Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Натан Крулевецкий. Под пятой сталинского произвола


Строю баррикады против воров

Вначале они явились ко мне как сотрапезники. Стоило мне сварить себе кусок рыбы или чего другого, с большим трудом доставленного из Зоны, они тут же являлись с предложением “помочь” мне пообедать.

Потом они стали приходить зубы вставлять. Под разными предлогами я им отказывал. Но однажды мой дневальный привел своего соседа по бараку, знаменитого вора и стал просить, за него поручившись, что за все будет уплачено. Он его расхваливал, что это благороднейший человек на свете. Похвалам я не придавал значения, но поручительству поверил, в чем мне пришлось потом раскаиваться. Он мне не только не уплатил ни копейки, а через пару дней после установления зубов он явился с требованием, чтобы я ему вернул деньги, якобы уплаченные им за работу, и вернул в двойном размере и не позже, чем через 10 минут. А в дальнейшем, заявил он мне “воры требуют ежемесячно отчислить им по 500 руб., тогда они мне разрешат работать”.

На самом деле весь мой месячный доход не достигал и половины этой суммы. Я конечно, категорически отказался дать деньги сейчас и в будущем. Они мне предоставили полчаса на размышления, а через полчаса вернулись.

Но прежде чем рассказать, что дальше произошло, расскажу что этому предшествовало. Для производства коронок требуется специальный пресс. В Карабасе я пользовался казенным прессом, а здесь я выписал себе из дому. При сборке одна из главных деталей осталась незавинченной, и ее стащили. Я поднял шум, что работать не смогу, пусть вернут деталь. Явился посредник и потребовал 500 руб. выкупа. Это превосходило стоимость пресса в 3 раза. Я предложил 50, но они и слушать не хотели. Тем временем я узнал, чья это проделка и сообщил оперу. Я надеялся, что они вмешаются и прижмут вора и тот вернет деталь. Но они не любят ссориться с ворами, они герои только против политических. Они не вмешались. “Расхлебывайте как хотите”. Деталь продержали целый месяц, лишив меня возможности работать. И когда узнали, что я заказал новую мне, вернули старую. Это дело с деталью длилось целый месяц, весь участок шумел и волновался, будучи заинтересованным, чтобы я скорей приступил к работе, а администрация молчала. Отсюда я себе сделал вывод, что если у меня вспыхнет конфликт с ворами, мне надеяться не на кого, а придется действовать на свой страх и совесть.

И вот теперь, когда мне дали полчаса на размышления, я знал что я один и беспомощен, но я не хотел идти ни на какие компромиссы. Когда воры пришли снова, я им показал на ладонь: “Также верно что на ладони волос не вырастет, также верно, что вы от меня денег не получите”. Дипломатические переговоры закончились и они приступили к действию. Они схватили меня за горло, а другой занес над моей головой бормашину. Я вырвался из их рук и выскочил на улицу. Но и на улице, против моих дверей их было несколько десятков. Тогда я решился бежать на вахту и, рассказав все надзирателю, заявил, что не вернусь на участок, пусть меня сажают в карцер (существовало неписанное правило, что если на участке случился конфликт, который грозил смертью, то обреченный на смерть бежит на вахту, там его сажают в карцер, куда к нему никто не проберется и он сидит 2-3 м-ца, пока не случится этап в другой лагерь, куда его отвозят. Вот я и решился на такую меру.)

Но надзиратель, посовещавшись с кем-то из начальства по телефону, решил, что положение не так опасно, ведь я еще не получил ни одного серьезного увечья, и не согласился представить мне убежище в карцере. Но мне он об этом не сказал, а наоборот, согласившись с моими доводами, он только предложил сходить нам вместе за чемоданами. Не подозревая никакого подвоха, я пошел с ним, а по дороге он незаметно сбежал от меня, оставив меня на произвол воров.

Убедившись, что не на кого положиться и некуда идти, я зашел к себе в кабинку, забаррикадировался изнутри и не впускал к себе никого. Всю ночь я просидел с какой-то железякой в руках, чтобы проломить голову первому, кто заберется. Прошла беспокойная ночь, наступил не менее беспокойный день. Подослали малолетку и он стал у меня на глазах вынимать стекла из моего окна, чтобы сделать меня уязвимым с двух сторон. Я уже начал сооружать вторую баррикаду у окна, как явились больные с сильной зубной болью, но я отказался и их впускать, не зная как отличить мнимого больного от настоящего. Тогда больные позвонили нач. санчасти, что зубврач сидит забаррикадировавшись и никого к себе не пускает. Она сама прикатила на участок и пришла ко мне с врачом больницы. Одной ей было опасно пройти на участок, а при блатном враче никто не посмеет приблизиться.


Оглавление Предыдущая глава Следующая глава

На главную страницу сайта