Хроника двух жизней: Евгений и Валентина Колосовы (Документальная криминальная история первой трети ХХ века, происходившая в России, Италии и Советском Союзе)


Есть человек – есть проблема,
нет человека – нет проблемы.

Тобольск – последний этап. 1937 г.

Наступил 1937 год, известный в истории России год, когда НКВД уничтожало безвинных людей; во многих семьях исчезали родные и близкие, не обошло горе и семью Колосовых.

25 января Валентина пишет дочери письмо – последнее письмо из Тобольска.

"Моя дорогая, давно не писала, а сегодня торжественный день (25 октября родилась внучка – Е. К.) Танюшкин. Девочка растет, а дед и баба так ее и не видят.

Наводила ли ты справки о будущей участи мамаши? Давно пора (ссылка у Валентины кончалась 15 февраля – Е. К.).

Отцу нужны были «Записки» Волконского (Волконский С.Г., член общества декабристов, выступивших против Николая I.), здесь их нигде нет. Кой-как обошелся.

У нас морозы, градусов на 30 и на 25. Отец умудрился обморозить нос, и потом так его растер, что содрал кожу. Вчера даже пудрил его. А, теперь, говорит: «Наверное напишешь, что ходит красноносый».

Все у нас очень вздорожало. Видимо придется тебе послать денег, так как у тебя и 10 р. на посылку не найдется. Как ты существуешь на 130 р. и при обеде в 3 р.? Бухгалтерия какая-то страшная.

Музыкой я продолжаю заниматься, но обучение мое «заочное», так учатся плавать лежа на скамейке. Я только раз в шестидневку час один имею доступ к инструменту (пианино – Е. К.), а больше занимаюсь чтением нот.

Что-то, опять, голова побаливает.
Будь здорова. Обнимаю. В."

Как видно из письма, январь прошел спокойно, а в начале февраля произошли трагические изменения в жизни Колосовых.

В управлении НКВД по Омской области было обращено внимание на прибывших в ссылку из политического изолятора бывших эсеров Колосова Е. Е. и Колосову В. П. Сотрудниками управления были составлены справки с описанием их «деятельности» в Тобольске.

Ссыльный Колосов Е.Е. «продолжает заниматься контрреволюционной деятельностью:

1. Является членом контрреволюционной эсеровской группировки.
2. Участвовал на нелегальных сборищах, где обсуждались вопросы борьбы с Советской властью.
3. Вступил в идеологический блок с ссыльными анархистами.
4. Распространял клеветнические слухи о руководителях партии и правительства».

«На основании вышеизложенного, и принимая во внимание указание Управления НКВД по Омской области об аресте, санкционированном прокуратурой», предлагалось Тобольскому горотделу НКВД арестовать ссыльного Колосова Е. Е. и привлечь его к ответственности по ст. 58, пункты 10, 11, УК РСФСР.

Ссыльная Колосова В. П. «связалась со всей эсеровской ссылкой, принимала участие в нелегальных сборищах, приняла установку «сохранения эсеровских кадров», за развертывание контрреволюционной работы среди масс, за подготовку сил к будущим боям с большевиками.

1. Является членом контрреволюционной эсеровской группировки.
2. Участвовала на нелегальных сборищах, где обсуждались вопросы борьбы с Советской властью.
3. Вступила в идеологический блок с ссыльными анархистами и сговор с грузинскими меньшевиками.
4. Распространяла клеветнические слухи о руководителях партии и правительства.
5. Поддерживала связи с другими колониями ссыльных эсеров в Минусинске, Ташкенте и Алма-Ате».

«На основании вышеизложенного, и принимая во внимание указание Управления НКВД по Омской области об аресте, санкционированном прокуратурой», предлагалось Тобольскому горотделу НКВД арестовать ссыльную Колосову В. П. и привлечь ее к ответственности по ст. 58, пункты 10, 11, УК РСФСР.

На каждой из справок имеется виза прокурора: «Арест и содержание под стражей до 8 / IV 1937 санкционирую. Прокурор – (подпись, 8/ II 1937)».

