярске. 186
88. Маренцев Василий Трофимович - сослан в Туруханск на 3 года, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.187
89. Марьясов Гавриил Гаврилович - в 1930 году осуждён к ссылке в Туруханский край188.
90. Медведев Архип Никифорович - в 1930 году осуждён к ссылке в Туруханский край189.
91. Милюков Александр Кузьмич - сослан в Туруханск, повторно арестован, расстрелян в Красноярске.190
92. Михайлов Василий Данилович - сослан в Туруханск на 5 лет, повторно арестован, расстрелян в Красноярске.191
93. Михалёв Григорий Иванович - в 1930 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край192.
94. Михальчук Трофим Яковлевич - из рабочих, эсер, ссыльный в с.Тасеево Канского уезда Енисейской губ. Дело прекращено в 1927 году. Проживал в с. Подкаменная Тунгуска Туруханского р-на КК. Десятник на строительстве Енисейской авиагруппы. Снова арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.193
95. Моисеев Василий Филиппович - из крестьян, с 1904 года член партии эсеров. Проживал в г. Туруханске, работал сторожем сберкассы. Арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске.194
96. Мурванидзе Александр Дмитриевич - отбывал ссылку в Туруханском крае как участник контрреволюционной группы грузинских меньшевиков  195.
97. Носырев Александр Харитонович - из служащих, отбывал ссылку в Туруханске, работал счетоводом отдела связи, в 1938 году повторно арестован, расстрелян в Туруханске.196
98. Армянин Нушукиян Тигран Мартиросович - отбывал ссылку в Туруханске, работал на разных работах, в 1938 году повторно арестован, расстрелян в Туруханске.197
99. Петров Иван Иванович - ссыльный в Туруханске, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Красноярске.198
100. Плита Ольга Григорьевна - ссыльная в Туруханске, повторно арестована в 1938 году, расстреляна в Красноярске.199
101. Рахмалевич Григорий Яковлевич - в 1933 году осуждён к высылке на жительство в Туруханский край200.
102. Родзаевская Надежда Михайловна - из семьи купца, осуждена в 1935 году ОСО НКВД СССР на 5 лет ссылки как СОЭ в Туруханский край, в Туруханске в 1938 году повторно арестована, расстреляна в Туруханске.201
103. Родзаевская (Родзаевская - Брокш) Нина Владимировна, ссыльная в Туруханске, повторно осуждена в 1938 году ОСО НКВД на 10 лет ИТЛ (мать сестёр Родзаевских, тоже ссыльная в Туруханске, расстреляна в 1938 году в Туруханске).202
104. Украинец Ротаненко (Ротоненко) Андрей Александрович - осуждён в 1926 году ОСО НКВД на 3 года ссылки в Туруханский край. Бухгалтер сельмага в с. Туруханске. Повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске 203.
105. Татарин Сабитов Галли - в 1930 году осуждён к высылке в Туруханский край 204.
106. Савиков Степан Денисович - отбывая ссылку в Туруханском крае, в 1933 году был осуждён на 2 года ИТЛ205.
107. Семёнов Иосиф Петрович - повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Красноярске.206
108. Сенатов Захар Андреевич - сослан в ст. Верхнеимбатск на 3 года, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Туруханске 207
109. Армянин Синоян Петрос Киракосович - ссыльный в Туруханске, работал парикмахером, в 1938 году повторно осуждён на 10 лет ИТЛ.208
110. Смирнов Дмитрий Михайлович - ссыльный на станке Подкаменная Тунгуска, в 1938 году повторно арестован и расстрелян в Красноярске.209
111. Сорокин Всеволод Алексеевич - осуждён на 5 лет ссылки в Туруханск, работал маляром, повторно арестован в 1938 году и расстрелян в Красноярске.210
112. Спирчёнок Константин Георгиевич - ссыльный в Туруханске, повторно осуждён на 5 лет ИТЛ.211
113. Старчиков Александр Васильевич - сослан на 4 года в Туруханск за содействие контрреволюционной зиновьевской группе, работал делопроизводителем в «Туруханском интеграле», в 1938 году повторно арестован и расстрелян в Красноярске.212
114. Строков Михаил Самсонович - в 1935 году сослан в Туруханск на 3 года 213.
115. Танков Иван Ильич - в 1935 году осуждён ОСО НКВД СССР «за содействие контрреволюционной зиновьевской группе» на 4 года ссылки в Туруханск КК. В 1936 году повторно арестован, в 1937 году расстрелян в Красноярске.214
116. Таскаев Пётр Алексеевич - ссыльный в Туруханске, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Красноярске 215.
117. Тевосян Езник Манацаканович - ссыльный в с. Туруханск, работал на разных работах, повторно арестован в 1938 году, расстрелян в Красноярске.216
118. Удалов Михаил Касьянович - в 1936 году сослан ОСО на 3 года в Туруханск «за участие в к/р троцкистской организации», работал на распиловке дров. В 1937 году повторно арестован, содержался в Красноярской тюрьме, в 1939 году освобождён из тюрьмы и направлен как ранее осужденный к месту ссылки в Туруханский р-н.217
119. Полька Худицкая Янина Иосифовна - осуждена в 1938 году на 5 лет ссылки в Туруханск218.
120. Финн Хухка Михаил Иванович - ссыльный в Туруханске. Ветфельдшер в торгконторе. Повторно арестован в 1938 году и расстрелян в г. Красноярске 219.
121. Русский Шабанов Иван Кириллович - малограмотный, спецпоселенец в с. Туруханск. Чернорабочий на разных работах. Повторно арестован в 1938 году, расстрелян в с. Туруханск.220
122. Шалаумов (Шалаунов) Алексей Алексеевич - в 1930 году осужден особой тройкой ПП ОГПУ СК к высылке в Туруханский р-он СК. 221

