Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Натан Крулевецкий. Под пятой сталинского произвола


Черная хандра

Итак, моя тюремная жизнь потекла по более нормальному руслу. Работа привычная и в меру (никто нас не подгонял, с нами считались как с редкими специалистами в лагере и мы не злоупотребляли добрым отношением). Питание тоже относительно наладилось. Одним словом, отпала забота о самых насущных потребностях, зато более ярко выступила моральная подавленность. До ареста я не мог и пяти минут просидеть без дела или без книги, а теперь я часами проводил в грустных размышлениях: “Зачем я здесь и для чего все это нужно”. Передо мной оживали все ужасы, которых я пережил за это время, эти страшные разводы на работу, когда люди идут и на ходу падают и помирают, эти мороженные мертвецы, сложенные в поленницы (их не успевают вывозить и закопать) и тысячи других ужасных сцен, которых я сам перевидал за пять лет заключения, и которых рисовало мне мое воображение на основе рассказов, услышанных из уст сотен и тысяч других страдальцев. Эти жуткие сцены никогда, ни на одну минуту не оставляли мой мозг и не оставляют его до сих пор. За работой и на отдыхе, всегда они меня преследовали. По правде говоря, я их не избегал. Я считал и считаю великим грехом, предать забвению эти испытания. Их надо постоянно помнить и ежедневно повторять и всем рассказывать, чтобы люди знали как это ужасно и не допустили бы повторения этих ужасов. Не для места я призываю запомнить все это. Конечно, главных виновников террора и репрессией, которые с рвением злодействовали надо выявить и строго наказать. Остальных участников надо окружить презрением как настоящих врагов народа. Но главная задача - помнить и помнить, чтобы не допустить возврата к такому положению.

Эти постоянные размышления нагнали на меня черную хандру. Я даже потеря вкус к печатному слову. Мне казалось, что каждая газета и каждая книга, которая не пишет о наших страданиях совершает преступление, она помогает замалчивать и скрыть ту великую подлость, которая над нами совершилась и не перестает совершаться над все новыми контингентами людей.


Оглавление Предыдущая глава Следующая глава

На главную страницу сайта