В.К.Гавриленко. Казнь прокурора. Документальное повествование


НКВД и чрезвычайщина

Наркомат внутренних дел СССР был организован 10 июля 1934 года с упразднением ОГПУ. На НКВД была возложена задача обеспечения революционного порядка, государственной безопасности и охраны социалистической собственности. В нем были созданы Главное управление государственной безопасности, Главное управление пограничной и внутренней охраны и Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений (ГУЛАГ). В РСФСР вместо наркомата устанавливался институт уполномоченных НКВД СССР. Еще до убийства Кирова 5 ноября 1934 года при НКВД было создано Особое совещание с предоставлением ему судебных функций. Особое совещание имело право в качестве меры пресечения по отношению к общественно опасным лицам применять ссылку на срок до пяти лет, высылку на тот же срок и заключение под стражу в ИТЛ на срок до пяти лет. Затем 25 мая 1935 года самим НКВД СССР были организованы «тройки» в УНКВД краев и областей и НКВД СССР. Директивами от 11 августа и 20 сентября 1937 года дела по спискам стали рассматриваться «двойками» в СССР, краях и областях. Эти несудебные органы были упразднены после прихода в НКВД Берии специальным постановлением СНК и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года.

Жиров знал, что 1 декабря 1934 года Сталин распорядился издать постановление Президиума ЦИК СССР, по которому следственные органы обязывались вести все дела о террористической деятельности в ускоренном темпе, а судебные органы — не задерживать исполнение приговоров о применении смертной казни в случае ходатайства о помиловании, так как Президиум ЦИК не будет рассматривать такие ходатайства. Органам НКВД предписывалось смертные приговоры приводить в исполнение немедленно после их оглашения. В этот же день постановлением ЦИК и СНК СССР устанавливалось, что дела о террористических организациях и о терактах против работников советской власти (ст.58-8 УК) должны заканчиваться в десятидневный срок, обвинительное заключение обвиняемым вручаться за одни сутки до рассмотрения дела в суде, дела слушаться без участия сторон. Кассационного обжалования приговоров и подачи ходатайств о помиловании не допускалось, приговор о высшей мере наказания должен был приводиться в исполнение немедленно по вынесении приговора.

14 сентября 1937 года аналогичный порядок был введен при рассмотрении уголовных дел о вредительстве (ст.58-7 УК) и диверсии (ст.58-9). Только в 1956 году эти законы были отменены, но и то не полностью.

Можно указать еще на одно нововведение советской власти в период массовых репрессий: 2 октября 1937 года ЦИК СССР предоставил судам возможность для борьбы со шпионажем, вредительством, диверсиями применять не только расстрел или десять лет ИТЛ, но и двадцать пять лет каторжных работ.

Вообще изощренность при создании новых мер пресечения политических преступлений была в те времена неслыханной.

Президиум Верховного Совета СССР издал в 1939 году лагерный указ, который требовал создавать самые суровые условия тем, кто не выходит на работу или работает плохо. Тут применялся весь набор средств: усиленный режим содержания, карцеры и даже расстрелы с обязательным оповещением «лагерников».

15 августа 1937 года был издан и тут же направлен на места оперативный приказ НКВД: «С получением сего приступите к репрессированию жен изменников Родины, членов правотроцкистских, шпионско-диверсионных организаций осужденных военными коллегиями, военными трибуналами по первой и второй категории, начиная с августа 1936 года». Далее говорится о составлении справок на всех жен, детей старше 15 лет и отдельно на кому нет еще 15 лет; о сборе компромата на жен и детей старше 15 лет. «При этом арестовывать не только жен состоящих в юридическом или фактическом браке, но и разведенных жен, если они имели какую-либо причастность к осужденному врагу-мужу, либо укрывали его, либо знали о контрреволюционной деятельности осужденного, но не сообщили об этом в органы. Исключение допускается в отношении жен, которые разоблачили своих мужей. Все имущество жен конфискуется, кроме белья, арестованные направляются в тюрьмы, а вместе с ними и дети. Дела рассматриваются Особым совещанием. Красноярскому, Дальневосточному краям, Восточно-Сибирской области высылать списки таких жен для рассмотрения их списком. Затем жены и дети старше 15 лет подлежат направлению в лагеря сроком на 5-8 лет».

Особая «забота» проявлялась в отношении малолетних детей: «в возрасте от 1-1,5 до 3 лет — сдать в детдома и детясли по месту жительства, а от 3 до 15 лет — в детдома Наркомпроса, кроме гг.Москвы, Ленинграда, Минска, Киева, Тбилиси, приморских городов или возле границы».

Таково было «правовое» поле в период массовых репрессий и ликвидации «врагов народа».


Оглавление Предыдущая Следующая

На главную страницу