Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Натан Крулевецкий. Под пятой сталинского произвола


Новая упряжка

Оказавшись на воле, мы убедились, что дома есть нечего. Отец наш, кормилец наш, совсем руки опустил. Пришлось мне с братом взвалить на себя заботу о семье, десять ртов кушать просили. Но за что приниматься, специальности никакой нет, и вообще всякая нормальная жизнь нарушена, некуда поступить на работу. И мы хватались за всякое занятие, лишь бы заработать. На полях, кругом селения, бродили армейские лошади, брошенные частями как больные. Мы поймали двух лошадей, подкормили и подлечили их. А из брошенных на дорогах армейских телег мы собрали пару одноконных бричек и занялись извозом.

Мы не были извозчиками в привычном понятии, который выезжает открыто на стоянку и его свободно нанимают. Время было ненормальное, такого извозчика загоняли бы немецкие офицеры в бесплатных поездках. Мы были нелегальные извозчики с нелегальными пассажирами и нелегальным грузом, вроде контрабанды. Требовались большой риск и отвага в этих поездках. До лагеря у нас не хватило бы смелости на такие занятия. Но лагерь и борьба с его порядками, а также положение нелегальных беглецов нас многому научили. А главное, нужда толкала нас на “подвиги”, голодные рты ждали от нас хлеба.

Три года враждующие армии простояли под Барановичами (тогда местечко, а теперь областной центр). На позициях были построены десятки рядов окопов и блиндажей. И все это было опутано проволочными заграждениями. Все было сооружено прочно, ни пройти, ни проехать. А когда фронт продвинулся далеко вперед, немцы все-таки не хотели расставаться с этими укреплениями и продолжали охранять их. А население с обоих сторон, целых три года, искусственно оторванное, не смогло дольше терпеть эту изоляцию. Началась торговля, поток товаров хлынул туда и обратно. И все это делалось нелегально, никаких законных норм не существовало. К нам в Барановичи приезжали люди из Белостока и Лодзи, этих мануфактурных центров Польши. Они привозили весь свой товар в небольшом чемодане. И их надо было перевозить через границу, т.е. через оставленные позиции. Выезжали на “границу” ночью, старались объехать охрану, а если натыкались на нее, то кто-нибудь слезал вести переговоры, а главное отвлекать, а тем временем подвода с чемоданами проскакала галопом. А оставшиеся люди потом догоняли, они не представляли ценности для охраны, те зарились на чемоданы. Не всегда все это сходило гладко. Иногда охрана гналась за ускакавшей телегой и стреляла вслед, но мы пролетали как вихрь. Безусловно, все это сходило нам с рук, потому что немцы чувствовали свое бессилие и свой близкий конец.

Вообще это была пора безвластия. Например, лес был нам всегда запрещен. За сбор ягод, грибов или хворосту всех штрафовали и избивали, а теперь лес стоял без надзора. Он стал ничейный. Мы использовали и это положение. Мы занялись поставкой дров в город. И еще десятки занятий мы использовали в своих непосильных потугах побороть голод и нужду в семье. Я уж тогда понял, что на таких случайных заработках долго не проживешь что надо приобресть постоянную специальность и построить жизнь на более прочных основах.


Оглавление Предыдущая глава Следующая глава

На главную страницу сайта