---------------------------------------------
100 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.138.
101 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С. 144.
102 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С. 147. г
103 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.158.
104 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.158.
105 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.166.
106 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Я. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2011,- С.245-246.
107 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.226.
108 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Я. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2011.-С.251.
109Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С .268.
110 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.268.
111 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.269.
112 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.302.
113 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.329.
114 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.ЗЗЗ.
115 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.ЗЗЗ.
116 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.376.
117 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.385.
118 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.393.
119 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.409.
120 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.412.
121 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.433.
122 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.449.
123 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.454.
124 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.485. г
125 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.152.
126 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.198.
127 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.200.
128 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.222.
129 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.324.
130 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.351.
131 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.351.
132 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. T.B-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.351.
133 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.365.
134 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.371.
135 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.402. г "
136 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.417.
137 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.417.
138 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.421.
139 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005,- С..83.
140 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005,- С.104.
141 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С. 116.
142 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.145-146.
143 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.155.
144 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.159.
145 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.180.
14б Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С. 242.
147 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.276. г
148 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.278.
149 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.280.
150 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.283.
151 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.284.
152 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.348.
153 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.354.
154 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Д-И. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.386.
155 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.60.
156 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.62.
157 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярскою края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.65.
158 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.83.
159 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.83. г
160 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.85.
161 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С. 112.
162 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.116.
163 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.171.
164 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.215.
165 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.261.
166 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.288.
167 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.304.
168 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.348.
169 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.353. г
170 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С. 360.
171 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.401.
172 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С. 403.
173 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.36.
174 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.37-38.
175 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.80.
176 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.85.
177 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.85.
178 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.108.
179 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.109.
180 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С. 122. г
181 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.126.
182 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.153.
183 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.156.
184 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.196-197.
185 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.229.
186 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.235.
187 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.234.
188Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.256.
189 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.288.
190 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.330.
191 Книга Памяти жертв политических рейрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.347. г
192 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.354.
193 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С. 357.
194 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.369.
195 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С.409.
196 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.127.
197 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.129.
198 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.270.
199 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Н-П. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2008.-С.309.
200 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.72.
201 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.99.
202 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.99-100.
203 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.128.
204 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.176.
205 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.181.
206 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.258.
207 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. T.P-C - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.265.
208 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.308.
209 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.347.
210 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.392.
211 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.407. Г
212 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.421.
213 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.449.
214 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Т-Ф - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.24.
215 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Т-Ф - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.37.
216 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Т-Ф - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.43.
217 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Т-Ф - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.170.
218 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С. 94.
219 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С. 100.
220 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.
221 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С. 246.