По существу, это были не справки, а план на ведение дела Колосовых, и исполнителям надо было, имея данные прежних судимостей и не имея фактов выступлений против Советской власти в Тобольске, довести его до конца.

Дело по обвинению Евгения и Валентины было начато 8 февраля в Тобольском горотделе НКВД(39). В тот же день производятся аресты и обыск по местожительству на улице Свердлова. Личные вещи не изымались. Шубу Валентина временно оставила хозяйке дома, но оказалось – навсегда.

При обыске были изъяты: «Очерки русской культуры», 2-е изд., «Очерки истории философии», 1902 г., «Заем свободы» (заем Временного правительства в 1917 году – Е. К.), письма Колосову и Колосовой – 19 шт.

«Жалоб на неправильность при обыске не поступало».

При аресте Евгений и Валентина, понимая, что в очередной раз их ожидает неизвестность, должны были попрощаться. Простились ли – это знают только они.

После задержания и привода, арестованные заполнили анкеты.

Из анкеты Евгения: «Место службы – Государственный музей Тобольска, инвентаризатор; социальное положение – служащий; политическое прошлое –нет» (Евгений считал себя беспартийным – Е. К.). В анкете даны внешние приметы Евгения – «на голове лысина».

Анкета подписана арестованным.

Из анкеты Валентины: «Место службы – машинистка Тобольского Окркомхоза, членом профсоюза не состоит; социальное положение – дочь чиновника; политическое прошлое – член ПСР; состояла ли под судом и следствием – в 1922 г. была арестована и находилась под следствием (Валентина ошиблась – в 1920 г., последующие аресты читателю известны – Е. К.); состав семьи – муж, Колосов Е. Е., арестован, дочь Елена1, инструктор физкультуры в Москве, сын Евгений2, в Красной армии, Ленинград».

Валентина подписывать анкету отказалась.

В постановлении об избрании меры пресечения Евгению, оформленном 8 февраля уполномоченным Тобольского отдела НКВД, указывалось, что гр-н Колосов Е. Е. женат, судим и «достаточно изобличается в том, что за время пребывания в ссылке в Тобольске продолжает заниматься контрреволюционной деятельностью».


Июль 1937 года. Евгений в Тобольской тюрьме.

Уполномоченный постановил гр-на Колосова Е. Е. привлечь в качестве обвиняемого по ст. 58, пунктам 10, 11, УК РСФСР, мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда избрать «содержание под стражей в тюрьме3 Тобольска».

Постановление подписано арестованным и санкционировано прокурором.

Постановление об избрании меры пресечения Валентины оформлено аналогичным образом. После ознакомления с постановлением она заявила: «Настоящее постановление мне объявлено 8 февраля 1937 г. Протестую против вздорного обвинения».

Подписывать постановление отказалась.


Июль 1937 года. Валентина в Тобольской тюрьме .

В тюрьме арестованные были заключены в отдаленные друг от друга камеры, перестукиваться они не могли. Евгений и Валентина в этом мире больше не встречались.

Первые допросы также состоялись 8 февраля.

Из протокола допроса Евгения.

Вопрос: “Ваше социальное происхождение?” – Ответ: “Отец артиллерийский офицер, дворянин потомственный. Имел дом, 1 корову”.

Вопрос: “Вы вели работу против социалистического государства.” – Ответ: “Никакой контрреволюционной работы не вел, ни в каких контрреволюционных организациях не участвовал, в частности в организации эсеров, если таковая существовала, и ни в каких нелегальных собраниях не участвовал.”

Из протокола допроса Валентины.

Вопрос: “Ваше социальное происхождение?” – Ответ: “Дочь чиновника, имел дом, 1 корову.”

Вопрос: “Во-время пребывания в Тобольске непрерывно вели контрреволюционную деятельность против социалистического государства?” – Ответ: “Не вела.”

Затем Евгению и Валентине были предъявлены обвинения.

