Памятники и памятные места, посвящённые жертвам политических репрессий, в Красноярском крае и республике Хакасия

Памятники и памятные места, посвящённые жертвам политических репрессий, в Красноярском крае и республике Хакасия

Енисейский район

с.Никулино. Памятник жертвам репрессий

В 30-е годы Енисейский район стал местом пребывания ссыльных репрессированных. Это были представители различных народностей из разных регионов страны. В д. Никулино (тогда она входила в состав Туруханского района) в 1930—1931 гг. были сосланы с Алтая и из Забайкалья крестьяне, отказавшиеся вступать в колхоз. Вместе со взрослыми были вывезены из родных мест и дети.

В июле 1995 г. на средства репрессированных был установлен памятник — мемориальная плита «Жертвам репрессий» с поимённым списком живших когда-то здесь поселенцев. Год спустя состоялось богослужение, и памятник был освящен отцом Александром. Освящение было приурочено к 65-летию переселения жертв репрессий в д.Никулино. Большинство из тех, кто в 1930 — 1931 гг. был вынужден начинать жизнь с начала на новом месте, сейчас не живут в Никулино. Но на эту встречу приехали очень многие из бывших переселенцев, их дети, внуки, правнуки, которые сейчас живут в Красноярском крае и Хакасии.

70-летие переселения жертв репрессий отмечалось в 2001 г. На этой встрече присутствовали представители администрации района и управления культуры.

История памятника в Никулино

«И стоит памятник на высоком берегу – лицом к Енисею…»

Еще до новогодних праздников 2011 года мои земляки – бывшие жители села Никулино, оказавшиеся в детстве здесь по причине выселения их родителей или родившиеся здесь вскоре после этого страшного события времен сталинских репрессий, стали созваниваться и обсуждать: как организовать поездку на малую родину, которой стало им это бывшее село Туруханского района, теперь – небольшая деревня Енисейского района. Встреча намечается, как и 15 лет назад, 17 июля 2011 года, в день высадки на никулинский берег забайкальских землепашцев…

А я вспомнила, как они готовились к встрече 15 лет назад, в 1996 году, в день 65-летия вынужденного новоселья, как поставили памятник своим репрессированным родителям. Стоит он на высоком никулинском берегу и вызывает, как я знаю, интерес и местного населения, и туристов, и студентов-краеведов. А история его установки постепенно обрастает легендами. Легенды – это хорошо, это и есть проявление интереса к событию, явлению и предмету, но все же истина дороже.

Потому обидно, что малым тиражом была размножена брошюра-альбом, подготовленная вскоре после встречи 1996 года непосредственными участниками событий. Подлинник ее хранится у меня, так как допечатную и печатную подготовку по просьбе инициатора установки памятника Константина Васильевича Комогорцева, делала я. Есть эта брошюра почти у всех участников памятной встречи, в Енисейском краеведческом музее, в библиотеке села Зюльзя бывшего Олинского, ныне Нерчинского района Читинской области, откуда были высланы семья Константина Васильевича, семья моей мамы Натальи Никитичны Комогорцевой-Городновой (его троюродной сестры) и другие забайкальцы… Я цитирую избранные места этой брошюры:

«Мысль об увековечивании памяти своих репрессированных сродников и земляков давно не давала отцу покоя. Два с половиной года назад отец наконец-то смог отпеть своих родителей и освященной землей посыпать их могилы… Но отец еще и историк. Своей мыслью об установлении в Никулино памятника жертвам репрессий он тогда же поделился с односельчанами, с земляками, и те поддержали его. И вот замыслы воплотились в дело. Участие в изготовлении и установке памятника приняли многие потомки сосланных – кто делом, кто финансами… И как логическое завершение всему должна была состояться встреча на никулинской земле оставшихся в живых репрессированных и их потомков. И такая встреча состоялась».
(Из репортажа о встрече дочери Константина Васильевича Комогорцева – Веры Константиновны Глуховой).

