Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Натан Крулевецкий. Под пятой сталинского произвола


Я все больше становлюсь оборванцем

Новая работа была по мне, я здесь сидел и отдыхал и заявления писал. Вскоре моя моторная будка превратилась в юридическую консультацию. Тут рядом работали тысячи строителей политзаключенных. Они все обращались, чтобы я им писал жалобы на ложные и нелепые обвинения. Сколько жутких трагедий открылось передо мной. Страшно было выслушивать эти простые рассказы простых и безвинных тружеников, как им фабриковали фальшивые обвинения. Было трагично и нелепо слушать, что немого обвинили в агитации а рабочего, родившегося в Климовичах и с юных лет работавшего там все время на одном и том же предприятии, обвинили в отсутствии постоянного места жительства и определенных занятий, и дали ему 10 лет сроку. Так приходилось выслушивать одно обвинение абсурднее другого. Можно категорически утверждать, что эти трудяги на 95% своей численности были абсолютно ни в чем неповинны, если подходить к ним даже с самой суровой меркой пролетарской диктатуры. А остаток в 5% были виноваты… в том, что осмелились свое мнение иметь, но не посмели даже вслух об этом сказать, а только шепотом поделились с родными и друзьями. А среди последних, как всегда, нашелся “ревностно-бдительный” и донес куда следует.

Это мое мирное житие в будке моториста было нарушено товарищами по бригаде. Дело в том, что теперь я находился в бригаде воров и мелких преступников. Это была бригада легкого труда для больных и отощавших воров. Политическим легкая работа была запрещена из центра, они должно были тянуть лямку до последнего издыхания. Я попал в такую бригаду случайно, по распоряжению местного начальника который не знал, куда определить меня после того, как бригада демонстративно отказалась работать с таким дохлым.

Зато в воровской бригаде я подвергался стольким мелким ущемлениям, что не рад был легкой работе. Первым долгом меня заставили переселиться в воровской барак, а точнее меня отдали им на растерзание. Сначала стащили мои постельные принадлежности. Им было дико смотреть, что я лежу на простынях и под одеялом, они свои давно продали, или в карты проиграли. Уже во вторую ночь я застал свою постель оголенной. За обедом у меня из под носу украли миску и ложку. И даже пайку хлеба утаскивали, что было дикостью даже по их понятиям. Они следили за мной и на производстве и однажды всю мою одежду стащили. Выскочила пробка из насоса и меня всего обдало жидкой грязью. Я все снял с себя, выстирал, повесил за будкой сушить, а сам, совершенно голый спрятался в будке. Через час я выглянул и увидел, что исчезла веревка вместе с одеждой. Как же мне теперь вернуться в зону? Голышом? Благо добрые люди выручили, сняли с себя и подарили мне майку и трусы. И я полуголый явился в зону. В каптерке каптер ворчал, что пора мне понять, что я не на курорт приехал и что некому здесь за мной нянчиться. И одежду он мне выдал не новую, а ношенную и заплатанную, чтобы воров не соблазнять. Таким образом, я все больше становился оборванцем и перестал выделяться из общей массы зека.


Оглавление Предыдущая глава Следующая глава

На главную страницу сайта