В постановлении о предъявлении обвинения, составленном уполномоченным 21 февраля, гр-н Колосов Е. Е. обвинялся в том, что:

«1. Находясь в ссылке в Тобольске, являлся членом контрреволюционной эсеровской организации.
2. Участвовал в нелегальных сборищах, на которых обсуждались программные вопросы.
3. Объединился в блок с анархистами и проводил клеветническую агитацию против руководителей партии и правительства,

а потому Уполномоченный постановил: гр-на Колосова Е. Е.
привлечь в к ачестве обвиняемого, предъявив ему обвинение по ст. 58, пункты 10, 11, УК РСФСР, с оставлением прежней меры пресечения, т. е. содержанием под стражей (о чем объявить обвиняемому)».

После текста постановления Евгений написал: «Настоящее постановление мне объявлено 21. II. 1937 ». Евгений Колосов.

Постановление о предъявлении обвинения Валентине составлено таким же образом.

После текста постановления она написала: «Настоящее постановление мне объявлено 21 февраля 1937 г. Обвинение не признаю. В. Колосова».

С 21 февраля начались интенсивные допросы Колосовых. Протоколы очных ставок в деле отсутствуют.

Из протоколов допросов Евгения.

21 февраля. Вопрос: «Признаете ли себя виновным в предъявленном обвинении?» – Ответ: «Виновным себя в этом не признаю».

11 марта. Тема допроса – о взаимоотношении эсеров в Суздальском политическом изоляторе.

14, 16, 21 марта. Следователей интересовало взаимоотношение Евгения с ссыльными эсерами в Тобольске. 14 марта допрос начался в 13.00, и в связи с плохим самочувствием Евгения прерывался в 15.00.

Трудно сказать сейчас, с чем было связано «плохое самочувствие»: с болезнью, или являлось последствием внешнего воздействия.

28 марта. Вопрос: «О взаимоотношении с анархистом …». – Ответ: «Категорически заявляю, что никаких переговоров с … не мог вести».

Из протоколов допросов Валентины.

21 февраля. Вопрос: «Признаете себя виновной в предъявленном обвинении?» – Ответ: «Не признаю».

27 февраля. Вопрос: «Участвовали в нелегальных эсеровских сборищах?» – Ответ: «Ни в каких нелегальных сборищах не участвовала».

10 марта. Тема допроса – о взаимоотношении эсеров в Суздальском политическом изоляторе.

15 марта. Вопрос: «Об обсуждении случая (исключения Колосова Е. Е. из ПСР – Е. К.) в Суздале на фракции эсеровской ссылки в Тобольске». – Ответ: «На нелегальных сборищах не участвовала».

Вопрос: «Кто из эсеров в Тобольске присутствовал в Суздале?» – Ответ: «На такие вопросы не отвечаю. Приговор нам уже определен. У Вас одна мерка – 5 лет (Валентина ошибалась – Е. К.), Вы, ведь забираете и сажаете в тюрьму всех кого попало, так как у Вас сейчас такая ситуация, когда уничтожили своих коммунистов, то арестовали меньшевиков, анархистов, а потом эсеров. Так было в прошлом, в Ташкенте, так и, теперь, в Тобольске».

В деле ответ подсудимой подчеркнут красным карандашом.

В протоколе допроса имеется запись: «От показаний отказалась».

После 15 марта Валентину на допросы не вызывали.

В связи с окончанием срока следствия 8 апреля прокуратура установила новый срок – 1 июля 1937 года.

Допросы Евгения были возобновлены с 19 апреля.

19 апреля. Вопрос: «Участвовали в нелегальной контрреволюционной деятельности нелегальной эсеровской организации?» – Ответ: «Ни в какой контрреволюционной деятельности нелегальной эсеровской организации не участвовал».

7 мая следователей интересовало взаимоотношение Евгения с ссыльными эсерами в Тобольске.

15 мая. Вопрос по поводу арестов с 1920 г.: -Ответ: «В 1920 г. в феврале я был арестован в Омске, просидел 4 месяца и был освобожден. После освобождения жил в Омске до 1922 г. С 1922 г. жил в г. Ленинграде, где в 1925 г. был арестован и осужден на 3 года. Отбывал в Верхнеуральском политизоляторе до 1928, по отбытии срока направлен в ссылку в г. Ташкент, где пробыл до 1930 г.

В 1930 г. за работу по организации кассы взаимопомощи и за нелегальную эсеровскую работу просидел 6 месяцев, был освобожден и проживал в Москве до 1933г.