«Конец 80-х и начало 90-х годов. Началась реабилитация репрессированных «врагов народа». Одноклассники и друзья Георгий Золотуев, Михаил Батырев, Константин Комогорцев в переписке обменялись идеей о создании знака памяти сосланным в д. Никулино в 1931 году забайкальцам. Большим сторонником этой идеи был Георгий Золотуев – светлая ему память. В 1993 году мы поехали в Никулино для того, чтобы на кладбище поставить памятник умершим родителям моего мужа Константина Васильевича Комогорцева, после этого зашел разговор об установлении знака памяти жертвам политических репрессий на месте их высадки на берегу Енисея. Обратились к репрессированным: к Александре Григорьевне Якуниной, Фаине Михайловне Мальцевой, Екатерине Марковой, Татьяне Ивановне Ждановой. Собрались с ними в клубе за чашкой чаю и пришли к согласию – знак памяти сделать из лиственницы в виде усеченной трехгранной призмы высотой около двух метров. Тут же решили начать сбор средств. По состоянию здоровья в 1994 году Константин Васильевич в Никулино не ездил, но Анатолий и Станислав Мальцевы приезжали и поддержали идею. А в августе 1995 года они вместе с молодежью Никулино установили памятник из бетона с вмонтированным крестом из мрамора».

Я продолжу дальше воспоминания Ии Николаевны Комогорцевой, супруги Константина Васильевича, но сначала скажу: так как средств на лиственничный вариант собрали мало, то Константин Васильевич передал для установки общественного памятника плиту, которую изготовил для могилы своих родителей, но этот факт он не обнародовал из скромности, его знают только близкие люди. Деньги, действительно, собирали, но присылали небольшие суммы, а ведь еще нужно было сделать надпись, каждая высеченная буква стоила сумму из трех цифр… Автором надписи: «Жертвам репрессий. Человеческая боль от несправедливости не притупляется никогда» – стал тоже он: учитель истории, фронтовик Великой Отечественной войны Константин Васильевич Комогорцев, которого в июле прошлого, 2010 года дочь, внуки, правнуки, другие родственники поздравили с 90-летием красочным фейерверком в микрорайоне Новоенисейск города Лесосибирска. И он же написал стихи:

«Тот скромный обелиск, что видите вы здесь,
Стоит в Никулино, на берегу реки могучей,
И пусть напоминает всем
О тех, кто умер с голоду, а кто в лесу замучен…».

И он же вместе с Ефимом Михайловичем Писаревым напел Новоенисейскому ансамблю песню своего ссыльного детства, написанную сообща в душном вагоне печального пути из Нерчинска в Красноярск, а потом – от Красноярска – на пароходе и в барже; они назвали ее «Дорога в неволю». И она мощно зазвучала на берегу Никулино и растрогала до слез всех участников встречи.

Он же попросил меня сделать телепередачу по любительской видеосъемке, которую выполнил Андрей Глазырин, житель Ярцева, и тогда мы с талантливым режиссером и оператором Юрием Ивановичем Мячиным (тоже светлая ему память) смонтировали – с дополнительными профессиональными видеосъемками – фильм «Никулинцы», и он был несколько раз показан по телевидению края…

Константин Васильевич же спустя несколько лет в Лесосибирском речном порту заказал новую металлическую оградку взамен деревянной и оплатил ее доставку, а установили ее у памятника нынешние никулинцы. Он же ежегодно посылал деньги из своей пенсии на имя бывшей заведующей никулинским клубом Татьяны Ивановны Ждановой-Мальцевой, его землячке-забайкалке, до выезда ее из села. Эти средства шли на поддержание памятника в чистоте и порядке.

Теперь снова воспоминания Ии Николаевны: «Об освящении и официальном открытии памятника 17 июля 1996 года много рассказано другими. Напомню лишь фамилии тех, кто присутствовал: Золотухины, Мальцевы, Писаревы, Марковы, Лихацкие, Голобоковы, Якунины, Комогорцевы, Бельман, Путинцевы, Титовы, Ждановы и многие другие. На следующий день, 18 июля, были установлены стелы с фамилией Мальцевы и их именами, что, по моему убеждению, никак не соответствует истине: получается, что сосланы были только Мальцевы. 22 июня 1997 года Константин Васильевич Комогорцев и Анатолий Иннокентьевич Голобоков установили две стелы, на которых высечены 50 фамилий репрессированных. Справедливость восстановлена».

Ия Николаевна права: другие участники встречи подробно написали об этом взволновавшем их событии. Процитирую лишь нескольких авторов.

