Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Натан Крулевецкий. Под пятой сталинского произвола


Чтобы унизить и омрачить настроение

Я тоже на работу не выходил из-за больных ног, и меня не наказывали, потому что нас было много отказчиков, а палачей не стало. Но мое положение на участке было не сладко. На участке работал зубной техник, одесский жулик и аферист. Он и сидел за какую-то аферу. Чтобы упрочить свое положение, он затеял любовную связь с нач. санчасти, молодой женщиной. Вдвоем они стали охотиться за содержанием моих чемоданов. Помогал им каптер. И я не знал, куда деваться от этих хищников. Я все еще дорожил своим зубным имуществом и материалом, я все еще надеялся найти работу. А пока я пошел помогать фельдшеру в амбулаторию, чтобы хоть чем-нибудь заняться. Но там не интересовались моей помощью, а как бы чего получить от меня. Фельдшером работал адыгеец, человек низкой культуры. Он готов был переложить на меня всю медицинскую работу, это меня устраивало. Но он еще возлагал на меня всю работу уборщика. Требовал снабжение его вкусными вещами, а сверх всего вставить ему золотые зубы. Он ни на минуту не задумался, откуда я все это возьму. А взять было неоткуда, и пришлось уйти в общий барак.

А жить же все-таки надо, и я ухитрился выполнить несколько протезов, прячась по разным углам участка то в кипятилке, то в вошебойке, там, где находились добрые отзывчивые люди. Все это было очень рискованно, но надо же было спастись от истощения, и я купил себе немного картофеля и помидоров, это были наши самые лучшие деликатесы.

И, несмотря на свое тяжелое положение, я все жаждал и надеялся получить постоянную работу и отдельную квартиру, т.е. кабинку величиной в полтора квадратных метров, где работать и жить. Это было вершиной моих мечтаний. О свободе я уже и думать забыл.

Надеялся я на полученное обещание нач. Санотдела всего лагеря. Незадолго до ликвидации Исень-Гельды, он заезжал к нам и обещал направить меня в такое место, где я буду работать по специальности, но вот уже прошло 3 месяца и ни слуха, ни духа. И вдруг я узнал, что к нам на участок приехала заместительница нач. Санотдела с нач. Чека всего лагеря. Я поспешил к ним, не узнаю ли чего о своем наряде и не согласятся ли помочь мне. Я забыл свое правило, что к этим людям никогда не следует обращаться за помощью, они способны только на пакость, на зло. И даже врачи в тюрьме становятся злостными тюремщиками. Может таких специально набирают на службу в эти органы, но где можно отыскать таких врачей – лютых зверей.

Я зашел и рассказал об обещанной работе нач. Санотдела, и что уже прошло 3 месяца и ни слуха ни духа. Она спросила фамилию и тут же повторила: “Ах, это тот Крулевецкий” – сказав это с таким тоном, как будто речь шла о самом крупном бандите – “Вам работы у нас не будет, у нас зубников, как собак нерезаных”. А главный Чекист прибавил: “Можете быть уверены, пока я нахожусь в системе Карлага, я не допущу, чтобы Вы работали по специальности”. (Этот припомнил меня по неудавшемуся делу Джойнта, он не мог простить мне что вся эта фальшивка сорвалась). Я вышел от них совершенно убитый, хоть полезай в петлю.

Как я потом узнал, эти человекоподобные звери ничего не знали о моем наряде. Когда они мне так категорически отказывали, то уж давно лежал наряд на меня в конторе участка. Их цель была унизить меня, помрачить мое настроение. Таков был их принцип “если нельзя физически ущемить заключенного, то надо растоптать его морально”. Так они обращались с политическими, чтобы доказать свое рвение и преданность государству и чтобы потешить свое злобное нутро.

Вскоре после получения отказа, узнал, что поступило распоряжение о моем переводе на другой участок для работы по специальности. Это было обещанное Нач. Санотделом распоряжение. Оно уже полтора месяца лежало здесь на участке. Но его утаили от меня, чтобы сохранить меня для участка про запас, на случай если освободится работающий теперь зубтехник. И теперь я узнал об этом распоряжении только косвенно. Ко мне пришли от начальства с предложением, чтобы я написал заявление, что я здесь работаю по специальности и прошу меня не переводить. Я написал заявление обратного содержания, что я живу здесь уже полгода без работы и прошу немедленно перевести меня в отделение назначенное сануправлением. Назавтра меня перевезли в Карабас, откуда меня изгнали полтора года назад.


Оглавление Предыдущая глава Следующая глава

На главную страницу сайта