В 1933 г. был снова арестован за создание блока с левыми эсерами, отбывал ссылку в Суздальском изоляторе, 1936г. – г. Тобольск, 1937г. снова арест.

Евгений Колосов».

4 июня. Вопрос: «О знакомстве с троцкистом …» – Ответ: «Я не был знаком и не имел дел с …».

Допрос 4 июня был последним допросом Евгения.

11 июня Колосовы проходят медицинское освидетельствование.

Гр-н Колосов Е. Е. признан «ограниченно годным к физическому труду в ИТЛ.

А гр-ка Колосова В. П. – «к физическому труду неспособна».

14 июня Евгений и Валентина были ознакомлены сотрудником Управления НКВД с протоколами о предъявлении материала предварительного следствия – материал следствия, оформленный до ознакомления подсудимым.

Старший лейтенант … спросил гр-на Колосова Е. Е.: – “Есть ли дополнения к следствию.” Колосов Е. Е. заявил, что «дополнить следствие ничем больше не может. Материалы следствия мне 14 – VI – 1937 г. объявлены, и записанное в настоящем протоколе подтверждаю».

Обвиняемый Евгений Колосов – (подпись).

Евгений, видимо, считал, что дело идет к очередному заключению в политическом изоляторе, провел допросы спокойно, ему не в чем было сознаваться.

Старший лейтенант … спросил гр-ку Колосову В. П.: – “Не имеет ли она чем-либо дополнить следствие.” На что Колосова В. П. заявила, что «поскольку я это следствие не признаю, то что Вы считаете следствием – протокола подписывать не буду».

Валентина демонстративно от подписи отказалась.

Валентина не выдержала психологического давления и протест против «вздорных» обвинений и следствия выразила в эмоциональном поведении: перестукиваясь с соседними камерами, вела контрреволюционную агитацию против Советской власти и ВКП(б), устраивала в камере обструкции, выбила стекла и избила арестованную по другому делу.

В июне сотрудником Управления, проводившим ознакомление арестованных с материалом предварительного следствия, было подготовлено обвинительное заключение по следственному делу по обвинению Колосова Е. Е. и Колосовой В. П. по ст. ст. 17, 58, пункты 8, 10, 11, УК РСФСР.

Из обвинительного заключения.

«Гр-н Колосов Е. Е. обвиняется в том, что является членом всесоюзного эсеровского центра, на протяжении ряда лет, до момента ареста, вел активную борьбу с Советской властью, руководил нелегальными контрреволюционными организациями эсеров в Ленинграде, Ташкенте и Тобольске, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. ст. 17, 58, пункт 10, УК РСФСР. (Доказательства о борьбе обвиняемого с Советской властью в Тобольске в деле отсутствуют – Е. К.).

Признал контрреволюционную деятельность только до 1931 г. и связи с троцкистом …, с анархистом … ( что противоречит ответам Евгения на допросах − Е.К.).

Гр-ка Колосова В. П. обвиняется в том, что:

а) является активным членом организации эсеров в Ленинграде, Ташкенте, Суздальском политическом изоляторе и Тобольске ( обвиняемая в ссылке в Ташкенте не была, доказательства ее активного участия в организациях в Суздальском изоляторе и Тобольске отсутствуют – Е. К. ),
б) в 1930 г. хранила неприкосновенный фонд нелегальной партийной кассы ( доказательства в делах за 1933, 1937 годы отсутствуют – Е. К),
в) будучи в тюрьме вела контрреволюционную агитацию и не давала на следствии показаний (до 15 марта Валентина на допросах отвечала − Е.К.), т. е. в преступлении, предусмотренном ст. ст. 17, 58, пункты 8, 10, 11, УК РСФСР.

От показаний на следствии отказалась.

Принимая во внимание, что следствием состав преступления, предусмотренный ст. ст. 17, 58, пункты 8, 10, 11, УК РСФСР4 в отношении Колосова Е. Е. и Колосовой В. П. в настоящем обвинительном заключении доказанным, а по сему, руководствуясь ст. 208 УПК РСФСР5,

ПОЛАГАЛ БЫ

следственное дело по обвинению Колосова Е. Е. и Колосовой В. П. передать на рассмотрение Особого совещания при НКВД СССР, перечислив арестованных по делу с сего числа содержанием на Особом совещании». Дело высылается в Москву.