«Смогли приехать бывшие никулинцы из Саяногорска, Абакана, Черногорска, Красноярска, Лесосибирска, Енисейска, Ярцево, Кривляка, Леднево, Ворогово, Бора, Подкаменной Тунгуски… Я очень благодарна своим односельчанам за помощь в организации и проведении незабываемой встречи. Спасибо огромное коллективу художественной самодеятельности Ярцевского ДК и Н. И. Ларионовой, Н. А. Судлевой, Е. А. Мешковой, Е. В. Вирховской, Л. П. Таранковой за их помощь…».
(Татьяна Ивановна Жданова-Мальцева).

«Мы, приехавшие на встречу, как будто очистили души, которые так долго ждали общения».
(Анатолий Иннокентьевич Голобоков).

«Побывав в Никулино, я как в жаркий день напилась холодной воды и утолила жажду. Я всегда скучала по нему и по всем односельчанам. Очень жаль, что нас уже так мало осталось…».
(Ксения Георгиевна Малюкова-Путинцева).

«Спасибо Татьяне Ивановне, представителю нашего рода Мальцевых, зав. клубом, что организовала нашу встречу. За день, проведенный в Никулино, я получила столько информации, что мне хватит осмысливать ее всю жизнь… Встреча с жителями села была очень волнующей. Жители села огородили памятник, сделали скамейки, построили лестницу, чтобы нам легче было подниматься к нему с пристани. И стоит памятник на высоком берегу – лицом к Енисею и потому далеко виден. Встречали нас хлебом-солью, в русских сарафанах, с веночками из ромашек. Каждому гостю подарили полевые цветы. Из Енисейска приехал священник, и это тоже взволновало… Поклонились родным могилам… А потом в клубе был концерт местного и ярцевского клубов. Столы ломились от угощения. Частушки, танцы и стихи до утра. И все пошли к Енисею фотографироваться. Ночь была здесь светлой и теплой. Все прошло прекрасно.

Мы благодарим и тех, кто помог нам в этой поездке материально: управления социальной защиты Красноярска, а также руководство речного порта, капитана и экипаж теплохода «Композитор Калинников». Представьте: в Никулино теплоходы не останавливаются, пассажиры высаживаются, не доезжая до него, на большой пристани Ярцево, а нас высадили здесь на лодках и приветствовали собравшихся на берегу долгим красивым гудком…».
(Маргарита Александровна Андреева-Мальцева).

«Настало время прощаться. Все уезжающие еще раз заходят в оградку к памятнику, кладут земной поклон всем умершим на этой земле. Подходит «Метеор». Уезжаем. Уезжаем с легким сердцем, радостные от увиденного и пережитого за эти короткие сутки».
(Вера Константиновна Глухова-Комогорцева).

Радость встречи пятнадцать лет назад они испытывают до сих пор. И мечтают о новой – коллективной, а поврозь некоторые из них приезжали на вторую малую родину все прошедшие после нее годы. И всегда взахлеб рассказывают, как гостеприимно встречают их никулинцы, как содержат памятник. К сожалению, не все сегодня живы, они постарели на 15 лет, не каждый найдет в себе силы для новой поездки в Никулино. Но желание есть у большинства. Только кто поможет им сегодня в осуществлении мечты? У службы социальной защиты другие функции и возможности. Речники Енисея могут домчать их от Енисейска до Никулино на быстроходном судне, но до Енисейска им нужно ехать на автобусе, а это трудно выдержать по состоянию здоровья… В общем, они в раздумье. Но не сомневаются: земляки-никулинцы их встретят вновь хлебом-солью.

Тамара ГОРОДНОВА.


Константин Васильевич Комогорцев (слева), его супруга Ия Николаевна
 и другие участники встречи в Никулино 17 июля 1996 года.


Константин Васильевич Комогорцев с дочерью Верой у стен родного дома
 в  Зюльзе, Забайкалье.


Геннадий Никитич Комогорцев, ныне житель Енисейска,
у памятника в Никулино в 2009 году.


Виктор Георгиевич Эпов, житель Подтесово, у памятника в Никулино
 в 2009 году.

Материалы по теме:


На главную страницу

 На перечень памятников и памятных мест