Приложение 8

Список репрессированного духовенства, членов их семей, активных прихожан церкви и членов религиозных сект, сосланных в Туруханский район

1. Безотечества Зинаида Феликсовна - в 1930 году по обвинению за «участие в контрреволюционной группировке церкви» приговорена к ссылке в Туруханский край.222 Работала портнихой в Туруханске. Повторно арестована в 1938 году, расстреляна в Туруханске.223
2. Богословский Георгий Васильевич — священник, окончил духовную семинарию, сослан в Туруханск, работал на разных работах. В 1938 году в Туруханске повторно арестован, расстрелян в Туруханске.224
3. Василий - иерей Служитель Свято-Троицкой церкви в г. Гурьевск, Кемеровской обл. Осужден на ссылку в Туруханск. Другая информация отсутствует.225
4. Виноградов Геннадий Маркович. Род. в 1875 году в Витебской губернии. Проживал в с. Кайдат Ачинского района ЗСК. Священник. Арестован 26.03.1930 особой тройкой ПП ОГПУ СК к ссылке на жительство в Туруханский р-н. Реабилитирован 28.11.1989 прокуратурой КК (П-4155)226.
5. Кисляков Александр Александрович. Род. в 1878 году во Владимирской губ. Служитель культа. Ссыльный в с. Туруханск. Столяр в мастерской школы. Арестован 07.02.1938. Обвинение в КРА, КРО. Приговорён 21.02.1938 тройкой УНКВД КК к ВМН. Расстрелян 02.03.1938 в г. Туруханске. Реабилитирован 08.06.1957 Красноярским крайсудом (П- 8474).227
6. Ковалев Федор Тимофеевич- крестьянин, раскулачен, являлся старостой церкви. Род в 1873г. в Орловской губ. Осужден 19.03.1930 особой тройкой ПП ОГПУ по Сибирскому краю по ст. 58-10 УК РСФСР на высылку в Туруханский край с конфискацией имущества.228
7. Крылов Павел Васильевич. Род. в 1879 г. в Московской губ. Русский, из семьи служителей культа, образование среднее. Ссыльный в с. Туруханск. Без определённых занятий. Арестован 07.02.1938. Обвинение в КРА. Приговорён 21.02.1938 тройкой УНКВД по КК к МН. Расстрелян 02.03.1938 в г. Туруханске. Реабилитирован 08.06.1957 Красноярским крайсудом (П- 8474).
8. Кузьмин Прокопий Васильевич. Род. в 1870(1874?) В Орловской iy6., Ливенский у., Островская вол., с. Лотос. Староста церкви, председатель церковно-приходского совета. Осужден в 1930г на 5 лет ссылки в Туруханский край с лишением избирательных прав. Освобожден 1935г. (П- 9092), (П- 7003).230
9. Марчевский Евгений Самсонович. Род. в 1882 г. в Волынской губ. Украинец. Окончил духовную семинарию. Священник. Ссыльный в с. Туруханск. Счетовод в «Турухансоюзе». Арестован 07.02.1938. Обвинение в КРО. Приговорён 21.02.1938 тройкой УНКВД КК к ВМН. Расстрелян 02.03.1938 в г. Туруханске. Реабилитирован 08.06.1957 Красноярским крайсудом (П-8474).
10. Ольшанский Яков Яковлевич. Род в 1875 в Полтавской губ. в г. Константинограде. Арестован 19.02.1930. Осужден особой тройкой при ПП ОГПУ по Сибкраю 26.04.1930 на поселение в Туруханский край. Обвинение по ст. 58-10 УК РСФСР. Реабилитирован в 1930г.
11. Смирнов Иоанн- настоятель Сталинградской церкви Казанской Божьей матери. Ссыльный в с. Туруханск. Арестован 1926. Умер в 1931 году в заключении.232
12. Смирнов Константин Илларионович - окончил духовную семинарию, служитель религиозного культа, ссыльный в Туруханске, в 1930 году осуждён к высылке в Сибирь на 3 года233.
13. Смородинов Тихон Андреевич- священник. Род в 1881г. Осужден в 1931 г. на 5 лет ссылки в Туруханский край. Срок ссылки отбыл. Освобожден в 1936г. Приговорен к расстрелу 18.08.1937.234
14. Срокоумовский Михаил Степанович- протоирей. Род. в 17.09.1887 г. Ссыльный в с. Туруханск КК. Арестован в 1938 году. Осужден Красноярским крайсудом на 10 ИТЛ. Освобожден 1946.235
15. Строителев Клим Никанорович (Никандрович)- баптист, раскулачен, осуждён по ст. 58-10 в 1930 году на ссылку в Туруханский край, из ссылки бежал236.
16. Токаревский Владимир Петрович- потомственный дворянин, иподиакон. Род в 1882г. в Варшавской губ., Минском у., г. Калушин. Осужден 21.05.126 по ст. 62,68 УК РСФСР. Приговорен на три года ссылки в Туруханский край. Дальнейшая судьба неизвестна.237
17. Херасков Михаил Иванович - 1873 г.р., уроженец с. Ваугу Весьдюнского р-на Калининской области, окончил духовную семинарию, из семьи священника. Ссыльный в с. Туруханск КК, без определённых занятий. Арестован в 1938 году. Расстрелян в 02.03.1938 г. Туруханске. Реабилитирован 08. 06.1957 Красноярским крайсудом (П- 8474).238
 