А 3 июля Политбюро ЦК ВКП(б) приняло подписанное И. В. Сталиным решение «Об антисоветских элементах», на основании которого нарком внутренних дел СССР Н. И. Ежов издал приказ о репрессии бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников. Для ускорения вынесения приговоров предписывалось оформить Тройки УНКВД на местах.

Согласно приказу Ежова, Тобольский горотдел НКВД передает дело Евгения и Валентины на рассмотрение Тройки при Управлении НКВД по Омской области, состоящей из председателя облисполкома, секретаря обкома и начальника управления НКВД. Тройка судила заочно, никого на суд не вызывая.

Не получая длительное время писем от родителей, дочь обратилась в Москве в НКВД за разъяснением, ей сообщили: «постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 5 августа 1937 года гр-н Колосов Е. Е. и гр-ка Колосова В. П. осуждены на 10 лет лишения свободы без права переписки».

Как видно из приведённых документов, Колосовых судили два раза: в Москве и Омске.

На самом деле.

Выписка из протокола заседания Тройки при Управлении НКВД по Омской области от 5 августа 1937 г.

СЛУШАЛИ ПОСТАНОВИЛИ
Дело Омского УНКВД по обвинению Колосова Евгения Евгеньевича, 1879 г. р. бывшего дворянина, члена ПСР с 1898 г. (с 1901 г. – Е. К.), с 1925г. за контрреволюционную деятельность отбывал наказание 5 раз ( с учетом постановления от 23. ХП. 30 г. – Е. К.). В 1936 г. постановлением Особого совещания выслан в Тобольск на 3 года. Обвиняется в том, что является кадровым эсером, в ссылке блокировался с троцкистами и анархистами, оказывая им материальную денежную помощь, занимался нелегальной контрреволюционной деятельностью. Колосова Евгения Евгеньевича расстрелять.
Дело Омского УНКВД по обвинению Колосовой Валентины Павловны, 1880г.р., с 1922г. (с1920 г. – Е. К.) за контрреволюционную деятельность арестовывалась и отбывала наказание в тюрьмах и ссылке 4 раза. В 1935г. Особым совещанием выслана на 2 года в Тобольск. Обвиняется в том, что состояла активным членом подпольной эсеровской контрреволюционной организации. Секретарь Тройки УНКВД – (подпись). Колосову Валентину Павловну расстрелять.

Текст выписки из протокола не соответствовал показаниям обвиняемых, но, как сказала Валентина на допросе 15 марта: «…..сейчас такая ситуация (в СССР −− Е.К.), когда уничтожили своих коммунистов, то арестовывали меньшевиков, анархистов, а потом эсеров», − ситуация, когда для уничтожения бывших эсеров не требовалось никаких доказательств.

12 августа 1937 года Евгения и Валентину (первым Евгения) поодиночке вызывают для оглашения приговора и исподтишка убивают.
Приговоры приводились в исполнение оперативным составом Тобольского горотдела НКВД.

Общей могилой для Евгения и Валентины стала яма, выкопанная на территории хозяйственного двора Тобольской тюрьмы.

Свидетельства о смерти

Примечания

1 Колосова Елена Евгеньевна (2. 09.1909 – 24 . 11. 1986) с 1926 года по 1931 год училась на географическом факультете Ленинградского университета, в 1932 году, при переезде с мамой в Москву, не была принята из-за родителей на последний курс в Московском университете; ей предлагали отказаться от них – она этого не сделала.
В 1933 году была арестована органами ОГПУ, находилась не менее месяца под стражей.
Будучи студенткой, Елена увлекалась лыжным спортом, в Москве показывала хорошие результаты на лыжных соревнованиях и была зачислена тренером в одно из спортивных обществ.
Во время Великой Отечественной войны готовила лыжников в воинских частях в Сибири.
После войны перешла на редакторскую работу в издательство «Физкультура и спорт». Окончила Московский институт по подготовке и повышению квалификации работников издательств и полиграфии и заочно – Центральный институт физической культуры.
С 1961 года состояла членом Союза журналистов СССР.

