Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Натан Крулевецкий. Под пятой сталинского произвола


Голод за книги

Меня по поводу этого заявления никуда не вызывали, решили предоставить дело времени: “посидит побольше, станет помягче”. Я тоже приготовился терпеливо ждать, я понял что дело пахнет одним-двумя годами, что мне дадут длительную выдержку. Это меня не страшило, но как же рассудок сохранить? При таких жутких условиях в тюрьме трудно сохранить самообладание, требуется огромное напряжение всех моральных сил. Главное, это отвлечься от дум над своим положением. Для этого нужны книги. И я решил потребовать книги при помощи голодовки. Я изложил свое требование в заявлении, что у культурного человека потребность в печатном слове не меньше потребности хлеба насущного, что мне одинаково трудно жить без хлеба, как без книги. Над моим заявлением, наверно, посмеялись, но никак не откликнулись. Только тюремный врач стал ежедневно заходить и щупать пульс. Шесть дней я голодал и последние 4 дня отказался даже от воды. К концу шестого дня появилась высокая температура и кровь в моче. Врач быстро вышел и привел солдат. Меня подхватили под руки и поволокли по лестнице вниз. Вставать на ноги я уже не смог и ноги волочились как тряпки и бились о ступеньки.. Внизу меня уложили в “Черный ворон” и отвезли в больницу. Там мою койку окружили врачи и сестры уселись на руки и ноги, чтобы я не оказал сопротивление, и влили в меня 500 гр. физиологического раствора под кожу. А я не только не мог оказать сопротивление, я не в силах был шевельнуть ни рукой ни ногой. Утром пришел ко мне главврач больницы и стал доказывать мне абсолютную безрезультатность моей голодовки, уговаривал принять пищу и не вынуждать их проделывать принудительное питание. Опять я уступил. Я убедился что даже смерть моя не заставит моих палачей уступить мне и дать книги. И кроме того, я настолько ослаб, что даже возражение в разговоре мне было не под силу, тем более я не смог сопротивляться принудительному питанию. И я согласился прекратить голодовку при условии, что меня не выпишут из больницы, пока я не встану на ноги. Это обещание он не выполнил. Через 5 дней мои палачи потребовали вернуть меня в тюрьму и меня, еще совершенно больного, отдали им на расправу.


Оглавление Предыдущая глава Следующая глава

На главную страницу сайта