---------------------------------------------------------------
222 Фаст, М.В., Фаст, Н.П. Нарымская Голгофа: Материалы к истории церковных репрессий в Томской области в советский период. Томск; М.: Водолей Publishers, 2004. С.405-409.
223 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.317.
224 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.390.
225 http://kuz3.pstbi.ru/bin/nkws.exe/no dbpath/docum/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF...
226 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.203.
Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С. 143.
228 http://kuz3.pstbi.ru/bin/nkws.exe/no dbpath/docum/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF...
229 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.326.
230 http://ku23.pstbi.mbin/nkws.exe/no dbpath/docum/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF...
231 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2005.-С.251.
2fl http://kuz3.pstbi.ru/bin/nkws.exe/no dbpath/docum/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF...
233 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. T.P-C - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.348.
2/4 http://kuz3.pstbi.ru/bin/nkws.exe/no dbpath/docum/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF...
235 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. T.P-C - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.396.
236 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. T.P-C - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.449.
237 http://kuz3.pstbi.ru/bin/nkws.exe/no dbpath/docum/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF...
238 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Х-Я - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.66.

Приложение 9

Список сосланных в ссылку в Туруханский край по другим статьям УК РСФСР (или статья неизвестна)

1.Абушаев Абдула (Аббдула) Азизович. Осуждён тройкой НКВД Московской обл. в 1936 году по ст. 35 и 82 на 3 года ссылки в Туруханский край 239.
1. Андреев Василий Иванович. Приговорён в 1936 г. по ст. 35 к 3 годам ссылки в Туруханский р-н ЮС. В 1938 году осуждён тройкой УНКВД КК на 10 лет ИТЛ  240.
2. Бачурин Борис Васильевич. Осуждён по ст. 35 - выслан на 3 года в Туруханск. В 1938 году осуждён на 8 лет ИТЛ241.
4. Веселов Иван Яковлевич, из крестьян, малограмотный. Осуждён по ст.35 на 3 года ссылки в Туруханский край. Проживал в д.Селиваниха Туруханского района242.
5. Кохиани Наполеон Отиевич (Оттович). Ссыльный в Туруханске. Впоследствии повторно осуждён к новой ссылке и расстрелян243.
6. Лебедева Екатерина Петровна - из крестьян-кулаков, осуждена в 1937 по ст. 35 УК РСФСР к 3 годам ссылки в Туруханский р-н КК, проживала в с. Туруханск, повторно арестована в 1938 году, расстреляна в Туруханске 244
7. Смирнов Константин Николаевич - ссыльный в с. Ялань Енисейского р-на КК, в 1938 году обвинён в СОЭ и осуждён к высылке в Туруханск на 5 лет245.
8. Стукалов Макар Иванович - выслан в Туруханский край в 1930 году246.
9. Сушко Сильвид Яковлевич - в 1935 году осуждён к 4 годам ссылки в Туруханск, в 1936 снова арестован и в 1937 расстрелян в Красноярске247.
10. Хакас Тачеев Иван Семёнович - в 1930 году осуждён особой тройкой ПП ОГПУ СК к высылке в Туруханский край 248.
11. Хакас Танеев Фёдор Прокопьевич - в 1930 году осуждён особой тройкой 1111ОГПУ СК к высылке в Туруханский край на 3 года.249
12. Хакас Тачеев Фёдор Яковлевич - в 1930 году осуждён особой тройкой 1111 ОГПУ СК к высылке в Туруханский край.250
 

----------------------------------------------------
239 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С. 140.
240 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.190.
241 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.А-Б. - Красноярск: Издательские проекты, 2004.-С.310.
242 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.В-Г. - Красноярск: Издательские проекты, 2005.-С.192.
243 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.К. - Красноярск: Издательские проекты, 2006.-С.330. г
244 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Л-М. - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2007.-С. 64.
245 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С. 348.
246 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С. 452-453.
247 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Р-С - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.486.
248 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Т-Ф - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.41.
249 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Т-Ф - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С.41.
250 Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Т.Т-Ф - Красноярск: ОАО Пик Офсет, 2009.-С. 41.