2 Колосов Евгений Евгеньевич (сын) [1905 (18.07.1906) – 01. 06. 1967] кадровый военный, с 1926 года служил в артиллерийских частях Советской армии.
В начале января 1938 года в оперативную часть подразделения, где он проходил службу, от бывших подчиненных поступили сведения об его связи с эсеровским подпольем в Ленинграде и о проведении им среди военнослужащих контрреволюционной деятельности.
Дело по обвинению командира дивизиона, капитана Колосова Е. Е. (сына), по ст. 58, пункт 10, часть 1, УК РСФСР было начато 4 января. Обвиняемый был арестован 7 января в военном городке в Калининской области.(40).
Допросы и очные ставки проводили оперативные уполномоченные войсковой части.
На допросах арестанта принуждали к признанию надуманного обвинения, но Евгений (сын) не подписал никакой бумаги и это, при повторном рассмотрении дела, имело большое значение.
Из допроса 28 января.
Вопрос: «Кто из Ваших родственников (кроме родителей) репрессирован?» – Ответ: «Сестра, Елена Евгеньевна, в 1933 году органами ОГПУ была арестована, находилась под стражей не менее месяца; тетка по отцу, Лойко А. Е., в 1933 году органами ОГПУ была арестована, находилась под стражей не менее месяца».
Из показаний свидетелей на очных ставках с арестованным.
1-й свидетель: «Обвиняемый восхвалял Тухачевского (Тухачевский М.Н., маршал СССР, был судим и расстрелян в 1937 году.) – «большой стратег и тактик»; в отношении гибели самолета «Максим Горький» (18 мая 1935 г. столкнулся над Москвой с истребителем – Е. К.) говорил – «пусть бьется, нашим легче»; по убийству Кирова (Киров С.М., политический и государственный деятель, был убит в 1934 году.) – «это плохо, но нашим лучше».
Обвиняемый: «Когда он это говорил?» – 1-й свидетель указал дату и где, - обвиняемый: «В это время он по служебным делам находился в другом месте».
2-й свидетель: «Обвиняемый занимался очковтирательством – на учениях выпускал лишние снаряды, за которые не отчитывался».
Обвиняемый: «Неправда».
3-й свидетель: «Обвиняемый давал указание смазку орудий зимой делать летней смазкой».
Обвиняемый: «Неправда».
4-й свидетель: «Обвиняемый при переходе в новый лагерь не дал указание положить теплой соломы в стойло лошадей».
Обвиняемый: «У всех свидетелей злостные показания, так как они служили под его командованием и были по его представлению переведены на другие должности».
После войны с фашистской Германией Евгений (сын) встретил 3-го свидетеля в Ленинграде на Невском около Дома книги. Увидев своего бывшего командира дивизиона, тот перебежал через проспект и скрылся в толпе.
Из обвинительного заключения 7 июня.

«Колосов Е. Е. (сын – Е. К.) признался только в двукратном посещении ссыльных родителей и оказании материальной помощи последним. В остальных преступлениях полностью изобличается показаниями свидетелей.
Колосов Е. Е. (сын – Е. К.) обвиняется в преступлении, предусмотренном ст. 58, пункт 10, часть 1, УК РСФСР. На основании ст. 208 УПК РСФСР дело направить в Военный трибунал».

Даже из выдержек обвинительного заключения видно, что были приняты все меры, чтобы засудить сына бывших эсеров; основную роль при этом сыграли подобранные, так называемые «свидетели».

На судебном заседании Военного трибунала, 23 августа, обвиняемый показал.

«Со своими родителями жил, когда ему было 14 – 16 лет в 1920-1922 г. г. в Омске, куда прибыл из Красноярска в 1919 году. О том, что родители правые эсеры, ему известно, но в чем заключалась их деятельность он не разбирался. Знал, что отец является членом право-эсеровского подпольного центра в Иркутске, где он жил, а в Омск приезжал периодами.

В 1920 году отец и мать в Омске Советской властью были арестованы и находились в тюрьме с января по май месяц 1920 года, после чего были освобождены и проживали в Омске до 1922 года. Сам в это время учился в школе».

