Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

П. Соколов. Ухабы


ГЛАВА 39.

ПРОЩАЙ, АЛЕШКА !

 

" До свиданья! Без руки и слова.
Не грусти, и не печаль бровей,
В этой жизни умереть не ново,
Да и жить, наверно, не новей. "
(С. Есенин)

 

В одно прекрасное время нам сообщили, что всю группу переводят в другой лагерь - "Тайхвальде", километрах в 4 - 5 от Зандберге. Мы с Ходолеем ходили смотреть лагерь и договориться о его приеме от прежних обитателей. Это был маленький лагерек из 3-4 бараков, расположенных в еловом лесу на берегу пруда, о чем и свидетельствовало его название (Teich - пруд, Wald - лес). Однако переехать туда мне не пришлось. Через день-два, после нашего осмотра нового расположения, сразу после обеда, Ходолея срочно вызвали к начальнику лагеря Зандберге. Он вернулся минут через 10, и долго заикался, прежде чем мы уловили суть дела. Оказалось, что срочно следует отправить двоих из нас в Ригу, в распоряжение Хаупткоммандо Норд. Это вызвало замешательство и растерянность. Ответ надо было дать немедленно, но нам не хотелось расставаться. Решили тянуть жребий. Первый же раунд принес "победу" мне. Ясно, что вторая кандидатура предоставлялась Вальху, но здесь то и вышла закавыка. Капитан Семенов, хотя на словах был весьма расположен к "братьям Аяксам", уперся, мотивируя тем, что в связи с переездом в Тайхвальде, ему требуется расторопный хозяйственник. Попытка действовать через начальника лагеря тоже не принесла успеха. Он сказал, что дело находится в компетенции капитана Семенова, и он не имеет права действовать через его голову. Ходолей также отпадал, как начальник будущего лагеря. Пришлось тянуть второй жребий, и он пал на Сосиску - Шеховцова.

Документы были оформлены в тот же день, и на другое утро мы отправились к новому местоназначению. Кроме нас двоих, отправили еще трех рядовых : Толю Машкарцева, ветерана группы "Ульм", входившего ранее в тройку Шеховцова, парня добродушного и серьезного, Степана Ру'дника, украинца, шахтера из Донбасса, мужичка лет 30-32, из нового пополнения. Степан был неплохим солдатом, но был не прочь выпить. В пьяном виде его никто не видел, т. к. он имел обыкновение после "принятия" забиваться куда нибудь в кусты, или укромный уголок, и отсыпаться там до прихода в норму. Кто был третьим, не помню, кто-то из радистов. На дорогу нам выдали кое-что из наших запасов снаряжения и 350 000 рублей советскими деньгами. Прощание с товарищами было невеселым, но, так или иначе, колеса застучали на стыках, и по уже знакомому нам маршруту, великолепная пятерка прибыла в Ригу, точнее А'ссари, где и предстала перед известным нам лейтенантом Грайфе. Лейтенант объявил нам, что мы с Шеховцовым должны будем в ближайшие дни вылететь с заданием в одну из действующих в тылу Советской Армии групп, а остальная тройка будет готовиться к самостоятельному заданию. Барахло отправили на склад, а нас направили в местечко Ва'лтери, расположенное в двух километрах от Ассари, в большом сосновом бору на берегу полноводной и тихой реки Ле'лупе. Чтобы закончить главу, добавлю, что Алешка добился командировки в Ригу, нашел нас. Мы ходили к Грайфе, и уговаривали его разрешить Вальху войти в нашу группу, но все было тщетно. Не знаю. Я тогда не имел представления, что такое "досье", и узнал о них только из "шпионских" фильмов. Поэтому не рискую утверждать, но все же подозреваю, что такие досье велись и на нас, и , воэможно, там были какие то противопоказания для совместного нашего использования. Иначе как понять упрямое нежелание пойти нам навстречу, вопреки всякой логике, которая подсказывает, что в нашем деле - разведке, надежность и доверие к партнеру является важнейшим фактором? Но, так или иначе, мы с Вальхом расстались, как оказалось навсегда. Перед его отъездом, мы в последний раз поговорили по душам. Я признался ему, как сидя на чемоданах в Софии, я ждал от него предложения остаться, и сам хотел бы предложить ему это, но не сделал, то ли из гордости, то ли из малодушия. Сейчас, когда наши планы рухнули, я заклинал его вернуться пока не поздно, а я один попытаюсь сделать то, что мы хотели сделать вдвоем, и если сбудутся планы, то и я вернусь домой, но уже через Россию. Я так верил в это, что передал ему кое-что, прося передать матери, или сохранить до нашей встречи. Среди этого кое чего был и мой пистолет "Вальтер" с запасом патронов. Добавлю, что через много лет я получил возможность произвести розыски, в которых мне помогали и заинтересованные советские органы, но мне так и не удалось найти какие либо следы моего верного товарища и друга. Пусть же эти мои заметки станут знаком моей благодарной памяти этому парню.


Оглавление Предыдущая глава Следующая глава

На главную страницу сайта