Приложение 10

Численность депортированных спецпоселенцев
1948 г.

 
 
Источник: справка Туруханского районного военного комиссариата Красноярского края Сибирского военного округа «Военно-экономическое и статистическое обоснование района по состоянию на 01.01.1949 г.».

 
1951 г.
 
Источник: справка Туруханского районного военного комиссариата Красноярского края Сибирского военного округа «Военно-экономическое и статистическое обоснование района по состоянию на 01.01.1952 г.

Приложение 11

Лист 1 
Документы репрессированной Демидовой Надежды Дмитриевны

 
Источник: документы красноярского отделения общества «Мемориал»

Приложение 12

Источник: семейный архив Шевченко  (Долгинской) Г. В.

Приложение 13

Справка о реабилитации В. Ф. Ясенецкого - Войно

 
Источник: экспозиция Туруханского краеведческого музея

 Приложение  15

Лист  1
«Повторница» А.С. Эфрон в Туруханской ссылке


Источник: Эфрон, А. Устные
рассказы.- М.: Возвращение, 1995.

 
         Декорации и костюмы А. С. Эфрон к спектаклю      «Барабанщица»
 Источник: семейный архив Абалаковой Н.И.


Районный Дом культуры – место работы А. С. Эфрон.
Фото 1961 г.
 
Источник: семейный архив Канаевой (Самойловой) К. П.

Приложение 15

Лист 2

 
Предполагаемое место расположения домика А.С. Эфрон и А.А. Шкодиной на улице Лыткина

 
Точная копия дома Л.И. Ролавс – подруги А.С. Эфрон. Дом построен на том же месте на улице Шадрина (Северной)

 
После съёмок документального фильма об А.С. Эфрон.
Съёмочная группа – сотрудники музея семьи Цветаевых в  г. Тарусе
В центре – К.П. Канаева (Самойлова)
                    Август 2012

Приложение 17

 Могилы спецпоселенцев на Северном (старом) кладбище в с. Туруханск

 
                 К.П. Канаева показывает могилы спецпоселенцев


 Могила спецпоселенца Б. Калнозолса


 Могила спецпоселенца Н.К. Муйжнека. Умер в марте 1957 года


Безымянные могилы  ссыльнопоселенцев 
 
С. Туруханск 2011

Приложение 18

Судьба детей спецпоселенцев


Юозопас Клинавичюс.
В 13 лет после смерти матери привезён
с братьями в детский дом Туруханска
В 14 лет отправлен работать в совхоз
вблизи Старотуруханска.


Йонас Клинавичюс (слева)
Из Туруханского детского дома в 1951 году
отправлен в детдом г. Игарки. Там взят
под опеку  литовской семьёй из  спецпоселенцев.

 
Юргис Клинавичюс
Отправлен в 1951 году из Туруханского
детдома в детский дом г. Артёмовска.
   Получил профессию штурмана.


 Юозопас Казимеро Клинавичюс с женой
Альбиной Владимировной Кленавичус
(Давыдовой) – уроженкой станка
Ангутиха Туруханского района

Источник: семейный архив Ю.К. района из АССР НП.

Приложение 19

Семейные реликвии депортированных, привезённые на спецпоселение

Альбом и Библия семьи Никкель (Тейц). Фотографии в альбоме
конца XIX – начала ХХ века. Привезены на спецпоселение
в д. Конощель Туруханского района из АССР НП.

Источник семейный  архив  Милюковых (Никкель)

Приложение 20

Ссыльные в деревне Ангутиха Туруханского района


 
Бывший ленинградский актёр Шалимов  с женой -   спецпоселенкой из немцев. Работали на звероферме.
Фото сделано после реабилитации.
 Год не установлен.


 Шалимов в одной из ролей.

 
Семья Торгонских.
                Торгонский Александр–  бывший продавец в деревне Ангутихе
Дата фото не установлена. 
 
Источник: семейный архив Самойловой (Еремеевой) В.Ф.

Приложение 21


Виктор Савельевич Крамаров

 
Источник: экспозиция краеведческого музея администрации Туруханского района

Приложение 21

Межэтнические браки ссыльных

  
Источник: материалы районного конкурса «Моя родословная». с. В-Имбатск, 2002  г.

 
Бывший спецпоселенец в станке Бакланиха Туруханского района
Кулмит Лаймон Эмильевич с женой Анной Арзамазовой,
уроженкой того же станка.
 
Источник: семейный архив Кулмит Л.Э.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»