В тот же день Военный трибунал вынес приговор: «На основании ст. 58, пункт 10, часть 1, УК РСФСР Колосов Е. Е. (сын – Е. К.) осужден, с лишением свободы, сроком на 10 лет, с отбыванием наказания в ИТЛ. Срок исчислять с 7 января 1938 г.»

Осужденного этапировали в Ягринлаг НКВД, заключенные которого строили, на берегу Белого моря, судостроительную верфь, ныне Северное машиностроительное предприятие в Северодвинске. Бараки для зэков находились в бывшем мужском монастыре.(Николо-Карельский мужской монастырь был основан в 1410 году. В настоящее время в монастыре ведутся реставрационные работы.)

Из лагеря Евгений (сын) написал жалобу в Верховный суд СССР на необъективное судейство при вынесении приговора. Освобожденным заключенным жалоба была передана сестре, в Москве. Елена, сразу же, опустила ее в ящик для жалоб в приемной Верховного суда.

25 марта 1940 года Военная коллегия Верховного суда отменила приговор в отношении Колосова Е. Е. (сына), и дело возвратила на доследование.

18 сентября постановлением Особого отдела Главного Управления государственной безопасности НКВД Прибалтийского Особого Военного округа следствие по обвинению Колосова Е. Е. (сына), 1905г.р., прекращено. Он реабилитирован.

После выхода из заключения Евгений (сын) продолжал служить в Советской армии до 1947 года. Участвовал в Великой Отечественной войне, имел правительственные награды.

После тяжелого ранения под Курском был признан инвалидом.

В 1954 году окончил экстерном исторический факультет Ленинградского государственного университета. В 1962 году защитил диссертацию с присуждением степени кандидата исторических наук. На кандидатском экзамене по иностранному языку сдавал итальянский язык.

3 Тюремный комплекс в Тобольске был открыт в 1855 году, ныне ТГИАМЗ. Комплекс состоял из пяти зданий. Главное из них находилось в глубине внутреннего квадратного двора. Перед главным корпусом был широкий открытый двор, по сторонам которого стояли длинные одноэтажные корпуса.

В конце 30-х годов на территории тюремного комплекса находилась городская тюрьма ОМЗ (отдел мест заключения – отдел УНКВД Омской области). В этой тюрьме находились Евгений и Валентина Колосовы.

Двор тюрьмы использовался для захоронения расстрелянных после приведения приговора в исполнение в одном из корпусов тюрьмы.

4 Из Уголовного кодекса РСФСР (УК 1937 года).
17. Меры социальной защиты судебно-исправительного характера подлежат применению одинаково, как в отношении лиц, совершивших преступление – исполнителей, так и их соучастников – подстрекателей и пособников.
58, пункт 8. Совершение террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов, хотя бы и лицами, не принадлежащими к контрреволюционной организации, влекут за собой – меры социальной защиты, указанные в ст. 58, пункт 2, настоящего кодекса.
Из ст. 58, пункт 2: … влекут за собой – высшую меру социальной защиты – расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и лишением гражданства СССР и изгнанием из пределов СССР навсегда, с допущением, при смягчающих обстоятельствах, понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества.
58, пункт 10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению советской власти, а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания, влекут за собой – лишение свободы на срок не ниже шести месяцев. Те же действия при массовых волнениях влекут за собой – меры социальной защиты, указанные в ст. 58, пункт 2 настоящего кодекса.
58, пункт 11. Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой, влекут за собой – меры социальной защиты, указанные в соответствующих статьях настоящей главы (главы первой Особенной части – Е. К.).

5 Согласно ст. 208 Уголовно − процессуального кодекса РСФСР (кодекс 1937 года) органы Главного Управления государственной безопасности НКВД СССР направляют прокурору дела о преступлениях, предусмотренных ст. 58, пунктами 8, 10, 11, УК РСФСР.
В этом случае, по ст. 108 УПК РСФСР, расследование органами Главного Управления государственной безопасности НКВД СССР определяются специальными правилами.

 

Оглавление Предыдущая Следующая


На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.